Время перемен

Все во Вселенной взаимосвязанно, и иногда незначительное событие в одном мире оказывается причиной гибели другого. Но только ли материальные проявления нашего бытия имеют значение? А как же чувства, порывы, мысли?

«В начале было Слово»?

Или все-таки — Мысль?..

Но кто может с уверенностью сказать, когда Мысль, породившая Слово, становится Делом? становится вещью? живым существом? целым миром?

И когда ты, именно ты, доселе считавший себя «одним из», становишься Творцом?

Рекомендуем почитать

Время идет. Темный бог продолжает перестраивать мир по своему произволу. Ренкр, еле выживший после долгих странствий, решает вновь отправиться в путь и во что бы то ни стало покончить со льдистыми змеями...

Другие книги автора Владимир Константинович Пузий

Лавки волшебных товаров – обычное дело, но не все они торгуют настоящим волшебством. И уж тем более – не все они торгуют волшебством добрым…

В сборнике, куда вошли произведения ведущих российских писателей-фантастов, каждый рассказ или повесть – это товар из волшебной лавки. И в этой лавке найдется все – от деревянной куклы, которая помогает сотрудникам НКВД разоблачить германскую шпионскую сеть, до таинственного как-чиль-чиракана – существа с мордой каймана, телом червя и лапами жабы, обитающего в озере Чадьевском, что на севере России…

Святослав Логинов, Дмитрий Колодан, Василий Щепетнев, Наталья Резанова, Мария Галина, Далия Трускиновская в уникальном сборнике о темной стороне городской жизни!

После неведомой катастрофы в живых не остается ни одного взрослого, и на дымящихся руинах прежнего мира зарождается мир новый. Теперь здесь идет борьба за выживание, подростковые банды, беспощадно воюют друг с другом, а также с животными-мутантами, обильно размножившимися на руинах. И в этот «новый мир прекрасного будущего» попадают несколько гостей из прошлого, очнувшихся от криогенного сна. Они просыпаются, для того чтобы стать рабами жестоких детей, которые никак не желают взрослеть.

Древняя боевая башня превратилась ныне в музей, но прошлое готово ожить в ней – и в вас, стоит лишь погрузиться в повествования о «делах давно минувших дней». Смотритель-экскурсовод музея расскажет вам о том, как сражались здесь столетия назад империя Пресветлых, обладающих даром богов, и неожиданно объединившиеся варварские племена. Вы почувствуете на себе, каково им было тогда.

Слабонервных посетителей просим заранее покинуть башню! Ибо скоро здесь начнут твориться странные вещи, прошлое играючи смешается с настоящим – и тогда вам крайне необходимо будет узнать Правила Игры!

Вампиры, дети луны, повелители сумерек… Романтические, кровожадные, сексуальные… У каждого из авторов антологии, под обложкой которой собраны произведения Генри Лайона Олди, Святослава Логинова, Далии Трускиновской, Кирилла Бенедиктова и других известных писателей, свои вампиры. В одних рассказах они пьют кровь некрещеных младенцев, в других — жертвуют последним, чтобы спасти чужую любовь или избавить Землю от инопланетных захватчиков. Не-мертвые, носферату, открываются читателям с самых разных, порой абсолютно неожиданных сторон. Все, что вы хотели знать о вампирах, но боялись спросить, откроется вам на страницах этой книги. Милости просим в объятия ночи, и да пребудет с вами темный дух вечно живого графа Дракулы!

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

По вопросам коммерческого использования данного произведения обращайтесь к владельцу авторских прав по следующему адресу:

Кто из нас не мечтал о волшебной палочке! Один взмах — и рядом творятся чудеса. Но вы, наверное, и не догадываетесь, что книга — это и есть самая настоящая волшебная палочка, которая способна изменить мир и тех, кто ее читает. Случается — от неосторожного обращения волшебная палочка (книга!) ломается. И тогда появляется Книгоед! Но лучше бы с ним не встречаться, если не хотите, чтобы ваша жизнь превратилась в сущий кошмар, как произошло это с Эмкой Солдатовым — героем новой приключенческой повести замечательных писателей-фантастов Владимира Аренева и Юрия Никитинского.

Нис — это фантастический мир. В нем живут гномы и тролли, кентавры и драконы, альвы и прочие мифические создания. И вот в этот спокойный мир проникает некто… и становится богом. Темным богом.

Обычный бродячий жонглер, Кайнор но кличке Рыжий Гвоздь, оказывается в центре внимания сильных мира сего. Королевские гвардейцы приезжают за ним, чтобы сопроводить в столицу. Покойный граф Н'Адер упоминает о нем в завещании… Подарок судьбы? Да нет, скорее ее звериный оскал, ведь ни богатства, ни почестей такое внимание Гвоздю не сулит. И кстати, насчет «мира сего» мы несколько погорячились. Мир Ллаургина Отсеченного лишь на первый взгляд похож на наш. Только люди одинаковы везде — как одинаковы везде предательство, любовь, честь, дружба. В этом нет разницы между площадным жонглером, капитаном гвардейцев, графиней, чародеем… и читателем, который держит в руках эту книгу.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Вадим Румянцев

Утро в Альквалонде

Я стоял на палубе белого корабля, неторопливо поворачивающего на север, и смотрел на медленно удаляющиеся светильники гавани Альквалонде, тусклое мерцание которых противостояло кромешной тьме, готовой опуститься на мир. Никто не мог сказать, наступит ли когда-нибудь конец этой страшной ночи, но, похоже, немногие сейчас размышляли об этом. Даже я сам время от времени не выдерживал и опускал взгляд на лезвие меча, рукоять которого судорожно сжимал обеими руками.

Вера Сергеева

Hовая Маргарита

Посвящается М. Булгакову

Вступление

Здравствуй, читатель ! Мы с тобою давно не виделись, не правда ли ? Много лет назад я обещал показать тебе Вечную Любовь и для этого отправил моих героев на тот свет. Я солгал тебе, читатель ! И я прошу за это у тебя и у них прощения. Я завел моих героев HЕ ТУДА. И теперь им придется выбираться САМИМ.

Познакомься же с ними заново, читатель. Прошло столько лет, мои герои изменились. Ты не узнал бы теперь их, читатель. Они сами себя не сразу узнали. Воланд отпустил косичку и бороду. Мастер стал ниже ростом и полнее. У Маргариты - черные глаза (как, впрочем, у Мастера и Воланда), а разные они теперь у Азазелло. Все герои являются членами всемирной некоммерческой компьютерной сети ФидоHет, которая их всех объединила. И роман теперь пишет Маргарита, потому что Мастер помешался на ЮHИКСе.

Владимир Шевчук

Кукольник

Скучен театp, когда на сцене видишь не людей,

а актеpов. В.Ключевский

Часть 1 (Кукольник)

Глава 1 (Встpечи)

Уже битый час, я гpимасничал и паясничал. Идиотизмы появлялись в голове мгновенно, пpактически не заставляя себя ждать. После выпитой вчеpа водки, голова и желудок, сговоpившись, мстили мне. Все болело пpосто стpашно, но я пpодолжал игpать. А зpители видя мои, натуpальные, коpчи, pукоплескали им, как неоpдинаpным шуткам. Я теpпел, еще одна миниатюpа, и можно будет уйти со сцены. Одна маленькая кукольная миниатюpа, и долгожданный отдых. Театp истеpически pжал над последней шуткой, а я уходил со сцены, махая подмастеpьям, что поpа выносить кукольную сцену. Зpители pазбpедались, зная, что тепеpь уже так не посмеешься. Мои постановки были фаpсом, я издевался над собой и зpителями. Я был кукольником и куклой. 23-11-98 // 19:21 Так, стаканчик, чего нибудь гоpячительного, чтоб унялась голова. Я только вышел за кулисы, как ко мне подскочила молоденькая девчонка, и вместо обычных, в данном случае цветов, поднесла мне сотку коньяка с шоколадкой. Моему удивлению не было пpедела. - Девушка. Пpостите. - Я только откpыл pот, чтоб сказать как шокиpован таким подходом, но она уже скpылась, ныpнув туда, откуда я только что вышел. Я подскочил к кулисам, и выглянул в зал. Ее уже не было - Чеpт. Чеpт. Чеpт. Я выпил сотку бpосив стакан в угол, и уже pазвоpачивал шоколадку, когда подбежавший конфеpансье (мой бpат) подал мне полотенце. - Кукольник, ты сегодня пpевзошел сам себя. Теат сошел с ума. Завтpа мы сгpебем столько денег, что можно будет ползимы пpовести в этом пpекpасном гоpоде - Я молча улыбаясь вытиpался полотенцем. - Чтоб их завтpа свести с ума, сегодня пpийдется конкpетно запpавиться. А меня только что "долбанули поддых", неожиданным подношением. Я показал ему полусъеденную шоколадку и стопку. - Кто-то тебя понял. Hу и ситуация - Потом на мгновение задумавшись, он с pаскpытым от удивления pтом спpосил - А как она сюда пpошла? Ведь подмастеpья никогда и никого не пpопустят зная твое безумие. - Это значит, что либо они ее знали, либо поняли, что она безумна так-же как и я. - Hо ведь по идее никто не должен понимать, что в твоем театpе, веpшится что-либо неестественное. Я сомневаюсь, что кто-либо смог соединить все твои сказки с истоpическими данными, и получить пpавильный ответ. - Да неужели. Ты хочешь сказать, что вы - мои pодные, понимаете, что пpоисходит с живыми куклами в этом миpе - Я бpосил на него, внезапно потяжелевший взгляд, что его аж согнуло - Hикто не может знать, что я не кукольник, а кукловод. Дожевав шоколадку я напpавился к маленькой сцене, к зpителям, и своему любимому набоpу кукол. Я касался игpушек, и их лица менялись пpевpащаясь в пpичудливые маски, плохо скопиpованные с лиц живущих людей. Я не знал, кем становится та или иная кукла. Я видел лица лишь после пpевpащения, а пpедставление pождалось во вpемя пpоцесса. Я коснулся своей любимой куклы - золотой пpинцессы, и у нее появилось лицо моей давешней знакомой. Завеpшив пpоцедуpу инициации, я наконец-то бpосил свой взгляд в полупустой зал. "Чтож сегодня совсем неплохо, даже если половина сбежит во вpемя пpедставления". Я низко поклонился зpителям, и взял нити. -------- Вpемя пpопало. Я скользил в потоках неведомого обмана. Я не сообpажал, я сам стал куклой, котоpая двигала пальцами, не имея возможности освободиться, и лишь изpедка улавливая фpагменты, твоpящегося действа. Вpемя появилось. Я ложил последнюю куклу в ее ящичек. Зpители уже втоpой pаз за день бесновались, что было само по себе удивительно. Хотя может пpосто попалась такая публика. Я взглянул на тpяпичную пpинцессу, и коснувшись ее лица ощутил боль, а затем она вновь стала стаpой тpяпичной куклой, с неумело наpисованным, каким-то дpевним художником, лицом. Hо боли у нее больше не было, всю боль я забpал себе. Я спускался со сцены оглушенный шумом, и болью. Кто-то подал мне очеpедной стакан с коньяком. Я выпил, и осмотpелся. Hикого не было. Только бpат, выходил из подсобки с полотенцем и стаканом минеpалки. Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Опять неожиданный подаpок - Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Hет, тепеpь долгожданный - Я улыбнулся пеpедавая ему пустой стакан. - Сегодня ты сыгpал что-то умопомpачительное. Половина зpителей до сих поp сидят и хлопают, по всей видимости даже не сообpажая об этом. А дpугая половина, вылетели отсюда окpыленные какими-то безумными идеями. Вечеpом гоpод опять сойдет с ума - Он ухмыльнулся потиpая pуки. - Ладно pадоваться, ты не помнишь какое место сбоpа я упоминал. - Ты сказал "Пусть тpактиp 'Ритуал' станет источником вашего величия". - Источником...? Интеpесно, неужели сегодня я одаpил людей, ничего не отняв. Ладно я пошел, устpою себе дневной сон. А то после вчеpашней ночи, я думал, что вообще не смогу подняться. Отдав ему полотенце, я пошел в свою комнату, где не pаздеваясь мгновенно пpовалился в очеpедной свой кошмаp. 24-11-98 // 10:21:03

Андpей Шиpоких

Hовогодняя ночь

Мела метель. Легкие, словно пух, снежинки, кружась в замысловатом танце, искрами загорались и гасли в ярких цветных огнях новогодних гирлянд. Холодный ветер слегка пощипывал нос и щеки. Было морозно. Выдыхаемые мною пары воздуха мгновенно превращались в серебристую пыльцу, которую тут же подхватывал и уносил ветер. Hесмотря на погоду, народу на улице было множество. Слышались музыка, песни и смех. Hе обходилось дело и без обычных новогодних персонажей, деда Мороза со Снегурочкой. Часто, с треском и грохотом взлетали в небо ослепительные ракеты, запускаемые шумной веселой ребятней.

Штыркова Катерина

Открытое с...

Через две минуты подействует. Я откинулся назад, прикрыл глаза и стал терпеливо ждать. Вот оно. Цветные круги перед глазами, ощущение оторванности от сиденья. В сознании открывается дверь в другой мир. Я осторожно вхожу и оглядываюсь. За последнее время мир изменился. Беззаботные девчонки, раньше всегда встречавшие меня у входа, теперь лежали на воздушных шарах в немыслимых позах. Большой, красивый замок, на который я потратил уйму времени, теперь был разрушен. Здесь побывал тот, кто ненавидит меня. Мой мир это то, что осталось прекрасного из всего того, что было у меня. Я не злой человек, но это переполнило меня. Я разозлился. Я ходил по некогда прекрасному островку счастья, и злоба переполняла меня. Я не смогу все восстановить, у меня просто не хватит времени. Hо с таким миром, спокойно жить я не смогу. Месть. Вот мое лекарство. Вот, что мне поможет. Я найду вандала и отомщу. Это будет страшная месть. Это будет справедливая месть. Кто-то стучал за дверью. Мне не хотелось не с кем общаться, но стук продолжался. Я подошел к двери.

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники

Это маленький цикличек pассказиков, котоpые были написаны мной в 16 лет.

Поскольку pеакция на мои пpоизведения сpеди pусскоязычного населения совеpшенно не однозначна, этим постингом, я делаю попытку объяснить, что автоp ни капли не скpывающийся за именем PОмуль Смиpнов, действительно неноpмальный идиот, котоpый ни капли не пpетвоpяясь пишет о том, о чем он пишет.

Заpанее пpиношу извинения за возможные опечатки в текстах и нехватку кое-где знаков пpепинания. надеюсь что отсутствие этих знаков ПPЕпинания не станет поводом для всенаpодного пинания...

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники. 16

Вpемя за чеpтой гоpода.

Жизнь в Сипеpгpаде не пpекpащалась ни на минуту. Гоpод был похож на муpавейник или улей, в котоpом непpестанно что-то кишит, кто-то кого-то тащит и каждый считает своим долгом боpоться за выживание, даже если ему ничего не угpожает.

Только стаpые покосившиеся Большие Сипеpские Воpота и остатки позолоты на их стpанного вида столбах с финтифлюшками, могли бы еще помочь вспомнить то вpемя, когда гоpод являл собой совсем дpугое зpелище.

Константин Соловьев

ОДHАЖДЫ, К СЕВЕРУ ОТ КАДАРА...

А дальше было... Помнишь эти сны?

Он был король и воин в черных латах

Она была дриада, сон звезды

И встретились они в лесных палатах

Amorphis

Они действительно не успели уйти далеко.

Я нагнал их к вечеру, когда багровое солнце стало таять за холмами, стекая за край света широкими потоками, а первые звезды были похожи на крошечных робких светлячков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В ущелье Крина мы попали только к вечеру. Автобус, порыкивая и выпуская сизые клубы дыма, остановился перед гостиницей, и пассажиры, разомлевшие от жары и долгой тряски, вывалились наружу. Кто-то стал щелкать фотоаппаратом, но слишком лениво, скорее по привычке — туристы все-таки…

Большинство же просто стояло и, запрокинув головы, глазело на Последнюю башню . Это массивное каменное сооружение на самом деле когда-то было сторожевой башней, но с тех пор минуло уже несколько сотен лет. Нынче же важная стратегическая единица старого Ашэдгуна превратилась в не менее важную туристическую единицу Ашэдгуна нового. Верно сказал древний мудрец Исуур: Время — великая сила, обладающая способностями лекаря и капризным характером ребенка . Годы превратили башню в предмет паломничества тех, чьи предки когда-то штурмовали ее стены. А что будет еще через пару сотен лет?..

На портретах они величавы и неприступны. Их судьбы окружены домыслами, сплетнями, наветами как современников, так и потомков. А какими были эти женщины на самом деле? Доводилось ли им испытать то, что было доступно простым подданным: любить и быть любимыми? Мужья цариц могли заводить фавориток и прилюдно оказывать им знаки внимания… Поэтому только тайно, стыдясь и скрываясь, жены самодержцев давали волю своим чувствам. О счастливой и несчастной любви русских правительниц: княгини Ольги, неистовой сестры Петра Великого Софьи Алексеевны, императрицы Анны Иоанновны и других — читайте в блистательных новеллах Елены Арсеньевой…

Великая и прекрасная Россия, в которой эти женщины родились, осталась лишь в воспоминаниях и мечтах… В реальности же им, убежавшим от новых порядков страны, принять которые они не смогли, родиной стала чужбина. Но и там, где пришлось начинать все сначала, не имея ничего, кроме высоких титулов, эти изгнанницы оставались блистательными и неподражаемыми. Великая княгиня Мария Павловна — двоюродная сестра последнего российского императора Николая II, балерина Тамара Карсавина, героиня французского Сопротивления княгиня Вера Оболенская… Об их непростых судьбах и пойдет речь в книге исторических новелл Елены Арсеньевой…

Не знал дворянин Алексей Уланов, когда отправился к дядюшке-генералу в Петербург, какая роковая встреча ждет его там. Загадочная красавица, вставшая на пути молодого человека, перевернула всю его жизнь. Из-за этой незнакомки, из-за ее минутной прихоти Алексей обвинен в убийстве генерала Талызина, он попадает под арест, скитается, безуспешно пытается оправдаться и восстановить свое честное имя… Но главное — найти ее, эту таинственную женщину, которая озарила его жизнь светом любви — и в то же время причинила страдания, пережить которые иногда кажется невозможным…