Всего один год

Это – законченная, но пока неофициальная версия третьего романа цикла "школа":

1. "Инопланетянка" или "No Fate" (1995-2000)

2. "Если ты хочешь здесь жить" (ещё в работе)

3. "Всего один год" или "Президент" (данный текст)

4. "Курс лекций по прикладной кармодинамике" (ещё в работе)

Так случилось, что этот (третий) роман был закончен вторым.

Если остальные будут когда-либо закончены, то они должны появиться на http://ablib.narod.ru (там же должен появиться и этот текст после завершения работы над ним).

Другие книги автора Анри Бертьен

C' Anrie Bertien, 1995-1998, 2000. All rights reserved.

По всем вопросам соблюдения авторских прав обращайтесь, pls, по e-mail: [email protected], [email protected] либо используйте факс/тел/автоответчик (для коротких сообщений): +44(870)122-7154.

Примечания:

1. Данный текст соответствует редакции от 23/11/2000.

2. Все описанные в тексте события являются авторским вымыслом. Всякое возможное сходство с реальными лицами и/или событиями является случайным и непреднамеренным, и никакой ответственности за возможные подобные явления автор на себя не принимает.

Анри Бертьен

Проклятие Раффы

...Эту историю дед рассказал нам уже перед самым отъездом. Он несколько раз упоминал о ней, пару раз обещал рассказать позже - да так и не собрался. Наконец, за день до отъезда, мы пристали к нему: 'Расскажи!'пристали так, что от нас уже невозможно было отделаться... И вот - теперь я могу поведать её и вам...

* * *

-...Судьба долго носила меня по нашей грешной земле, пока позволила начать оседлую жизнь...- вздохнул дед. Мне довелось немало повидать и пережить на своём веку - зато теперь,- улыбнулся он,- есть что вспомнить, чтоб рассказать внукам...- И дед с видимым удовольствием потрепал нас по вихрам.- Иное забывалось быстро, что-то - я помнил много лет... Но эту историю я, пожалуй, не смогу забыть никогда...- И дед начал набивать трубку, что, как мы могли судить, обещало не слишком короткий рассказ.Нам предстояло тогда пересечь океан на только что спущенной со стапелей посудине, водоизмещение которой превышало всё то, что мне доводилось видеть раньше. Судно было сделано по последнему слову техники...- Дед довольно улыбнулся.- Команда подобралась неплохая... Да и капитан проверенный, старый... С которым мы все уже не раз хаживали и хотели бы пойти ещё... Вот только механик наш некстати захворал... Капитан нервничал, не зная, что делать: к утру мы должны были уже покинуть пределы порта; в противном случае хозяин, ещё не рассчитавшийся с доком, мог быть вообще разорён неустойками... Неожиданно к вахтенному подошёл какой-то забулдыга, которых немало шляется в портах, и потребовал капитана. Вахтенный, подчёркнуто внимательно оглядев визитёра с головы до ног, смачно послал его... прочь. Тогда тот дождался, когда капитан сойдёт на берег, догнал его, и - стал напрашиваться к нам на судно механиком... Понятно, что капитан сначала вообще не хотел с ним разговаривать... Но тот утверждал, что не только знает толк в машинах, но и 'в университетах учился'... Тогда капитан послал его...- дед выждал паузу, раскуривая трубку,- к боцману. Которому велел проверить этого 'профессора' - пожалуй, скорее затем, чтоб от него отвязаться, чем надеясь на удачу... Боцман был удивлён: оборванный пришелец горящими глазами быстро оглядел машины, сам сумел запустить их... Послушав, тут же что-то подкрутил, подстроил... Шум стал ровнее, тише... Новоиспечённый механик, обтирая ветошью руки, гордо спросил у боцмана: - Ну, как?- Тот, не зная, что отвечать, только буркнул что-то нечленораздельное и пошёл искать капитана. Выслушав его доклад, капитан махнул рукой: - Ну, и шут с ним. Всё равно другого до утра не найдём...- И спросил, как боцман смотрит на то, чтоб - на всякий случай - не оставлять нашего больного механика на берегу, а втихаря расположить его в корабельном лазарете. Боцман смотрел на это так же, как и капитан. А потому мы с ним, как стемнело, вышли из порта. Я отправился домой к механику, а боцман остался ждать меня здесь - на тот случай, ежели на обратном пути какие затруднения возникнут - не жаловала охрана порта ночных визитёров... Механик наш был не столько болен, сколько удручён тем, что в первый рейс на новёхонькой посудине мы пойдём без него. Понятно, что мне не стоило большого труда его уговорить. Я, разумеется, не мог сослаться ни на боцмана, ни на капитана - да он бы и не поверил... Он был рад тому, что я ему предложил. И, понимая, чем может для нас закончиться такая авантюра, время от времени тяжко вздыхал. ...Проникнуть назад в порт оказалось не слишком сложно, но я с удовольствием отметил, что в тени береговых сооружений за нами всё время упорно маячила тень боцмана. На корабль мы прошли совершенно без проблем: вахтенный, кивнув нам, сделал вид, что ничего не слышал о болезни механика... Боцман скользнул в капитанскую каюту. Тут же вестовой помчался за лекарем... Мы потихоньку пробрались в лазарет и механик устало опустился на койку: жаловался, что снова начался жар, да и слабость какая-то появилась... Я уложил его, укрыл одеялом - и на этом мои приключения закончились. Проходя мимо капитанской каюты, я услышал фальцет лекаря: - Это преступление! Я сейчас же пойду к руководству порта! - А выходить в море без механика - не преступление?- Хмыкнул боцман. - Или, может, вы хотите сорвать контракт? В то самое время, когда мы только что сошли со стапелей и хозяин в долгах, как в шелках?- Спокойно поинтересовался капитан. - Да нет мне никакого дела...- начал было лекарь, но капитан, резко перебил его: - Так скажите об этом хозяину. ...До чего они там договорились - не знаю. Говорят, что свет в капитанской каюте горел всю ночь. А на рассвете мы уже вышли в море - с новым механиком в машинном отделении и старым - в лазарете. Капитан как-то уж чересчур недоверчиво относился к новичку. Уже на следующий день в разговоре с боцманом он пожалел о том, что 'взял забулдыгу на борт'. Боцман недоумённо вскинул брови, ожидая разъяснений. - Не нравится он мне.- Буркнул капитан. Мы только в недоумении переглянулись: новый механик, вымывшись и переодевшись в форму, ни у кого из нас уже не вызывал какой-либо настороженности или неприязни. Но капитана как подменили: этот, обычно абсолютно спокойный и уверенный в себе морской волк вдруг начал беситься, как цепная собака, по-шакальи брызжа слюной - почём зря придираясь к новичку и угрожая в первом же порту списать его на берег. Все мы были озадачены, если не сказать - напуганы: раньше за капитаном такого не числилось... Да, он был строг. Он бывал даже _очень_ строг - когда речь шла о деле... Но он никогда не бывал мелочен и никогда не давал волю своим эмоциям, отродясь не демонстрировал неприязни к кому-либо, тем более - в море; и уж совсем никогда не цеплялся к кому-то понапрасну... А тут... Словом, жгучую нелюбовь капитана к новому механику заметили даже пассажиры. Нет нужды говорить, что, когда наш родной, 'штатный' механик через неделю встал на ноги, капитан приказал не только не пускать новичка в машинное отделение, но и вообще - позволил тому бывать на судне только в тех местах, где можно бывать пассажирам. Тот в ответ только с грустной улыбкой отрешённо смотрел себе под ноги, чем, казалось, вызывал ещё больший гнев капитана... Понятно, что всех разбирало жгучее любопытство. Однажды новый механик стоял у борта, грустно глядя на проносящуюся мимо гладь. Потихоньку вокруг него собралась толпа любопытных. Подошёл и я. - Послушай, парень...- Не выдержал кто-то.- А за что тебя так невзлюбил капитан?- Механик повернулся, смерил взглядом говорившего, и, безразлично отвернувшись, снова уставился в море. Я уже собрался было удалиться, но... - При чём здесь капитан... Он над этим не властен...- Вдруг глухо произнёс новичок. - То есть?- Опешил кто-то. - Он должен от меня избавиться.- С сильным ударением на 'должен' произнёс парень.- Но - не может: не видит способа. И оттого бесится...- Все затихли, в недоумении переглядываясь. - А... почему?- Хлопая длиннющими ресницами, спросила любопытная пассажирка. Механик молчал. - А может, так и лучше...- Вдруг произнёс он. - Что?- Осторожно спросила другая пассажирка. - Рассказать кому-то обо всём...- Нерешительно вздохнув, ответил парень. Повернувшись, он оглядел собравшихся. - Расскажите... Нам будет интересно, а Вам - легче...- Почти ласково попросила девушка. Тот в ответ только вздохнул. Мы ждали. А он молчал. Молчал долго - то ли игнорируя нас, то ли собираясь с мыслями... - В моей жизни до неё было женщин.- Вдруг неожиданно произнёс он.- Я не знал, что такое любовь и снисходительно улыбался, слушая рассказы других об этом... Потом появилась Она... Появилась внезапно, нежданно, негаданно... И я вдруг понял, что не смогу без неё жить...- Помолчав, он хмыкнул: - И ведь был прав... По крайней мере - в этом...- Он сделал сильное ударение на последних двух словах. Потом он долго молчал, и вдруг слова полились из него рекой, образуя диковинную историю - даже боцман, проходя мимо, заслушался да так и остался с нами...

Популярные книги в жанре Научная фантастика
Содержание:

Артур Кларк ФОНТАНЫ РАЯ

Геннадий Мельников ЖУК НА НИТОЧКЕ

Александр Варакин РОБИНЗОН КЛЮЕВ

Сергей Смирнов ЛЕСНИК

Сергей Сухинов ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЗВЕЗДАМ

Владимир Лигуша ЗЕМЛЯНИЧНЫЙ ПИРОГ

Дмитрий Нежданов ВАЛЬС

Левон Хачатурьянц, Евгений Хрунов НА АСТЕРОИДЕ

МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС

***Владимир Григорьев СЕЗАМ, ПАРАШЮТ!

***Любомир Пенков КОШКИН ХВОСТ

***Марек Роберт Фальзманн РАССКАЖИ МНЕ О ПАДАЮЩИХ ЗВЕЗДАХ

***Эрнст Пашицкий КВАНТОВАЯ ПЛАНЕТА

***Геннадий Мельников ЯСНОЕ УТРО ПОСЛЕ ДОЛГОЙ НОЧИ

***Илия Джерекаров НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВСТРЕЧА

***Михаил Шаламов ДОРОГ А НА КИЛЬДЫМ

***Михаил Шаламов ЧАС ДРАКОНА

Василий Захарченко, наш спец. корр. НОВЫЙ ГОД АРТУРА КЛАРКА

Павел Амнуэль СТРЕЛЬБА ИЗ ЛУКА

Георгий Гуревич ТАЛАНТЫ ПО ТРЕБОВАНИЮ

Александр Казанцев

ПОДВИГ ЗРЕЛОСТИ

Захар Максимов ФОРМУЛА ГОСПОДИНА АРНО

Владимир Щербаков ТРЕТИЙ ТАЙМ

Урсула Ле Гуин НАПРАВЛЕНИЕ ДОРОГИ

Александр Варакин ПИСАТЕЛЬ

Михаил Пухов ДВА ЛИКА ХРОНОСА

Геннадий Мельников ВОЛЧЬЯ ЯМА

Юрий Глазков ПОЛЕТ «СВЯТОГО ПАТРУЛЯ»

Александр Кравченко ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

Уильям Ирлс ТРАНСПОРТНАЯ ПРОБЛЕМА

Виктор Коваленко ДЕРЕВО

Герберт Уэллс «БОЛЬШОЙ ЖАВОРОНОК»

Эрнст Пашицкий МИСТЕРИУМ

Брайан Олдисс В ПОТОПЕ ВРЕМЕНИ

Андрей Костин СЧАСТЛИВЧИК С ПЛАНЕТЫ ГОЛУБАЯ

В сборник включены научно-фантастические повести «Делается открытие» — об управлении временем, «Глотайте «хирурга» — о применении кибернетики в медицине, а также рассказы «Недоумение», «Крылья Гарпии» и «Учебники для волшебника»

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Гуревич Георгий Иосифович, один из ветеранов советской научной фантастики, автор двадцати книг: романов «Мы из Солнечной системы», «Рождение шестого океана», сборников рассказов, литературоведческой книги «Карта страны Фантазии» и др.

Содержание:

Предисловие

Делается открытие

Глотайте «хирурга»

Недоумение

Крылья Гарпии

Учебники для волшебника

Рецензент: Беркова Н.М. — член Союза писателей СССР, зам. председателя совета по приключенческой и научно-фантастической литературе Правления Союза писателей СССР.

Он растил травку на укромном участке в Неваде, но однажды, десять лет назад, на его пороге появились инопланетяне…

Ироничные и увлекательные летописи первых попыток человечества принести блага земной цивилизации на далекие планеты…

Здравствуйте, дорогие читатели «Сверхновой», — и те, кто читает наш журнал со времени его возникновения в 1994 году, и те, кто подписался на «Сверхновую» впервые в 1997 году, и те, кому этот номер подарил случай. Мы рады, что вы держите в руках первые два номера 1997 года и надеемся, что и остальные шесть успеют выйти в этом году. Теперь журнал называется «Сверхновая. F&SF», как и задумывалось с самого начала, ибо наша цель — держать вас в курсе событий отнюдь не только в американской фантастике, но рассказывать также о том, что примечательного происходит в фантастике других стран, не оставляя при этом за скобками и Россию.

Его разбудили бабочки. Амаса почувствовал их раньше, чем увидел. Сотни нежных лапок коснулись его ворсистого шерстяного одеяла, Амасе почудилось, что на него падают мягкие пушистые хлопья теплого снега.

Открыв глаза, он увидел, что лучи утреннего солнца пробиваются через сотни крошечных цветных окошек. Пол, усеянный бабочками, напоминал затейливый ковер, сотканный вдохновенным безумцем. Бабочки кружились в воздухе, похожие на подхваченные ветром листочки.

Сборник фантастических произведений (рассказы, повести) молодых писателей-фантастов Сибири и Дальнего Востока. Составлен по материалам постоянно действующего Семинара молодых писателей Сибири и Дальнего Востока, работающих в жанре фантастики и приключений.

Самое странное и самое неподходящее место для жизни, опровергающее все законы астрономии, физики и биологии…

«Мини-проза 12», девятое место

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Первый роман научно-фантастической трилогии одного из самых популярных сегодня американских писателей-фантастов, написанный по сценарию широко известного фильма и посвященный теме внеземных форм жизни.

История китайской кухни насчитывает не менее 3500 лет. И на протяжении всего этого времени она совершенствовалась, создавая утонченные способы приготовления пищи. Об этом свидетельствуют археологические находки (бронзовые горшки, ножи, кухонные доски, лопатки, черпаки и т. п.) в городе Аньян провинции Хэнань. Еще в 770–221 года до нашей эры — период Чуньцю («Весны и Осени») и Чжаньго («Воюющих царств») — в Китае стали появляться рестораны для широкой публики, а примерно 1500 лет назад была написана первая в мире кулинарная книга. Это значит, что уже в то время кулинарное искусство являлось предметом исследования.

Чистота кабинета действовала мне на нервы ничуть не меньше, чем его хозяева. Правда этого я видел впервые. Вглядевшись мне в глаза, он бросил конвоиру:

— Снимите браслеты.

Сержант звякнул ключами, и встал за спиной, с дубинкой-шокером наизготовку. Я потер затекшие запястья.

— Садитесь. — кивок в сторону стула.

Я поудобнее устроился, скрестив руки на груди. Он изучающе смотрел на меня. Как-то странно смотрел. Те, кто пытался колоть меня раньше, смотрели по другому: с ненавистью, со злобой, как на тварь из Зоны… А в его взгляде ничего подобного не было. Плохо. Плохо, когда не знаешь какой пакости ждать от человека. И это обращение на «вы»…

Зал замер в восторге. Какие голоса! Какой Лоэнгрин! Какое великолепное сопрано!

В партере – безмолвие и напряженное внимание. Над красным бархатом кресел неподвижно застыли непокрытые головы мужчин и башни из лент, цветов и тюля. В ложах – мертвая тишина. Никакого движения, никаких разговоров. На верхней галерее, в этом аду, который иронически зовется райком, страстные любители музыки, всякий раз как звучит в зале голос певицы, нежный, сочный, сильный, глубоко и шумно вздыхают, выражая бесконечный восторг и удовлетворение. Какой спектакль! Все в театре кажется необычным. Оркестр играет божественно. Даже свет люстры сегодня ярче.