Всегда тринадцать

Книга, в которой цирк освещен с нестандартной точки зрения — с другой стороны манежа. Основываясь на личном цирковом опыте и будучи знакомым с некоторыми выдающимися артистами цирка, автор попытался передать читателю величину того труда и терпения, которые затрачиваются артистами при подготовке каждого номера. Вкладывая душу в свою работу, многие годы совершенствуя технику и порой переступая грань невозможного, артисты цирка создают шедевры для своего зрителя.

Что же касается названия: тринадцать метров — диаметр манежа в любом цирке мира.

Отрывок из произведения:

Из года в год Южноморский цирк кончал свой сезон в последних числах мая. В нынешнем году мог бы и не заканчивать: все равно и в помине не было лета. Насквозь дождливым, штормовым выдался май. Посвист ветра, промозглая сырость, а над всклокоченным морем — свинцово набрякшие тучи.

— Какое там Черное море! Океан Ледовитый! — переговаривались в цирке.

Но не унывали. Не может же до бесконечности так продолжаться, должна же, в конце концов, угомониться непогода. И еще утешали отличные кассовые дела. Обычно на исходе сезона горожан привлекали одуряюще расцветшие сады и парки, прогулки над морем, когда над головой теплая россыпь звезд, а внизу под откосом так певуче шуршит прибрежная волна. Ну а при нынешнем ненастье разве выберешься на прогулку? К тому же цирковая программа безо всяких скидок была интересной, сильной.

Другие книги автора Александр Александрович Бартэн

Эта книга — о цирке. О цирке как искусстве. О цирке как части, а иногда и всей  жизни людей, в нем работающих.

В небольших новеллах  читатель встретит как  всемирно известные цирковые имена и  фамилии (Эмиль Кио, Леонид Енгибаров, Анатолий  Дуров и др.), так и мало известные широкой публике или давно забытые. Одни из них  всплывут в обрамлении ярких огней и грома циркового оркестра. Другие — в будничной рабочей  обстановке. Иллюзионисты и укротители, акробаты и наездники, воздушные гимнасты и клоуны. Но не только. Еще  и инспекторы манежа, униформисты, технический персонал, администрация цирка.  И даже цирковые животные.

Почти всех своих героев автор знал лично и многих —  долгие годы. Истории, собранные за многие годы, и составили эту книгу.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Леонид Чикин, известный широкому читателю как поэт, неоднократно путешествовал с отрядами Сибирского отделения Академии наук СССР по Северу и Дальнему Востоку. Впечатления от этих экспедиций и легли в основу предлагаемых читателю рассказов и повести.

Второе, доработанное издание

Вера Николаевна Палашникова заканчивала прием, когда ее позвали к телефону. Она извинилась перед маленьким, седеньким старичком, носившим старомодное пенсне, и пошла в ординаторскую. Звонил Палашников. Он густо прокашлялся, подул в трубку (отвратительная привычка!) и нерешительно спросил:

— Верочка, это ты?

— Нет, это тетя Маша, — раздраженно ответила Вера Николаевна.

— Извини, — Палашников засмеялся, — я, кажется, не вовремя?

Действие повести разворачивается вокруг подготовки к реконструкции крупного металлургического комбината на Крайнем Севере, которая проходит, как водится, в трудной борьбе новатора с консерватором.

Но у мальчика, видимо, не было никакой охоты разрешать споры между отцом и матерью, и он с криком «Но-о, коська!» поскакал на своей палке дальше.

Прохладная синеватая мгла спускалась на землю. Монотонно и нудно квакали лягушки в мутном пруду. Хозяйки загоняли кур в курятники, поили скот, доили коров.

Весь вечер Лейб места себе не находил. Сердитый, возбужденный, он все искал, на кого бы излить свою злобу. Несколько раз подходил к бурой первотелке и пробирал ее за то, что она не подпускает к себе быка. Затем накинулся на вторую корову — рыжую, с белыми ушами, которая в последнее время стала давать меньше молока. Он даже замахнулся было на нее хворостиной, но в эту минуту заметил, что однолетний бычок украдкой пробирается в хлев откуда-то с чужого огорода. Забыв о корове, Лейб бросился к бычку, схватил его за аркан, привязал к стойлу и давай стегать почем попало.

Поезд чуть свет подошел к маленькой степной станции. Пробежав долгий многокилометровый путь, он здесь, на этой глухой станции, выбросил клубы белого пара, пронзительно-звонко загудел, всколыхнув предрассветный воздух, и остановился.

Дежурный по станции, невысокий, щупленький человечек в красной фуражке, с фонарем в руках, побежал по платформе вдоль поезда. У одного из вагонов он задержался: со ступенек, не спеша и озираясь по сторонам, спускался военный. Ромб, украшавший петлицы его гимнастерки, свидетельствовал о высоком воинском звании.

Опираясь на костыль, с трудом слез Гедалья с попутной подводы и пошел в указанном ему возницей направлении — искать лежащую на берегу Камы деревню Змеевку. Еще в госпитале узнал он из письма, что его семья эвакуировалась в эту деревню.

Гедалья шел узким проселком, оглядывая покрытые жесткой стерней поля, которые привольно раскинулись вдоль по-осеннему хмурой реки.

У околицы деревни повстречался ему парнишка в лоснящемся от долгого употребления, длинном, почти до пят, пальто и в большой, надвинутой на уши барашковой шапке. Гедалья расспросил его для верности, как называется деревня и где помещается здесь правление колхоза. Парнишка охотно разъяснил встречному, что это деревня Змеевка и что до правления колхоза рукой подать — стоит только отсчитать пять дворов с левой стороны главной улицы: в шестом и помещается правление. Растолковав все это, паренек вприпрыжку, взбрыкивая, умчался прочь от Гедальи, изображая, как видно, норовистую лошадь.

Павел проснулся, едва забрезжила заря. Спросонок не сразу сообразил, сон ли это, или он действительно наяву услышал песню. Кругом было тихо. За стеной, в соседней комнате, тикали ходики, в палисаднике шуршала листва деревьев. Прошло мгновение — и мелодия послышалась снова, на этот раз явственнее и звучнее.

«Кто это так задушевно поет?» — подумал Павел.

Он вскочил с постели, подошел к окну и вгляделся в предрассветный сумрак. На темном небе пробивались первые сизо-голубые просветы. На востоке, у самого горизонта, разливались фиолетово-красные лучи — всходило солнце. Где-то поблизости пропел петух. Через минуту ему откликнулся другой, за ним третий, и снова стало тихо — так тихо, как бывает только перед рассветом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В ходе вечерней прогулки по одному из московских парков профессиональный геймер Глеб Погодин становится свидетелем заказного убийства. Умирающий незнакомец отдает ему серебряный футляр, в котором лежит крупный изумруд. С этого момента жизнь Глеба летит под откос: за ним начинается слежка, в квартире проходит скрытый обыск, он видит необычные сны.

Но это лишь предвестники зловещих событий, участником которых предстоит стать Погодину. Он встретится с жуткими созданиями – оборотнями, вампирами и безжалостными магами, шагнет за Пелену и узнает страшную правду о нашем мире – мире «12 сфер».

Роман основан на реальных событиях.

Море, солнце и круиз на шикарном лайнере! Сашуля Алешина должна быть на седьмом небе от счастья, почему же она грустит в своей каюте? Из-за одной маленькой эсэмэски Сашу не радует ни путешествие по Индийскому океану, ни приколы верных друзей, ни поиски сокровищ… Хотя, стоп, кто сказал, что разбитое сердце – повод отказаться от приключений? Слишком странные события происходят на борту «Королевы морей», чтобы знаменитая сыщица из 8-го «А» сидела сложа руки! Тем более именно в этих руках оказался ключ к старинному кладу…

Кимберли не верит, что способна влюбиться, но ради подруги и ее маленькой дочери – собственной крестницы, – чтобы помочь им деньгами, соглашается стать женой Грегори Колберта, отцу которого принадлежит крупное промышленное предприятие. Грегори высокомерен и никого вокруг не замечает, а предложение Ким сделал престранным образом. К ее удивлению, знакомясь с ним ближе, она обнаруживает в нем совершенно иного человека, по которому невозможно не сойти с ума, и, измученная угрызениями совести, признается, что в самом начале ей были нужны только деньги. Удастся ли ей доказать, что вспыхнувшее в душе чувство – не обман и не способ заполучить богатство? Может, для этого придется рискнуть собственной жизнью?

В иракском городке Баакуба, на секретной базе частного охранного агентства, его знают под именем Иван Козак. Он – наемник из Восточной Европы, один из многих ловцов сомнительного военного счастья, рискующих жизнью в Большой Песочнице за тысячу баксов в сутки. Хорошие деньги, но каковы условия? Строжайшая дисциплина, жесткая иерархия, полная изоляция от внешнего мира. И – глухая неизвестность. Козак чувствует, что его командиры ведут странную игру, отводя ему непонятную пока что роль. А вот какую – именно это и предстоит выяснить ему, агенту ГРУ Ивану Козакову…