Все точки над Ё

Тамара Кошкина

ВСЕ ТОЧКИ HАД Ё

Глава 1. Я гуляю

Hа днях, болтаясь по городу, я обнаружил на фонарном столбе объявление. Hичего сперва не поняв, я потянулся за карандашом и на обрывке случайно завалявшегося в кармане пергамента записал указанный телефон.

Пошлявшись еще немного, я подумал, что, может быть, пора двинуться домой. Я хорошенько обдумал эту внезапно пришедшую ко мне мысль и решил ей последовать.

Глава 2. Я не сплю

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Рассказ напечатан в журнале «Реальность фантастики 2006΄11».

Только что много говорилось о деньгах. Мы к таким разговорам привыкли. Деньги занимают нас всех. Вся наша жизнь проходит под знаком их вечной нехватки. А что бы было, если бы вдруг установился их избыток? Эдуардо Вакверизо показывает в своём рассказе, что мы, вероятнее всего, без труда нашли бы другую возможность вернуть себя в привычное состояние дефицита.

Эдуардо Вакверизо родился в 1968 году и — что не является чем-то необычным в области научной фантастики, — по профессии является инженером авиации. Но, питая страсть к естественным наукам, технике и литературе, он всегда писал. За последние 10 лет он опубликовал десятки рассказов, бессчётное количество рецензий и статей, а также пять романов. «El lanzador», его первый роман — сюрреалистическая история города и его жителей. «Rax», жёсткий киберпанк о Мадриде недалёкого будущего, был отмечен литературной премией «Ignotus» испанского научно-фантастического общества. Самый известный роман Эдуардо Вакверизо — «Stranded», книга по одноимённому испанскому научно-фантастическому фильму о неудавшейся экспедиции на Марс. (В русском переводе фильм имеет название «На мели» или «Повязанные»).

(А. Эшбах).

— Ууу-ла-ла-ла-ла-ла-ла!!!

Многоглоточный нестройный вой раскатывается по асфальту, и вонючая вода брызжет прямо в лицо из-под колёс мотоциклов. Никто не поднимает на байкеров взгляда. Здоровье дороже собственного достоинства. Стены блоков откосами гор обозначают аллеи; чуть выше город давно зарастил небеса артериями своих мостов и венами висячих аллей. Город течёт изо всех своих дыр неоновым светом. С неизмеримых высот на наши головы и тротуары каплет какая-то рыжая жидкость, нечто вроде смеси ржавчины и дождя, и я тщательно сжимаю губы. Не хотелось бы пробовать её на вкус. Что это на самом деле за жидкость — кислотный дождь с прохудившихся куполов, растворы радиоактивных осадков или просто оттоки забитых сортиров — я не знаю и знать не хочу.

Судья Борегард Пич был занят сочинением письма своей бывшей жене Гертруде. Гертруда успешно делала карьеру на ниве юриспруденции, она была адвокатом. Однако после нескольких крупных ссор с мужем, забрав с собой их взрослую дочь Катерину, Гертруда перебралась в Южную Францию.

Здесь ее навещал некий человек из Оксфорда, с которым Гертруда когда-то была знакома, — преуспевающий журналист. Она каталась с ним на яхте, бывала в ресторанах, напивалась в стельку и получала нежеланные письма от Борегарда.

С точки зрения космологии солнце представляло собой одинокое небесное тело, затерявшееся на краю своей галактики. Оно было супергигантом. Супергигант принадлежал к спектральному классу К5. С более близкого расстояния солнце казалось невзрачной, окутанной дымкой сферой, свечой, которая вот-вот погаснет, дымом, состоящим из бесчисленного множества частичек, неистово танцующих в вихрях магнитной бури.

Несмотря на свой размер, солнце было холодным, с температурой около 3600 градусов по Кельвину. Тем не менее, являясь супергигантом, оно лелеяло тщетные супергигантские мечты относительно зависимых от него созданий. По всему периметру солнца, протянувшись вдоль плоскости эклиптики, вращались многочисленные сферы искусственного происхождения. В каждой из этих сфер, словно в клетке, находилась своя солнечная система.

Миллионы людей, мертвых и равнодушных. Шагающих по мрачным улицам, пытающихся произнести вслух, исторгнуть из себя те невзгоды, которые отравляли предыдущий период их существования. Пытающиеся произнести то, для чего нет слов в языке. Вернуть то, что у них когда-то было…

Низкорослый военный оператор компьютера в Олдершоте сбросил в Интернет малозначительное юридическое решение, адресуясь далекому военному посту вражеского государства. Подобно спорам нитевидного грибка, что незримо разрастается под землей, превращаясь в массу как будто наделенных разумом, разветвляющихся во все стороны нитей, всемирная информационная паутина так же незримо оплела весь земной шар в бездумном желании обрести дополнительную поддержку, вовлекая в свою жизнь даже ничтожных людей вроде армейского компьютерщика и при этом новой своей технологией пробуждая к жизни древние хтонические силы. Технологией, которая в слепом полуавтоматическом стремлении к господству угрожала питательному субстрату этих сил, таящемуся в глубинах планетарных просторов человеческого сознания. Маленький оператор компьютера, расписавшийся в журнале в конце смены, сверился с часами и отправился в ближайший паб. Скрытые же силы перешли в состоянии готовности, а затем начали заново устраиваться в неастрономической вселенной.

Вопреки всем ожиданиям Великий Сон имел бешеный успех. Впоследствии никто точно не мог припомнить, кто именно избрал для его инсценировки Долину памятников. Организаторы данного действа приписывали эту честь себе. Однако никто даже не вспомнил о Каспере Трестле. Трестль снова исчез.

Как исчезло и многое другое.

Трестль всегда куда-то исчезал. Тремя годами ранее он совершал путешествие по землям Раджастана. В этом унылом и прекрасном краю, где некогда олени ложились к ногам раджей, он прошел через безводные земли, которые зной лишил и растительности, и животных. Там рассыпались в прах хижины, а люди умирали от засухи. Тридцатилетние мужчины застывали в неподвижности, напоминая пугала из костей, с мучительным равнодушием глядя на то, как Каспер проходил мимо. Но Каспер давно привык к равнодушию. В землях, куда он пришел, благоденствовали лишь термиты, термиты и кружившие над головой птицы, которые питаются мертвечиной. Подавленный представшим перед ним зрелищем выжженной зноем земли, Каспер незаметно для себя оказался в гористой местности, где неким чудодейственным образом все еще росли деревья и текли реки. Он зашагал дальше, и вскоре гористая местность сделалась еще более крутой и похожей на далекое величие Гималаев. Здесь вовсю цвели растения, похожие на абажуры викторианской эпохи, покачивались розовые и лиловые цветки. Здесь Каспер встретил загадочного Ли, Ли Тирено. Ли присматривал за козами и сидел, развалясь, на камне в пятнистой тени баобаба, и пчелы при этом жужжали, исполняя басовитую свою песнь, которая, казалось, заливала всю маленькую горную долину сном.

Рассказы, которые легли в основу сценария «Искусственного разума» Стивена Спилберга…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Кошуков

Подлинная история Винни-Пуха и его творцов

в литературе, на экране и в жизни

Предисловие

Как известно, биография Винни-Пуха начинается 24 августа 1919 года, когда малоизвестный в ту пору английский писатель Джозеф Бенджамин Розенфельд выпустил в свет первую свою сказку, "Винни-Пух и искатели потерянного ковчега". Сейчас, в свете приближающегося семидесятилетия этого события, хотелось бы отдать дань уважения всем тем творцам, без чьего вклада было бы невозможным создание характера, несомненно, повлиявшего на всю культуру XX века и остающегося до сих пор самым известным и популярным героем англоязычного искусства столетия

РИММА КОШУРНИКОВА

КУРОЧКА РЯБА

Институт лихорадило: пропал сотрудник отдела синтеза, руководитель поисковой группы Слава Ванин. Пропал при загадочных обстоятельствах.

Утром в субботу он провел совещание группы - обычный недельный отчет: разбор, обсуждение, критика, предложения. Затем работал в инфотеке, пробыл там, по показаниям Майи, не более часа, новых запросов не делал. После инфотеки его видели у входа в музей древней культуры. Заходил ли Ванин в музей - неизвестно. Около двенадцати он беседовал по видеофону с Сережкой, о чем, мальчик не помнит, вроде бы о какой-то сказке. Больше Ванина не видели.

Роман Kошутин

100 строк по-русски

Kругом одни дураки. Самое смешное, что это правда. Так и хочется кому-нибудь настучать по морде. Просто, совсем не разбираясь и не думая о возможных последствиях. Лучше быть первым среди равных.

Kто там из великих вякнул, что "желание много говорить, выдает посредственность ума"? А, впрочем, почему бы и нет?

Желание: Hевский проспект, куча народу и тут я, голый, на коне и с шашкой наголо! Скачу от его начала и до конца, наслаждаясь охреневанием народа. Это просто зашибись! Или: Площадь, куча народу, реют красные флаги, я на трибуне, говорю об этике, морали, совести. А в это время, под трибуной, шлюха делает мне минет. Вообще класс! И вывод: Это совершенно нормально. Hе нормально об этом не думать.

Роман Kошутин

А в т о м о б и л ь н а я

Kаждый день я сажусь писать что-нибудь новое. Это все из-за того, что каждый день приходят новые мысли. Hекотрые рассказики получаются забавными, некоторые откровенно пошлыми и никуда не пригодными. Hо я не отчаиваюсь, с чего бы это. Темы же для рассказов черпаю из повседневной жизни. Ибо она, жизнь, постоянно кипит и изменяется ни секунды не стоя на месте. Вот, к примеру, иду недавно по Hевскому проспекту раскрывши рот,уши развесил, радостный такой, счастливый. А тут какая то сволочь на машине проезжает по луже и я уже весь грязный, настроение естественно на нуле. Чай БрукБонд тут явно не поможет, а поможет "Столичная" или "Hаша" - это я знаю точно. Жалею только об одном, что я камешек с земли не подобрал, да в догонку не запустил. А то что же получается, у меня настроение на нуле, а у него? Hет, так я не согласен, так дело не пойдет. Тут же вспоминаю некую историю, и радуюсь честно говоря, за нас, пешеходов. Приятель мой, большой оригинал, как-то затащил на крышу двенадцатиэтажного дома камешек, килограмм эдак на пятнадцать. Точнее сказать, что это даже не камешек был, а кусок железобетона. Дождался пока снизу по дороге поедет автомобиль и хлобысь его вниз да и скинул. Прикиньте удивление водителя, когда ему на лобовуху или крышу падает такой блок. Приятель говорил, что будто за ним водила потом целый день бегал. Я бы тоже бегал, была б у меня машина. А вообще с ней слишком много заморочек. Бензин дорожает , а сломается так чини ее, ремонтируй. Hо это ж только для бедных, богатые ходят во всякие там автосервисы. Машина - это не для тощих кошельков. Вот стоишь бывает у светофора, подъезжает джип с "бритоголовыми" и оттуда реп какой-нибудь орет на полную катушку. И водитель жуя жвачку, и широко раскрывая рот, стучит руками по рулю, думая, что это в такт музыке. Боже, какой тупизм! Хочется взять дробовик и этот джип под друшлак разделать. Так, чтоб колеса в разные стороны отлетели. Знай мол наших! Хотя это, конечно, не мое дело. Я пацифист по натуре, вернее в натуре. А насчет дороговизны автомобиля, помню иду вдоль дороги, а к светофору, что по моей стороне улицы подъезжает шестисотый мерседес, за рулем которого сидит расфуфыренная баба, в меховом манто и по пояс в золоте. Шик, блеск, красота, короче. Hо одно я уже знаю твердо, что скоро этой даме понадобится больничная койка. Так как женщина за рулем, пусть дамы не сочтут за оскорбление, - это смерть на колесах. Так как не могут они, женщины, работать в многозадачном режиме. Вернее могут, конечно, но таких, к сожалению, очень мало. С одной тут ездил, так она ведет машину по городу километров под сто и со мной разговаривает, а на дорогу совершенно не смотрит. Зато я смотрю и у меня песок сыплется из задницы. Я ей потом объяснил в кратце, что мол, мать твою,ты на дорогу смотри давай, а не языком трепли, иначе похоронят нас нахрен, завтра в цинковых гробах. Такие дела, млин. Так, ну это я отвлекся уже. И вот сидит эта дамочка в мерседесе, размышляет видимо. А тут сзади едет раздолбанная в хлам "копейка" и со всего ходу врезается в зад мерседесу. Дама, ну та на которой манто нацеплено в шоке, выскакивает из машины и летит к "копейке". Из нее вылазит пьяный вдрызг мужик. Фурия на него орет, мол ты понимаешь, что наделал? Ты квартиру свою продашь, чтоб компенсировать сей ущерб. А мужик и бровью не ведет. Уверенно достает из кармана мятую пачку денег и говоря, что он и сейчас с этой стервой расплатится кидает на помятый мерседес пару десятитысячных купюр. Садится и довольный уезжает. Вероятно у этой истории имеется продолжение, но это не главное. Главное как и везде суть.