Встреча во времени

ВАСИЛЬ РАЙКОВ

ВСТРЕЧА ВО ВРЕМЕНИ

Перевод Л. Хлыновой

- Ларс, помоги! Не могу выбраться отсюда.

Стоян Мавриков рубил лиану в руку толщиной.

- Сейчас! Не в силах упустить такой захватывающий кадр: инженер Мавриков в борьбе с девственной природой Восточной Бирмы!

Раздался треск кинокамеры, и немного погодя из зарослей появился плотный, коротко подстриженный мужчина. Остановившись на достаточном от тесака инженера расстоянии, он с улыбкой наблюдал за его схваткой с лианами.

Другие книги автора Васил Райков

В.Райков

Большие дети жизни

Май положил паяльник на подставку и выпрямился. Ему трудно было работать среди паутины тонких проводов. А произвести исправление было сложно: обрыв случился в дальнем конце шасси.

Май закурил и обернулся к жене. Она лежала на диване у окна и читала книгу. Было что-то особенно привлекательное в ее личике с чуть вздернутым, вызывающим носиком. Карие глаза блестели. От мягких очертаний ее плеч и рук, от всего ее стройного тела веяло той неуловимой женственностью, которая превращает девочку во взрослую женщину.

ВАСИЛЬ РАЙКОВ

НОЧНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Перевод И. Мартынова

Когда Кэтрин проснулась, ночной мрак еще только начинал отступать в углы комнаты. Светлый квадрат окна красноречиво говорил о времени, но она все же посмотрела на светящийся циферблат будильника - четыре часа. Пощупав, не свалилась ли со стула одежда, она тихо позвала:

- Билл, проснись!.. Ты слышишь, Билл?..

Одеяло зашевелилось, но в ответ послышалось лишь неясное мычание.

ВАСИЛ РАЙКОВ, ГЕОРГИЙ ДАНАИЛОВ

Планета под замком

ПОВЕСТЬ

Перевод с болгарского РАИСЫ АНДРЕЕВОЙ

ПРЕДИСЛОВИЕ, КОТОРОЕ СЛЕДОВАЛО БЫ ПРОЧЕСТЬ В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

- Давай, напишем вдвоем научно-фантастическую повесть, - сказал один.

- А почему не кулинарную книгу или пособие для парикмахеров? насмешливо отозвался другой.

- Нет, именно научно-фантастическую повесть, - твердо повторил первый.

Его собеседник с выражением крайнего удивления потянулся к коробке с сигаретами.

- Значит, слева, под камнем? - спросил Ангел, улыбаясь.

- Не просто “под камнем”, а под третьим валуном после желтой розы, - поправил его Марин и вдруг воскликнул: - Поосторожней!

- Может быть, тебе жаль скатерть? - усмехнулся Ангел; он только что ненароком опрокинул на стол свою рюмку и теперь торопливо закрывал газетой расползающееся пятно: вот-вот могла появиться его мать.

- Жаль переводить такое добро. Уважай хотя бы звездочки, сияющие на высоком челе этого отменного коньяка!

В. РАЙКОВ

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРОФЕССОРА КОРНЕЛИУСА

Перевод с болгарского 3. Бобырь

- Под левым камнем, да? - спросил Ангел и засмеялся. Потом его внимание опять привлекла бутылка на столе.

- Не под левым камнем, а под третьим от желтой розы, поправил его Марин. - И не под камнем, а слева от него. Разница есть. Кошка не может спрятать медальон под камень.

- Да-а-а... Кошка! Самая большая загадка здесь - кошка.

- Желтая кошка с черными полосами, - бесстрастно уточнил Марин.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Журнал «Полдень, XXI век» — это первое периодическое издание, посвященное отечественной фантастике. Оно тесно связано с именем Бориса Стругацкого, основателя и главного редактора «Полдня…», которое является гарантией качества литературного материала, публикуемого в журнале. В первую очередь журнал интересен тем, что на его страницах вы найдете не только произведения известных российских авторов, но и талантливых молодых писателей, которым сложно пробиться на книжные прилавки. Тем не менее, их произведения, безусловно, заслуживают внимания и, возможно, в будущем они станут не менее знамениты, чем братья Стругацкие, Сергей Лукьяненко или Кир Булычев, в чем им и старается помочь «Полдень, XXI век».

В номер включены фантастические произведения: Анастасия Монастырская «Девять хвостов Небесного Лиса (Ку-Ли)», Михаил Тырин «Производственный рассказ», Мария Познякова «Много знающий», Валерий Гвоздей «Охота на аллигатора», Анна Агнич «Гамбит с вулканом», Александр Сивинских «Rasputin», Юрий Погуляй «У тела снежного кита», Виталий Вавикин «Звонкие ручьи грядущего».

Мир это вдохновение. Звучит красиво, но попробуй, поверь.

Медленная масса упругого теплого воздуха, вязкого, без завихрений. Бегущие фары — красная половинка улицы, белая половинка улицы. Синие сумерки, часы на здании вокзала показывают плюс восемнадцать. Фонари вполнакала. И над всем этим — пурпур августовского заката. А с востока встает синева, присыпанная, как цветочной пыльцой, мерцанием Млечного пути…

Стою на мосту, свесившись через перила, а там внизу крыши вагонов, зеленые, полосатые. И легкий запах печного дыма. Должно быть, в одном из вагонов вовсю работает титан. Вот мягко тронулась, изогнулась, разгоняясь, вечерняя электричка.

Нет, вы не подумайте чего! Я, вообще-то, мужик не пьющий… Ну, не так, чтобы очень… Не сильно, в общем… Но, в тот день я был трезвым… Ну, почти… По-моему…

Короче говоря, какая сейчас жизнь — сами знаете. Кто не знает, пусть на улицу выйдет, или телевизор посмотрит. С работой сейчас — глухо, как в танке. Сижу я целый день, думаю — как дальше жить? И, самое главное, на какие шиши? И жена моя о том же думает. Только она у меня вслух думает. С комментариями разными. А тут ещё подружки её, чтоб их… Одна — особенно. Припрётся, весь чай выпьет и давай языком молоть — вас, говорит, сглазил кто-то. Сходи, говорит, к экстрасенсу. Он, мол, и поможет, и порчу снимет, и деньги в доме будут.

В первый том собрания рассказов одного из ведущих писателей-фантастов вошли произведения, которыми начался его путь к славе.

Содержание:

От издательства

РАННИЙ АЗИМОВ, рассказы

Маятник, перевод А. Александровой

Слишком страшное оружие, перевод Б. Миловидова

Инок Вечного огня, перевод Б. Миловидова

История, перевод Б. Миловидова

Не навсегда! перевод А. Александровой

Смертный приговор, перевод А. Александровой

Вслед за Черной Королевой, перевод В. Альтштейнера

ПУТЬ МАРСИАН, рассказы

Путь марсиан, перевод А. Иорданского, Н. Лобачева

Молодость, перевод Н. Щербиновской

Глубина, перевод А. Волнова

Ловушка для простаков, перевод А. Иорданского

Издательство ACT предлагает вам ОЧЕРЕДНОЙ сборник повестей и рассказов «Фантастика — 2002/3».

Дмитрий Володихин, Владимир Васильев, Леонид Каганов, Александр Громов, Василий Головачев, Дмитрий Скирюк — и многие другие!

Шел двадцать второй час с тех пор, как умолк рев тормозных двигателей. Двадцать второй час инерционного полета — полета в пределах солнечной системы. А впереди было еще четыре тысячи сто семьдесят семь часов до самого главного — до возвращения. Еще четыре тысячи сто семьдесят семь часов нашему кораблю предстояло ползти с молчащими двигателями по параболической траектории. Не было на борту человека, которому этот срок не казался бы непомерным, хотя он был ничтожен по сравнению с тем, что отделяло нас от начала пути. И, не смотря на это, никто не сказал «нет», когда на экраны локаторов дальнего обзора наползло отражение огромной металлической конструкции, которую не могли создать на Земле, когда капитан принял решение. Ни один из нас не сказал «нет», когда проснулись маршевые двигатели и корабль, изменив курс, пошел на сближение. Поймите, что означало это несказанное слово для людей, два десятилетия бредивших возвращением; для нас, обгонявших свет, чье терпение и рассудок теперь, в двух шагах от дома, были отданы на растерзание черепашьей скорости инерционного полета…

Рассказ вошел в сборник "День оборотня", изд.Удмуртия, Ижевск, 2000 г.

В журнале "Луч" №9-10 за 2007 год повторная публикация.

Вторая, переработанная редакция рассказа «Мишень» (1987).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вы держите в руках один из самых гениальных в мире учебников по маркетингу. Легкая, информативная, необычайно практичная книга. Едва ли не с первого дня выхода в свет (в 1986 г.) она стала настольным пособием для сотен тысяч профессионалов во всем мире. В развитых странах сегодня невозможно найти специалиста по маркетингу, руководителя компании или менеджера, который бы не проштудировал эту книгу, как не найти и серьезной книги по маркетингу, в которой бы авторы не ссылались на «Маркетинговые войны».

Как ни удивительно, эта, уже ставшая классической в десятках стран мира книга на русском языке издается впервые. Ну что ж, лучше поздно, чем никогда. Тем более что своей актуальности она не потеряла и по сей день.

Космический спецназ – Элитная Ударная Команда выполняет важное задание. Командир Юбари Такуда не сомневается в успехе. Его солдаты пользуются авторитетом даже у высшей военной касты – водителей боевых роботов. Но все складывается так, что в результате космического катаклизма корабль оказывается в неизвестной части Галактики. Загадочная планета населена расой разумных птицеподобных существ и потомками выходцев с Земли, недружелюбными и агрессивными. Приверженец древнего самурайского кодекса чести Такуда свято верил в превосходство военного искусства своей планеты. Но события заставляют его круто изменить свои взгляды.

Ричард Райт

Человек, который жил под землей

Спрятаться, сказал он себе. Он стоял, пригнувшись в темном углу вестибюля, и грудь у него вздымалась. Он устал бегать, увертываться от них. Либо найти укрытие, либо сдаваться. С шипением по мокрой мостовой проехала полицейская машина, взвыла сиреной. Ищут меня повсюду... Подкрался к двери, прищурясь поглядел сквозь запотевшее стекло. Застыл, прислушиваясь к замирающему вою сирены. Да, надо спрятаться, но где? Скрипнул зубами. Взгляд его остановило неожиданное явление на улице. Из отдушин в крышке люка вырвались столбики воды. Вдруг опали, словно отдушины чем-то забило; серый поток сточной воды хлынул на мостовую приподнял круглую чугунную крышку, подержал немного и, ослабнув, со стуком уронил.

Ричард Райт

Добрый черный великан

Из открытого окна до Олафа Йенсена доносился запах моря, изредка слышался гудок грузового судна; в эту августовскую ночь дождь мягко стучал по тротуарам Копенгагена, погружал в дремоту, расслаблял мышцы измочаленного работой тела, навевал убаюкивающие воспоминания. Олаф тяжело обмяк на вертящемся стуле, вытянул ноги, задрал их на край стола. Время от времени он подносил к губам увенчанную белым пеплом тонкую дешевую сигару и легонько затягивался, пускал из уголков длинного тонкогубого рта голубые завитки дыма. Серые водянистые глаза за толстыми стеклами очков придавали ему вид рассеянный, отрешенный, пожалуй, даже добродушно-глуповатый. Он вздохнул, потянулся за бутылкой, вылил остатки пива в стакан, одним долгим глотком осушил его, облизнул губы. Снова зажал в зубах сигару, хлопнул правой ладонью по бедру, сказал вполголоса: