Возвращение Утренней Звезды

Ларратос, получивший статус адепта, начинает свои странствия по свету. Сможет ли он исполнить пророчество об Избраннике, уничтожить Хаос и нанести удар в спину Масхона? Или же он станет новым падшим паладином и примкнёт к Хаммону? По пути сам Ларратос становится сильнее — и обзаводится новыми друзьями и врагами. Ему суждено найти древнюю цивилизацию — или же её руины. И раскрыть тайну своего происхождения.

Отрывок из произведения:

В Диаманте наконец-то воцарился порядок: вуаль Хаоса, окутывавшая город, полностью рассеялась, так же как и заклятье анархии, использованное боевыми магами для дезорганизации противника.

Наиболее ярые монархисты пошли под суд, большая часть уличных банд, сильно расплодившихся в разгар бунта, была уничтожена, а многочисленные повреждения зданий, улиц и памятников устранялись в спешном порядке. Помимо прочего, строители заделали и тот провал в мостовой, который вёл в языческую гробницу, хотя сам подземный проход оставили в неприкосновенности. Никто не удосужился даже провести в бывшей гробнице обряд экзорцизма: ведь зал с саркофагами полностью засыпало, да и паладины там недавно побывали… Неужели же после проведённой ими «зачистки» могла уцелеть хоть какая-нибудь пакость?!

Другие книги автора Илья Ефимович Гутман

Аллах акбар! Приближается знаменательное событие — 50 лет с момента создания ИСК — Исламской Социалистической Конфедерации. 50 лет, как мы вошли в братство Аллаха. Мы, представители различных народов, создали великую теократическую республику. Мы — не от мира сего. Мы свободны от земной власти. Над нами царствует только Аллах, выражающий свою волю через Исполнителя.

Балтия, Великобритания, Тихоокеания, Франция, Америка — всё это отсталые государства. В них есть власть. А власть человека ничтожна, несовершенна, какими бы ответственными и гуманными не были правители. Религия в этих странах отделена от государства.

К Алексу позвонили. Открыв дверь, он обнаружил молодого мужчину с длинными чёрными волосами, аккуратно зачёсанными назад. В руке нежданный гость держал дипломат, а на нём был изображён земной шар.

— Здравствуйте, — сказал мужчина, — я много слышал о вас, Алекс Джонсон, и я хочу, чтобы вы вступили в нашу организацию.

Алекс посмотрел на изображение и произнёс:

— Мистер, я конечно, уважаю представителей власти соседней республики, но я — человек светский, и пока воцерковляться не собираюсь.

Меня по жизни удивляло, почему в фэнтэзийных произведениях действие почти всегда происходит в средневековье с его дремучим менталитетом, серостью и грязью. Почему у Толкиена, судя даже по киношной трилогии, на рубеже Второй и Третьей эпох было вполне обычное средневековье, а в основном действии Властелина колец, в конце Третьей эпохи — опять то же средневековье?! Куда делся прогресс?! Жизнь развивается медленно, как в каменном веке! Да за эти три тысячи лет можно было в космос выйти! Я долго думал и в конце концов сам ответил на свой вопрос, почему во многих фэнтезийных произведениях царит вечное средневековье.

Маргардт, мир тысячи островов, чьё название переводится с языка богов как «Сумеречная Гавань», служит площадкой борьбы между двумя древними сущностями: Бездной и Абсолютом, Хаосом и Порядком, движением и покоем. Главный герой — мастер-алхимик Сардэк сталкивается с нападением служителей Бездны на родной город и похищением друзей. Но он и сам не так прост.

Самая последняя редакция романа. Первая и вторая части объединены в первый том. Данный роман принадлежит к жанру фэнтези, однако можно говорить о создании нового поджанра. Действие происходит через одну-две тысячи лет после действий основных произведений фэнтези. В основное время действия (начало XVII века от воплощения Камриэля) менталитет и образ жизни героев ближе к таковым у жителей XIX–XXI веков от Рождества Христова, чем у героев других романов жанра фэнтези. Магическо-технический прогресс семимильными шагами покоряет мир. Передовые достижения магии комбинируются с механикой, что позволяет создать мощное оружие и сильно облегчить жизнь людей. Демократические народы из частей света Вестланд (Запад) и Мизрах (Восток), организовав Великий Альянс, противостоят диктатуре, Чёрной Стране Масхон, возглавляемой тёмным лордом шеддитов Баалом Хаммоном. Ближайшими союзниками свободных людей становятся орки, гордая и свободолюбивая раса воинов и ремесленников, исповедующих друидизм. Одна из главных сил в этом мире — таинственный орден рыцарей Стали и Пламени (на языке Мизраха — паладинов), утверждающий, что все религии сводятся к поклонению Абсолюту, то есть Мировому Разуму, Вселенской Сущности. Юный воин Ларратос Мельд (уменьшительно — Ларри), сержант гиперборейской республиканской армии, возвращается с Крайнего Севера, где идёт бесконечная война с нежитью, после двух лет службы. После того как Ларратоса укусил полярный вурдалак, он приобрёл телепатическую связь с некромантами и нежитью: у них общие сны, и Ларратос видит во сне священную гору Талагмия, могучего чёрного мага известного как лорд Шакир и непонятное создание по имени Карерон. Ларратос Мельд считает себя неудачником: он закончил обычную школу и после этого пошёл в армию обычным солдатом, а он с детства мечтал стать боевым магом. По иронии судьбы Ларратос оказывается в столице — и у его мечты стать боевым магом появляется возможность осуществиться. Но жизнь после этого не становится легче…

Данный роман выступает продолжением моей предыдущей книги Сталь и Пламя, но в то же время является самостоятельным произведением, не требующим чтения первой книги. Жанр — традиционное эпическое фэнтези с элементами славянского и иронического. Апион Грант, паладин с криминальным прошлым, обитатель мира, где бок о бок жили техника и магия, спасает свою родину от магической катастрофы, похитив ракету Хаоса (волшебный аналог ядерного оружия) и, опасаясь преследования со стороны демонических воителей, выдавливает себя из ткани родного мира, и тропы Межреальности заносят его в мир Элам. Он оказывается в стране Мойрении, напоминающей позднюю языческую Русь. Мойрения, переживающая явление феодальной раздробленности, состоит из девяти княжеств. Поскольку в родном мире Апиона царит викторианская эпоха, он обладает менталитетом, похожий на таковой у современного европейца, в то время, как Элам — мир традиционного фэнтези (где царят магия и средние века). В его речи иногда проскальзывают современные словечки вроде — офигеть, разборки, безбашенный, демократия, тоталитаризм. Но поскольку в его мире наряду с техникой царила и магия, наличие магов и нелюди его не удивляет — и он воспринимает Элам примерно так, как наш человек — реальное европейское средневековье. В Мойрении соседствуют язычество (жрецами местным богам служат маги) и вера в Азариэля (религия, аналогичная христианству, причём, его западному варианту с инквизицией и крестовыми походами).

Алекс Блэкстоун и Том Мэнг были земными колонистами, а также закадычными друзьями. Англичанин Блэкстоун был невысоким и толстоватый человек, с задумчивыми широкими голубыми глазами и немного длинными волосами, закрученными в хвост. Был он довольно-таки хладнокровным. Мэнг же, имевший китайские корни, напротив, был высокий, худой, узкоглазый и коротко постриженный. Его характер был весёлым и жизнерадостным.

Они познакомились, когда пошли в школу. Их взяли в один первый класс. Учились они отлично. Но был у них один недостаток — чрезмерная болтливость. Хотя все ученики на них равнялись.

А если кто интересуется, вот моя дипломная работа. Название говорит само за себя.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Аннотация:

Служение Высшей Силе, священная война, приключения, подвиги, интриги и козни Владык и богов. Звучит красиво - но что, если тебе это не по нраву, а участвовать всё равно приходится? Ведь в первую очередь будет кровь и боль, потом - суровая проза жизни... Как бы там ни было, началась Четвёртая Мировая Война и его мнения уже никто не спросит. Кого - его? Да любого живущего - выбирайте!

Аннотация:

Два...нет, три героя, по воле Судьбы, а точнее по воле денежных долгов, а некоторые и просто от жадности, отправляются на совершение одного из величайших преступлений за время мироздания! Они задумали ограбить драконов! Троица, а точнее двое, которые недолюбливают друг друга, вынуждены сотрудничать вместе, чтобы добиться успеха. И им это удается! Но, за любое преступление, всегда приходится расплачиваться!

Виктор ещё раз прошёлся по комнате, оглядывая стены, когда его Ксанка, наконец, не выдержала:

— Берём квартиру, или ты расстаться с ними никак не решишься?

Он фыркнул, конечно же, про себя, чтобы не задеть её, и кивнул, уперев взгляд в окно:

— Да, пожалуй что. Борис Михайлович, так всё же, что с ценой, может быть скинем ещё немного? А то ведь всё же не двушка, получается…

— Вторая закрыта. — Веско подтвердил хозяин. — Я и так скинул вам… двушку.

Путь к заветному ларцу, наполненному знаниями, с самого начала не обещал быть легким. Но никто не мог предвидеть, что завладеть Книгой Семидесяти Ремесел попытаются сразу три народа — славянские ратники, воины, пришедшие на кораблях с севера, и степняки-кочевники, а потом к ним добавится четвертый — раса собакоголовых. И теперь каждому из народов предстоит понять, кто на этом пути враг, а кто союзник. В этом помогут им волшебные мечи, три из которых украшены изумрудами и один — рубинами.

Аннотация:

Странные вещи начинают происходить в империи Гильдерлэнд, после десяти спокойных, мирных лет: жестоко убивают известного торговца, обвинив в этом его сына; в столице империи орудует таинственная банда, сумевшая в короткие сроки захватить власть над всей теневой деятельностью города. Вдобавок, там же появляется оборотень, который, по непонятным причинам, нападает только на гвардейцев из городской гвардии. Стоит копнуть лишь немного, и становится понятно, что за всем этим скрывается нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Принцип Ящерицы - первый том запланированной трилогии.

"Я прошел с первоверховным магом Айлем все битвы. И в зной и в стужу я был рядом с ним. И вот что я вам скажу - это был великий маг.."

Аллей. Воспоминания. Книга 1. Глава 1. Стих1.

-Так значит душа все-таки существует шаманг?

Ученые-нейрокибернетики с Терры в количестве четырех сидели в его юрте-они специально прилетели к нему чтобы задать интересующие их вопросы.

Шаманг невозмутимо курил трубку ,выпуская дым сквозь пряди длинных волос, тонкими косами свисающими с головы до плеч.

Глава 1.

"Когда еще были у людей свои королевства, когда они были равны нам, когда огромные дзорги жили стаями в густых лесах, когда гоблины и гномы знали магию - именно тогда людей обуяла гордыня. И тогда они бросили вызов нам - эльфам..."

Тарк. Хроники древней войны. Книга 1. Стих 1.

Морское королевство находилось на островах. Островов было много, и почти на каждом было по городу. На самом большом острове находилась столица королевства - Мерль. Мосты соединяли ее с другими городами на соседних островах, а те в свою очередь были связаны с другими. Таким образом, все королевство представляло, из себя связанную мостами цепь островов с городами. Города были большие и маленькие, бедные и богатые, с разнообразным населением. Материк с королевством был связан посредством длинного узкого моста, но по нему давно уже никто не ходил, потому что жителям морского королевства нечего делать на материке, равно как и жителям Эля нечего делать на островах. Ближайшее к побережью королевство материка Эрлай, находилось на расстоянии нескольких сот арков, и чтобы добраться до него требовалось пересечь высокие горы, тянувшихся насколько хватало глаз.

"Судьба дала нашей расе второй шанс. Мы жили в своем мире и не знали, что есть другие миры. Мы владели магией и не знали, что есть другая магия. Я хорошо помню какой царил страх в Эрле перед неизвестными. Когда мы восстали против людей и победили их. Почему они помогли нам? Ученик Таная человек Айль, маг степей Тенгр....Почему?

Хроники Тарка. Книга 1. Глава 5. Стих 17.

-Расскажи нам о своем мире Кхерх.

Тойль в упор смотрел на некогда непобедимого мага пришельцев.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Корпус Корабля состоит из металлопластических материалов и представляет собой, для упрощения скажем, полую сферу. При подаче импульса на гибкий шпангоут корпус размыкается и, образно говоря, «выворачивается наизнанку», «схлопываясь» вокруг малого объема вакуума с нулевым содержанием вещества.

Простейшая аналогия: представим надрезанный по большому диаметру детский мячик. Небольшое усилие пальцев, и мячик уже показывает нам свою внутреннюю поверхность, оставаясь по форме тем же шаром. Если к этому присовокупить, что края разреза при касании моментально склеиваются, а «выворачивание» происходит в мгновение ока, то, право же, для примитивной модели Корабля нам больше ничего не требуется. Разве что указать: реакторный отсек и отсек управления расположены на «полюсах», а «надрез» проходит по «меридиану».

Когда этот человек появился в редакции, я сразу же понял, что отношения у нас сложатся трудные и замысловатые: в руках он держал увесистую папку.

— Вот. Написал.— Он вытащил из папки стопку листов бумаги с печатным текстом и осторожно положил ее мне на стол.

— Что написали? — спросил я, еще не взглянув на рукопись.

— Так… Вещь… В общем, пьесу.

—   Ах, пьесу? — с очень занятым видом протянул я.— А почему вы думаете, что пьеса нас заинтересует?

Я очень часто прослушиваю эти фонны. И каждый раз долго выбираю, какую взять для начала, стараюсь представить, чей услышу голос. Все они одинаковые — розовые кубики не больше игральной кости, ничем не помечены, чтобы отличаться один от другого, если не считать крохотного индекса на первой плоскости. Я намеренно располагаю их так, чтобы индекс оказался внизу. Беру наконец первую попавшуюся фонну, осторожно закладываю в проигрыватель и жду.

Раздается тихий щелчок. Сейчас в воздухе родится голос. Чей он будет — Психолога или Физика, Бортмеханика или Командира, — я не знаю, но всегда заключаю сам с собой нечто вроде пари. Мне кажется, если я угадаю, то вскоре сбудется и самое сокровенное мое желание: наконец-то я все пойму. Шанс угадать весьма высок: всего-навсего один из семи. Семь фонн выстроились в ряд у меня на столе, ровно столько, сколько было членов экипажа. Почемуто я постоянно проигрываю, и, когда в комнате затихает последний монолог, мне мерещится, будто я только что был на волосок от разгадки, не сумел разобраться в какой-то малости, еще чуть-чуть — и из разрозненных кусочков сложится ясная и четкая мозаичная картинка. Однако… это, же самое впечатление возникало и позавчера, и завтра мне будет недоставать все той же малости, и я утешаю себя мыслью, что причина в моей невезучести; опять не угадал, опять с первого раза не вышел мой многоголосый пасьянс.

Бзумм!.. Филин скорее предвосхитил, чем ощутил низкое, еле слышимое гудение и бросился ничком на пол. Воздух в комнате задрожал, словно желе, по которому шлепнули ложкой. Чччпок! Так и есть. Достали. Нащупали. Видеополка, висевшая на стене, исчезла, воздух с хлопком смял образовавшуюся пустоту.

«Пожалуй, пешком я из этой комнаты уже не выйду», — какой-то задней, отстраненной, чужой мыслью подумал Филин, а тело его уже собиралось в комок, мышцы напружинивались, чтобы произвести движения, в которых сознание почти не участвовало. За последние месяцы и особенно недели Филин многое узнал о своем теле: оказывается, оно умело быть ловким и упругим, молниеносным и недвижным, — физические навыки приобретаются быстро, если к тому толкает необходимость.