Времена года

Экспедиция из 12 человек под руководством ксенолога Марии Руберы была направлена на Санхрист IV для изучения плати. Эти человекоподобные существа, как выяснилось, резко меняли своё поведение в зависимости от времени года…

Отрывок из произведения:

Сорок один год — слишком рано для смерти. Меня никогда не учили быть солдатом. Меня учили выживать, это правда, но не убивать и не быть убитой.

Конечно, это не лучший способ начинать, но все же позвольте мне начать именно так.

Если мои расчеты хотя бы приблизительно соответствуют истине, то у нас сейчас середина ноября, АС238. Я Мария Рубера, старший ксенолог Второй экспедиции Конфедерации на Санхрист-4. В настоящий момент я стою на вахте у входа в пещеру, пока пятеро моих товарищей пытаются заснуть. Все мое вооружение — каменный топор, копье с кремневым наконечником и куча камней, которые можно бросать. Идет мелкий холодный дождь, а на мне только жесткий кильт и жилет из насквозь промокшей толстой шкуры. Я промерзла до мозга костей, но мы не осмеливаемся развести костер. У плати хороший нюх.

Другие книги автора Джо Холдеман

Что будет с солдатами космической войны, когда каждый рейс в бой – потеря всех, кого знаешь вне своего корабля; когда каждое задание длится столетиями, которые для тебя исчисляются неделями… Каково воевать, когда по прибытии ты не можешь узнать родную Землю, а планета просто неспособна тебя принять? И, наконец, каково вернуться из последнего боя – и узнать, что уже несколько веков как был заключён мир? Роман «Бесконечная война» признан классическим образцом военной фантастики. Он награжден престижными премиями «Хьюго» и «Небьюла».

Дневник капитана, звездная дата 7502.9.

Оканчивая патрулирование сектора 3, мы стали свидетелями необычного явления. В 0739, Антарес заслонил Денеб – две ярчайшие звезды небосвода на мгновение объединились вместе, сияя красными и голубыми огнями.

Большая часть команды наблюдала за этим. Наш полет отнюдь не был увлекательной прогулкой.

– Копак эопто, – объяснял лейтенант Мартин Лауросс Споку в офицерской комнате отдыха. – Опвы оппроопсто опстаопвиопте "опоп" оппеопред –…

Трилогия "Миры" в одном томе.

Содержание:

1. Миры обетованные (Перевод: В. Савенков)

2. Миры запредельные (Перевод: М. Петрунькин)

3. Миры неукротимые (Перевод: В. Савенков)

Уильям Манделла — солдат тысячелетней звездной войны, которую человечество вело с обитателями созвездия Тельца. Он прошел ее от начала до конца и выжил. Но как же долог был путь к победе и как велика ее цена…

Каждый должен выполнять свою работу хорошо. Джулиан Класс делает ее отлично, хотя она и сводит его с ума. Он убивает людей, причем не по одному, а целыми пачками, правда, не своими руками, а с расстояния сотен миль. Он – оператор неуязвимой боевой машины,стоящей на вооружении сил Альянса, воюющих с партизанами-нгуми. Идет 2043 год, и весь мир охвачен бесконечной войной. Это не его война, и ему нестерпимо хочется наложить на себя руки. Но не в жестоком уничтожении беззащитных людей и не в бессмысленном самоубийстве состоит истинная миссия Класса. Не только Земле, но и всей Вселенной угрожает неминуемая гибель, и только Джулиан и его подруга Амелия Хардинг могут предотвратить грядущую катастрофу.

Романы Джо Холдемана об Уильяме Манделле, простом американце, вырванном из XX века и брошенном в звездные схватки тысячелетней войны будущего, критика единодушно назвала ответом ветерана Вьетнамской войны на «Звездный десант» Роберта Э. Хайнлайна. Книга Холдемана — подлинная классика военной фантастики, удостоенная высших литературных наград — премий «Хьюго» и «Небьюла».

С Денвером ему не повезло.

Жаку Лефавру удалось получить увольнительную из академии на длинный уик-энд, и в последнюю минуту он решил ехать в Денвер, а не в Эспен. Собирался дождь.

Действительно, в Денвере лило вовсю - ведро за ведром холодной воды с небольшим перерывом в полночь, когда пошел мокрый снег. В Эспене, как он узнал позже, выпало восемь дюймов хорошего сухого снега.

Он хотел посетить Денверский монетный двор, во тот оказался закрыт. Музей тоже - по случаю праздника. Пришлось пойти на дрянной фильм.

ВЕЧНАЯ ВОЙНА«Вечная война» (1974) «1968» (1995) «Вечный мир» (1997)В «Вечной войне» рассказывается история Уильяма Манделлы и Меригей Поттер - американцев, родившихся в конце двадцатого века, завербовавшихся в Армию и ставших участниками межзвездной войны, длившейся более тысячи лет. Благодаря законам относительности им выпало на долю прожить эту войну с начала и до конца.Когда, где-то в середине романа, они вернулись на Землю, то оказалось, что общество, которое они, как считали, защищают, изменилось столь радикально, что жить в нем просто нельзя. Несмотря на отвращение к Армии, наши герои снова вступают в ее ряды. В последней четверти романа Меригей и Уильям расстаются, как они полагают, навсегда. Но на последней странице невозможное становится возможным, и они снова обретают друг друга.Сразу же после выхода книги в свет мои читатели стали требовать от меня продолжения, но я всегда отказывался, говоря, что роман полностью завершен. Хотя, не скрывал я, возможно, когда-нибудь и появится рассказ или маленькая повесть, где я расскажу, что было с моими героями потом.Добрейший издатель и редактор мистер Силверберг предложил мне написать такой рассказ для публикации в данном томе, и я с энтузиазмом принялся за работу. Тут-то и обнаружилось, что я пишу тот самый роман-продолжение, который так долго отказывался сочинить. Так что я быстренько оформил проспект нового романа, отослал его в издательство, а сам сел писать совершенно новую вещь для этого сборника.В «Вечной войне» явно не хватало того, что произошло с Меригей в то время, пока она была разлучена со своим возлюбленным. Вот я и написал «Сепаратную войну», которая заполнила эту лакуну и одновременно послужила как бы предисловием к тем событиям, что разворачиваются в новом романе.Когда несколько лет назад я написал роман «Мир во веки веков», то приложил немало усилий к тому, чтобы его нельзя было считать продолжением «Вечной войны», хотя, по замыслу автора, он охватывал события, происходившие примерно двадцатью годами позже времени, когда оборвалось повествование о Меригей и Уильяме.Критик Гэри Вульф подметил, что эти две книги вместе с моим «основным» романом («1968») составляют как бы триптих о любви и войне. Это была тонкая и элегантная концепция, и вот теперь я сам разрушил ее своей работой над новым романом. Как я понимаю, ни в литературе, ни в живописи доселе никаких «кватраптихов» не существовало. Первый намек на желательность продолжения «Вечной войны» я получил еще тогда, когда в первый раз продавал права на издание этого произведения в бумажной обложке. Издатель, сказала, что никогда бы не купила эти права, если бы в романе не было хеппи-энда.Сейчас как раз тот случай, когда мне следовало бы придержать язык за зубами, но дело происходило совсем в другой стране, да и издатель давно умерла. Правда заключается в том, что в «Вечной войне» никакого хеппи-энда нет. Конечно, Меригей и Уильям встречаются вновь, ибо книга заканчивается объявлением о рождении их первого ребенка, но оба они оказываются на планете-тюрьме, где охраняются в качестве генетического курьеза во Вселенной, в которой человечество утратило свои человеческие черты благодаря противоестественному союзу со своими прежними врагами.В романе-продолжении «Свободные навеки» мои герои решают бороться с этой ситуацией. Или умереть в бою.Джо Холдеман

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Мы только что закончили осмотр лаборатории бионики, и я еще был весь во власти впечатления, произведенного на меня удивительными автоматами, которые создал мой приятель. Они уже были не машиной в обычном понимании этого слова, а дерзкой попыткой моделирования самого таинственного из всего, что создала Природа, — высшей нервной деятельности человека. Я думал о том, что это еще только начало — результат всего нескольких лет работы ученых в совершенно новой области науки. Что же будет достигнуто в течение ближайших двадцати, тридцати лет? Сумеет ли человек преодолеть барьер, отделяющий машину от мыслящего существа?

Это было искусство любви, доведенное до уровня точных наук. И все же, несмотря на принятую таблетку альдумина, он не мог отделаться от мысли, что в его объятиях — всего лишь механическая кукла, предугадывающая каждое его желание.

«Автомат, работающий по второй производной», — подумал он.

Однако недаром программа была составлена с учетом его сексуального класса. Внезапно он потерял всякое представление о времени.

Компания «Кибернетические Забавы Холостяка» умела обслуживать клиентов…

— Вся беда в отсутствии общей теории, — сказал Кибернетик, — мы блуждаем в хаосе открытий, не имея ни малейшего представления об элементарной природе вещей. Мы не знаем сущности электрического заряда, природы гравитационных сил, истинных свойств пространства, не понимаем, что такое энергия. Законы природы просты, и то, что мы вынуждены описывать их при помощи все усложняющегося математического аппарата, свидетельствует только о несовершенстве этого аппарата. Чем больше, открытий мы делаем, тем более разрозненными и необъяснимыми они нам представляются. Должна, наконец, появиться наука наук, которая сведет воедино все знания, накопленные человечеством, и создаст общую теорию, рассматривающую явления природы в их взаимосвязи.

Прозаик Елизар Пупко совершил литературный подвиг. Он сжег свою повесть объемом в десять печатных листов.

Легко сказать — сжег. Не говоря уже о том, что каждый из четырехсот тысяч печатных знаков, включая даже пропуски между буквами, весомо, грубо, зримо представляет собой часть гонорара, сам процесс сожжения двухсот сорока страниц машинописного текста — дело далеко не простое. Отошли в небытие камины, где плод бессонных ночей и полных отчаяния дней последний раз вспыхивает ярким пламенем улетающего в трубу вдохновения. Да что там камины! Даже простой ванной колонки с дровяным отоплением не сыщешь в нынешних малогабаритных квартирах. Попробуй сжечь на газовой плите объемистую рукопись. Бумага обладает препротивным свойством разлетаться при этом черными хлопьями, так что тут уж к потере проблематичного гонорара следует добавить весьма реальные расходы на косметический ремонт кухни.

Казнь Буонапарте и все, что с ней связано, безусловно принадлежит к числу наиболее интересных событий шестьдесят второго века нашей эры, часто называемого историками «Золотым».

Следует отметить, что к началу шестидесятых годов этого столетия человеческое общество на нашей планете переживало глубокий кризис.

Две проблемы волновали социологов того времени: неуклонно падающая рождаемость и отсутствие социальных противоречий, стимулирующих дальнейшее общественное развитие.

Итак, читатель, перед вами очередной сборник “Фантастика”. На примере этого сборника можно убедиться, насколько разнообразна фантастика. Здесь рассказ и роман, повесть и пьеса, фантастические пародии и юморески. В разделе “Новые имена”, кроме пародийного цикла Владлена Бахнова, помещен (отнюдь не юмористический, а скорее традиционно-фантастический) рассказ А.Мирера “Обсидиановый нож”.

Он принес им воды, всем по очереди.

— Свежая вода, Одноглазый, — сказала одна Матушка. — Очень свежая.

— Многие приносят нам воду, — сказала вторая Матушка, — но вода, которую приносишь ты, свежа.

— Потому что у него свежее дыхание, — сказала третья Матушка.

Одноглазый замешкался, собираясь уходить. «Я хотел бы рассказать тебе кое-что хорошее, — сказал Батюшка, — другим про это неизвестно, только нам. Можно я скажу, тихонько, на ушко, можно ведь?»

В той части нашей страны, где вечер наступает «после полудня», а фейерверк устраивают раз в год, на 25 декабря, есть провинциальный окружной центр, в котором можно увидеть большую, покрытую белой краской постройку, фасад которой украшает надпись:

ДЖЕЙМС КАЛВИН «ДЖЕЙСИ» УИЛЬЯМ

БАКАЛЕЙНАЯ ТОРГОВЛЯ ЗА НАЛИЧНЫЕ

Уильям также владеет большей из двух хлопкоочистительных машин, автомобильным агентством, единственной приличной гостиницей, продуктовой биржей и немалым количеством коммерческих предприятий, а заодно кое-какой недвижимостью. Но было бы ошибкой предположить, что он «владеет городом». Город принадлежит всем, кто в нем проживает, а его жители — гордые и независимые люди. Они выбрали Джеймса Уильяма своим мэром и намерены выдвинуть его на пост сенатора штата либо окружного судьи — по его выбору, но не потому, что многие работают на него, а потому что они любят и уважают Уильяма. Никто не завидует его успеху. Люди чувствуют, что он заслужил его своей тяжелой работой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Волос Андрей Германович родился в 1955 году. Окончил Московский нефтяной институт им. Губкина. Постоянный автор журнала. Лауреат Государственной премии РФ, а также премий «Антибукер» и «Москва — Пенне». Живет в Москве.

Рассказы и повести Андрея Волоса отличаются простотой сюжета, пластичностью языка, парадоксальным юмором. Каждое произведение демонстрирует взгляд с неожиданной точки зрения, позволяющей увидеть смешное и трагическое под тусклой оболочкой обыденности.

Жители Мирного леса (Зайка Торопыга, Храбрый Миша, Волчонок и Лисенок), чтобы помочь Белочке Ореховочке, которая сломала лапку отправляются в Жаркую страну за целебной смолой. Попутно они вступают в бой с царицей Песчаной, заточившей в башню Теплый ветер, без которого не начнется лета и не прилетят на родину аисты.

Действие романа происходит в начале XX века. У главной героини погибает от руки неизвестного убийцы отец — видный политический деятель Бенедикт Лэнсдон. Люси, не успев оправиться от тяжелого потрясения, узнает о смерти своего возлюбленного в экспедиции. Испытывая одиночество, Люси выходит замуж, но неожиданно возвращается ее жених…

Книга печаталась под псевдонимом Филиппа Карр.

Новая книга лауреата Госпремии РФ по литературе Андрея Волоса — это алфавитный Каталог. Или как его называет ее сам автор, «Алфавита. Книга соответствий». Подобные каталоги человеческой жизни в свое время создавали Хорхе Луис Борхес, Хулио Кортасар, Милорад Павич. Их можно читать с любой главы, и каждый раз получать новый роман. Как всего 33 буквы алфавита учат ребенка читать бесконечное количество книг и познавать мир, так ALFA-VITA, «жизнь с первой буквы», ограниченная количеством историй, учит взрослого безграничности опыта и выбора. Автор выступает в роли демиурга, предлагающего читателю поиграть, составить «интерактивную» мозаику жизни.