Всемирный потоп. Миф, легенда или реальность?

Всемирный потоп. Миф, легенда или реальность?

Совместимы ли научные и религиозные представления? На протяжении почти всей истории науки этот вопрос мог вызвать лишь улыбку. Какова же еще может быть задача науки, как не изучение Мироздания с целью выявления существующих закономерностей? А раз уж мы беремся изучать законы природы, то мы — само собой разумеется — заранее предполагаем их, этих законов, существование. Весь научный опыт подтверждает правильность этого предположения, свидетельствуя о красоте, разумности и гармонии, царящих в природе. Поэтому суждение о мудром Законодателе представляется куда более правдоподобным, чем рассуждения о случайном возникновении всего природного великолепия. Говоря другими словами, если существуют законы природы, и эти законы разумны (а в этом нас убеждает весь научный опыт), то неизбежно существует Законодатель, и этот Законодатель также разумен. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы (Послание апостола Павла Римлянам 1:20).

Популярные книги в жанре Религия

Успенский Н.Д. К истории обряда святого огня, совершаемого в Великую Субботу в Иерусалиме

Актовая речь, произнесенная 9 октября 1949г.

 

Ваше Высокопреосвященство, Ваше Преосвященство, глубокоуважаемые коллеги и дорогие гости!

Совет Ленинградской Духовной Академии, в соответствии с существующей в русских Духовных Академиях многолетней традицией отмечать годичный акт докладом научно-богословского значения, в заседании своем 31 августа с.г. поручил мне сделать таковой доклад в настоящем торжественном собрании. Исполняя волю Совета Академии, имею честь доложить Высокому Ученому Собранию реферат на тему «К истории обряда святого огня, совершаемого в великую субботу в Иерусалиме».

Берлин, 13 Декабря 1907 г.

GA 101.

Теософия, верно и глубоко понятая, будет все больше и больше вводить человека в непосредственную жизнь, к которой он не приближается — как обычно думают — благодаря материалистическому образу мыслей, а от которой он благодаря ему отчуждается.

Это положение часто высказывалось здесь и в других местах, при том или ином случае, чтобы охарактеризовать миссию теософского движения. Но современный человек вряд ли встретит его очень сочувственно; ибо многочисленнные наши современники ведь держатся мнения, что действительную жизнь — то, что они называют «жизнью», — нужно искать в чем-то совсем ином, а не в том, что может дать теософия; и они, конечно, думают также, что теософия меньше всего может быть призвана привести человека к деятельной, практической жизни. Но она это все-таки сделает. Она сделает это в малом сделает и в самом великом! Теософия будет в состоянии — если те, кто занимаются общественными или иными делами, будут проникнуты ею, — разрешить все великие вопросы современности таким образом, каким они должны быть разрешены, чтобы человечество получило возможность жить полной жизнью. Все многочисленнные искажения, все нездоровые условия нашего времени, все, что называют «вопросами современности», все, что теперь, с той или иной точки зрения, пробуют разрешить дилетантски, все это сможет быть плодотворно использовано, если наши современники соблаговолят проникнуться теософской истиной. — Однако это не должно нас теперь особенно занимать; этого надо было только коснуться.

… а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, … потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков.

/1Кор 1,23-25/

Вряд ли кто из зрителей русского «Соляриса» станет спорить, что это – самая романтическая картина из всей мировой кинофантастики. Режиссеру Андрею Тарковскому удалось без особых спецэффектов создать гимн жизни и любви из литературного сюжета, порожденного, как и вся фантастика, бегством от жизни в мир абстрактных идей. По причине диаметрального расхождения мотивов Станислав Лем даже обозвал в сердцах дураком русского режиссера: Какая еще любовь?

В наше время люди предпочитают жить по одиночке, индивидуально, зачастую замыкаясь на том уровне отношений с окружающим миром, что называется семьёй. Однако в глубине своего сердца человек тоскует по жизни, исполненной взаимоотношений с другими людьми. Эта тоска — выражение человеческой природы, ищущей восполнения со стороны другого. Тогда появляется желание жить в общине, войти в такую жизнь, которая полностью построена на ежедневном общении. Это общение не ради слов, оно рождается из потребности быть любимым и счастливым, а также любить и делать счастливыми других. Этот труд великого канадского подвижника Жана Ванье раскрывает причины, цели, содержание общинной жизни, условия её жизнеспособности. Это не академическая работа. Речь идёт об опыте, об опыте жизни в общине. Каждый из нас знает, как он хочет поделиться с другим тем, что он испытал на опыте как переживание счастья. Жан Ванье приглашает нас разделить опыт своего счастья, счастья, которое он обрёл в жизни в общине, ради тех, кто отвержен и страждет любви. Именно в этом служении человек обретает себя, благодаря прощению со стороны других принимая себя таким, каким на самом деле являетшься и испытывая праздник именно потому, что обрёл себя — в общине.

Выражаю глубокую признательность Рикардо Пикьо, вдохновившему меня на мысль о данном исследовании и на протяжении пяти лет обсуждавшему со мной эту работу.

Искренне благодарю Η. Ф. Буданову‚ В. А. Котельникова, а также сотрудников Группы Достоевского в Пушкинском Доме и Литературно–мемориальных музеев писателя в Санкт–Петербурге и Старой Руссе‚ которые ввели меня в мир современных русских исследований о жизни и творчестве Достоевского и его литературном окружении.

Это вторая книга Елены Соколовой. Она включает в себя повесть и несколько рассказов. Житейские истории, простые на первый взгляд, передают очень важные евангельские истины, которые учат читателя уважать позицию и мнение другого человека, не похожего на него, но не менее дорогого для своего Создателя.

Я начал записывать слова, лившиеся из уст моего Мастера, 6 августа 1996 года. Из этих записей я составлял короткие строфы в форме абханг. Через три недели я прочел двадцать таких строф Рамешу во время утренних бесед. Он был просто счастлив! Я благодарил Бога за то, что он ответил на мои молитвы.

С самого начала я надоедал моему Гуру, прося его дать мне хоть какую-нибудь работу. Он всегда говорил, что нет ничего, что нужно было бы сделать. В тот день, когда я прочел ему свои стихи, он с энтузиазмом сказал: “Это и есть твое служение Богу!”. Я чувствовал глубокую благодарность моему Гуру за то, что он предоставил мне возможность сделать эту работу.

Известный современный библеист Джеймс Кугел увлекательно и доступно, в форме диалога между двумя евреями — пожилым банкиром и молодым филологом, — рассказывает о проблемах и задачах современного еврейства. Читатель узнает из его книги немало полезного и интересного, и самое главное — что значит в современном мире быть евреем и что для этого нужно делать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Целые поколения оборотней втайне от других обитали в уединённой долине в двух шагах от Гранди, штат Аляска. Поэтому когда какой-то чужак, сующий нос не в свои дела, приезжает в Гранди, чтобы искать подтверждение всяким глупым слухам об оборотнях, альфа стаи Мэгги Грэхем твёрдо решает прогнать его прочь, даже если для этого потребуется вцепиться ему в задницу. Какая жалость, что исследователь Ник Тэтчер оказывается именно тем мужчиной, от которого просто слюнки текут, а его поцелуи вызывают у Мэгги желание служить ему как собака. Похоже, Мэгги просто не может убедить Ника уехать… и даже хуже – не может заставить себя держаться от него подальше. Межвидовые отношения – и так нешуточная проблема для обеспокоенной женщины-альфы, а в её долину ещё и пытается переселиться соперничающая группа оборотней. Когда над головой нависла угроза войны между стаями, Мэгги не может позволить себе отвлекаться на что-то ещё. Совместить карьеру и роман и так довольно сложно, а для оборотня, влюблённого в человека, это может иметь просто губительные последствия…

Дочка священника Миранди Саммерс познакомилась с красавцем хулиганом Джо Синклером – диким, опасным и безумно сексуальным. Их роман длился целый год и закончился внезапным и бесповоротным разрывом. Но от судьбы не уйдешь, и, устроившись на работу в известную финансовую компанию, Миранди с ужасом узнает, что работать ей предстоит под началом бывшего возлюбленного…

Шелби Лэнгстафф, репортер отдела светской хроники из Нью-Йорка, после смерти бабушки наследует старый дом и участок земли в родном Луисвилле. Эта собственность становится вдруг предметом вожделений многих влиятельных людей городка.

Шелби попадает в атмосферу, полную тайн и подозрительности… ее жизни угрожает опасность. Даже ее любовь к Клею Траску омрачена недоверием. За чем он охотится — за ее собственностью, таинственными письмами или его поступками движет истинная любовь?

Молодая предприимчивая Мелани открывает фотоагентство в Нью-Йорке, убедив своего дядюшку дать ей для этого денег. Лукавя, она говорит ему, что это ее с женихом предприятие. Однажды дядюшка собирается в Нью-Йорк,чтобы поглядеть на своего будущего родственника, и девушке ничего не остается, как обратиться в специальную фирму с просьбой «одолжить» ей парня на роль своего жениха. Молодые люди страстно влюбляются друг в друга, и случайный жених становится постоянным.