Возвращение с края ночи

Если реальность показывает свою изнанку, но рядом верный друг, а в руке надежное оружие, дело за малым — суметь выбрать врага из многих противников, и тогда целый мир не сможет стать преградой движению к цели, а сами миры будут рассыпаться на пути героя, чтобы лечь ему под ноги стекляшками калейдоскопа, и каждый новый узор отпечатается в душе. Тот, кто сумеет вернуться, не останется прежним.

Отрывок из произведения:

Фантастика — не просто узкое направление жанровой литературы. Напротив: она сама обращается к литературе, кино, анимации, живописи, информационным сверхтехнологиям, как к изобразительным средствам для воплощения особого состояния души и разума, которому тесны рамки обыденности.

Да, есть такое состояние души, когда человек оказывается сильнее, умнее, красивее себя самого. И зовется оно «вдохновением». И очень немногим людям удается испытать его. Однако есть среди нас и такие, кто приговорен жить в состоянии вдохновения. Их жизнь расцветает фантастическими красками и небывалыми чудесами, но величайшее напряжение каждого движения души приводит к сверхбыстрому износу того хрупкого аппарата, которое медики скучно называют «человеческим организмом».

Рекомендуем почитать

Мир техники, мир магии. Наш мир и тот, иной, необычный и волшебный. Когда-то они были единым целым. А теперь существуют параллельно друг другу. Но спасительному равновесию угрожает маг и диктатор, стремящийся к власти. И только в нашем мире есть человек, способный противостоять ему. Надо только открыть дверь. Дверь и открылась, но не для героя, а для обыкновенного мальчишки…

На суше, на море, в небесах – что может мальчишка нашего мира противопоставить рыцарям, закованным в броню, убийцам, обожествляющим свое ремесло, черному магу, прилагающего все свое темное могущество, чтобы уничтожить его? Боевые искусства Ордена? Меч Судьбы? Это хорошее подспорье, но достаточно ли его, чтобы тебя признали могущественные монархи и драконы, великие военноначальники и эльфы? Взять на меч баронство, развеять навет, спасти подругу, вернуть сироте семью, спасти тысячи солдатских жизней… и, наконец, разгадать древнюю легенду – все это предстоит Энингу Соколу, последнему рыцарю Ордена, в своем миру Егору Громову, в третьей книге трилогии С. Садова «Рыцарь Ордена».

«Наперекор судьбе!» – такой девиз мог бы начертать на своём гербе обычный школьник Егор Громов, ставший наследником великого Ордена, его последним рыцарем. Ставший только для того, чтобы попасть домой. Прослыв «странным рыцарем», он должен суметь выжить в чужом мире, суметь отыскать ключ-проводник и вернуться в свой мир. Но вдруг оказывается, что, в отличии от костюма, который в одном мире парадный, а в другом маскарадный, сущность рыцаря сменить уже нельзя. Однажды приняв кодекс, рыцарь остаётся рыцарем всегда. Обстоятельства складываются так, что возвращение в магический мир неизбежно. И Энинг Сокол возвращается в мир, который ему стал ближе, чем родной, в котором его ждут преданные друзья, зарождающаяся настоящая любовь, туда, где нуждаются в нём и где кипит настоящая жизнь. Читателю предлагается продолжение романа С. Садова «Рыцарь ордена».

Думаю, все дело в безмерности. Необъятности того, что скрывается под поверхностью. Тьме в наших снах.

Впрочем, я витаю в облаках. Простите. Я писатель неопытный.

Я хотел найти себе жилье. Так я с ним и познакомился. Мне нужен был компаньон, с которым я мог бы разделить квартиру и расходы. Нас представил друг другу один общий знакомый в химической лаборатории при больнице Св. Варфоломея.

— Я вижу, вы были в Афганистане, — тут же сказал он мне. У меня отвисла челюсть, и я уставился на него широко открытыми глазами.

Внешность ангела, душа дьявола, шлейф из злодеяний, клеймо на плече. И багровая тень всемогущего кардинала за ее спиной.

Да, та самая миледи.

Леди Винтер, баронесса Шеффилд. Практически фон Штирлиц. Лучший агент кардинала.

Но не много ли злодейств на одну персону?

И не слишком ли банальный конец для умной, дьявольски умной женщины?

А кто сказал, что миледи мертва?

Она и не думала умирать так просто и безропотно. Умереть любой сможет, а вот выжить и победить — только миледи.

Она сама вам расскажет, что же на самом деле произошло.

Мы рождаемся, и раньше, чем почувствуем в жилах магию, ощущаем затылком лезвие серебряного топора, как напоминание, как предупреждение.

Магия – наша власть над мирами. Плаха – наш частый конец.

Почему же не плаха, почему рудник? Почему?! Почему я? За что?

Обширны земли Солнечной птицы, разные племена обитают здесь — люди и те, кто таится от них: нечисть, что всегда рядом. И нет среди нечисти страшнее прекрасных и беспощадных Забирающих души…

Мальчика по имени Йири смерть будет сопровождать неотвязно. Он не знает еще, сколь необычная судьба ему уготована. Живая статуэтка из храма, предмет вожделения, чудесная и тревожная сказка, воплощение чистоты и невинности — каким еще способно казаться одно и то же существо?

Но аконит — цветок ядовитый, и никто не знает, кем станет вчерашняя кукла, когда придет ночь.

При чтении впервые опубликованного на русском языке романа немецкого художника Альфреда Кубина вспоминаются мрачная атмосфера Майринка и Кафки, апокалипсическая экспрессия Мунка и Гойи, белесоватый туман на полотнах Редона, сквозь который прорываются к зрителю жутковатые видения авторского подсознания. Альфред Кубин достоин своих современников — опубликованный в 1909 году, роман в полной мере отражает состояние болезненного декадентства начала века, пессимистичные настроения Европы в канун великих потрясений.

Собственно сюжет не удивит искушенного читателя: история еще одной утопии, царства грез, осуществленного загадочным получеловеком-полубогом в предгорьях Тибета, ее будни и страшная гибель «глазами очевидца». Поражает другое — во-первых, это 52 авторских графических листа к роману; на первый взгляд подчиненные тексту, иллюстративные, они в какой-то момент начинают жить самостоятельной жизнью, приковывая к себе наше внимание едва ли не более самого текста. Пролистывая книгу еще раз, с удивлением обнаруживаешь, что, начиная от, казалось бы, невинных путевых зарисовок на первых страницах, к адскому хаосу линий на последних их ведет неумолимая логика сюжета — история, рассказанная в графике, местами даже оказывается выразительнее модернистского многословия отдельных глав. Альфред Кубин, снискавший свою славу прежде всего как художник, и здесь остается верен себе. Во-вторых, — и, думается, это не в последнюю очередь привлекло издателей, — роман удивительно созвучен современности. Волей-неволей задумаешься о пугающем сходстве тревожных ожиданий начала XX столетия с нашей нынешней неуверенностью. Предыдущие поколения читателей романа уже восхищались гениальным предвидением кошмаров мировых войн, перекроивших Европу, настал наш черед сопоставить хитросплетения сюжета с собственной судьбой, благо материала для сравнений за минувшие сто лет накопилось предостаточно.

В то же время не хотелось бы, чтобы у читателя сложилось впечатление, что мы имеем дело с социальной фантастикой — скорее, это философская проза, попытка, спрятавшись за беллетристический сюжет, ответить на вопросы, заявленные веку Шопенгауэром и Ницше. «Демиург двойственен» — для современного читателя эта мысль не станет открытием, но яркость и убедительность образного языка Альфреда Кубина, его мастерство рисовальщика по-новому осветят ставшие привычными истины.

Небольшая биографическая статья О. Б. Мичковского, помещенная на последних страницах, сопровожденная десятком работ художника разных лет и несколькими фотографиями, удачно дополняет книгу, переводя ее в разряд книг, стремящихся наследовать принципам академических изданий.

А. Вдовин
Другие книги автора Алексей Викторович Свиридов

Алексей Свиридов

Сибирский цирюльникЪ

В воскресенье несколько раз включал телевизор - та божешь мой - только про него и бубнят. И ведущие, и политики, и сам Михалков...

Особливо, конечно Михалков. Уверенно и бодро, с положенной долей задушенности в голосе и задушевности в интонации вещал он о Русских Офицерах, которые прямо вот такие белые, словно каждое воскресенье по полдня в хлорке мокнут. Православие-самодержавие-народность! Вера-верность-слава-честь! Господа-юнкера-кем-вы-были-вчера... В общем - взвейтесь, соколы, орлами.

Тяжела жизнь героя, тяжела, но в некотором роде приятна. Во-первых, ты крутой, а значит, все равно победишь. Во-вторых, все в этом мире для тебя. Ну и много других разных плюсов. Периодически создатель втравливает тебя в очередную историю, естественно позаботившись, чтоб в нужный момент, все что нужно, оказалось на своем месте. Ну а между историями живи себе, в ус не дуй.

Правда, периодически бывает, что создатель и забудет про своего крутого героя. И тогда бывшему крутому герою остается только выть с тоски. Если уж периодически крутым героям достается, то о судьбе фоновых персонажей лучше и не вспоминать, мрут как мухи.

Вот один из таких крутых героев Андреа Сакрольд вдруг неожиданно обломился. Вроде все начиналось, как положено. Вечер, трактир у дороги, красивая и таинственная незнакомка. И только Андреа подкатил к ней как получил от ворот поворот...

Этот мир обречен. Нет пути. Нет судьбы. Нет будущего. Нечто неотвратимое грядет, и целого мира мало, для того чтобы укрыться от неминуемой беды. Самого непримиримого врага нужно сделать союзником. Достанет ли сил скромному сыщику Кантору, чтобы найти путь к спасению одной отдельно взятой Вселенной? Ведь у него еще столько незаконченных дел! Тени прошлого преследуют его. И хватит ли у него времени?

Они прошли огонь и воду, они сражались в небе Балкан, а теперь им приходится принимать бой в Аравийской пустыне. Русские летчики Корсар и Казак воюют с невидимым и изощренным противником, всеми способами пытающимся уничтожить чудо-самолет «Русское крыло». С одной стороны террористы-смертники, опытные компьютерщики, агенты-профессионалы, два смельчака — с другой. И парящий в небе самолет, которому, может быть, не доведется приземлиться…

Вы читали Толкиена? И, быть может, даже осилили «Сильмариллион»? Тогда это книга для вас! Остроумная и очень смешная пародия на «Сильмариллион», если, конечно, вы не «благородный рыцарь с деревянным мечом»...

А ты кино больше смотри, там тебе и не такое покажут. Я-то точно говорю, мне отец про Благодетельское появление все в точности рассказывал, он у нас на радиостанции заправлял. Ну, ради развлечения, пристрастился ловить служебные разговоры – он же три языка знал – русский, английский и еще какой-то, а я через него тоже русский знаю – все-таки полуродной. Было все так – когда всплыла Благодетельская хреновина, шум был страшный. Кроме шуток – русские на Америку, Америка на русских, и получалось, что и те, и те готовы дать отпор противнику, провокацию затеявшему. В Штатах бомберы подняли, в Союзе тоже что-то такое. А эта, плавучая, через три часа открытым текстом в эфир выходит и заявляет такую вещь: мол, мы – те самые «зелененькие человечки», которых вы ждали. Только контакты с вами нам на фиг не нужны, а нужно предупредить, во избежание: для наших межпланетных сообщений нужна база промежуточная, и будем мы ее делать у вас. Работает она просто – полкубокилометра воды из глуби морской заменяется на идентичный объем издалека, разумеется, со всей возможной стерилизацией. А чтобы вам обидно не было, можем и вам такое устроить. Кроме шуток. Ищется планета а-ля Земля и устраивается переброс туда, тоже подводный, а там как хотите. Так и начались экспедиции, а вовсе не с помощью этих суперменов, которые Благодетелей разве что под автоматом не держат. Благодетели, они же нас сами контролируют, что с собой тащим, а тут такие фильмы снимают.

Сначала одиннадцать лун, затем бестии пучин, а потом… Саламандра. Со временем нечто более ужасное, чему нет названия. Трагизм предсказания в том, что в результате нашествия монстров — не то древних спящих богов, не то реликтовых чудовищ — должна погибнуть не цивилизация, не люди как телесные оболочки разума, а непостижимым образом все, что дорого, все, что свято и сердцу мило… Некая аксиологическая катастрофа, суть которой непонятна, но последствия тем ужаснее, чем труднее их вообразить. Однако пока все внимание сыщика Кантора занимает неуловимый человек–саламандра. Ну и еще, разумеется, беглый мститель Флай.

Алексей СВИРИДОВ

ДЕСЯТЬ МИНУТ ЗА ДВЕРЬЮ

ПРОЛОГ

К шестнадцатиэтажному дому, стоящему вдоль одной из многочисленных Парковых и торцом к Первомайской - тоже одной из трех, подъехала сравнительно новая БМВ пятой модели. Ломая колесами заледеневшую к вечеру ноябрьскую слякоть, машина припарковалась между замызганным, но до сих пор шикарным "ЗИМом" и грудой железа под порыжелым чехлом, в которой с некоторым трудом угадывались останки ушастого аппарата, который теперь нельзя было назвать ни роскошью, ни средством передвижения. Вылезший из "Москвича" молодой человек привычно поставил кейс на капот развалюхи, повозился с сигналкой и скрылся в подъезде. Внешность он имел обыденную, накачанные мускулы под одеждой не перекатывались, да и сама одежда не давала повода причислить молодого человека ни к удачливым рэкетирам, ни к преуспевающим бизнесменам. Даже непонятно, откуда тачка взялась.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Тук… тук… тук. Ритмичное биение слабым эхом раздавалось в похожем на пещеру зале аудиенции во дворце Джаббы. Грузная фигура, сидя дремавшая скрестив ноги на пустом постаменте, вздрогнула, выпрямилась и опасливо посмотрела на арку прохода, ведущего к лестнице главного входа. Стук раздался снова.

Откуда там взялся кто-то, кто мог так колотить по дверям? Йарна д'ал'Гарган хотела бы это знать. Тяжело поднявшись, многогрудая танцовщица отважилась осторожно приблизиться к проему и встала, всматриваясь в главный вход. Питомец Джаббы, нечто между амфибией и млекопитающим по имени Бубо, привязанный наверху ступенек, посмотрел на нее и жалобно заквакал, прося объедков. Йарна его проигнорировала. Напрягая слух, танцовщица уловила слабый крик.

На планете Корускант, столице Новой Республики:

Принцесса Лейя Органа Соло, президент, глава государства Новая Республика

Эйлолл, помощница Лейи

Хэн Соло, муж Лейи, генерал для особых поручений

Адмирал Хирам Дрейсон, глава отдела «Альфа-Синий»

Генерал Карлиз Риикан, глава разведки Новой Республики

Первый администратор Нэйнаод Энф

Бен-Кил-Нам, председатель Совета обороны

Сенатор Толик Йар от планеты Оолиди.

Танец закончился, и музыка стихла. Танцовщица стояла так, как и закончила: на кончиках пальцев, одна рука вытянута, красноречиво простираясь к звездам Империи или просто в одобрение ее хозяина. Она держала позу на протяжении нескольких ударов сердца. Затем, драматическим показным движением она опять припала к полу — — руки взметаются вокруг и движутся вниз, вперед, как крылья садящейся птицы, ноги круговым движением сгибаются — одна вытягивается сзади, другая спереди, корпус сгибается вперед, ложась на руки. Грация, красота и стиль в один миг превращаются в смирение, повиновение и покорность. Верная комбинация, как ей сказали, которую Джабба Хатт любил в своих танцовщицах.

История Биба Фортуны Я сброшу Джаббу с трона в день переворота, думал Биб Фортуна, покидая тронный зал своего хозяина для секретного разговора с монахами Б 'омарр. Мои стражники швырнут его на решетку над пещерой ранкора. Пускай поваляется там-, смотря на бушующего внизу зверя и слушая его рев, пускай знает, что, когда я открою дверцу и он упадет, ранкор сожрет его. И пусть узнает перед смертью, что я унаследую его добро и его преступную организацию и ничто меня не остановит!

«Шпага Гроссмейстера» – первая часть дилогии «Рагнаради», одного из самых известных романов А. Дихнова.

На затерянной в глубинах космоса планете Эгрис, где домами местных жителей все еще являются замки, оружием – мечи, а средством передвижения – конные повозки, век за веком мирно существуют бессмертные Люди – последние представители некогда великой цивилизации. Один из них, известный воин Рагнар, по странному стечению обстоятельств становится обладателем уникальной Шпаги, после чего попадает в круговорот загадочных событий: похищения, покушения, таинственная магия, интриги…

Давным-давно в далекой Галактике... Эпоха возникновения Альянса за восстановление Республики. Вооруженные силы повстанцев борются с Империей, но на окраинах Галактики никто об этом даже и не слышал. Легенда о древнем правителе планеты Деллалт Ксиме Деспоте и его несметных сокровищах будоражит умы бродяг и авантюристов, но за тридцать тысяч лет еще никому не удавалось увидеть даже малую толику этого богатства. Но вот неожиданно находится человек, который, по мнению Соло, способен приоткрыть завесу тайны, скрывающей древний клад... Стрелок Галландро и затерянная горная база Избранных, Бессмертная Тысяча древних роботов-телохранителей и Плавучий Народ, бесконечный рейд через горы и желанные сокровища... Все это в эпической истории Звездных Войн!

Взгляд Торвальда, прозванного Грозою Щитов, скользнул по злым глазам стоявшего перед ним человека, пробежал по бородатым лицам воинов в рогатых шлемах, белевшим над длинными столами, задержался на соколиных ликах вождей, прервавших пир, чтобы выслушать ответ своего вожака. Торвальд расхохотался.

И правда, человек, который только что кончил говорить, не мог соперничать с грозными викингами. Он был силен, но невысок и коренаст. Из одежды на нем была только юбка из оленьей шкуры, на ногах поблескивали сандалии. Простой кожаный пояс и свисавший с него короткий меч свидетельствовали о знакомстве их владельца с военным делом. Черные волосы охватывал тонкий серебряный обруч, под которым сверкали столь же черные глаза, расширенные яростью.

Знойный день Татуина медленно перетек в свою вторую половину. Ранние сумерки смягчили контуры дворца Джаббы и тронули песчаные холмы приглушенным оранжевым светом. Оперенные ящерицы стрелами выскакивали из своих нор, чтобы в прохладной тени поохотиться за насекомыми. На обнажившемся от песка камне пронзительно вскрикнул кибис, один раз, другой, потом замолчал.

Рие-Ииес с усилием поднялся по лестнице бокового входа, таща с собой ведро. Он остановился наверху, и три глаза украдкой оглядели размытые холмы и вход, оставшийся позади него. Он стоял, тяжело дыша костлявой грудью, и частица сумеречного покоя просочилась и в него. Стихло жжение в груди от последней стычки с Эфантом Моном, которая началась со слов «ты просто безалаберный сопливец, Рие-Ииес, не понимаю, как Джабба тебя терпит» и закончилась тем, что их растащил куаррен Тессек, помощник Джаббы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мэтт Хейг — своего рода анфан террибль в литературном мире Великобритании. Каждый его роман — событие, захватывающее, неординарное, веселое и немножко жуткое. Книги Хейга неизменно входят в списки бестселлеров, экранизируются, удостаиваются престижных наград и широко публикуются за рубежом.

Герои его нового романа «Семья Рэдли» — типичные консервативные обыватели, отец, мать и двое детей, проживающие в благопристойной среднестатистической английской деревне. Если у них и есть странности, то совсем безобидные: слабое здоровье, легкая аллергия на… чеснок и солнечный свет. И нечего на них коситься, они — хорошие люди. Дети Рэдли, Роуэн и Клара, даже и не подозревают, что их родители уже семнадцать лет воздерживаются, подавляя свою истинную природу. Пока однажды в пятницу вечером не происходит роковой инцидент, влекущий за собой череду неотвратимых перемен. К лучшему или нет — время покажет…

Их пути разошлись семнадцать лет назад. Теперь Джек уже не мальчик, а мужчина, который воплотил свою мечту в реальность. Он вернулся в родной город, так и не сумев простить Кэролайн, которую когда-то любил больше жизни. Но так ли уж он был прав, обвинив ее в предательстве их любви?

Ребекка Грин, молодая журналистка, начинает работать в одном из самых популярных журналов Сан-Франциско. Новый коллектив поначалу относится к ней настороженно. Именно здесь она встречает Алекса Лоуренса, с которым ей приходится вступить в острое профессиональное соперничество и пережить множество самых рискованных приключений. Однако постепенно Ребекка обретает друзей, а ее с Алексом бурное взаимное неприятие превращается в нечто совершенно иное...

Помочь людям в стремлении осуществить их мечты — работа и смысл существования Макса Купера. Однако в своей жизни он страшится менять что-либо, поскольку, многое пережив, установил для себя правило: никакой любви, потому что она заканчивается потерей и болью. Но судьба сводит его с молодой женщиной, и вскоре Макс понимает, что не может жить без нее. Кэтлин заслуживает счастья, как никто другой, она мечтает о собственном ребенке, но что может дать ей убежденный отшельник, как огня боящийся к кому-либо прикипеть душой и сердцем?