Всё началось с «Евы»

Всё началось с «Евы»
Другие книги автора Александр Иванович Шалимов

В болотах экваториальной Африки до наших дней сохранился ранее неизвестный науке вид древних ящеров. Экспедиция профессора Турского поймала детёныша динозавра.

А. И. Шалимов. Тайна «Тускароры». Издательство «Гидрометеоиздат». Ленинград. 1967.

Содержание:

Тайна «Тускароры» (фантастико-приключенческая повесть)

Призраки ледяной пустыни (фантастическая повесть)

В сборник вошли повести и рассказы классиков отечественной фантастики. Книга будет интересна как подросткам, так и взрослым, любящим истории о динозаврах.

Это книга о людях далекой, а может быть, уже и не очень далекой от наших дней эпохи, когда укрощенные земные вулканы дадут человеку свет и тепло, а в Большой Космос отправятся первые фотонные корабли.

Это книга о стойкости, мужестве, сомнениях и любви людей будущего. Жизнь ставит перед ними много вопросов…

Можно ли победить время, и дождется ли Леона своего любимого, который улетел к далекой звезде?

Прав ли профессор Гомби, скрыв от людей великое открытие, которое ему удалось совершить?

Имел ли право Лар, герой повести «Планета туманов», во имя научного подвига нарушить приказ командира корабля?

Эти вопросы встанут перед вами, дорогие читатели.

Как вы ответите на них?

Это рассказы и повести о стойкости, мужестве, сомнениях и любви людей далекой, а быть может, уже и не очень далекой от нас эпохи, когда человек укротит вулканы и пошлет в неведомые дали Большого Космоса первые фотонные корабли.

Можно ли победить время? Когда возвратятся на Землю Колумбы первых звездных трасс? Леона — героиня повести «Когда молчат экраны» — верит, что снова встретится со своим другом, которого проводила в звездный рейс.

При посадке в кратере Арзахель терпит аварию космический корабль. Геолог Джон Смит — единственный оставшийся в живых участник экспедиции — становится первым лунным Робинзоном. Ему удается сделать поразительные открытия и… обо всем остальном читатели узнают из повести «Пленник кратера Арзахель».

«Когда молчат экраны» — четвертая книга геолога и писателя-фантаста А. И. Шалимова.

Юные читатели уже знакомы с его книгами «Пульс Земли», «Горный компас» и «Тайна гремящей расщелины».

Остросюжетный фантастико-приключенческий роман  Александра Шалимова посвящен острейшей проблеме современности борьбе миролюбивых сил планеты с милитаристами, рвущимися к реваншу.

…Промышленная империя Фигуранкайнов. В неё проникают герои, сторонники мира и демократии, и перестраивают военную машину на научно-технические программы…

В книгу вошли издававшиеся ранее научно-фантастические повести и новые рассказы известного фантаста, посвященные острейшим проблемам современности — сохранению мира и природы Земли.

Разумные стрекозы на загадочной планете и ответственность Человека за любой поступок; удивительные гости из будущего — Альбин и говорящий кот, которые помогают современным людям оценить самих себя; бесконечность мозга, таящего гигантскую информацию о минувших поколениях, — всему этому и многим иным проблемам посвящены научно-фантастические рассказы и памфлеты А. Шалимова, объединенные я сборнике «Странный мир»

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей Емельянов

ПЛАСТИКОВЫЕ ЗВЕРИ

Посмотрите, вот сидит Свят. В форме охранника, посреди пустого ночного магазина. Только у стойки маленького бара сидят три офицера, пьют что-то из пластиковых рюмок, закусывают сигаретным дымом, морщатся и тихо о чем-то разговаривают. Да еще продавщица заступает на очередную ночную тихую смену...

Тусклое время. Тесная, серая форма осенних сумерек. Хотелось бы спрятаться, убежать, утечь сквозь неплотно прикрытые двери магазина. Густое небо бьется с той стороны витрин. А потом, через три минуты, опускаются бронированные листы, рассекают мир на две неравные части. Маленький комочек света и вокруг тьма. Во тьме бродят, стенают и воют неведомые звери. И комок детского, неоправданного страха застревает в сиплом горле. Кашлем рвется наружу и вслед за ним летит окурок сигареты. Hа холодный кафельный пол, на незамысловатый мозаичный рисунок ночного дежурства.

КОНРАД ФИАЛКОВСКИЙ

ЗВОНОК

Пер. с польского К. Душенко

Он опустил монету не сразу. Тут был день и жаркое лето, как всегда в декабре. Сквозь рубашку он чувствовал солнце и легкий ветерок, набегавший с холмов. Их зелень казалась нездешней в этом краю, где из красной земли поднимались деревья с фиолетовыми цветами вместо листьев. Площадки для гольфа лежали внизу - ровные лужайки в долине. Телефон-автомат находился в нише клубного павильона; бросая монеты одну за другой, он подумал, что там, должно быть, уже засветилась первая звезда. Короткий гудок - и сразу же ее голос:

Владимр Фильчаков

Светлый квартал

Гоша купил газету из-за броского заголовка: "Виртомания". Статья находилась на третьей странице, видимо на передовицу ее не хватило и ее упрятали подальше, поместив таки заголовок вперед для привлечения покупателей.Гоша прошел по любимой липовой аллее, полюбовался деревьями, набирающими цвет, и увидел, что его любимая скамья занята. Он поморщился недовольно - пришлось сесть на другую скамью. Отсюда здание института было видно еще лучше. Гоша покосился на него, пощупал в кармане согнутые пополам ассигнации. Сто долларов в рублевом эквиваленте - плата за второй сеанс.Деньги удалось достать не так быстро, как хотелось,прошло две недели, прежде чем набралась нужная сумма, а теперь, когда все было готово для второго сеанса, он почему-то медлил.Он не смог бы ответить - почему. Решимости, как всегда, не хватает, вот что.

Филиппов Константин

ПОЛИТИКА HЕВМЕШАТЕЛЬСТВА

Иначе воин поступить не мог...

Заставил стpах поднять клинок!

Hо мудp, силен был стаpый волхв.

Он выбил меч и взял заpок...

Планета Маpс. Зона Федеpации. Мегаполис Эксплоpеp.

Редакция жуpнала "Тайм-лайф" была pасположена на десятом подвальном этаже гигантского маpсианского гоpода. Hесмотpя на захолустье в котоpом находился офис, помещения были в pабочем состоянии. Из магистpального тоннеля в полумpак pедакции стpуился свет. Пpи неpаздpажающем освещении пpосто пpиятней pаботать. Тем более с утpа, когда только начинаешь входить в pабочий pитм. Людей в pедакции было всего паpа человек. Все остальные либо еще не пpишли, либо уже ушли. Тишина, покой, похpапывание. День пpедзнаменовался быть спокойным.

Герберт Франке

Добро пожаловать домой *

Пер. Ю. Новикова

Внизу собралась огромная толпа людей. Я видел пульт для ораторов, гирлянды. Славный конец долгого путешествия!

Учебная командировка длилась два года. Какое событие в жизни человека - межгалактическая академия на планетах Антареса! Не только естественные науки и логика были включены в программу, но и история галактических культур, аутогенная тренировка и даже сверхчувство. Сверхчувство - это чтение мыслей. Да, я могу читать мысли!

Герберт Франке

Мы хотим видеть Дариуса Миллера *

Пер. Ю. Новикова

Он не мог взять в толк, каким путем девушка проникла в его комнату. Менеджер снял весь верхний этаж отеля - он был полностью изолирован и к тому же охранялся.

Дариус сидел на тренажере, ремень с шумовыми кардиодетекторами прижимал его к жесткой спинке, ноги были пристегнуты к педалям. Первая мощность (выписывается на полоске вощеной бумаги записывающим автоматом) показывала, что вот уже два часа как он напряженно трудился, а на его лбу не было ни малейшего намека на пот. С той поры как вошла девушка, зубчатый механизм тренажера оставался неподвижным, - казалось, будто смазка неожиданно замерзла. Дариус уставился на вошедшую. Она была красива, очень красива, - как те девушки на обложках иллюстрированных журналов.

Неархос Георгиадис

Жертвы невмешательства

Перевод с греческого Л. Чудковой

Посмотрите на дым, клубами рвущийся из моря, закоптивший небо, заслонивший солнце. Там находится одно из самых горестных мест на земле. Говорят, это маленькое островное государство погибло по вине его лидеров, которые всегда почему-то принимали самые худшие из всех возможных решений, совершали самые ошибочные, самые неразумные действия. Но было бы слишком примитивно все валить на лидеров. Любой мыслящий должен спросить себя: "Что за причина заставляла опытных политиков всякий раз поступать наперекор разуму?" Меня этот вопрос не застанет врасплох. Я знаю, что тот, кто вызвал разрушения, пришел с другой планеты. Мне известны некоторые подробности этой трагедии, и, я думаю, настала пора открыть их всем.

Андрей Геращенко

(г.Витебск, Белоруссия)

Тени из преисподней

фантастическая аллегория

(мистическая повесть)

Памяти сына моего Антона

посвящаю эту книгу.

Он хотел во что бы то ни стало вернуть утраченную часть себя. Но поиски распахнули ворота злу, которое неумолимо умертвляло его мир. Если он не покончит с этим злом, то из жизни навсегда исчезнет все, кроме страха.

"Страх" Л.Рон Хаббард.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кир Булычев — вторая величина в отечественной фантастике XX века после братьев Стругацких. Несколько поколений читателей выросло на его книгах, а первая читательская любовь долговечна и с годами не остывает. Основатель Великого Гусляра (своеобразного аналога северного города Соловца со знаменитым НИИЧАВО и его сотрудниками), крестный папа Алисы Селезневой, девочки из будущего Земли, летописец трудов и дней доктора Павлыша и его друзей из экипажа межпланетного звездолета «Сегежа», лоцман на реке Хронос, соединяющей во времени разные берега России… — Кир Булычев многомерен, как сама жизнь, в его литературной вселенной есть место и шутливому розыгрышу, и едкой, беспощадной иронии, и мудрости ученого и провидца. В ней есть все, кроме скуки.

Одна из главных и едва ли не самых ярких ипостасей писателя — Булычев-рассказчик. Эта книга — первая попытка в максимальном объеме собрать под одной обложкой лучшие рассказы писателя (с добавлением нескольких повестей), не входящие в отдельные циклы.

Как и в первой книге трилогии «Предназначение», авторская, личная интонация придаёт историческому по существу повествованию характер душевной исповеди. Эффект переноса читателя в описываемую эпоху разителен, впечатляющ – пятидесятые годы, неизвестные нынешнему поколению, становятся близкими, понятными, важными в осознании протяжённого во времени понятия Родина. Поэтические включения в прозаический текст и в целом поэтическая структура книги «На дороге стоит – дороги спрашивает» воспринимаеются как яркая характеристическая черта пятидесятых годов, в которых себя в полной мере делами, свершениями, проявили как физики, так и лирики.