Все ключи одной печати

Дмитрий ТАРАБАНОВ

ВСЕ КЛЮЧИ ОДНОЙ ПЕЧАТИ

рассказ

1

Флоренция, 11 Ноября 1999 г. Кабинет Ричарда Брайтона.

- Это почерк нубнов, - заключил Ричард, рассматривая при помощи лупы рисунок на форзаце книги. - Поэтому я сразу решил, что она краденая. - Нубны, - повторил Рудольф, осторожно перенимая из рук архивариуса книгу. - Никогда не приходилось о них слышать. Ричард покачал головой. - Это не из-за вашей неосведомленности, уважаемый мистер Ваннерманн. Нубны просто следят, чтобы о них знало как можно меньше людей. Или вообще не знали. - Довольно странный экслибрис. Видно, что работал профессионал, но я не знаю ни одного частного коллекционера с таким символом библиотеки. - Вы все еще не желаете согласиться, что книга принадлежит племени полузабытых монахов. - Знаете, Ричард, не каждый день появляются конкуренты с такими книжками, - он любовно прогладил пальцами кожаную поверхность книги. - Это человеческая кожа, не так ли? - Прошу прощения, но вы ошиблись. Книга принадлежит периоду, когда переплет делали более гуманными методами. А конкурентами, как вы сказали, у них больше прав считать вас. Сколько вы уже этим занимаетесь? - Не меньше четырнадцати лет, - ответил Рудольф. - Вынужден согласиться, что вы весьма преуспели. - Спасибо за комплимент, - пальцы коллекционера ощупывали узорное теснение. - Расскажите мне о них побольше. - Мистер Каупман вас не заждется? - Я думаю, его это не затруднит. В конце концов, здесь есть неподалеку хорошее кафе, и он непременно туда зайдет, если посчитает мое отсутствие скучным... - Тогда о нубнах, - Ричард снова взял в руку бронзовое перо и принялся вертеть его вокруг оси. - Это племя монахов, если можно так выразиться, которое живет где-то в западной Европе. Намного древнее, чем тамплиеры. Успешно пережили времена инквизиции, поскольку никогда не считали за цель встревать в судьбу государства. Концентрировали в своих руках исключительно книги. - Собирали обыкновенную библиотеку или оккультную? - Оккультную. Причем, то ли нубну, то ли сам случай заботился, чтобы книги в Монастыре оказывались в единственном экземпляре. Если порыться в архивах, можно найти не одну историю странных пожаров, в результате которых сгорал весь тираж определенной книги, а авторский экземпляр пропадал прямо из рабочего стола. - Простите мое невежество, но ни об одном пожаре я не слышал. Наверное, их уже давно не было. Сами понимаете, в издательствах теперь отличная противопожарная система, да и писатели хранят произведения преимущественно в файлах. - А как же насчет вашего друга Каупмана? - спросил Ричард. - О, это совсем другой случай. Он ведь поэт. Такую вещь, как стихи, довольно сложно представить на экране компьютера. Это из той части литературы, которую нужно по-прежнему писать при свете свеч и на пергаменте, - Ваннерманн усмехнулся. - И насколько же велика их библиотека? - Сам не видел, сказать не могу. Могу только предполагать. - И? - Велика. Наверняка, крупнейшая из оккультных в Европе. И в библиотеке этой хранятся отнюдь не случайные книги. Рудольф подал книгу Ричарду. - А это тоже неслучайная? Ричард смерил Ваннерманна чуть ли не презрительным взглядом. - "Дыхание дьявола" - почти легендарная книга. Она просто чудом у вас оказалась. - Вы же сказали, что уверены в том, что книга краденая. - Ну, не так уж просто унести что-то из библиотеки нубнов. И если кому-то это удавалось, то только методом кражи. Ненадолго, правда... - Что значит "ненадолго"? - напрягся Рудольф. - Вы же не верите в мистику. - Правда. С книгами не может быть ничего связано, кроме обыкновенных предубеждений и труда тех, кто их создавал. - Я тоже так думаю. Но знаете, случаются в жизни неожиданности, совершенно незакономерные, но постепенно превращающиеся в закономерность... - Избавьте меня от этого, - рассмеялся Ваннерманн. - Лучше расскажите об экслибрисе. - Ну, для начала, - сказал Рудольф, открывая книгу на форзаце, - рисунок и надписи выполнены кровью. - Ритуальный рисунок? - Нубны верили, что заключают пакт с Люцифером, отдавая души только за уверенность, что с книгой не случится никакая беда. Совершенно фанатическое предубеждение. - Согласен. - Некоторые буквы, например "m" и "n" внизу перечеркнуты. "t" еще перевернуто. Это совсем сатанинский манер. Не думаю, что кто-то, кроме нубнов, может так подписывать. - А подражатели? Вы не исключаете эту возможность? - Есть один способ проверить, - пожал плечами Ричард. - Какой? Архивариус повернулся к камину и бросил книгу в огонь. - Черт вас побери, что вы делаете? - Рудольф вскочил, и бросился к камину. Ему чудом удалось оттащить книгу от огня. - Ну что, убедились? - не оборачиваясь, спросил Ричард. Книга не пострадала ничуть. Такая же гладкая кожа и такие же желтоватые по краям страницы. - Вы знали об этом, - заявил Ваннерманн. - Откуда? - Я же сказал, что бывают незакономерные явления, которые потом, в последствии, становятся закономерностями. - Расскажите поподробней? В дверь прихожей позвонили. - Наверное, это мистер Каупман. - Предположил Ричард, вставая. - Я открою. - Не нашел, видно, кафе, - пробубнил Рудольф, возвращаясь за стол и продолжая рассматривать экслибрис. На рисунке изображалась кольцевая гряда гор, в центре которой, в огромной рытвине, полыхало пламя. Не возникало сомнений, что экслибрис изображает вход в ад. Ваннерманн готов был поклясться, что никогда не встречал гравюры такого рода. Надпись сообщала: "Все ключи одной печати". Шум голосов перенесся из прихожей в кабинет Ричарда. - Мистер Каупман вас уже заждался, - заметил архивариус. Затем повернулся к только что вошедшему гостю: - Не выпьете чаю? - Думаю, нам уже надо идти, - часто закивал седовласый Каупман. - Рудольф, пойдемте. - Секундочку, у меня еще один вопрос. Я смогу найти монастырь? - Нубнов? Рудольф кивнул. - Вы можете поискать по гравюре. Некоторые мои знакомые уже так делали. И знаете, холодная логика много чего может сделать. - Не думаю, что это самый действенный метод. - Я тоже. Проще будет, если я сам дам наводку. Может все-таки по чашечке чаю? Вы любите бергамот?..

Другие книги автора Дмитрий Тарабанов

Дмитрий Тарабанов

ЕДИНСТВЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ

Фанфиковый вариант рассказа "Холод бестелесного дождя"

по мотивам романа Сергея Лукьяненко "Лорд с планеты Земля"

Алигизианин, почувствовав, как волосы на его спине наэлектризовано поднялись, обернулся и осветил стену сэхила фонарем. Лицо медленно проступало сквозь тонкую серебристость камня Сеятелей, проясняясь контурами, обретая рельефность. Камень сэхил пульсировал, и в его агоническом биении рождалась новая форма жизни, доселе не известная ни одному человеку во Вселенной. Алигизианин отступил, поскольку лицо выдвинулось уже достаточно далеко от монолита. Он хотел бежать, но что-то не позволяло. Не позволяло лицо, потому что оно было... Лицом женщины. Оно еще точнее обрело свои черты. Оно казалось похожим на лицо какой-то другой женщины, которую алигизианин видел раньше, до того, как стал звездным старателем и попал на Осенний Дождь. Нет, он любил эту женщину... Совпадение? Алигизианин не верил ни в какие совпадения. Он хорошо помнил, что повстречалось ему на пути в Храм. Помнил он и гостеприимство обители Сеятелей, величество и несокрушимость покоящегося на тонком стволе мозаичного шара Храма, и странный теплый камень, которым был выложен он изнутри, камень с нежной и мягкой поверхностью, как кожа Сэхил, его мертвой ныне возлюбленной. Он так и назвал камень - сэхил. Если алигизианин умрет сейчас, то последователи найдут его дневники и будут так же звать чудо-камень. Хотя это вряд ли. Только властители могут зайти в священную обитель Сеятелей... Властителем алигизианин не был, и умирать хотел меньше всего. То, что росло сейчас из стены, вряд ли могло таить в себе угрозу смерти. Это было, напротив, рождением. Лицо существа стало совсем живым: аккуратный, чуть вздернутый нос, сочные губы; медленно темной линией от пока еще закрытых глаз поползли брови, тонкие, дугообразные; на поверхности лысой головы стали проступать волосы. Они, как тысячи маленьких травинок, быстро поползли вверх, затем, изогнувшись под своей тяжестью, потекли вниз водопадами, извиваясь змеями. Веки девушки из камня дрогнули, и глаза раскрылись. Она несколько раз моргнула, будто проснулась от ночного сна. "Невероятно! - подумал алигизианин. - Это она!" Его уже не тревожил вопрос "Почему?". Он знал, что ЭТО происходит, а почему оно происходит, уже неважно. Перед алигизианином рождалась Сэхил, та, в память о которой он назвал невиданный им раннее камень. Сэхил смотрела на алигизианина взглядом, каким может смотреть только Сэхил. В этом взгляде голубых безумных глаз было все... Сквозь камень проступали ее плечи, медленно отделяясь от теплого тела Храма. Девушка подалась вперед с трудом, будто что-то мешало ей проходить сквозь стену, и на поверхность выплеснулась и застыла в упругом покачивании ее полная грудь. Алигизианин больше не боялся и не отступал. Он знал, что существо, рождающееся из камня, не причинит ему никакого вреда. Девушка появлялась медленно. Она выпутала из каменной жижи абсолютно гладкой стены руки и, опираясь ими о стену, продолжала покидать теплые объятия Храма. Алигизианин подался вперед. Он обнял девушку за уже сформировавшуюся тонкую талию и, приподняв, помогал ей выбираться. Своими пальцами он чувствовал трепет женского тела, теплого, гладкого, мягкого, упругого, как камень сэхил, как сама Сэхил. "Боже, так ведь это и есть Сэхил!" Девушка уже почти выступила из стены. С трудом пробивая чудо-камень, появились на поверхности крутые бедра, блестящие в лучах фонаря; из серебристого монолита выделилось небольшое возвышение лона, тотчас покрывшееся черным пушком; дальше бедра разделялись, образуя пару ровных, красивых ног. Алигизианин теперь вплотную приник к девушке, ощущая грудью прикосновение ее горячей груди, биение ее сердца, учащенное дыхание от нелегкого проникновения сквозь стену. Он потянул ее к себе, девушка напряженно вздохнула и оторвалась от стены. Поверхность чудо-камня у основания, там, где только что были лодыжки новорожденного существа, чуть колыхалась, а существо теперь было человеком. - Сэхил! - выдохнул алигизианин и жадно впился губами в шею девушки, все сильнее и сильнее прижимая ее к себе. - Подожди, Лоэн! - девушка попыталась высвободиться из объятий алигизианина. - У нас еще будет много времени... - Ты знаешь мое имя? - изумился Лоэн. - Ах да, какой же я глупый! Ты ведь Сэхил, моя любимая Сэхил... - Да, я твоя Сэхил, - девушка улыбнулась. - Но ты ведь прекрасно знаешь, что я мертва. - Тела твоего мы не нашли, я тешил себя надеждами, и теперь здесь, на незнакомой пустынной планете, в Храме Сеятелей... - Лоэн, я действительно мертва. Но у нас с тобой есть день, а, если ты, конечно, захочешь, то и вечность. - Конечно! Конечно, я захочу! Я сделаю все, чтобы быть с тобой до конца своих дней... нет, больше! Что мне сделать? - Лоэн, - тихо произнесла Сэхил, прижавшись к нему и задрожав. - Мне холодно... Алигизианин почувствовал, что тело девушки остыло в сыром помещении. - Извини, Сэхил, я забыл про все на свете. Ты ведь со мной, и ты так прекрасно нага... Он снял с плеч плащ и накинул его на плечи девушки. Сэхил тотчас же завернулась в него, скрыв под его мантией мрамор своего изящного тела. Она скривилась и мягко чихнула. - Ну вот, ты уже и простудилась, - покачал головой Лоэн. - Возьми вот, надень ботинки. Он снял с ног свои корабельные башмаки сорок третьего размера и обул изящные ножки девушки. - Так-то лучше, - сказал Лоэн, осматривая туалет девушки, причудливый по своей комбинации. - Все равно холодно, - призналась девушка и невинно улыбнулась. - Здесь ты совсем замерзнешь. Пошли к лагерю, там я зажгу костер... - Не могу. Храм не велел выходить из его тела. - Храм? - изумился Лоэн. - Ладно, тебе виднее. Тогда подожди здесь, а я принесу дров. Разожжем костер в Храме... - Нет! - восклицание девушки бритвой полоснуло слух алигизианина. - Он живой! Ему будет больно, и он умрет. А если умрет он, умру и я... Хотя Лоэн и знал, что Храм Сеятелей невозможно уничтожить огнем, он смутился. - Сэхил! Ты не должна умирать! Но тебе холодно, и я не знаю, как тебя согреть. Может, ты прислонишься к стене Храма; он тебя согреет. - Храму становится холоднее, так же, как мне. Он отдает свою энергию мне, а я ее так бесстыдно трачу. Храм такой добрый, а я не могу его ничем отблагодарить. Но ты можешь! - Как же тебя согреть? - размышлял вслух Лоэн, не слыша слов Сэхил. Может, я разденусь, прильну к тебе и согрею своим телом? - Тебе еще быстрее станет холодно, и ты умрешь. Но мы должны любить и греть друг друга вечно, а это может обеспечить только Храм. Помоги ему... Лоэн обнял девушку и заплакал, ощущая ее каменный теперь холод. - Как? Как я могу помочь? - Ты должен стать Храмом. Ты подаришь ему энергию, а в нем мы будем жить новой, бестелесной жизнью. В нем нам не будет холодно. - Но я никогда больше не почувствую тепла твоего прекрасного тела... - Ты будешь чувствовать не только тепло, но и жар моей бестелесной страсти, и жар моего языка в бестелесном поцелуе, и жар моего нутра в бестелесном проникновении... Единственное, чего ты не почувствуешь, это холода. Ты больше никогда не почувствуешь холода операционного стола, холода ствола у виска, холода космической пустоты. Ты этого не почувствуешь, ибо мы всегда будем вместе... Голос девушки с каждой секундой слабел, от дыхания в остывший воздух Храма поднималось и тут же растворялось облачко пара. - Я стану Храмом, - решился алигизианин. - Только, Сэхил, подожди пару минут, я сбегаю в лагерь. Это недолго. - Быстрее... пожалуйста... Лоэн босиком зашлепал по похолодевшей, но такой же мягкой поверхности пола и исчез в пространстве, прежде чем растворилось последнее облачко пара от его дыхания. Он вернулся через пятнадцать минут и нашел девушку полуспящей, облокотившейся на стену. - Сэхил! Сэхил! Проснись! - алигизианин растормошил девушку и, увидев, что та с трудом разлепила глаза, облегченно вздохнул. - Слава Богу, Сэхил, ты жива. А я уже думал, что опоздал. Он коснулся своими губами ее холодной щеки. Девушка попыталась улыбнуться, но губы ее сильно замерзли и с трудом шевелились. - Иди... в конец га... галереи... - прошептала она. - Там тупик... пройди через него... я люблю... тебя... На последних словах ее веки сомкнулись. Но она не умерла: сердце ее еще билось. Очень медленно. Алигизианин взял Сэхил на руки и опрометью бросился в конец туннеля. Пол под ногами подминался, словно пустое пространство переползало из одной части Храма в другую. Наконец движущаяся полость остановилась. Здесь, как и говорила девушка, стены сходились в тупик. Поверхность сэхила здесь была еще теплая. - Пройти... - прошептал Лоэн и уверенно двинулся на стену. На его руках была Сэхил, стена была близко. Но Храм не пропустил их в себя, преградив путь холодным камнем. Лоэн попытался еще раз, но стена не поддавалась. Алигизианин вдруг вспомнил немое рождение Сэхил из стены Храма. Она была так прекрасно нага... Нага! Вот почему Храм их не пропускал! Инородные тела... Лоэн торопился. Он быстро разделся и сбросил с бесчувственного тела Сэхил те немногие вещи, что были на ней. Теперь он снова подался к стене Храма. На руках алигизианина было холодное, но еще живое тело прекрасной Сэхил. Теперь он будет с ней всегда в недрах Храма. - И я тебя люблю, Сэхил, - выдохнул Лоэн в последний миг, когда его руки с телом девушки коснулись стены. Он вдруг почувствовал, какая эта плоть тягостная, и бестелесно улыбнулся, когда Храм поглотил его тело, растворив в себе. И почти сразу же он почувствовал бестелесный жар Сэхил.

Дмитрий Тарабанов

ПИСЬМО К СЕБЕ

Рассказ

"Здравствуй, дорогой Я! Пишу тебе, живущему в самой глубине моего сознания, где-то в самом центре моего существа. Я получил твой последний сон и благодарен тебе за его прелестную комбинацию. Особенно интересным я нашел обрамление - фильм классического фэнтези: теплый котлован от метеорита, утонувший в мягких, едва осязаемых сумерках, освещенный оранжево-золотыми бликами от пламени костра; несмелые гоблины и уродцы-орки, смущенно выглядывающие изо всех щелей; прелестная черноволосая девушка с золотого оттенка кожей в искусительно разорванной одежде - совсем как на картине Валеджио. Все просто замечательно, но что ты хотел мне этим сообщить? Твой дорогой двойник, Я."

Дмитрий Тарабанов

Не время для дозоров

(очень жесткая пародия)

О существовании данного текста неизвестно Делу Света.

Ночной Дозор

О существовании данного текста неизвестно Делу Тьмы.

Дневной Дозор

Инквизиция пару раз читала.

Часть первая

ПО-МАЛЕНЬКОМУ

Пролог.

Человек шел пошатываясь.

Нельзя было сказать, что его носило из стороны в сторону, как угодившую в шторм шхуну или буер на пересеченной местности.

Дмитрий ТАРАБАНОВ

ТУМАННАЯ ГРАНЬ

рассказ

Дона По ясно и испугано представлял мохнатые тела паутинников. Шипящие угольки глаз в темноте. Взгляд колкий и бессмысленный - перед тем, как гибкие лапы упруго спружинят, и паутинник метнется на тебя, метя когтями в грудь. Умные и коварные. Быстрые и расчетливые. Никогда не повторяли ошибок, но совершенствовали преимущества. Неожиданные, как возмездие. Как зло, пришедшие из неоткуда. И такие же вечные, как камень, небо и солнце. Дона По дрожал. Жался в угол чулана всю ночь. Чувство вины толкало его пойти вслед отряду, но оттого становилось еще страшнее. "Я слишком мал, - думал Дона, - Слишком мал, чтобы идти воевать с паутинниками. Что мне там? Всего семнадцать..." Всю ночь на дворе лаяли псы. Почему-то вспомнились теплые комочки пыли и паутины под табуреткой, которые он обнаружил в раннем детстве. Паучьи яйца. Послушавшись старших, Дона раздавил их. Тогда он уже знал, что ему нравится убивать паукоподобных. Но это вовсе не значило, что он должен с ними воевать. Клетчатый лунный свет неторопливо полз по стене, отсчитывая часы. Острый как бритва сквозняк врывался через щель, разбавляя и нарезая спертый воздух чулана. Дона По ждал.

Дмитрий Тарабанов

БЕЗ ДУБЛЕРА

рассказ

Над горизонтом взошла первая луна. Здоровенная, тусклая, изъеденная краторами и рудокопами. Легко выскользнула из пенного облака, чуть озаренного розовым светом заходящего солнца. Луна ползла с такой скоростью, что ее перемещение мог заметить даже человек. Небрежно отрисованной декорацией нависла она над головой Эйзил. К счастью, ненадолго: театральная сцена скоро сменится, совершив полный оборот вокруг оси, и на небесный "подиум" выйдет во всем своем великолепии Прозорливая.

Дмитрий Тарабанов

Киберпанк: рождение / развитие / смерть

История литературно-фантастического течения

Клик. Кликлик.

Р. Желязны, Ф. Саберхаген, "Витки"

В прошлом году, в ноябрьском номере Мира Фантастики, мы посвятили статью истории киберпанка в кинематографе. Вполне логично, что пришло время обратиться к литературным истокам течения, вокруг которого вот уже третье десятилетие не утихают споры и не замолкают восторженные реплики. Об истории самой скандальной фантастической ипостаси и пойдет речь в следующей статье.

Дмитрий Тарабанов

НЕ ТРОНУТО...

рассказ

Доллорон Казъяп откинул нижние ложноножки на релаксационную панель противоперегрузочного кресла, закусив двенадцатью из сорока восьми своих ртов губы, а еще четырьмя вдохнув ароматный дым ганзы из корабельного кальяна. Над стационарной площадкой проектора плясала полуобнаженная асилдианка, поглаживая искусительно изогнутыми усиками набухшие конусы яйцекладов.

Дверь в каюту Казъяпа требовательно запищала. Гостей Доллорон не ждал, поэтому поспешил узнать цель визита загадочного гостя, дабы избежать неприятных неожиданностей. Да еще голую матрру увидят, подумают озабоченный... На корабле паучих - море, а он с голограммами балуется!

Дмитрий Тарабанов

АБСОЛЮТНЫЙ ХРУМ

рассказ

На влажной поверхности потолка вырос перевернутый водяной холмик, превратился в подобие микроскопической сосульки; не выдержав своей собственной массы, оторвался с беззвучным сплеском и каплей устремился вниз. Максимально возможный при земной гравитации объем воды, который мог бы при нормальных условиях держаться одной неделимой системой, дрожал минуя микроскопические примеси в воздухе. Долететь до земли, - или что там вместо нее было? Этого ей все равно не дали узнать, - капле не удалось. Она растаяла где-то на одиннадцатом километре своего полета. Или падения.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Фантастическая повесть.

Пресс-конференция была длинная и скучная. Захваченные врасплох поспешным отлетом «Альбатроса», репортеры лихорадочно рылись в старых подшивках газет, в поисках необычайных вопросов для интервью, которое должно было состояться во второй половине того же дня. Правда, энтузиазм их коллег старшего поколения мог бы предложить им достаточно ресурсов: но так как эта мысль пришла в голову им всем, то вопросы походили один на другой, как две одинаковые ракеты.

Если переместиться в прошлое и наблюдать великие исторические события вживую, часто они оказываются лишены того драматизма, которым их наделили историки последующих поколений. Капитана Старфайндера это всегда разочаровывало. И однажды он решил посетить историческое событие, которое ещё не описывал никто из историков — первородный Взрыв.

© Ank

Ну вот и все. Сижу и смотрю на экран: минуту? час? сутки? — в точности не знаю. Никто не подходит, разбрелись по углам — хмурые, пряча глаза друг от друга. Что это — чувство вины? разочарование? стыд? — сказать трудно. Горько как-то. Удручающая пустота мыслей и ощущение обиды (на кого?). Не так — не так все представлялось. И не назвать случившееся крушением мечты. Нет, была не просто мечта — нечто большее — вера.

Все. Осталось включить маршевые двигатели, внести поправку во времени и ждать. Ждать долгих два года, а потом ступить на Землю.

В представленном ниже рассказе автор приглашает нас в компании с орнитологом-первопроходцем Джоном Одюбоном в путешествие по неизведанным просторам мира в поисках птиц, находящихся под угрозой исчезновения. Вот только мир этот не совсем такой, каким мы его знаем…

Фантастические рассказы из пятнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

Фантастические рассказы из семнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

— Посмотри, что это?

Редактор всемирно известного еженедельника «Планеты» Уво Бенев, к которому было обращено восклицание, человек, по слухам, знавший все, что происходит в солнечной системе, заинтересованно повернулся к иллюминатору и целую минуту смотрел вниз. Под аэробусом текла река. То есть было полное впечатление настоящего потока, хотя какие могли быть реки среди лунных, пропастей, где для того, чтобы выжать стакан воды, нужно переработать тонну руды.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тарабрин А.

Женщины и преступность

АНОНС

Женщины и преступность Тема огромная, сложная и страшная В документальной книге А. Тарабрина рассказывается не только о женщинах, ставших жертвами преступлений, но и о женщинах-преступницах Многообразен лик женской преступности Приманка для доверчивых богачей, "суррогатная" мать, живой товар для публичных домов и стриптиз-клубов, "сексуальная игрушка", хладнокровный киллер, глава преступного синдиката - во всех ролях этого криминального театра выступают женщины Они очень не похожи друг на друга, с разными судьбами и разными характерами. Но всех их объединяет одно причастность к тому зловещему миру, где льется кровь, а жизнь человека ничего не стоит

Николай Тараненко

ТРЕХСТЕНКА

Поселок уже уснул. Однако Федор старательно обходил редкие фонари: не дай бог, кто увидит. Наконец добрался до поселковых гаражей и подошел к своему, но не к воротам, а сзади.

Гараж-сарай Федора как крепость: три амбарных замка, массивный засов на цепи, которая тянется внутри сарая к тыльной его стороне и там цепляется за металлическую скобу. Каждый раз, чтобы открыть ворота, надо оттянуть в стенке дощечку, просунуть руку в отверстие, отцепить цепь, и лишь тогда засов подастся в сторону. Это хитрое устройство Федор придумал сам. Мужик он был башковитый и не до такого мог додуматься...

Сергей Таранов

Творцы прошлого

Книга I.

ЧАСТЬ I

В самой западной из нескольких десятков областей государства, называвшегося в 1991-2025 годах Российской Федерацией, в самой восточной части этой области был городок под названием Советск. До 1946 года он назывался Тильзитом и входил в состав сначала Ливонского ордена, затем Пруссии, а с 1871 года - Германской Империи. Известен этот городок был тем, что в 1807 году русский царь Александр I подписал в нем мирный договор с императором Франции Наполеоном.

Квентина Тарантино

Джеки Браун

Сценарий Квентина Тарантино

По роману Элмора Леонарда "Ромовый пунш"

Последний черновой вариант

1 марта 1997 года

Перевод Шполбдера [email protected]

Начальные титры

ВН. МЕЖДУНАРОДНЫЙ АЭРОПОРТ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА - ДЕНЬ

Мы слышим веселый ритм СОУЛ-МУЗЫКИ семидесятых.

Затем ОНА входит в КАДР.

Она - это ДЖЕКИ БРАУН, стюардесса в форме авиакомпании КАБО ЭЙР Вспомним Джо Кабо, бандитского босса из "Бешеных псов"., маленькой авиакомпании, летающей из Лос-Анджелеса в Кабо-Сан-Лукас (Приблизительное время полета - сорок пять минут).