Вселенные Разума

Иван Мак

Вселенные Разума

Существует множество Вселенных. Для каждого - своя. Для одних, она заканчивается в ближайшем лесу или около реки. Для других, Вселенная простирается на целый город, может быть два, три... Для третьих, это страна или целая планета. Кому-то Вселенная представляется уходящей в глубь молекул и атомов, в центр ядер и элементарных частиц. Кому-то она кажется простирающейся на миллионы и миллиарды световых лет, видимые в самые современные телескопы.

Другие книги автора Иван Мак

Экспременты: крыльфы — дети хийоаков, хийоаки — дети крыльфов.

Введите сюда краткую аннотацию

Хотели про хмеров? Нате!:)

Иван Мак

Как это было. (C) ...

Конечно, я могу начать с того, где я родился, где учился, как жил и т.д. и т.п. Hо я не буду об этом сейчас писать. Я начну с того, как все началось.

Шел 1992-й год. Компьютерный бум на фоне всеобщего кризиса. Кто-то может не поверить, но я мог позволить себе работать один день в неделю, а все остальное время сидеть и плевать в потолок. Hо я, разумеется, так не делал, а продолжал работать и в этом самом 1992-м году у меня в доме появилась IBM PC 286... Hе буду ее описывать, не суть. До этого у меня были только Спектрумы, которые я собирал и продавал на толкучке вместе со своими друзьями. (Продавал не Спектрумы с друзьями, а я с друзьями продавал Спектрумы.)

Давно закончилась история Бегущей. На Земле — 5000-е года Новой Эры. Люди проиграли все космические войны и теперь варятся в собственном соку в Солнечной Системе… Нет-нет, да и упадет на Землю какой-нибудь иноприлетянин, а потом вдруг окажется, что русские уронили на Техас очередной спутник…

Введите сюда краткую аннотацию

Введите сюда краткую аннотацию

Мак Иван

Дракон Огня

Макс не помнил, что его толкнуло ответить "Да". Он помнил лишь, что после этого ответа Дракон схватил его огромными клыками, помнил боль, пронзившую грудь и вспыхнувшие перед глазами радужные огни. И он помнил прошлое. Помнил, как выехал на машине из-за поворота и нажал на тормоза, из-за препятствия объявившегося на дороге. Машина встала, а Макс вышел и увидел лежавшего по среди дороги дракона.

- Я очень голоден. Можно тебя съесть? - Спросил Дракон человеческим языком...

Популярные книги в жанре Публицистика

(с предисловием Льва Ник. Толстого)

Дозволено цензурой. С-Петербург, 5 декабря 1890

Типография А. С. Суворина. Эртелев пер., д. 13

Предисловие

Несколько лет тому назад мне довелось слышать следующий разговор между молодыми, начинающими охотниками и бывшими охотниками, оставившими охоту, вследствие сознания безнравственности этой забавы:

Молодой охотник (с уверенностью): Да что же дурного в охоте?

Бывший охотник: Дурно, без нужды, для забавы убивать животных.

Алексей Константинович Пушков — политолог, профессор МГИМО, журналист и писатель, ведущий популярной телевизионной программы «Постскриптум» — в США и Канаде считается одним из главных врагов. Вместе с другими ведущими политиками России он включен в санкционный список.

В своей книге Алексей Пушков показывает, как «перезагрузка» в российско‑американских отношениях сменилась новой холодной войной, напоминает основные ее этапы и приводит картину изменившейся международной обстановки. Что касается санкций против нашей страны, говорит Пушков, они нужны прежде всего тем людям в США, которые готовы заменить Обаму: для них санкции — это козырь в политической игре. Образ жесткого политика, который не церемонится с врагами США и врагами демократии, сейчас намного популярнее в Соединенных Штатах, чем образ «дипломата» или «переговорщика».

Однако эти люди крупно просчитаются, продолжает Пушков: в «санкционной войне» больше всего пострадают сами США. Он доказывает свою позицию, опираясь на конкретные примеры…

Стихи Пушкина были разлиты, растворены в воздухе моего детства, или он, воздух, настоян на них так, что милые сердцу строки то и дело звучали вокруг. И что странно, я почему-то безошибочно узнавала их, не приписывая ни народным пословицам, ни поговоркам, ни другим поэтам. Их произносили папа, его мать или дядя Жора, выходя из дому в красоты утр, торопясь на работу или по другим делам, также вечерами, устало ведя меня домой, просто комментируя явления природы, восклицая что-то на подобие фраз: «Ох и метелица поднялась! Прямо “буря мглою небо кроет”», «Что? Щиплет тебя зима за нос? Ничего, зато “мороз и солнце; день чудесный!”», «Гляди, темнища какая! Истинно “ни огня, ни черной хаты… Глушь и снег”», «О-ва, солнечно да ясно! А “в поле чистом серебрится снег волнистый и рябой”» — и другие, уж не говоря о крылатых фразах из «Евгения Онегина». Хнычущая и отказывающаяся идти по снежному первопутку, по еще не существующей тропинке, пред-тропинке, наитием ловя ее притаившийся под снегом след, только еще возможный, будущий, я смирялась перед убедительностью высокого слова и смиренно покоряла любые снега, брела, по колени проваливаясь в утрамбованные метелью сугробы, одолевала встречный ветер, иногда бьющий в лицо колкой крупой. Шла вперед.

Наблюдая за подготовкой к вступлению России в ВТО, трудно отделаться от ощущения, что членство в этой организации нужно только правительству, и оно добивается своего всеми правдами и неправдами.

Когда чиновник, перед которым поставлена задача обеспечить вступление в ВТО в 2003 г., говорит на встрече с представителями авиа- и автопрома: "Переговорный процесс с ВТО может продлиться 1,5–2 года, может 15–20 лет, а может никогда не завершиться", то это не что иное, как попытка усыпить бдительность аудитории (или попросту ее обмануть).

Екатерининский большак — та самая старая калужская дорога, о которой сложены русским народом хорошие песни… Седой край… Мне бы надо начинать свое описание с Кудеяра-Разбойника, ибо жил такой в калужских лесах в старые годы и имел соприкосновение с предметом моих исследований. А на руках у меня запись из доклада председателя ВСНХ, деланного им на третьем пленуме ЦК ВКП (б), в которой говорится о разительных результатах специализации производства, получившихся на Полотняно- Заводской фабрике. А фабрика та ведет историю свою от тех лет, когда ходили по земле лютые Кудеяры.

«Эта пушкинская драма, принадлежащая к числу высочайших достижений мирового искусства и напряженнейших пушкинских вдохновений, благодаря своей глубине и беспримерной краткости всегда остается несколько загадочной. Хочется снова и снова всматриваться в эту жуткую и темную глубину первозданного естества человеческого. Пушкинская пьеса, вмещающаяся на нескольких страничках и состоящая всего из двух сцен, есть воистину трагедия, в которой обнажаются предельные грани человеческого духа. Отсюда и ее торжественная серьезность, и религиозная проникновенность. Перечитывая и передумывая ее, проникаешься новым восторгом и суеверным почти удивлением перед этим чудом пушкинского творчества, которому так многое открыто в его вдохновениях…»

«Кризис жизнепонимания, приведший в конце концов к опытам опрощения и породивший т. наз. „толстовство“, постиг Л. Н. Толстого в начале 80‑х годов. Его отражение дают нам три важнейших произведения этой эпохи: 1) „Так что же нам делать?“; 2) „Исповедь“; 3) „В чем моя вера“. В этих произведениях вскрываются различные мотивы, которые приводили к одному стремлению, – уйти из города, из культуры, сесть на землю, опроститься, слившись с земледельческим людом в труде, в религиозном осмыслении жизни, в свободе от дурмана цивилизации. В каждом из этих произведений проповедь опрощения поворачивается особой стороной. В первом вскрывается преимущественно ее социальный мотив, во втором – религиозный, в третьем – догматический…»

«История не запомнит таких преступлений, каким является цареубийство 1-го Марта по своей небывалой жестокости и безумной беспощадности, по обстоятельствам, при которых оно было совершено. Тут злодей выходит на людное место, покушается на жизнь открыто, на жизнь, окруженную ореолом величия и народного обожания. В фактах такого порядка лежит настоящий источник революционных потрясений общества и глубоких душевных болезней. В этих же фактах, не без основания, ищут причин вырождения нормального человека, неправильности его душевного развития, повальной болезни, мало-помалу подтачивающей общественный организм и, наконец, проявляющейся в таких страшных формах, что в существовании её приходится всем убеждаться, а для её излечения оказывается необходимым принять крайние и радикальные меры…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Иван Мак

XXI-й век

Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перекричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сибиряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным ударом".

- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Проворчал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.

Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.

Почему-то мне кажется, что этот опус я сюда не постил. Hаписан он был для Kонкуpса КЛФ N2 и получил очень интеpесное pаспpеделене оценок:

5 баллов - 2шт. |** 4 балла - 0шт. | 3 балла - 1шт. |* 2 балла - 1шт. |* 1 балл - 7шт. |*******

Пpовеpьте себя и выбеpите 1 или 5

=== Cut === С Kонкуpса КЛФ N2

Ivan Mak

Зачем появилась Вселенная?

Я знаю множество ответов на этот вопрос.

Затем, что бы Жан Мишель Жарр сочинил свою прекрасную музыку.

Иван Мак

ЗАЯВЛЕHИЕ

Когда Вселенная только-только появилась, все думали, что она быстро исчезнет. (Hа кой черт, спрашивается, была нужна? Да ни на кой! Ошибка Природы...)

Однако, Вселенная исчезать упорно отказывалась.

Пролетали годы. Вселенная, обнаглев, породила кварки, а те совершенно распоясались и начали резко соединяться по три, а некоторые, даже по пять. Последние сильно подрались и распались.

Hо те что по три!.. Эти гады слились воедино, объявив себя протонами!

Памела МАКАЛЬЮСО

СОГРЕЙ МЕНЯ

Анонс

Холодный, заснеженный штат Монтана, да еще метель не на шутку разыгралась. И, как назло, у Патрисии сломалась машина... Слава богу, мир не без добрых людей. Неделя, проведенная со Стоуном Гарретом в занесенной снегом сторожке, перевернула всю жизнь девушки..

Глава 1

- Эй, мэм, полезайте ко мне в кузов! Снегопад - еще куда ни шло, а вот с бураном шутить не советую. Одну я вас здесь не оставлю.