Время не пахнет

Время не пахнет
Автор:
Перевод: Аркадий Маркович Григорьев
Жанр: Научная фантастика
Серия: Классика мировой фантастики
Год: 2002
ISBN: 5-17-011037-5

Семеро коммандос отправляются на планету Игона в созвездии Сфинкса, ход истории которой им надо изменить. Будущее Федерации зависит от этой миссии во времени и пространстве. Но Федерация обречена, ибо никто не имеет права менять будущее или прошлое другого существа. Никто, кроме…

Отрывок из произведения:

Громадный черный прямоугольник, казалось, излучал мрачный, почти невидимый свет – Служба времени Альтаира готовила отправку третьей за год экспедиции. Ветераны помнили времена, когда экспедиции снаряжались значительно реже. Надумай они сопоставить факты, их непременно обеспокоили бы участившиеся путешествия во времени. Но здесь не принято было задавать лишних вопросов и они не задумывались над тем, что не относилось к их непосредственной работе. На Альтаире каждый занимался только своим делом.

Рекомендуем почитать

Джон Уиндэм (1903–1969). «Патриарх» английской научной фантастики. Классик — и классицист от фантастики, оригинальный и своеобразный, однако всегда «преданный» последователь Герберта Уэллса. Писатель, стилистически «смотревший назад» — но фактически обогнавший своими холодновато-спокойными «традиционными» романами не только свое, но и — в чем-то! — наше время…

Продолжать говорить о Джоне Уиндэме можно еще очень долго. Однако для каждого истинного поклонника фантастики сами за себя скажут уже НАЗВАНИЯ его книг:

«Кракен пробуждается»,

«Кукушки Мидвича»,

«Куколки» — и, конечно же, «лучшее из лучшего» в наследии Уиндэма — «День триффидов»!

Проза Лавкрафта – идеальное отражение внутреннего мира человека в состоянии экзистенциального кризиса: космос холоден и безразличен, жизнь конечна, в словах и поступках нет никакого высшего смысла, впереди всех нас ждет лишь небытие, окончательное торжество энтропии и тепловая смерть Вселенной. Но это справедливо для читателей прошлого тысячелетия. Сегодня мы легко можем заметить, что Великие Древние Лавкрафта стали «своими» и для людей, искренне любящих жизнь, далеких от меланхолии, довольных собой и своим местом в мире – вот в чем настоящий парадокс.

Это - красивая и БЕСКОНЕЧНО ДОБРАЯ фантастика. Фантастика, по чистоте и искренности своей способная сравниться, пожалуй, для российского читателя лишь с ранними произведениями братьев Стругацких и Кира Булычева.

Это - романы, в которых невероятные и увлекательные космические приключения становятся обрамлением для серьезной гуманистической мысли. Человек в космосе способен творить чудеса мужества и героизма - однако, по Карсаку, человеком он остается лишь в той мере, в какой способен не только бороться и побеждать, но - доверять и любить…

Вновь откуда-то появилось сильное желание убежать, спрятаться. Ничего не предвещало опасности, кроме маленькой струйки дыма где-то на севере. Тоненькая, едва видимая, она извивалась и вздрагивала, как невиданный прозрачный росток, тянущийся к звездам. Это желание да еще непонятно откуда поднимавшийся страх уже долгое время преследовали меня. Я прекрасно понимал, что нет никаких причин для тревоги. Все, что я видел, — это просто дым костра или дым, поднимавшийся из болот, окружающих одно запущенное местечко в пятидесяти милях от Чикаго. А это уж совсем не место для суеверий. Между его небоскребами вряд ли найдется место призракам!

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Это город-порт.

Здесь небо ржавеет в дымах. Промышленные газы заливают вечер оранжеватым, розовым, пурпурным и другими оттенками красного. На западе, поднимающиеся и опускающиеся транспорты, разрывают облака, доставляя грузы к звездным центрам и спутникам. Но это и гниющий город, — думал генерал, сворачивая за угол по засыпанной мусором и отбросами обочине.

Со времен Вторжения шесть губительных запретов, — в течение нескольких месяцев каждый, — задушили город, жизнь которого пульсировала только благодаря межзвездной торговле. Спрашивается, как мог этот город существовать? Шесть раз за прошедшие двадцать лет генерал спрашивал себя об этом. А где же ответ? Его может и не быть.

Джон Кристофер — признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е–70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли РОМАНЫ. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Содержание:

Смерть травы (роман, перевод А. Полуды), с. 5-174

Долгая зима (роман, перевод А. Кабалкина), с. 175-404

У края бездны (роман, перевод А. Кабалкина), с. 405-625

Вл. Гаков. Колокол по человечеству (послесловие), с. 626-635

Библиография Джона Кристофера (Книжные издания), с. 636-637

«О начале 2032 года возвестил взрыв семнадцатого космического корабля «Земля — Марс». Шестнадцать предыдущих попыток также закончились неудачами. Джон Дж. Армстронг — изобретатель-одиночка — оснащает оборудованием ракету номер восемнадцать. Чтобы не потерять вложенные деньги, он начинает собственное расследование причин катастроф...

Другие книги автора Жерар Клейн

В третий том («Космический беглец») первого пятитомного блока Антологии мировой фантастики включены произведения французских фантастов, романы Луи Тириона «Несгибаемый коммодор», Петера Ранды «Космический беглец», Стефана Вула «Объятые страхом» и Джимми Гийо «Сферы Рапа-Нуи», а также несколько небольших рассказов.

Оформление блока рассчитано на то, что при размещении составляющих его книг в определенном порядке (слева направо: «Оружие-мутант», «Течение Алкиона», «Космический беглец», «Оружие забвения» и «Стрела Аримана») их корешки составят один общий рисунок, представляющий собой символ этого блока.

Словно библейский пророк Иона, отправляется Ришар Мека в чрево гигантского живого космического корабля, чтобы спасти мир. И спасает.

Ему было тридцать два года, и звали его Жерг Алган. Всю свою недолгую жизнь он провел на Даркии, оказываясь то в одном, то в другом ее уголке: пересекал моря на сомнительного вида глиссерах, летал над континентами на борту древних самолетов, реликвий прошлых веков, жарился под горячим солнцем экваториальных пляжей, ему даже довелось участвовать в охоте на последнего хищника, до того как часть Центрального континента ушла под воду.

Он не сделал в своей жизни почти ничего дельного. Он никогда не покидал родной планеты и никогда не выходил за пределы ее атмосферы. Между периодами бродяжничества он жил в Дарке, занимаясь чем придется в этом мегаполисе Даркии.

Сборник произведений одного из крупнейших французских писателей-фантастов, включающий романы «Звездный гамбит» и «Непокорное время», где действие разворачивается в необъятных просторах галактики, а также рассказы «Иона» и «Предупреждение директорам зоопарков».

Послесловие «Линза совести» А.Казанцева.

Герой романа Жерара Клейна странствует во времени, стремясь предотвратить кровопролитнейшую войну в прошлом Галактики.

Современный английский фантаст Филип Хай рассказывает о тоталитарном обществе будущего.

Роман американского писателя Фрэнка Ридли, переведенный и впервые опубликованный в 20-е годы, переносит читателя на Марс.

Содержание:

Жерар Клейн. БОГИ ВОЙНЫ (перевод с французского И.Невструева)

Филип Хай. ЗАПРЕЩЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ (перевод с английского X.Иванова)

Фрэнк Ридли. ЗЕЛЕНАЯ МАШИНА (перевод с английского Е.Бируковой и Е.Толкачева)

Художники: П.Засухин, С.Шабанов

Это история о приключениях убийцы, единственной профессией которого была война. Но на Эргистале, где преступников судят и исправляют временем, где чтобы стереть войну, пользуются теми, кто воевал, Жорж Корсон начинает ненавидеть войну достаточно сильно, чтобы захотеть уничтожить ее любой ценой. 

Познать войну... Сохранить войну... Искоренить войну... Эргистал оставляет выбор тебе.

Когда показатели работы Ада поползли вниз, Дьяволу пришлось потратиться на научный анализ нерентабельности своего предприятия. Фирму «Феникс и К°» не удивил вид нового клиента и она с рвением принялась за работу.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Овчинников

Тот, который...

- Ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Космодесантник Редуард Кинг обернулся на голос и сам не поверил собственной удаче.

В пяти шагах от него прямо в придорожной пыли сидел лингуампир и обращался явно именно к нему.

- Ы-ы-ы-ы! - повторил он и потыкал большим пальцем в середину своей лицевой повязки.

Редуард поспешно сошел с дороги.

- Пить? - спросил он и с запозданием отметил, что от волнения забыл задействовать транслитератор. Впрочем, в данном случае необходимости в переводе не возникло.

Еремей Парнов

Атлантида в наших мечтах

"Кто мы? Откуда пришли? Куда идем?"

Есть вечные темы истории, волнующие загадки бытия.

Почти две с половиной тысячи лет длится спор Платона с Аристотелем. И не видно ему конца. Лишь изредка приоткрывается завеса тайны и рука случая подкидывает новые, подчас совершенно ошеломительные аргументы. Именно они, эти новые факты, ставшие подлинной сенсацией сегодняшнего дня, и подвигнули меня возвратиться к далеким истокам, когда впервые упомянуто было самое название Атлантиды.

Антон Первушин

ВЕЛИКИЙ КРИК

Война получилась позиционной и затяжной. Длилась она восемь лет, пятнадцать месяцев, двадцать шесть дней, семь часов и одиннадцать секунд, и закончилась сокрушительным поражением, полной капитуляцией, аннексиями и контрибуциями.

Страна лежала в руинах. Экономика, надорванная милитаризацией, пребывала там же. Правительство как-то само собой сверглось и бежало. Тех, кто не успел свергнуться и бежать, развесили на фонарных столбах в драматичной обстановке переходного периода.

Елена Первушина

УЛЫБКА ФОРТУHЫ

В первый раз я прожил всего три недели. Я умер от голода, пытаясь высосать хоть каплю молока из волосатой груди матери. В тот год была великая засуха, сгорела вся трава в степи, высохли в земле корни, до времени облетели листья с деревьев, погибли в завязи плоды, издохла в обмелевших реках рыба, погибли в огне степных пожаров мелкие зверьки, разлетелись птицы.

Я умер.

Моя мать, обезумев от горя, набросилась на самкупредводительницу. Одержав победу, моя мать повела наше племя на север, прочь от выжженных земель. Много дней спустя те, кто выжил, пришли на плодородные и обильные водой равнины. Они стали первыми обезьянолюдьми, заселившими Евразию. Hо об этом я узнал уже после смерти, когда стоял у ступицы Колеса Фортуны.

Вадим Пешков

ДЕМИУРГИЯ ГЕОРГИЯ

Георгий неторопливо шагал по знакомой аллее просторного и безлюдного утреннего парка без названия и думал о чем-то попутном, незначительном, и слегка, краями губ, улыбался знакомому пространству, глубоко втягивая прохладный чистый воздух в легкие. Он ничего не предчувствовал, никаких предупреждающих об опасности (или удаче) мистических знаков не замечал, был спокоен и расслаблен, и вдруг произошло нечто трудноописуемое, невероятное. Все вокруг: зеленые взрывы деревьев, светло-голубая полоса неба над головой, золотисто-серая аллея и белые скамейки вдоль нее - все, что находилось в секторе зрения Георгия - словно нереальное, сплетенное из света, большое голографическое фото, вдруг исчезло. Георгий мгновенно оказался в почти абсолютной темноте и мертвой тишине. Лишь откуда-то сверху, из моря мрака, на обомлевшего человека высокомерно взирал маленький желтый глаз холодного солнца. Мало того, Георгий почувствовал, что как бы плывет в воздухе, находится в невесомости, и нелепо задвигал руками и ногами. Тотчас закружилась голова, затошнило, и это привело его в состояние умственного шока. Внутренний голос лихорадочно отстукивал - "Что это? Что это?". Немного адаптировавшись в невесомости, Георгий сперва подумал, что просто потерял сознание, и попытался успокоиться. Но самоощущение, несмотря на головокружение, было настолько ясным, что он быстро отверг это предположение. Нет, он в сознании и находится в трехмерном пространстве, заполненном тепловатым чистым воздухом. Просто земля растворилась под ногами и погас свет. Подумав об этом, он тотчас почувствовал облегчение - он почувствовал, что упал на некую твердь и скорее нагнулся, чтобы потрогать ее. На ощупь поверхность, притянувшая его к себе, казалась холодной и гладкой, как стекло или твердый пластик. С дрожью в ногах, но еще надеясь, что удастся быстро миновать этот неожиданный провал в иной мир, Георгий напряженно всмотрелся в темноту, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь.

ЗБИГНЕВ ПЕТШИКОВСКИЙ

ИЛЛЮЗИЯ

Пер. с польского К. Душенко

Еще не успев открыть дверь, он услышал, как в квартире зазвонил телефон. Он повернул ключ, не зажигая света в прихожей, снял шапку и бросил ее на узкую полку над старомодным шкафчиком, забитым домашним хламом.

- Петр, это ты? - услышал он в трубке знакомый голос.

- Я. Вот только вернулся.

- Послушай, - голос в трубке зазвучал тише. - Если можешь, загляни ко мне. Нужно поговорить с глазу на глаз.

Peter Pike's

Пpедлагаю Вашемy вниманию втоpой свой pассказ, написанный несколько лет назад.

Рассказ дypной, сам знаю, сyмашедший, как и 1-й (Hаследник мага). Hо.. твоpцам нyжна аyдитоpия. Я же пpедyпpеждал - киньте в меня чем нибyдь тяжелым....

Гоpод солнца (pассказ)

Где-то, в бесконечности, столетия назад, он гyлял по шиpоким yлицам. Дни были наполнены делами. Он легко шел по жизни, забавляясь ее сyетой, востоpженно ни во что не веpя. Потом он попал в это пyстое и светлое место, где нет ни сyеты, ни пyстых дел. Где-то в бесконечности его pаздpажала сложность человеческих отношений. Потом он попал в место, где все пpедельно пpосто.

Зыгмунд Пикулськи

Единственный друг гангстеров

Перевод с польского Андрея Евпланова

I

Это ожерелье из черного жемчуга не принесло счастья прекрасной Лилиан. Она должна была заплатить за него жизнью.

Девушка, которая сидела у стойки бара, наклонилась к Дардеру и спросила:

- Как вы считаете, поймают в конце концов этих гангстеров? - слегка прижалась к нему плечом, как будто искала защиты от неведомой опасности.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Девчонка из бедного квартала подцепила пожилого миллионера! Так считают все, кому известна странная история хорошенькой парикмахерши Либерти Джонс, поселившейся в роскошном особняке миллионера Черчилля Тревиса.

Кто поверит, что Тревис относится к ней, как отец? Кто догадается, что их с Либерти связывает не роман, а тайна прошлого?

Никто. Никогда. Да и правда ли это?

Гейдж Тревис, старший сын миллионера, знает многое и об отце, и о его подопечной.

Он мог бы рассказать. Но не скажет ни слова.

Он и сердцу прикажет молчать. Сердцу влюбленного мужчины...

Гордая и необузданная Лили Лоусон, казалось, получала истинное наслаждение, шокируя чопорный свет и гордясь своею независимостью… пока одной из своих выходок случайно не задела самолюбие знаменитого лондонского обольстителя Алекса Рейфорда. Оскорбленный Алекс поклялся, что дерзкая красавица дорого заплатит за содеянное, но, пытаясь завлечь Лили в сети соблазна, постепенно запутался в них сам. Вскоре игра превратилась для него в неподдельное пылкое чувство…

Аннабел Пейтон поклялась, что никогда не уступит домогательствам мужчины, пока на пальце ее не будет сверкать обручальное кольцо. Однако именно она, поддавшись магии лунной ночи и чарам опытного соблазнителя, становится любовницей циника и ловеласа Саймона Ханта, отнюдь не намеренного вступать в брак!

Конец надеждам и мечтам?

Аннабел вовсе так не считает.

Уж она-то точно найдет способ превратить коварного обольстителя в сгорающего от страсти влюбленного!

Скандальная новость потрясла лондонский свет.

Юную американку Лилиан Боумен застали в тот момент, когда ее — страшно сказать — целовал самый легкомысленный повеса Англии! Что же должен предпринять виновник скандала лорд Уэстклиф?

Чтобы спасти честь скомпрометированной Лилиан, он обязан жениться на ней — и, кстати, готов исполнить свой долг.

Однако неожиданно перед ним возникает серьезное препятствие, в лице самой невесты.

Своенравная красавица намерена выйти замуж только за мужчину, который полюбит ее со всей силой страсти — и сумеет пробудить в ней ответное чувство!