Вся Ле Гуин. Волшебник Земноморья (сборник)

Цикл Урсулы Ле Гуин о Земноморье давно и прочно обосновался на Золотой полке мировой фэнтези рядом с книгами Толкиена, Льюиса, Говарда и других классиков жанра. По мотивам цикла сняты телесериал и полнометражный мультфильм. В настоящий том вошли первые четыре романа одной из самых знаменитых саг в современной истории фантастики.

Отрывок из произведения:

Романы Урсулы Ле Гуин, посвященные Земноморью, образуют некий волшебно-фантастический эпический цикл, действие которого происходит в вымышленном мире, где автором продумана каждая мелочь, так что мир этот кажется читателю удивительно достоверным: повествование снабжено географическими картами, схемами храмов и лабиринтов, на описываемых островах Земноморья встречаются знакомые нам звери и растения, вполне уживающиеся, впрочем, с вымышленными представителями «фауны и флоры», а также — с ведьмами, драконами и другими древними и загадочными существами и силами.

Рекомендуем почитать

Планета Хайн является центром Экумены — Лиги миров, объединяющей множество галактических цивилизаций. Действие книг знаменитого Хайнского цикла происходит на разных планетах Экумены. В настоящий том вошли первые романы цикла (по внутренней хронологии), а также рассказ "За день до революции", тесно связанный с романом "Обделенные". Этот роман в середине семидесятых годов стал "абсолютным чемпионом жанра", завоевав все самые престижные американские премии в области фантастики: "Хьюго", "Небьюлу" и "Локус".

 В сборник «Король планеты Зима» вошли произведения Урсулы Ле Гуин, каждое из которых тесно связано со знаменитым Хайнским циклом. В столь разных по стилю и жанрам повестях и рассказах история планет Экумены прирастает все новыми и новыми гранями, обретая целостность и законченность.

В этот том вошли рассказы Урсулы Ле Гуин из сборников разных лет. Жанры и сюжеты рассказов — самые разные: от твердой научной фантастики до фэнтези, от лиричной прозы до искрометного юмора, от космических приключений до мелодраматических притч…

В настоящий том вошли очередные произведения Урсулы Ле Гуин, имеющие отношение к "Хайнскому циклу". Действие романа «Толкователи» разворачивается на планете Ака, ставшей местом столкновения культур. Роман-сборник "Четыре пути к прощению" повествует о планетах-близнецах Уэрел и Йеове, на которых царит рабовладельческий строй.

Романы «Проклятый дар» и «Голоса» начинают новый цикл Урсулы Ле Гуин, действие которого происходит в фэнтезийном мире Западного побережья. Герои «Проклятого дара» живут в Верхних землях, и каждый из них обладает тем или иным магическим даром. Кому-то покоряется огонь, кто-то может призывать и укрощать животных, а кому-то дан страшный талант убивать на расстоянии взглядом и движением руки.

В романе "Голоса" повествуется о покоренном варварами-иноземцами городе Ансул. Но Султер Галва, искалеченный пытками Лорд-Хранитель Ансула, не смирился с поражением – и скоро для города настанут новые времена...

В этот том также вошел самый свежий сборник рассказов писательницы – "Пересадка".

"Хайнский цикл" Урсулы Ле Гуин по праву считается классикой жанра фантастики. Планета Хайн, центр Экумены — Лиги миров, объединяет не только разные цивилизации, но и является связующим звеном для столь разных по стилю и жанру произведений.

Воины Кондора стремятся подчинить своей воле народ Кеш… И все это происходит на территории Северной Калифорнии! Правда, в далеком-далеком будущем. О противостоянии народов и культур читайте в романе «Всегда возвращаясь домой», жанр которого сама Урсула Ле Гуин определяет как «опыт археологии будущего».

Другие книги автора Урсула К Ле Гуин

Этот сборник – еще несколько загадок вселенной Хайнского цикла: закрытая для контактов планета в «Роканноне», захваченная пришельцами Земля в «Городе иллюзий», непримиримая вражда колонистов и туземцев в «Планете изгнания», уникальная физиологическая зависимость обитателей планеты Зима от лунного цикла в «Левой руке тьмы». Необычные миры, удивительные народы, сильные и страстные герои, оригинальные фантастические идеи и прекрасный литературный слог. Волнуя умы и завоевывая многочисленные награды, книги Урсулы Ле Гуин мгновенно становились классическими.

Деревенский колдун, явившийся к бывшему Верховному Магу Земноморья Ястребу-Перепелятнику, становится вестником грядущих великих событии. Рушится стена, отделяющая мир живых от Темной Страны не нашедших успокоении мертвецов. Чем это грозит миру, не знает никто. Искать ответ предстоит королю Лебаннену и Мастерам Рока, но уже без Ястреба. Самый мудрый и сильный из них, однажлы уже спасший Земноморье от гибели, он потерял свое могущество.

Каждый знаменитый фэнтезийный мир неминуемо создает свой эпос. В этот том собрания сочинений Урсулы Ле Гуин вошли произведения, расширяющие наши познания о мире Земноморья: сборник "Сказания Земноморья" (рассказы, повесть и статья, описывающие историю и культуру этой удивительной островной страны), роман "На иных ветрах", а также четыре рассказа, примыкающие к циклу.

Урсула Ле Гуин

Те, кто уходит из Омеласа

(Вариации на одну из тем Уильяма Джеймса)

Перевод Р. Рыбкина

Со звоном колоколов, поднявшим ласточек в небеса, в город Омелас, чьи веселые башни высятся на берегу моря, пришел Праздник Лета. Мачты судов в гавани украшены яркими флагами. По улицам, где крыши у домов красные, а стены свежевыкрашенные, где сады, такие старые, покрылись мхом, под тенистыми деревьями, минуя огромные парки и общественные здания, движутся процессии. Некоторые из них ведут себя сдержанно: это процессии стариков в длинных одеждах, серых или сиреневых, из жесткой ткани, мастеров (эти идут спокойно, а лица у них суровые), женщин, которые, оживленно болтая, несут своих малюток. На других улицах музыка быстрая, то там, то здесь поблескивают гонги и тамбурины, и люди пританцовывают, шествие движется в танце. Выскакивают из процессий и вбегают назад дети, их звонкие голоса взмывают над музыкой и пением, перекрещиваясь как полеты ласточек. Все процессии направляются на север, за город, где на огромном заливном лугу, называющемся Зелеными Полями, юноши и девушки, одетые только в просвеченный солнцем воздух, у которых руки длинные и гибкие, а ноги забрызганы грязью, сейчас проминают своих беспокойных лошадей: скоро начнутся скачки. Кроме простого недоуздка без мундштука, никакой сбруи на лошадях нет. В гривы их вплетены зеленые, золотистые и серебристые ленты. Лошади раздувают ноздри и, выхваляясь одна перед другой, встают на дыбы; они возбуждены, и это неудивительно: ведь лошадь единственное животное, которое считает наши церемонии также и своими.

Центральная идея публикуемого ниже психомифа — тема козла отпущения — отсылает нас прямиком к «Братьям Карамазовым» Достоевского, и несколько человек уже спрашивали меня с легким подозрением, как бы ожидая подвоха, почему я одалживаюсь именно у Уильяма Джемса. Ответ весьма банален — с тех самых пор, как мне минуло двадцать пять лет, я была совершенно не в силах перечитывать любимого некогда классика и попросту запамятовала о бесспорном его приоритете. Лишь наткнувшись на подобный же пассаж в «Нравственном философе и нравственной жизни» Джемса, я пережила подлинный шок узнавания. Вот как он звучит:

Где сказка, а где быль на этих мирах, спрятавшихся за бесконечными годами? На безымянных, называемых живущими на них просто «мир», планетах без истории, где лишь в мифе продолжает жить прошлое и исследователь, их посещая снова, обнаруживает, что совершенное им здесь всего несколько лет назад уже успело стать деяниями божества. Сон разума рождает тьму, и она наполняет эти зияющие провалы во времени, через которые ложатся мостами лишь трассы наших летящих со скоростью света кораблей; а во тьме бурно, как сорняки, разрастаются искажения и диспропорции.

В настоящий сборник вошли произведения знаменитой писательницы, лидера американской «мягкой» фантастики, посвященные самым различным темам. Роман «Порог» рассказывает о приключениях двух подростков в параллельном мире; в романе «Глаз цапли» повествуется о конфликте цивилизаций на удаленной планете Виктория; герой романа «Резец Небесный» способен с нами изменять реальность, а главными персонажами цикла новелл «Морская дорога» стали жители маленького городка Клэтсэнд, штат Орегон.

То, что разумная жизнь самостоятельно зародилась на Земле, – наивное заблуждение. На самом деле мы лишь одна из многих колоний, созданных прогрессорами с планеты Хайн и на долгий срок оставленных без присмотра. Однажды возобновятся межзвездные путешествия, и старейшие обитаемые миры, наш в том числе, войдут в союз под названием Экумена. Чтобы управлять космической цивилизацией без грубого вмешательства в дела других рас, свято соблюдать этику контакта и доверять миссию посла только тем, кто способен достучаться до любого сердца.

Вошедший в этот сборник роман «Обделенные» – «пролог» Хайнского цикла – удостоен премий «Хьюго», «Небьюла», «Локхид» и «Прометей». Сюжетные элементы романа «Слово для „леса“ и „мира“ одно» (премия «Хьюго») легко прослеживаются в фильме «Аватар».

Популярные книги в жанре Фэнтези

Дом шёл на капремонт. Уже была известна дата расселения, и на кухнях во время схода жильцов звучали экзотические топонимы: «Уткина заводь», «Район трёх хохлов», «Весёлый посёлок». «Весёлого посёлка» никто не хотел, «Района трёх хохлов» – тоже: далеко ездить. Вообще, уезжать не хотелось – дом удобно стоял в центре города, богатом магазинами и транспортом, а от магистрали его прикрывал скверик. Вот если бы в этом доме, да отдельную квартиру после ремонта…

Святослав ЛОГИНОВ

МИКРОКОСМ

И о составе вещей говорить с пониманием дела,

И рассуждать, наконец, о собственных первоначалах.

Лукреций Кар "О природе вещей"

- ...есть и иные авторы, но все они подобны названным. Слушай, я читаю: "Возьми по части сладкой соли, горькой соли, соли каменной, индийской, поташа и соли мочи. Прибавь к ним хорошего нашатыря, облей водой и дистиллируй. Поистине, выходит острая вода, которая сразу же расщепляет камень". - Стефан Трефуль поднял голову и, глядя в полумрак перед собой, сказал: - Я не проверял рецепта, но думаю, что он верен. То, что артист производил сам, можно легко отличить по ясности письма. Но даже у честного адепта внешняя цель - делание золота - оттесняет цель высокую познание истины. Нетерпение рождает ошибку, и тогда является камень, красный, белый или же иной, от ртути, урины или тартара, и, по словам адепта, совершает превращение неблагородного в прекраснейшее. "Возьми на фунт свинца унцию тонкого серебра и положи туда белого камня, и свинец превратится в серебро, коего количество будет, смотря по доброте камня". Этот рецепт я повторил и получил металл белый и твердый, коим можно обмануть незнающего. Испытание же крепкой водой показывает прежний свинец с малой долей серебра. Не зная натуры, мастер принял мечту за истину. Всякое алхимическое сочинение страдает тем же смешением. Отсюда заключаю: все изложенное здесь - ложно!

Святослав ЛОГИНОВ

МИРАКЛЬ РЯДОВОГО ДНЯ

День начинался обычный - невеликий праздник святого Стефана, и жизнь шла будним порядком, только маленький Стефан бегал по случаю именин в новой, специально для того сшитой рубахе, да Ханна торопилась дошить штаны Якову. Это тоже был подарок имениннику: старые яковы штаны должны были отойти Базилю, и тогда базилевы порты, из которых он напрочь вырос, станут первой мужской одежей Стефана. Еще к вечеру готовился пирог. И ничто поначалу не предвещало чудес, но к полудню явилось знамение. Тяжко ударило вдруг в безбрежно голубеющем небе, грохнуло, но не трескучим грозовым раскатом, а словно сам Антихрист хлопнул единожды в ладоши, или лопнул туго надутый бычий пузырь, да так лопнул, что качнулись деревья, дрогнули дома, а улежавшиеся за годы бревна стен заскрипели, укладываясь по-новому. Разом смолкли птицы, зато собаки со всех дворов завыли, скликая беду. И с треснувшего неба ответно завыло, ровным утекающим звуком.

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Святослав ЛОГИНОВ

РАВЕН БОГУ

Лючилио ждал, но Голоса не было. Пришло утро, в коридоре зазвенели по камню шаги тюремщиков, и надежда исчезла навсегда. Даже Голос больше не мог помочь ему. Лючилио вывели из камеры, а затем и из здания тюрьмы. На улицах шумела толпа, город высыпал посмотреть на него. Женщины прижимались к стенам домов и приподнимались на носки, чтобы лучше видеть; мальчишки швырялись огрызками, попадая словно ненароком в ряды отчаянно сквернословящей стражи. Люди бежали за процессией, но многие старались выбраться из толпы и спешили за городские стены, ведь именно там, на Мясном рынке произойдет основная часть комедии, главным персонажем которой будет он.

Святослав ЛОГИНОВ

ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Маркграф Раймунд Второй может быть более всех коронованных особ приблизился к светлому образу платоновского "Государя". История о двух алхимиках, которая сейчас будет рассказана, как нельзя лучше подтверждает это. Взят сей анекдот из мемуаров достопамятного Николя Пфальца, прозванного за мудрость и нелицемерие Феррариусом, и потому заслуживает полного доверия, чего нельзя сказать о многих иных измышлениях досужих историков.

Ivan Mak

Hа перепутье эволюции

Говоpят, что добpо и зло неpазделимы,

как две стоpоны одной монеты.

Hо что, если эта монета вытянута и

свеpнута в лист Мебиуса?..

Говоpят, что добpо и зло - это две стоpоны,

подобные стоpонам плоскости.

Hо в 4-х меpном миpе у плоскости

нет понятия "стоpона"...

Говоpят, что добpо - это свет,

а зло - это тьма.

Hо, каждый физик знает,

Малышенко Виктор

Как противовес "Падению", взгляд с другой стороны и из чуть более далекого будущего :)

КОРНЕВОЙ МИР

Хрупкая фигурка эльфийки замерла на вершине холма. Приложив тонкую ладонь к изогнутым бровям, она вглядывалась в лощину. Воздух за ее спиной задрожал. Подернулся дымкой, загустел, и из воздуха соткался демон. Мгновение он неподвижно висел в воздухе, обретая реальность - и рухнул вниз. По-кошачьи поджав лапы, он мягко упал на четвереньки. Заметил эльфийку - и бесшумно метнулся к ней. - Где тебя носило, Джерр? - презрительно бросила эльфийка, не оборачиваясь. Демон замер. И как она почувствовала его? Он двигался совершенно бесшумно. - Hе твое дело, Кэриан, - хрипло огрызнулся Джерр. - Зачем я тебе понадобился? Забравшись на холм, он покосился на профиль Кэриан. Точеное, крошечное личико. Такое прекрасное - и такое холодное. От огненно-рыжих волос лился пленительный мятный аромат... Когтистая лапа осторожно коснулась хрупкой талии. - Hе сейчас, Джерр, - Кэриан сбросила лапу и холодно глянула на демона. Зеленые глаза - словно изумруды. Такие же жесткие и равнодушные. Еще холоднее, чем ее тон... Джерр убрал лапу. Демоны жестоки, ха!.. Это только до встречи с благородными эльфами так кажется! - Смотри, - Кэриан указала рукой влево. С холма впереди скатывался отряд мертвяков. Шли они неспешно раскачиваясь, словно на костылях. Как маятники часов... Так же неспешно, равнодушно - и неумолимо. Раз, два... Смерть на два шага ближе к тебе. Раз, два... В руках огромные топоры. Иззубренные лезвия в ржавчине и застывшей крови. - Hу и чего тут такого? - Да не туда, идиот! - презрительно процедила Кэриан. - Вон! Внизу холма мертвяков ждал отряд. Десяток берсерков и дюжина лучников поспешно карабкались на другой холм, отступая. Между холмами в высокой траве мелькали желтые бороды гномов. Они минировали лощину. Мертвяки неумолимо приближались. Hоги ни на шаг не изменяли ритма. Раз, два... Смерть твоя. Раз, два... вот она. Лучники наконец остановились, берсерки присели на землю перед ними, выставив длинные мечи. - Hа холм! К бою! - донес ветер громовой голос. Это был кто-то большой, в длинной черной хламиде, с высоким посохом. Джерр опасливо "потянулся" к нему, всматриваясь в ореол локальных параметров. Секунду "читал" его - потом расслабился. - Обычный волхв, - облегченно выдохнул демон. Hе колдун, метающий огненные шары. Всего лишь знахарь. Травки, корешки; унять боль, остановить кровь - не более. - Hичего серьезного, - решил демон. Кэриан холодно стрельнула по нему глазами. - Я иду за ними уже третий мир, - тихо сказала она, прищурившись. Демон не успел удивиться. Гномы - шесть безобразных карликов, навьюченных сумками как ослы, бросились на холм, к лучникам и берсеркам. Мертвяки шли колонной, по четыре трупа в ряд. Первый ряд был уже между холмами. Перед берсерками гномы остановились. Лучники дали залп. Двенадцать стрел со свистом рассекли воздух, кремневые наконечники вонзились в гнилую плоть. Стрелы насквозь пробивали разложившиеся тела. Брызнули ошметки плоти, но мертвяки как ни в чем ни бывало продолжали идти вперед. Раз, два... равномерно и неумолимо. Раз, два... Еще один залп. Одна из стрел вонзилась крайнему мертвяку точно в глазницу. А он лишь крепче перехватил топор - и мерно пер дальше. Четыре десятка мертвяков уже спустились в лощину. Первый ряд начал подъем к отряду, упрямо не замечая залпов лучников. Один, получив сразу три стрелы в бок, мотнулся от удара, упал на колени и завалился на спину. И затих. Следом упал второй, третий... Hо остальные неумолимо шли вперед. В руках у гномов сверкнули кремни, и в воздух взвились шесть дымных полос. Склянки с огненной смесью упали в колонну мертвяков. Первая ударила в обнаженный череп - и взорвалась. Куски черепа фонтаном взметнулись вверх, мертвяк рухнул. Его соседу оторвало руку, огромный топор рухнул вниз и отхватил полступни. Труп зашатался и рухнул. Еще одна склянка упала в траву, с хрустом лопнула - но не взорвалась, только подпалила траву. Оставшиеся четыре воткнулись в тела - гнилые, сочащиеся гноем остатки плоти, - и их фитили потухли. Первый ряд мертвяков - уже только из двоих - был совсем близко, в десяти ярдах от гномов... Гномы бросились назад. - Все, готовы, - довольно рыкнул Джерр. - Сейчас от твоего отряда ничего не останется. Hо не все гномы бросились назад. Четверо отступили, а двое вытащили новые склянки и хладнокровно чиркали кремнями, поджигая фитили. До мертвяков было уже полметра, и ближайший взмахнул топором... и тут лучники дали залп - и оба мертвяка в первом ряду свалились, напичканные стрелами. Взвились две дымные полосы. Склянки упали в центр отряда. Первая снова попала кому-то в гнилую руку и потухла. А вторая легла удачно. Склянка упала между мертвяками, прямо в кошель с восточным порошком, один из оставленных гномами в лощине. Взрыв склянки - и сразу же взорвался кошель с порошком, опалив все вокруг огнем. И тут же затрещали взрывы вокруг - это вспыхивали соседние кошели, умело разбросанные гномами. По лощине пробежала волна огненная волна из десятка взрывов. Земля тяжелым фонтаном накрыла центр отряда. Из облака гари летели оторванные руки, ноги, головы... тяжелое лезвие топора вылетело далеко вверх - и со свистом вонзилось в убегавшего гнома, перерубив надвое. Hо первые ряды мертвяков упрямо карабкались на холм. Взрывы сорвали с них плоть, обнажив кости. Hо гнилые руки все еще крепко сжимали топоры. - Черт! - рыкнул Джерр. - Те два гнома - точно герои! Оба гнома-героя бросились в стороны, улепетывая из-под огромных топоров. Эльфы перестали метать стрелы. Берсерки перед ними вскочили на ноги и бросились на мертвяков. Огромные, могучие дети севера, нажевавшиеся мухоморов. Боевые вопли взметнулись в небо, огромные двуручные мечи варягов закрутились, словно стальные вихри - а мертвяки так медленно двигались... Разложившаяся плоть так и брызнула в стороны - кисти, локти, плечи... Hо у мертвяков все еще было двукратное преимущество в числе перед варягами. Мечи рубили склизкие руки, с чавканьем втыкались в тела... Hо вот один берсерк поскользнулся на гнилой плоти, всего на миг опустил глаза - и тут же ржавый топор отхватил ему правую руку. Топор ритмично поднялся - и так же неспешно опустился, снеся варягу полголовы. Подскочил другой варяг - и его меч вонзился в грудь удачливого трупа. Hо мертвяк все так же размеренно замахивался, пока второй меч не пробил его бедро... И тут же на голову увлекшегося варяга обрушилось иззубренное лезвие, разрубив его почти до пояса. Два погибших варяга разбили строй - и берсерки смешались с мертвяками. Hа восемь берсерков было четырнадцать мертвяков - варяги были обречены. - Дожмут их мертвяки, - сказал Джерр. - Строй! - вдруг взревел один из варягов. Словно грохот грома прокатился между холмами: - Сомкнуть! Этот рев пробился даже в задурманенные мухоморами и жаждой крови головы берсерков. Варяги быстро сомкнули строй, потеряв всего двоих. Встав кольцом, они умело оборонялись от дюжины мертвяков. Один мертвяк лишился руки, отлетела голова второго, еще один упал на подрубленную ногу... Берсерки переломили бой. - Дьявол... - выдохнул Джерр. - Тот варяг тоже герой... - И волхв, - хмуро бросила Кэриан. - Четыре героя?! - ужаснулся Джерр. - Hе трясись, чешуйчатый, - презрительно бросила Кэриан. Свистнуло - и мимо ее виска пролетело копье, выбив локон. Второе копье вонзилось в бок демона. Джерр с ревом крутанулся, закрывая хрупкую эльфийку своим телом. С другой стороны холма к ним поднимался отряд темных копьеносцев. Иссушенные скелеты, увитые голубыми плащами, скользили над землей, едва касаясь травы. Hе будь за их спинами тяжелых колчанов с копьями - так и взмыли бы в небо на струях теплого воздуха. Их привлекла Кэриан. Эльфы - смертельные враги Падших лордов, еще хуже людей и гномов. Копьеносцы целились в нее, демона задело случайно. Еще два копья перелетели вершину холма и упали по ту сторону, пятое копье вонзилось в землю, чуть не пришпилив ногу Кэриан. - Займись родственничками, - процедила она сквозь зубы, скидывая с плеча лук. - Р-родственнички, так вас и так, - рыкнул Джерр, вырывая из бока копье. Пригнув голову, он рысцой устремился на копьеносцев. Hе обращая внимания на Джерра, они опять метнули копья в эльфийку. Копья скользнули над самой головой демона. А из-за спины с тугим звоном пронеслась стрела эльфийки и вонзилась в грудь крайнего копьеносца. Пробив его насквозь, она вырвалась из спины, выбив длинную полосу костной трухи. Джерр подскочил к темным - и замолотил когтистыми лапами по хрупким скелетам. Копьеносцы недоуменно заухали, - чего это свой демон напал на них? А Джерр кромсал плащи и ломал трухлявые кости. Упал один, второй... Копьеносцы бросились в стороны, но демон был проворнее. Кэриан тоже не теряла времени. Крайнего копьеносца она добила сама. - Быстрее за отрядом! - скомандовала Кэриан. - Да куда они денутся... - начал Джерр, забираясь на вершину холма - и осекся. Внизу уже не было отряда. Только куски зеленоватой плоти, ржавые топоры... Пять трупов берсерков, разрубленный гном - и все. Отряда и след простыл. Вот это скорость! - К реке! - бросила Кэриан и побежала вниз, забрасывая на плечо лук.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Король Педру I, сын Альфонсу IV, правил Португалией с 1358 по 1367 год. Будучи наследным принцем, он полюбил женщину, которая родила ему детей-бастардов. Его отец зарубил избранницу сына у алтаря церкви. Принц не смирился с такой жестокостью короля, что привело к гражданской войне. В результате Педру взошел на престол, сместив деспотичного отца, и посадил рядом с собой на трон труп бывшей возлюбленной!..

ББК 63.3(2)46-621; 68.49(2) К59

Книга публикуется в авторской редакции

Козлов С.В. и др.

К59 СПЕЦНАЗ ГРУ: Очерки истории. Историческая энциклопедия в 5 книгах. - М.: НП ИД «Русская панорама», 2013. ISBN 978-5-93165-108-8

[Кн. 1:] Исторические предпосылки создания спецназа.

Том 1:1701-1941 гг.- 448 с., табл., ил.

ISBN 978-5-93165-128-6

За исходную точку взят 1701 г. - год создания Петром I летучего корпуса - корволанта - для борьбы с противником на путях снабжения армии. Далее подробно описаны действия партизанских отрядов и летучих корпусов в ходе Отечественной войны 1812 г., специальные действия которых определили исход войны. Излагается история возникновения, подготовки и применения казачьих подразделений пластунов, как на Кавказе, так и в годы Крымской (1853-1856) и Турецкой кампании (1877-1878). Описаны опыт применения партизан в русско-японской войне (1904-1905) и в годы Великой войны (1914-1918). Приведены примеры действий партизанских формирований в годы Гражданской войны в России (1918-1920) как Красной, так и Белой армий. Рассказывается о создании первых штатных разведывательно-диверсионных формированиях РККА, созданных в период 1934-1938 гг. Описан опыт партизанских действий, которые вел в ходе Гражданской войны в Испании партизанский корпус, созданный под руководством советников советской военной разведки, дан анализ действий советской войсковой разведки в период военного конфликта на реке Халхин-Гол, а также применения разведывательно-диверсионных лыжных отрядов в период Финской кампании. Приводятся меры, которые выполняло ГРУ в предвоенный период по усилению военной разведки.

В 1950-1960-е гг. работы по созданию самолетов с вертикальным взлётом и посадкой (СВВП) начались во многих странах мира, но до стадии серийного производства СВВП довели только в Великобритании и СССР.

В СССР работы в области СВВП перешли в практическую стадию в 1956 году — начались летные испытания экспериментального вертикально взлетающего аппарата «Турболет» конструкции А. Н. Рафаэлянца.

Следующим шагом к полноценному СВВП стал экспериментальный самолет Як-36. Проектирование самолета началось согласно постановлению СМ СССР от 30 октября 1961 года, которое предусматривало разработку одноместного истребителя-бомбардировщика с двумя подъемно-маршевыми двигателями. Проектно-конструкторские работы по Як-36 начались в 1962 году. Силовая установка состояла из двух ТРД Р27-300 тягой по 5300 кгс, оснащенных поворотными насадками на соплах. Испытания Як-36 на режиме висения проводились в 1963 году (летчик-испытатель Ю.А. Гарнаев), а в марте 1964-го летчик-испытатель В.Мухин выполнил на Як-36 первый полет по полному профилю — с вертикальным взлетом, горизонтальным полетом по-самолетному и вертикальной посадкой. Публичный показ Як-36 состоялся на авиационном параде в Домодедово в 1967 году.

На этот раз юную и прекрасную волшебницу Софию ждут новые испытания в измерении вампиров – Сакрахарте. Но на пути достижения своей главной цели – освобождения угнетенного народа Нижних Миров, ей надо не упустить истинную любовь.