Встреча на обочине

Встреча на обочине

Владимир Волин

Встреча на обочине

(А. и Б. Стругацкие)

- Пошли Пришельцев встречать, - сказал мне шофёр Тузик, допивая пол-литра кефира. - Вздрогнем, шерсть на носу, о будущем вспомним.

Тузику легко говорить. Он по совместительству нейробиоксенопарапсихолог и функциональный референт по гуманоидным цивилизациям. Для него Пришельцы - родные братья по разуму. А я всего лишь простой стжёр-кибертехник с уклоном в инопланетную гельминтологию.

Другие книги автора Владимир Робертович Волин

Маленькая пародия из сборника «Фантастика-77» (Москва, «Молодая гвардия», 1977)

Владимир ВОЛИН

ФАНТАСТЫ И ФАНТОМЫ

В ЛИТЕРАТУРЕ с индексом НФ у нас создано много хорошего и разного. Фантастика социальная и философская, сказочная и приключенческая, памфлетная и юмористическая - все эти жанры давно завоевали своего постоянного и благодарного читателя. Его, читателя, привлекают дальний поиск, смелые научные и технические идеи и гипотезы, изображение структуры и проблем общества будущего, нравственный облик наших потомков, предвидение социальных и этических последствий развития науки, острота сюжета и парадоксальный взгляд на привычные, казалось бы, вещи. И если все это сочетается с художественной убедительностью повествования, яркими характерами персонажей, хорошим языком, фантастика с полным правом занимает место в общем литературном строю.

Пародии Владимира ВОЛИНА

Академия Веселых Наук

КОМИССИЯ ПО КОНТАКТАМ

ФАНТАСТЫ О ПРИШЕЛЬЦАХ

Люди ищут следы пришельцев, волнуются, гадают, опровергают. Постойте! Есть же земляне, которые с пришельцами, так часто встречаются, что даже книги об этом пишут Вот дадим-ка им слово...

Кир. БУЛЫЧЕВ

КИНО В ГУСЛЯРЕ

Дело было вечером. Сидели по дворе, забивали "козла". Играл" на высадку: Корнелий Удалов с Погосяном против Грубнна и старухи Ложкиной. Василь Васильевич и Валентин Кац ждали своей очереди. Литсотрудннк местной газеты Миша Стендаль сочинял рецензию на новый кинофильм "Воспоминания о будущем". Старик Ложкин остался дома готовить ужин. Над Великим Гусляром неслись сложные ароматы.

Пародии Владимира ВОЛИНА

Понимание возможно

Илья ВАРШАВСКИЙ

СЮЖЕТ

ДЛЯ НЕБОЛЬШОГО

РАССКАЗА

Я ничуть не удивился, когда он возник на пороге комнаты. Инопланетянин выглядел именно так, как я его когда-то описал. В прозрачном прямоугольном сосуде, наполненном мутной жидкостью, шевелило щупальцами нечто неопределенное, похожее на осьминога. Из сосуда доносился специфический аромат.

Запахло новым сюжетом. Я вспомнил фразу из своего рассказа "Тараканы": "Сейчас ты, дорогой мой, сядешь за стол и напишешь две полагающиеся на сегодня страницы".

Пародии Владимира ВОЛИНА

ФАНТАСТЫ 0 ПРИШЕЛЬЦАХ

Люди ищут следы пришельцев, волнуются, гадают, опровергают. Постойте! Есть же земляне, которые с пришельцами так часто встречаются, что даже книги об этом пишут. Вот и дадим-ка им слово...

- Пошли Пришельцев встречать, - сказал мне шофер Тузик, допивая пол-литра кефира. - Вздрогнем, шерсть на носу, о будущем вспомним.

Тузику легко говорить. Он по совместительству нейробиоксенопарапсихолог и функциональный референт по гуманоидным цивилизациям. Для него Пришельцы родные братья по разуму. А я всего лишь простой стажер-кибертехник с уклоном в инопланетную гельминтологию.

Владимир ВОЛИН

В МЕЖПЛАНЕТНОМ ЗООПАРКЕ

(КРАТКИЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ)

1. ПРИГЛАШЕНИЕ К ОСМОТРУ

Животных любят все. Но больше всех - научные фантасты. Именно им удалось в последние годы заполнить зияющие бреши в стройной системе классификации животного мира, созданной трудами Карла Линнея и Чарлза Дарвина, Альфреда Брема и Игоря Акимушкина. К полутора миллионам видов всевозможного зверья, зарегистрированным в официальной науке, фантасты добавили множество простейших, кишечнополостных, членистоногих, амфибий, рептилий и млекопитающих, в том числе приматов.

"Не так давно исполнилось десять лет популярной книжной серии, выпускаемой в нашей стране, — «Зарубежная фантастика» издательства «Мир». Увы, этот, пусть небольшой, но все же юбилей, не принес радости читателям…"

Рецензия на серию «Зарубежная фантастика» издательства «Мир». (Литературное обозрение 1976 03)

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЗА МИГ ДО БЕССМЕРТИЯ

Фантастический рассказ

"Поедем туда, где бьется сердце... Поедем туда, где бьется сердце..." До чего же нелепа эта неизвестно откуда взявшаяся фраза! Он повторял ее бездумно, не вникая в смысл, словно отсчитывал секунды.

Внизу распласталась неестественно плоская земля. Была она как выцветшая от времени акварель под пыльным стеклом. Казалось, стекло вот-вот разобьется: оно кренилось из стороны в сторону, вставало на ребро, переворачиваясь, исчезало из глаз и снова возникало в поле зрения.

Сергей Подгорный

"Если к нам прилетят со звезд..."

Случай, о котором хочу рассказать, произошел неподалеку от побережья Африки, почти как раз между Дар-эс-Саламом и мысом Делгаду, на одном из маленьких островов, которых там многие сотни.

Большая часть этих островов не заселена людьми, и на них обитает масса птиц - чаек, цапель, буревестников, фламинго и т.д. Понятно, что эти острова не могли не интересовать орнитологов, входивших в экипаж нашего научно-исследовательского судна...

Роман Подольный

НЕ НАДО РАЗБРАСЫВАТЬСЯ

Директор патентного бюро легким толчком послал через весь широчайший стол своему сотруднику коробку с сигарами. Тот неумело закурил.

- У меня к вам серьезный разговор.

- Я весь внимание, герр Галлер!

- О, речь пойдет не о вашей работе в бюро. Как бы вы к ней ни относились, справляетесь вы с нею великолепно. Это не комплимент. Мы ведь даже повысили вам жалованье. Но именно из-за того, что вы такой великолепный инженер, я и хочу предостеречь вас. Вы слишком разбрасываетесь. На мой взгляд, у вас большое дарование изобретателя, его и надо развивать. Только точное определение цели жизни делает жизнь по-настоящему полноценной. Единство цели! Вот общая черта всех истинно великих людей. А вы?

Аркадий Польшаков

Сборник юмористических рассказов

Испытание тазиком

Изобрел я тазик, хороший ширпотреб получился на четырех колесах, с рубиновым лазером для подогрева и приличным объемом в два ведра. Пошел с предложением к директору завода. Тот посмотрел и говорит: " Иди ты..."

И я пошел. Шел, шел, остановился и подумал, а зачем и куда это меня директор послал?

Вернулся, переспросил, а он говорит:

- Знаешь что, иди ты со своим тазиком в баню!

Галина Полынская

Завсегдатаям нижнего бара ЦДЛ посвящается.

История из жизни поэта Владислава Лопухова

Слегка одуревший от трезвости поэт Лопухов сидел на кухне и гонял вилкой по тарелке липкий консервированный зеленый горошек. Стихи не писались уже четвертую неделю... Отломив кусочек от придурковато розовой целлофановой сосиски и насадив это на вилку, Лопухов поднес кусочек сначала к свету, потом ко рту и... передумал. Розовый, мясистый крахмал сладострастно шевелился на железных зубьях вилки... Лопухов чуть привстал с табуретки, размахнулся и швырнул вилку вместе с этим в раскрытую форточку. Лопухов с удовольствием подумал, что этот красивейший жест обязаны оценить потомки, и полез в буфет за другой вилкой, но их больше не было, оставались только ложки. Пришлось доедать сосиску руками и скатывать вяло ползущий по тарелке горошек прямо в рот, помогая ему солоноватыми пальцами. Лопухову грустилось.

Полынская Галина

Ключ от города

- ... ну, как же тебе объяснить, Полина? - Стас присел на подоконник, задумчиво глядя на крутящиеся в пушистом солнечном луче сверкающие пылинки. - Ну, нет у нас с тобой ничего общего.

- Целый год было, а сейчас не стало?

Я внимательно изучала серые паркетные плашки.

- Поль, ты должна меня понять, - голос Стаса звучал мягко, примирительно, значит, он хотел как можно скорее покончить с этим нудным разговором и сбежать, затеряться в угасающем питерском дне. - Я творческая личность, мне нужен воздух, простор, а наши отношения слишком стали похожи на семью, меня это душит. Я не готов, не созрел еще для семьи.

Полынская Галина

Микроформы жизненных попыток

1. Попытка контакта.

Таракан смотрел на меня уже четвертую минуту. На железной крышке из-под лечо лежала половинка подвядшего лимона, неоднократно выдавленная в чай, а на ней, сверху, сидел таракан. И смотрел.

27. 01. 01.

2. Попытка адаптации.

У одного человека, прямо из попы росли красивые ветвистые рога. Он их очень стеснялся, и все время отламывал, но они вырастали снова. Тогда он решил устроиться работать экзотической вешалкой для одежды в большой, дорогой ресторан. Человек имел огромный успех, но когда на его рога повесили много пальто, рога сломались и больше не выросли. И человек заплакал.

Полынская Галина

Молодое вино

Весенний луч преломлялся в бокале молодого красного вина и рассыпался по столу дрожащими рубиновыми огоньками с теплыми желтоватыми серединками.... Хотелось жить. Еще больше хотелось достойно дожить до старости, и тихо умереть, держа за руку любимого, родного человека - так будет совсем не страшно умирать. Хотелось, чтобы друзья никогда не становились врагами или чужими, посторонними людьми. Чтобы не покидали тебя без всяких на то видимых причин, а если эти причины не видны и не понятны только мне одной, так пусть скажут и объяснят перед уходом... не уходите просто так.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий Волкогонов

Триумф и трагедия. Политический портрет И.В.Сталина (книга 2)

За ошибки государственных деятелей

расплачивается нация.

Н. Бердяев

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ И. В. СТАЛИНА .

Книга вторая

Волкогонов Д. А., 1989 г. Книгу первую см. в "Роман-газете" No 19-20 за 1990 г.

КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ НАЧАЛО

Сталин с трудом постигал смысл слов Жукова, который продолжал тревожно-удивленно бросать в телефонную трубку:

3.А.ВОЛКОНСКАЯ

Петр Андреевич Вяземский, негодуя на тех, кто готов был считать Москву 1820-х годов только такой, какова она изображена в комедии Грибоедова "Горе от ума", сплошь населенной Фамусовыми, скалозубами, молчаливыми, репетиловьши, князьями тугоуховскими и им подобными, утверждал: "Это разве часть, закоулок Москвы. Рядом или над этой выставленной Москвою была другая, светлая, образованная Москва". К этой, "светлой" Москве принадлежал литературно-музыкальный салон княгини Зинаиды Александровны Волконской, в котором встречались литераторы, художники, музыканты, любители литературы и искусств. Салоны играли огромную роль в культурной жизни русского общества, так как они в отличие от официальных кружков и учреждений были недоступны для правительственного контроля. Министр просвещения С. С. Уваров поэтому сетовал: "Частные, так сказать, домашние общества, состоящие из людей, соединенных между собой свободным призванием и личными талантами и наблюдающих за ходом литературы, имели и имеют не только у нас, но и повсюду ощутительное, хотя некоторым образом невидимое влияние на современников. В этом отношении академии и другие официальные учреждения этого рода далеко не имеют подобной силы". Салон Зинаиды Волконской имел не только "ощутительное", но и нежелательное для правительства влияние на современников: это был кружок, в котором царствовал дух свободомыслия, разума и понимания творческих устремлений писателей, музыкантов, художников. Княгиня Зинаида Александровна Волконская, урожденная княжна Белосельская-Белозерская, родилась в 1792 году. Ее отец был одним из образованнейших людей своего времени, переписывался с Вольтером, сочинял стихи на французском языке, изучал философию и написал философский трактат о возможности познания мира, который высоко оценил Иммануил Кант. Кроме того, он интересовался искусством и хорошо знал его, собирал картины и скульптуры. Волконская выросла в атмосфере высокой культуры, она получила великолепное образование, владела многими языками, занималась живописью и обладала музыкальным талантом и красивым певческим голосом. Выйдя замуж за князя Никиту Григорьевича Волконского - родного брата декабриста Сергея Волконского, она попадает в круг ближайшего окружения императора Александра I. Но ее не удовлетворяет хотя и блестящая, полная развлечений, но пустая жизнь придворной дамы. Привыкшая с детских лет к умственным занятиям, она занимается литературой, пишет стихи и прозу, для оперы "Жанна д'Арк" она сочинила либретто и музыку и выступила в главной роли. Волконская под влиянием национально-патриотического подъема в связи с Отечественной войной 1812 года изучает славянскую историю, в 1824 году в Париже вышла ее повесть "Славянская картина", рассказывающая историю девушки, которая впоследствии стала матерью легендарного основателя Киева князя Кия; в то же время она работает над повестью о княгине Ольге. Писала Волконская преимущественно на французском языке, но ряд произведений написан ею и на русском. Последние годы царствования Александра I ознаменовались усилением реакции. Зинаида Волконская уезжает из Петербурга в Москву, подальше от двора. Москва еще в конце XVIII века сделалась прибежищем всех, находившихся в оппозиции к правительству, поэтому здесь, говоря словами самой Волконской, "воздух как будто полегче". Литературно-музыкальный салон Зинаиды Волконской в Москве становится одним из самых замечательных культурных центров. "Все в этом доме,- писал П А. Вяземский,- носило отпечаток служения искусству и мысли" Постоянными посетителями салона были многие замечательные писатели: Карамзин, Жуковский, Баратынский, Дельвиг, Вяземский, Языков, Денис Давыдов, Веневитинов, Киреевские, ссыльный польский поэт Адам Мицкевич. Здесь поэты и писатели читали свои произведения, часто написанные специально для чтения в салоне, тут рождались новые творческие замыслы. Поэт А. Н. Муравьев пишет о Зинаиде Волконской: "Литераторы и художники обращались к ней, как бы к некоему меценату, и приятно встречали друг друга на ее блистательных вечерах, которые она умела воодушевить с особенным талантом". После подавления восстания 14 декабря 1825 года дом Зинаиды Волконской один из очень немногих аристократических домов, где не отреклись от осужденных и от прежних идей. Возвращенный из ссылки Пушкин в первый же день приходит к Волконской. В ее доме Москва провожает княгиню Марию Волконскую, уезжавшую в Сибирь за мужем. Многие поэты посвящали Зинаиде Волконской стихи. Лучшее принадлежит Пушкину:

Кн. Сергей Волконский

О декабристах

По семейным воспоминаниям

Старая орфография изменена.

Этот небольшой труд был задуман и начат, как дань сыновнего уважения к священной памяти о тех, кmo, пройдя юдоль земных печалей, отошли в лучший мир, оставив по себе высокий образ страдания, терпения и смирения.

Это дань духовной кpacomе.

Он продолжался и закончен, как дань презрения к тем, кmo, осквернив землю чудовищными преступлениями насилия и зверства, имеют наглость выставлять себя продолжателями тех, кmo были движимы не ненавистью, а любовью, не корыстью, а жертвой.

Виктор Волконский

ИСХОД ПЕТРА ПРЯХИНА

(из цикла "Одержимые дьяволом")

1. "Краше в гроб кладут"...

..."Лонгрен! - взывал Меннерс, - ты ведь слышишь меня, я погибаю, спаси/

Но Лонгрен не сказал ему ни одного слова; казалось, он не слышал отчаянного вопля. Пока не отнесло лодку так далеко, что еле долетали словакрики Меннерса, он не переступил даже с ноги на ногу...

- Черную игрушку я сделал, Ассоль, - спи!"