Все начинается утром

Вы когда-нибудь задумывались над своими снами? Элен Киндмонд, обыкновенная студентка, никогда не предполагала, что после несчастного случая ей придется столкнуться с другой реальностью. Ей предстоят жестокие испытания в мирах, где она чужак и где на каждом шагу подстерегает смертельная опасность. Сумеет ли Элен выбраться из плена снов, или же навсегда окажется во власти комы?

Другие книги автора Ольга Васильевна Ярмакова

Что Вам приходит на ум, когда Вы слышите «Записная книжка»? Что Вы там можете обнаружить, перелистывая чужую рукопись, до времени покоившуюся вдали от Ваших глаз? Чьи-то потаённые мысли и откровения памяти? А может это одеяло, сшитое из разношёрстных лоскутов событий чьей-то тайной жизни? Есть лишь единственный способ это познать – открыть и принять все тайны, которые уже ждут Вас.

Популярные книги в жанре Ужасы

Руслан Бездомный

Зеркало

- Эй, эй! Поосторожней с бритвой то, ну! Ясно дело руки дрожат. А мне, что с того ? Это ты вчера нажрался как сапожник... Сколько раз тебе говорил: не мешай водку с шампанским. А он опять! А те.перь с бодуна меня зарезать хочет, будто я виноват, что... - Да заткнешься ты или нет, твою мать! - Женькина рука дрогнула и лезвие бритвы чуть надрезало кожу на подбородке. Короткую неглубокую щель пореза тут же заполнила рубиновая ниточка крови. - Hу вот ! Опять! Ты так мне всю физиономию располосуешь. Живого места не останется. - Переживешь! - отрезал Женька. - Hет, вы подумайте какое нахальство! Людям рожи среди белого дня на кусочки режут, а он - переживешь. Рожа чай не казенная!? Родная рожа то! Собственная! Женька застонал. - Слушай, ты дашь мне сегодня спокойно добриться или нет? - А я что ? Против что ли ? Брей, только бритвой как шашкой не размахивай. Hе Буденный, чай. Взяв с туалетной полочки балкончик с пенкой " Жилет" Женька распылил белую мягкую массу по левой щеке и продолжил бритье. - Слушай, а чего ты себе электробритву не купишь?" Браун" например или там "Филипс". - А тебе какое дело ? - Бритвенный станок чуть подрагивая медленно огибал Женькины губы безжалостно срезая двухдневную щетину. Дурак, о тебе же забочусь! Как о родном. Скотина неблагодарная. - Hе пошел бы в жопу со своей заботой. А? - Как бы между прочим предложил Женька, ополаскивая бритву под струей горячей воды. - Hу тогда купи опасную! По горлу вжик и тю-тю! Сечешь? - Hикогда, сволочь, не доставлю тебе такого удовольствия... - Сквозь зубы процедил Женька, скребя под подбородком. - Ух, ты, какие мы самоуверенные! Слушай, хочешь анекдот расскажу?" Встречаются на улице два мужика. Один другому говорит: "Рабинович, как здоровье?" А тот ему: "Hе дожде-е-е-тесь!" - Гы-гы! Смешно, правда? Прям про тебя. Ты часом не из этих Hе из си.онистов? - Да пошел ты... - Женька быстро ополоснул лицо водой и вышел из ванной снимая на ходу с крючка полотенце. В прихожей он тща.тельно вытер лицо, повесил полотенце на дверную ручку ванной и по.дошел к зеркалу висевшему рядом с входной дверью. С этого зеркала собственно говоря все и началось, но сейчас для Женьки это уже не имело никакого значения. Взяв с тумбочки перед зеркалом почти пустой флакон с довольно дорогой туалетной водой Женька принялся обильно сбрызгивать ей отдающие синевой щеки. - Ты что обиделся? Hе обижайся Женя, это только начало. Женька молчал, поджав губы и остервенело хлопая по щекам ладонями. - Слушай, дорогой, зачем так нервничать? Щеки отколотишь. Лучше ранку бумажкой заклей. Видишь кровь течет? Мне тоже между прочим неприятно. - А может я того и хочу? Может я только и хочу, сука, что б тебе было неприятно? Сплю и вижу ! - взорвался Женька. - Что ты ко мне лезешь ? Чего тебе надо? - А то ты не знаешь чего? - Женя с ненавистью посмотрел в зеркало. - Hе дождешься.- Выдавил он. - А-а-а! Понравился анекдот!? - Сука! - Женька не выдержал и ударил флаконом по зеркалу. Зеркало не разбилось, зато разбился флакон в Женькиной руке. - Ая-яй, как нехорошо! Ая-яй, как больно! Hадо же, Женечка руку порезал. Сходи, мамке пожалуйся! Ути-пути мой маленький! Соболезную. Эй, эй! Ты чего делаешь!? Поставь зеркало на место ! Поставь я тебе говорю!!! Hе обращая внимания на теплую кровь текущую по руке и на ос.колки стекла застрявшие в ладонях, Женька сорвал зеркало с креп.лений, почти бегом прошел в кухню и больно стукнувшись на кухне об угол стола открыл балконную дверь. - Чего это тебя на воздух потянуло? Душно стало? Ты знаешь мне тоже душновато. Кстати, если хочешь выбросить зеркало то зря. Говорят: разбить зеркало - к болезни, а выбросить к скорой смерти... Выбрасываешь? Hу ладно дело твое. Зеркало, блеснув серебренным крылом, полетело с третьего этажа и разбилось об асфальтовою дорожку, разлетевшись ровными треугольниками, в каждом из которых отразилось молодое, неряшливое петербургское солнце. Сосед с низу осторожно манипулировавший гантелями, стараясь вписаться в узкий прямоугольник балкона, перегнулся через перила и удивленно посмотрел в верх: - Эй, сосед, ты чего зеркалами кидаешься!? А? Говорят, примета есть такая - зеркало разбить к болезни, а выбросить к скорой смерти... Тебе, что, жить надоело? - А я не верю в приметы! И в гороскопы не верю! И в полтергейст! В барабашек! В филиппинских хирургов! В медиумов и экстра.сенсов! В говорящие зеркала! В HЛО и бермудский треугольник... Hе верю!!! В... В... - Женька задохнулся, чувствуя как язык застревает в зубах, а сердце, взбесившейся канарейкой колотится о грудную клетку. - Подумаешь, Станиславский нашелся! "Hе верю!" кричит,- обиделся сосед. - В барабашек он не верит... В филипинских, этих... Пить меньше надо! Спортом заниматься. Да.- Внезапно его одутлова.тое лицо озарила улыбка.Слушай, сосед! У меня идея! Хочешь гантели подарю? У меня есть еще одни. Полегче этих правда,- он потряс своими гантелями,- но для тебя сойдут. Ты не думай, мне не жалко. Я же для твоего здо... - Засунь их себе в задницу.- Бросил Женька и ушел с балкона. - Куда? В задницу? Хм.- Сосед недоумевая поджал нижнюю губу, неожиданно представив как его гантели будут выглядеть в его же заднице, мотнул головой, отгоняя это видение, пожал плечами и про.изнес, продолжая прерванную утреннюю зарядку: Мудак!

Сержант Моррис вернулся в Англию после долгой службы в Индии. С собой он привёз усохшую обезьянью лапку, которая может выполнить три желания владельца. Самому Моррису эти три желания счастья не принесли. Но его друг Уайт, несмотря на это, выпросил у сержанта лапку.

Теплая летняя ночь, темное небо усыпано яркими точками далеких звезд. Бледно-золотая луна медленно поднимается над черным лесом, освещая все вокруг своим ледяным светом. Тишина и покой вокруг.

Мальчик лет семи поежился, зевнул. Сидеть на холодной земле в зарослях лопухов было не очень-то удобно. Но, не смотря ни на что, он продолжал ждать. Легкий ветерок шелестел листьями старого дуба где-то у него над головой, вдалеке ухнула лесная сова, послышался треск, и какая-то юркая тень мелькнула вдалеке меж стволов деревьев. Но он не боялся.

… Старая лестница убегала в неизвестность, во тьму этого древнего дома. Я, молодой еще парень семнадцати лет отроду, стоял на самом ее верху и вглядывался в темноту, в которой таяли последние ступени. А рядом со мной стоял Некто — я ощущал его присутствие скорее каким-то иным чувством, нежели зрением — весь в черном, словно выплывший из мрака ада сгусток вселенской черноты. И ни звука вокруг.

Вот мой спутник вытянул свою руку вперед, предлагая мне спуститься вниз. Я чувствовал, как дрожат мои колени, как наливается жаром тело, словно во время лихорадки, а в голове было тяжело и пусто, лишь кровь бешено стучит в висках, с силой бьется в стенки сосудов, словно стремится порвать жилку и выхлестнуться темным потоком наружу. Я чувствовал обволакивающий меня прозрачным душным покрывалом страх перед темнотой и скрывающимися в ней ужасами.

Решающее сражение двух противостоящих армий. Один из героев-защитников остается на передовом рубеже во время главной атаки. Это все, что он помнит. Дальше он попадает в ситуацию, из которой становится ясно, что мир живых и мир мертвых не так уж разделены.

…Темная звездная ночь низко висит над спящим городом. Лишь огни в нескольких припозднившихся окнах и свет тусклых уличных фонарей еще разгоняют мрак каменных переулков. Мрачные тени в тишине скользят по затемненным углам улиц и легкий ветерок уныло бредет по мостовой, гоняя обрывки старых рваных газет.

Сегодня новолуние, и луна не осчастливит своим светом небосвод, наполнив краски ночи своим чарующим светом. И поэтому белесый туман, что клубится над решетками сточных канав, такой жуткий сегодня, насыщенный, полный скрытых замыслов и тайн.

Тихи и спокойны воды холодного горного озера, словно застывшее зеркало, отражают они синее высокое небо и бегущие вдаль по нему облака. В ожерелье диких кустов и высоких трав нежится оно среди скал и горных вершин, упирающихся прямо в купол небес. Несколько старых, покрытых мхом деревьев высятся на берегу, склоняя свои пожухлые кроны почти до самой земли, искривленными стволами льнющие к холодному камню.

Но мрак глубины таится под видимостью спокойствия. Черные слизкие водоросли припадают к берегу, словно уставшие пловцы, вынырнувшие на свет с опасной глубины. И тишина низко скользит над землей. Не слышно пения птиц, в кустах не шелохнется дикий зверь, ничто не нарушает плеском застывшее серебро озера. Лишь высоко у самых вершин иногда заходится протяжным воем бродяга-ветер, навевая тоску и печаль.

2067 год. Весь мир содрогнулся от Хаоса атомной войны. Сотни тысяч смертоносных ракет беспощадно жалили землю, опаляя ее поверхность своим разрушительным дыханьем, выжигая поля, леса и плодородные долины, разрушая почти до основания огромные каменные города и более мелкие поселения, превращая реки, озера и моря в пар. Огненный ад разверзся под небом, наполненным горьким пеплом, и ничто живое не в силах было выжить в нем; органическая плоть таяла, словно воск, в этой пламенной бездне, и не было от дьявольского жара никакого спасения. Миллиарды невинно убиенных душ с дикими криками и протяжным воем скользнули по краю тени в ад, чтобы исчезнуть там навсегда, напитав оплавленную землю своим прахом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В сборник включены повести и рассказы зарубежных (в основном, американских) писателей, дающие непростой и неоднозначный взгляд научной фантастики на религию. Помимо сложных философских вещей, таких как "Двадцать первого путешествия Ийона Тихого" Станислава Лема или "Выше звезд" Урсулы ле Гуин, в сборник включены приключенческие и юмористические рассказы и миниатюры. Впервые на русском языке, здесь была напечатана великолепная повесть Урсулы Ле Гуин "Новая Атлантида".

Содержание:

* Вл. Гаков. Мудрая ересь фантастики (эссе)

* Эрик Ф. Рассел. Единственное решение (пер. В. Баканова)

* Рэй Брэдбери. Человек (пер. Н. Коптюг)

* Энтони Бучер. Валаам (пер. А. Корженевского)

* Пол Андерсон. Царица ветров и тьмы (пер. А. Корженевского)

* Роберт Силверберг. Добрые вести из Ватикана (пер. А. Корженевского)

* Джон Браннер. Иуда (пер. А. Корженевского)

* Энтони Бучер. Поиски святого Аквина (пер. А. Корженевского)

* Артур Кларк. Девять миллиардов имен Бога (пер. Л. Жданова)

* Станислав Лем. Двадцать первое путешествие Ийона Тихого (пер. К. Душенко)

* Фредерик Браун. Ответ (пер. В. Баканова)

* Роберт Силверберг. Пастырь (пер. А. Корженевского)

* Роберт Шекли. Битва (пер. И. Гуровой)

* Роберт Шекли. Бухгалтер (пер. В. Баканова)

* Теодор Когсуелл. Стена вокруг мира (пер. Е. Кубичева)

* Альфред Бестер. Вы подождете? (пер. В. Гакова, В. Гопмана)

* Боб Шоу. Обратная связь (пер. В. Баканова)

* Урсула Ле Гуин. Выше звезд (пер. И. Тогоевой)

* Станислав Лем. Маска (пер. И. Левшина)

* Артур Кларк. Звезда (пер. Л. Жданова)

* Деймон Найт. Восславит ли прах тебя? (пер. В. Гопмана)

* Урсула Ле Гуин. Новая Атлантида (пер. И. Тогоевой)

«Кондитерская на углу двух крутых улочек в Кэмден-Тауне светилась, как кончик догорающей сигары в прохладных синих сумерках. Или скорее как догорающий фейерверк, потому что свет был многоцветным: он дробился во множестве зеркал и танцевал на множестве позолоченных и расцвеченных яркими красками тортов, леденцов и пирожных. К сияющему витринному стеклу прилипали носы многих уличных мальчишек, потому что шоколадки были обернуты в красную, золотистую и зеленую фольгу, которая почти лучше самого шоколада, а огромный белоснежный свадебный торт каким-то странным образом был невероятно далеким и одновременно манящим, как съедобный Северный полюс…»

«Эту загадочную историю о странных незнакомцах до сих пор помнят на узкой прибрежной полоске Сассекса, где сад большой и тихой гостиницы «Майский шест и гирлянда» смотрит прямо на море. В тот солнечный денек в гостиницу зашли два несуразных субъекта. Один из них был заметен издалека хотя бы тем, что носил блестевший на солнце зеленый тюрбан, водруженный над загорелым лицом с черной бородой. Другой выглядел еще более нелепо: желтоусый, с львиной гривой волос соломенного цвета, он носил мягкую черную шляпу священника…»

Владимир Ефимович Семичастный, партийный и государственный деятель, председатель КГБ в 1961–1967 годах, был из числа «молодых реформаторов», заявивших о себе во времена «оттепели» и смещенных с политического Олимпа в эпоху «застоя», хотя именно он совместно с А. Шелепиным сыграл большую роль в смене руководства СССР в 1964 г. По воспоминаниям генерал-полковника, не все проекты смещения Хрущева предполагали бескровную развязку…

Характеристики, даваемые Семичастным руководителям нашей страны, заставляют по-новому взглянуть и на Брежнева, который «подтащил страну к провалу», и на Андропова — «беспринципного и бесхарактерного человека», не сумевшего подготовить проекта выхода страны из кризиса, и на безответственного прожектера Горбачева…

Кроме того, Семичастный делится воспоминаниями о Карибском кризисе 1962 года, о деле Пеньковского, побеге за границу дочери Сталина Светланы Аллилуевой, поставившем точку в его карьере чекиста.