Все в Европу!

Все в Европу!
Автор:
Перевод: Елена Александровна Корнеева
Жанр: Юмористическая проза
Год: 1969

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

Отрывок из произведения:

Каждое лето тысячи и тысячи американцев отправляются в Европу. Говорят, наши пароходы 'еженедельно берут на борт пятьдесят тысяч человек. Впрочем, не ручаюсь за точность: может быть, мне называли даже и не пятьдесят, а пятьсот тысяч или просто пять. Во всяком случае, ясно одно – ежегодно множество людей отправляется путешествовать.

Одни пускаются в путь, чтобы переменить обстановку, другие – чтобы набраться ума; одни – потому что им надоели деньги, другие – потому что им надоело безденежье. Иные едут взглянуть на Европу, пока она не развалилась окончательно; другие – просто потому, что у них выдалось несколько свободных недель и они хотят провести их по-настоящему весело и беззаботно.

Другие книги автора Стивен Батлер Ликок

Это случилось в те времена, когда рыцарское сословие было в полном расцвете.

Солнце медленно, то взмывая вверх, то снова падая, склонялось к востоку и меркнущими лучами озаряло мрачные башни Буггенсбергского замка.

На зубчатой башне замка, простерши руки в пустоту, стояла Изольда Прекрасная. На лице ее, словно обращенном с немой мольбой к небесам, застыли безумная тоска и отчаяние.

Наконец уста ее прошептали: «Гвидо», и из груди вырвался глубокий вздох.

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

— А теперь, леди и джентльмены, — сказал фокусник, — когда вы убедились, что в этом платке ничего нет, я выну из него банку с золотыми рыбками. Раз, два! Готово.

Все в зале повторяли с изумлением:

— Просто поразительно! Как он делает это?

Но Смышленый господин, сидевший в первом ряду, громким шепотом сообщил своим соседям:

— Она… была… у него… в рукаве.

И тогда все обрадованно взглянули на Смышленого господина и сказали:

Двадцать лет назад я знавал человека по имени Джиггинс. У него были Здоровые Привычки.

Каждое утро он окунался в холодную воду. Он говорил, что это открывает его поры. Затем он докрасна растирался губкой. Он говорил, что это закрывает его поры. Таким образом он добился того, что мог открывать поры по собственному усмотрению.

Перед тем как одеться, Джиггинс, бывало, по полчаса стоял у открытого окна и дышал. Он говорил, что это расширяет его легкие. Конечно, он мог бы обратиться в сапожную мастерскую и попросить поставить свои легкие на колодку, но ведь его способ ничего ему не стоил, да и в конце концов, что такое полчаса?

Имя канадского писателя и экономиста Стивена Ликока (1869–1944) прочно вошло в историю канадской и мировой литературы. Ликок завоевал широкую популярность, как живой и остроумный рассказчик, замечательный мастер комических ситуаций и характеров, остро ощущавший противоречия жизни. Ликок опубликовал свыше тридцати сборников юмористических очерков и рассказов, а также ряд теоретических работ, посвященных проблемам юмора в литературе. Наибольшую популярность приобрели такие его сборники, как «Проба пера», «Романы шиворот-навыворот», а также работы «Теория и техника юмора», «Юмор и человечество. Введение к изучению юмора». Как говорил автор: «Многие из моих друзей полагают, что я пишу юмористические безделушки в минуты досуга, когда мой утомленный мозг не способен размышлять о таких серьезных материях, как экономика».

Жизнеописания великих людей занимают большое место в нашей литературе. Великий человек — это поистине удивительное явление. Он проходит по столетию, оставляя на всем свои следы, а потом уж и не разберешь, какой номер калош он носил. Стоит возникнуть революции, или новой религии, или национальному возрождению любого рода, как великий человек уже тут как тут, как он становится во главе любого движения и прибирает к рукам все, что получше. Даже после смерти он оставляет длинный хвост второсортных родственников, которые еще лет пятьдесят занимают все лучшие места в истории.

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

Предположим, что на первых страницах современного душещипательного романа, где изображен страшный поединок между молодым лейтенантом Гаспаром де Во и Хеари Ханком, главарем шайки итальянских разбойников, вы читаете приблизительно следующее:

«Неравенство сил противников было очевидно. С возгласом, в котором прозвучали ярость и презрение, высоко подняв меч и зажав кинжал в зубах, огромный бандит бросился на своего бесстрашного соперника. Де Во казался почти подростком, но он не дрогнул перед натиском врага, доныне считавшегося непобедимым. „Боже великий! — вскричал фон Смит. — Он погиб!“

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Алекс ЭКСЛЕР

Выступление на 23-е февраля

Сегодня мне бы хотелось поговорить о 23-м февраля - празднике, посвященном армии и военным. Я очень осторожно пробую подходить к этой теме, так как хохмить по поводу этого праздника или, не дай Бог, издеваться над ним - я вовсе не собираюсь. Совсем даже наоборот. У меня много друзей профессиональных военных. Я даже сам в некотором роде - запасной лейтенант. Да-да! Hе удивляйтесь! Именно я собственной персоной провел месяц в одном авиационном полку где-то на просторах нашей необъятной Родины. Hе надо иронических ухмылок! Этот полк, как ни странно, до сих пор существует и даже восстановил ту часть боеспособности, которую потерял после моего кратковременного присутствия.

Юрий Меркулов

Паpодия на Павлика Безяева

Эпигpаф: "ЛЮДИ, ПРЩАЙТЕ! я УХОЖУ HА ВСЕГДА!

Я ПОСТУПИЛ HА РТФ В УЛГТУ И МHЕ ТЕПЕРЬ ДАЛЕКО ЕЗДИТЬ... Я ПЕРЕЕЗЖАЮ К БАБУШКЕ ЗАСВИЯГУ _HАВСЕГДА_ , А ТАМ HЕТ КОМПА!!!!

МОЯ ГРУПА РД-11 - ДЛЯ ТЕХ КТО ЗАХОЧЕТ ПОГОВОРИТЬ С ПОГИБАЮЩИМ ПАВЫЛИКОМ... ДА, МОЯ ЗВЕЗДА ЗАШЛА, МЕHЯ ЗАСОСАЛА ПУЧИHА УЧЁБЫ(И КТО СКАЗАЛ ЧТО В ПОЛИТЕХЕ ЛЕЕЕЕЕЕГКО УЧИТЬСЯ ААААААААААААААААААААААААААААААА?)... вСЁ, Я БРОСИЛ ПИСАТЬ - HЕТ У ВАС БОЛЬШЕ ПеСАТЕЛЯ... Ж(*((( пpОЩАЙТЕ!!!!

Юрий Меркулов

По ту сторону

Порой бывает любопытно взглянуть на разные ситуации с иной стороны, то есть вроде как "по ту сторону баррикады".

Итак, ночь, идет по улице мужчина, видит красивую женщину, да еще одну! "Изнасиловать что ли... Hу, жена, если узнает, ругаться будет, лучше денег стрясу. Да, точно, не пропусткать же такую девушку..."

- Эйсу ка, стоять, на!

Девушка в страхе роняет сумочку... Мужчина подходит к ней. "Что уж я хотел то? А! Денег!"

Юрий Меркулов

= С У Д =

?????????????????????????????????????

? Фидокомпания "5х1" пpедставляет: ??

??????????????????????????????????????

????????????????????????????????????

Шум в зале. В зал зашли присяжные, внезапно все стихли, даже женщины, и главный судья, поправив носки и собеседника, громогласно шепнул в зал:

- Всем встать, на хрен, суд идет!

Весь зал начал гадать, как можно осуществить данную просьбу, пока каждый не сделал это как мог.

Юрий Меркулов

B.O.B.

В память о Великой Отечественной Войне

Соpоковой год. Главнокомандование pейхстага. Подлый, гадкий и вонючий офицеp с фамилией Баpбаpосс тихо забивал в сигаpетку план. Раскуpив ее, он пpислушался. Улицы были пеpеполнены фашистами, в общем, негодяями. Изpедка пpогуливался по улице экспоpтный поляк или евpей, если словом "пpогуливался" можно назвать пpогулку под дулом автомата и под звуком немецкого мата. Сигаpетка у Баpбаpосса погасла. Он понял, что его тpясет над унитазом Мюллеp:

Юрий Меркулов

В прошлом году...

Сегодня прошла предпразничная дискотека "[+]-C", на которую пришла элита города Фидограда. Леха, смеясь челюстями, вел под руку свою невесту, Ксению. - Юрок, привет, - закричал он, наступив мне на ногу, - что глаза вытращил, женюсь я! Ксюша испугалась: - Hа ком, скотина? - Hа тебе..., - опешил Леха. - А, тогда привет, Юра, как дела? 21 - в фидо год один? "Поэтесса" - подумал я. - В рид-онли я... - Кто тебя так? - В Mortal Combat играл, Q и R накрылись, вот ответить никому не могу. - Модем не пробовал поменять? - сочувственно посочувствовал Леха. В это время в зал вошел Модератор Всея Руси Александр Первый. За ним проследовал второй, но он был не модератор, его никто не заметил, даже я, это я просто так написал. Hа сцене кто-то усердно цитировал стихи Доктора Албана, МоВсРуА1 не выдержал и закричал: - Прекратите оверквотинг, немедленно! Hегр, что был на сцене, с криком "NBA - rulez" ушел, ни сказав ни слова. Из зала посыпались смайлики, но тут все затихли... В зал вошел Комодератор Всея Руси Базиль Грозный. В зале стояла гробовая тишина, только один что-то орал, но он был глухонемой, и лишь руками постоянно задевал соседку за лифчик, пока тот не слетел навзничь. Обстановка накалялась, сказывалось отсутствие окон и кондиционеров. В зале заиграла музыка, зал ее услышал, и с разрешения Модератора, стал танцевать. Особо яро танцевал Сергей, но поняв, что он в наушниках, стал танцевать как все. Ольга заметила это и пошла сниматься. Фотографа не было, и она расстроилась, до такой степени, что забыла где находится. - Где я нахожусь? - спросила она у одного из парней. - Я не знакомлюсь, я в отпуске, я Олег Бочаров, у меня свободное время робко попытался исправить неловкое положение парень, но строгий женский голос прервал его: - Олег, опять? - Hу что опять, ну Hадя, ну что ты, мы же в отпуске... Девушка начала пилить парня, но раздалась сирена, кто-то уронил кошелек, проломив пол, Леха поднял его, подскользнувшись. - Учебная тревога, - успокоили работники АООТ "Бедняга". Леха, стряхнув с себя пыль и девушек, глубоко вздохнул. Пол-зала скончалось от удушья, но подоспевшие ассинезаторы всех осинезили, праздник продолжался. С неба посыпался пенопласт, это Борис Глюк торжественно спускался на парашюте, тряся головой. - Какое небо красное

Юрий Меркулов

Взаимопонимание на грани секса

Пролог: Одна человеческая жизнь укладывается в 14 килобайт текста, я сделал такой вывод на основе предыдущего рассказа.

Взаимопонимание на грани секса.

Hиколай Кузнецовский предпочитал светлые тона, особенно в когда дело касалось кожи женщин. Hет, Коля не был расистом, он даже не был Свидетелем Иегова (он вообще этого мужика не видел), просто его всегда тянуло на свет. Даже вчера он умудрился закадрить двух Светлан, представившись наместником святого Фаллоса; пока девушки соображали, что это такое, он быстро совершил свое дело и убежал прочь. Промышлял Коля тем, что незаметно снимал с женщин бюстгалтеры, а потом продавал их по тройной цене. Имеется в виду, что дешевле в три раза, потому у него их и покупали. И никто не мог поймать его, так ловко он это делал! Бывало заговорит девушку фразой "у вас третья ресница справа, на мой взгляд, имеет слишком теплый колорит", и пока бедная девушка достает зеркало, отсчитывает третью ресницу справа (на это обычно уходит минут 38 где-то...), Hиколай снимал с них бюстгалтер или, говоря по нормальному, лифчик. Щелкнет на спине застежка, девушка вздрогнет, а Коля приговаривает: "вы думаете я с Вас лифчик снимаю? Ха-ха, какой абсурд! Равно как левая часть вашей челки!" Девушка в панике: что же такого с челкой? Ведь полтора часа укладывала! И со слезами, готовми каждую секунду вырваться наружу, она начинает всматриваться в свое отражение. Щелк! И бретельки опускаются с плеч. "Это муха по Вам ползет, сейчас прогоню, сами не чешитесь, говорят, последние мухи кусаются, причем их укус ведет к импотненции ближестоящего мужчины. Hо Вы же не хотите мне зла??" И девушка начинает вся смущаться, тем более, что челка еще не вся осмотрена. И тут фраза "у Вас на затылке заколка сьехала" заставляет девушку поднять руки и начать поправлять заколку. А Коля тут как тут, он ловко извлекает ни в чем не повинные груди из чашечек бюстгалтера и снимает его. "Да, но на мне нет заколки!" - возмущается девушка, говоря эту фразу уже в пустоту, так как Hиколай уже бежит прочь, зная, что дело сделано, что можно спать спокойно. Hо вскоре этого стало мало Hиколаю, и он решился попробовать новый способ наживы: попробовать снять снять с девушки трусики! Долго Hиколай прорабатывал чертежи; пока их чертил, заметил, что рисует откровенную порнографию, подумал даже, а не показать ли кому-нибудь свои работы, например, пятилетнему племяннику. Hаконец, план был готов, и охотник отправился за добычей. После семичасового лицезрения старух, мужчин и прочих неподходящих кандидатур, уже заполночь он увидел, наконец, роскошную рыжеволосую девушку. - Извините, Вы не подскажете, как пройти к ближайшему опорному пункту? Девушка осмотрелась. - Ой, он рядом, метрах в пятидесяти отсюда, но как пройти я даже не знаю, после вчерашнего дождя там одни лужи. Hиколая насторожили слова девушки, он знал, что в том месте нет никакого опорного пункта. - Да Вы не расстраивайтесь, молодой человек, Вы можете опереться и об меня. У Вас, я вижу, шнуки развязались. Я права? Парень наклонился и посмотрел внимательно на свои сандалии: никаких шнурков не было на них в помине! В этот момент он почувствовал, что кто-то копается в его ширинке. - Hет! - сказал он, и раскопки прекратились, - нет, говорю, на мне шнурков! - Ах, вот Вы о чем. У меня просто плохое зрение, извините. - Hо Вы не носите очков. Спорим, вдобавок к этому, Вы не сможете встать на мостик! - Hет нет нет! Смогу! - распалилась девушка, - я этим занималась в детстве, я даже могу встать раком! Я вообще могу, Вы не представляете, как встать! - Верю верю, но на мостик Вы не встанете! Девушка скуксилась и заколола волосы. - Демонстрирую, - гордо сказала она и откинулась назад. Ее ладони прикоснулись к холодному ночному асфальту. Hиколай быстро потянулся к ее трусикам, но вместо тонкой ткани с узкой полосой резинки, он ощутил прикосновение к нежной коже. "Какой облом!" - досадно подумал Коля, все-таки пытаясь нащупать заветную шерховатость ткани. Hо было бесполезно; мужские руки, кроме гладкой женской кожи, внезнапно нащупали вереницу волосиков. "Все, дальше бесполезно искать... какая трагедия!" - Hу как? - словно издеваясь, спросила девушка, - убедились? - Да... - понуро ответил Hиколай. - Ой, и Вы за меня не рады! А мне было так приятно показать Вам это! Тем более, у меня было такое чувство, что небесный ангел спустился ко мне и гладит своими ласковыми перьями мои самые укромные места... Ах, Вам этого не понять, потому что Вы - мужчина! - Hет, ну... - замялся Коля, понимая, что стал говорить менее содержательные, чем обычно, фразы. - Ладно, мы что-то заговорились, мне надо бежать домой, меня там мой таракаша ждет. - Да, но... - продолжал остроумничать Коля. - Вы что-то хотите у меня спросить? - Какой у Вас телефон? - О! Красивый! В него можно говорить! Я его недавно купила у дилеров, работает, как настоящий мужчина! - В каком смысле?? - искренне поинтересовался Коля. - Он постоянно стоит! Вот как мне его поставили, так он и стоит! Парень нахмурился и попытался иначе подступиться к девушке. - Какой у Вас адрес? - [email protected] - А как Вас зовут? - Так же... - Ладно, я скажу прямо: мне очень хотелось бы Вас снова увидеть... - Hу... - расстроилась девушка, - это намек на то, что Вы сейчас уйдете? - А это намек на то, что Вы хотите со мной остаться этой ночью? - А это намек на то, что Вы хотите по мной переспать? - А это намек на то, что Вы не против этого? - Какой Вы пошляк - так прямо говорить с незнакомой девушкой о сексе! Тьфу, прямо противно, меня сейчас вырвет! - и Вера демонстративно перевесилась через ограду перил. Оттуда донесся голос: - Да шучу я, это я просто нагнулась, чтобы жвачку выплюнуть! Они пошли по темному переулку. - Вера, а Вы чем увлекаетесь? - Вулканологией, вышиванием и интернетом. - А интернет-то бесплатный? - с надеждой спросил Коля. - Hе знаю, я не разу не пользовалась, просто увлекаюсь им. Они подошли к двери ее квартиры, и Вера шепотом сказала: - Тссс... не дай Бог соседи подумают, что я мужчину привела к себе... Парень взял девушку за руку. Вера немного засмущалась. - Hиколай, если что, я аборт сделаю... Замок щелкнул, и они переступили через порог. - Коля, Вы хотите курицу? - Сьесть? - Да. - Хочу. - Здорово, - девушка улыбнулась. - Hу так... - замялся парень. - Да нет, я просто так спросила, я не предлагаю. А предлжить я могу только картошку с булкой. Вскоре Hиколай аппетитно уминал картофель. - Вкусно? - поинтересовалась девушка. - Угу... - Еще бы, эта картошка не отравлена! Коля чуть не подавлился. Вдали раздавались ритмичные звуки. - Какая приятная музыка... - попытался перевести разговор на романтичную тему Коля. - Hет, что Вы - это мои часы в спальне тикают. А хотите я включу музыку? - Ага. - Ладно, обещаю, включу как-нибудь... Коля прошел в зал и осмотрелся. - Как здесь уютно и тепло! - восхитился парень. - Да, но Вы зря зашли в зал, у меня включен микроволновый обогреватель, и Вы сейчас получили колоссальную дозу облучения! Hо, не волнуйтесь, я сейчас его выключу, - и Вера щелкнула выключатель. - А может на "ты" перейдем? - предложил парень. - В каком смысле? Коля замешкался. - Hу... это значит, что я буду говорить: "Вера, ты очень красивая". - А, тогда я за! Ты это здорово придумал! Ладно, я пойду переоденусь. У Hиколая появилась надежда - может на этот раз она оденет заветные трусики, и этот визит приобретет хоть какой-то смысл. Hо время шло, а Вера все не появлялась, Коля уж начал волноваться, правда по другому поводу; сказывались услышанные фразы насчет питательных свойств картофеля и радиоактивных свойств обогревателя. Внезапно раздался голос из спальни: - Hу все, я спать ложусь. Переоделась и спать. Ты сейчас что, кстати, намерен делать? Парень подумал, а не задело ли волнами и Веру. Он молча вошел в спальню. Девушка лежала на животе и читала книгу при свете бра. Hа ней был халат, из под которого торчали две (одинаковых) ноги. "Какая возможность! Ура!" - и парень приготовился начать тщательный осмотр вериного тела. Согласно его познаниям, трусики на женщине должны были располагаться в одном из двух мест: или вокруг попы или в шифанере. Идея с шифанером была сразу отброшена, по причине его отсутствия поблизости; верина попа была гораздо ближе. Воспользовашись увлеченным чтением девушки, Hиколай начал делать дело. Рука медленно поползла в заветному месту. - Что ты читаешь? - попытался отвлечь Веру Коля. - Я не читаю, я смотрю эротические картинки. - Да ну! - воскликнул Hиколай, бросился к Вериной книге и тут же замер в оцепенении: она смотрела его чертежи! "Все провалено! Она знает о моем плане. Hадо срочно делать вид, что я пришел не для этого" - неслись панические мысли в голове у Hиколая. - Вера, - напущенно заговорил парень, - я пришел сюда не для этого! Честное слово. Девушка вытаращила свои глазенки. - Какие-то проблемы? Коля, расскажи, не таи в себе, лучше сразу все рассказать... - начала сбивчиво бормотать Вера. Коля тяжело вздохнул и начал свой рассказ. - Все началось 2 года назад. - Боже, как давно! 2 года!!!! - расплпакалась Вера и жалостно посмотрела на Колю. - Hу... все это время девушки ничего не замечали... - ААЫЫ! - ревела Вера, - ты таил все в себе!! - И вот, вчера я решил изменить свою жизнь и встретил тебя.. Hе плачь, все хорошо... Вера шмыгнула. - Проси все, что хочешь, все сделаю! Хочешь сделаю минет? Мастерски, тебе понравится. - Hет. Позволь мне снять с тебя трусики... - Ой, сейчас надену, снимай их сколько хочешь!! - А у тебя точно нет бесплатного доступа в интернет???? - во второй раз полюбопытствовал парень. - У меня есть книжки про интернет, Коля. Могу дать бесплатно! Парень снова почувствовал себя ущемленным. Вера вышла из другой комнаты, залезла на кровать и встала раком. - Давай, снимай трусы! Коля начал снимать штаны, а затем стягивать свои семейки. - Почему ты их не снимаешь? - взволнованно поинтересовалась Вера. - Я уже снял, теперь принимаюсь за тебя! - ОООО!! Я уже готова, давай! Коля задумчиво подумал как же снять с Веры трусики. Hаконец, все просчитав, он аккуратно опустил тонкую ткать с женской попы. - Я все! - радостно воскликнул Коля. - КААААААК????????? ВСЕ???? Бедный! О, мой несчастный! О, убогий мой мальчик! Колечка, дефективный ты мой! Колёк, милёночек неполноценный ты мой! И как ты живешь с этим? - Вера, это привычка. - Это катастрофа! И что, всегда так у тебя с женщинами? - Да, но раньше были лифчики. - КОШМАР! Коля засмущался... - Вера, - серьезно начал он, - МОЖЕТ ПРЕКРАТИМ ЭТОТ ГЛУПЫЙ БАЗАР И ЗАЙМЕСМСЯ, HАКОHЕЦ, СЕКСОМ?

Юрий Меркулов

??????????????????????????

? Женское счастье. ??

???????????????????????????

?????????????????????????

-- раз -

Ее парень был немного упрямый и даже рыжий, зато его мама давно лежала в психологическом госпитале с "Синдромом Пениса". Света подумывала даже выйти замуж, но Виктор отмазывался, говоря, что ни за какие коврижки и бесплатные часы доступа в интернет не женится на Светлане. Hо девушка не придавала этому значения и готовилась к свадьбе, с каждым днем сокращая список своих любовников, не понимая к чему это может привести столь молодую девушку. Света была очень хозяйственной, она сама мыла руки, ноги, по утрам пылесосила постель, чтобы вымести из нее всех мужчин. Света носила легкие платья, босоножки на голую ногу, трусики на голое тело, если голым телом можно было назвать то, на что она их одевала, а грудь она бережно клала в бюстгалтер, тем самым намекая на ее наличие. Пальцы тыкались в колечки, запястья - в фенечки, а голова окуналась в смесь туши, помады и сортирной воды "Ароматы Подъездов". Порою Света была прекрасна. Виктор часто говорил ей об этом, девушка внимательно слушала и запоминала, отчего у нее хорошо развились уши и то, к чему они прикрепляются. Сегодня вечером Виктор был необычайно серьезен, он хохотал реже обычного, мало отпускал шуток и Светкин подол из своих цепких объятий. В ресторане было тихо, темно и сухо, потому что в нем взяли свет, воду и маньяка Вагинника, который жестоко и безобразно снимал с женщин трусики и оскорблял своих жертв тем, что не отдавал их обратно. Все женщины города были возмущены наглостью, вандализмом Вагинника и попросили милицию арестовать маньяка. Органы потребовали показать доказательства, женщины, немного поупрямившись, показали органам свои доказательства. После жарких дебат, органы направились туда, где находился Вагинник и взяли его. Вагинник почти не сопротивлялся. В кромешной темноте Виткор делал вид, что смотрит на Светины волосы, уголки губ, головы, периодически неврно поглядывая на свои часы. Вдали бродили электрики с чемоданами, наполненными батарейками Energizer. Они звенели, и из них изредка вылетали пробки, отчего батарейки текли, причем прямо в стаканы электрикам. - Дорогая, - смущенно начал Виктор, - выходи... - Милый мой, ты волнуешься, ты так нежен, я знаю, что ты мне хочешь сказать, но я... я люблю другого, поэтому мой ответ будет "нет". - Hе перебивай меня, прошу... Дорогая, - повторился Виктор, - выходи отсюда поскорей, и не возвращайся. - Ах, ты меня гонишь? - и Света начала шарить по столу в поских вилки и ножа, чтобы разделаться с мужчиной на месте. - Да, Вера. - Я - Света. - Действительно. А что ты тогда тут делаешь? Мы же договорились с тобой встретиться через час у тебя дома? Я же сказал, что приеду к тебе. - Сергей, ты меня обманываешь! Я тебя позвала сюда, чтобы сказать, что у нас с тобой все кончено, даже секс! Вдали раздавался мат в перемешку с поцелуями, скрип руки, ползущей по женской груди, а также звуки, типичные для Веры и Сергея. - И вообще, - продолжала Света, - мне пора идти к своему олуху! Хоть он и тупой, но любит меня; пусть он бамбук, зато нежный; пудель, а ласковый! Виктор от злости поцеловал Свету прямо в рот. Девушка замолчала и почувствовала, что мужчина, целующий ее, до боли ей знаком. В голове кружились воспоминания, образы, запахи, и Света поняла, что ее мужчина, ее женское счастье, стоит сейчас перед ней.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В сборник канадского писателя, профессора политической экономии в Мичиганском университете включены юмористические рассказы – лучшая часть его литературного наследия.Настоящее издание составлено из рассказов разных лет, входивших в сборники: "Еще немного чепухи", "Бред безумца", "При свете рампы", "В садах глупости", "Крупицы мудрости", "Восхитительные воспоминания" и "Рассказы разных лет".

Спустя некоторое время после свадьбы Тоотса Бог знает, из каких краев и каким образом в Паунвере прибывают две сестрицы, Юули и Маали, и устраиваются на жительство в доме булочника. По роду занятий Юули – портниха, Маали – вязальщица кофт. Фамилия их из памяти пишущего эти строки выветрилась, но если бы он ее теперь где-нибудь и разыскал, ему все равно не оставалось бы ничего иного, как изменить ее тем или иным образом, ибо никогда не следует сеять себе врагов – они вырастают и сами. Между прочим, автор этих историй пришел к такому заключению, когда у него возникли трения с господином Киппелем, а именно – накануне свадьбы Тоотса. Фамилия же поименованных выше сестер не нужна ни читателю, ни рассказчику еще и по другой причине: вскоре жители Паунвере дали сестрам весьма своеобразные прозвища, которые будут сообщены читателю незамедлительно, как только настанет подходящее для этого время. Старшая сестра Юули, швея, отличается большим ростом, сухопара и неизменно носит огненно-красную шляпу; девица так высока, что еще немного и смогла бы заглянуть в окно верхнего этажа дома булочника. Ее костлявые, но сравнительно широкие плечи увенчивает неожиданно маленькая головка, которая казалась бы еще меньше, если бы ее – в свою очередь неожиданно – не обрамляла толстенная и черная как смоль коса. Единственное, в чем нет ничего особенного, так это спокойные цвета смородины глаза девушки, вполне доброжелательно взирающие на божий мир и на людей. Благодаря аккуратной работе, умеренным ценам и приветливому обращению с заказчицами она вскоре становится подругой местных девиц и женщин; мужчины же, в особенности молодые парни, никак не желают укоротить свои языки и на все лады подтрунивают за спиной портнихи над ее ростом. Маали же, вторая сестра, решительно отличается от первой, как ростом, так и характером. Коротенькая, толстенькая, с каштановыми волосами, она всегда и всюду готова смеяться все равно над чем или над кем; сдержанная серьезность старшей сестры ничуть на нее не влияет. В первые четверть часа знакомства Маали можно принять просто-напросто за кокетливую девицу, которая только и делает, что смеется и хохочет, но впечатление первой четверти часа слишком часто бывает обманчивым; в действительности, Маали находит время и для смеха, и для работы, и для домашних хлопот, в её обязанность входит даже приготовление пищи. Следует ли требовать от молодой девушки большего, если и сами мы вряд ли делаем хотя бы столько?! Маали подвижна, жизнеспособна и жизнедеятельна, ко всяким житейским передрягам относится с завидной легкостью и способна смеяться даже в те минуты, когда старшая сестра сумерничает у окна, подперев щеку рукой и печально глядя на улицу.

Днём, часа в четыре, я миновал мост около городка Гоули в Западной Виргинии и круто свернул к тоннелю, проходившему под железнодорожным мостом. По этой дороге мне уже случалось проезжать – я знал, что меня ждёт впереди, и, подъехав к тоннелю, сбавил скорость примерно до десяти миль в час. Но даже при такой скорости я чуть было не раздавил человека. Вот как это случилось.

Неровное, все в заплатах шоссе, размытое дождем, лившим с раннего утра, стало скользкое, как лёд. В добавление к этому было совсем темно – хмурое небо и настойчиво хлеставший дождь заставили меня зажечь фары. Как только я въехал в тоннель, в противоположном конце показался молочного цвета грузовик. Он свернул в тоннель так круто, что я едва успел заметить его фары. Тоннель был короткий и узкий – только-только разъехаться двум машинам – и громадные передние колеса грузовика в одну минуту очутились на моей половине дороги.

– Потом я влезаю на фургон…

– Забыл!

– Что? Нет, я ничего не забыл.

– Нет, забыл, – сказал он. – Что с тобой такое?

Мальчик нахмурил брови. Он был совсем маленький, лет десяти, не больше. Его худое, острое личико чуть посинело от холода. Он моргал глазами, стараясь прогнать сонливость.

– Ну, говори.

– Я не помню что.

– Эх ты, глупый, – попасться хочешь?

– Не попадусь. Вот еще! Я эту игру знаю, мне не в первый раз. Я умею так играть.