Возвращение из Японии

В О З В Р А Щ Е Н И Е

И З

Я П О Н И И

B L O W U P

Илья Давидович Кобот с одной стороны не любил соседей Максима и Федора, даже писал на них заявления, что Федор по ночам кричит, что водят собутыльников, писают в коридоре и на кухне. Но с другой стороны, говорят, что бывают соседи и похуже этих... Федор, такой горемычный, не нахамит, а Мак сим, хоть и строгий будто командир, да все спит больше.

Как-то вечером Кобот сидел у них в гостях, пил чай надо же иногда посмотреть, как люди живут. Да вот тоже выб рал, на кого смотреть! С самого начала лучше было уйти, с самого начала ругань у них пошла - то Максим Федора изругал, зачем вермута купил, когда в магазине портвейн есть, потом опять изругал, зачем Федор с пивом балуется - у бутылки крышку открывает и снова пришпандоривает.

Рекомендуем почитать

Туда - Обратно

( дзэн-буддистские притчи и коаны от митьков)

* * *

Как-то утром Максим, будучи в сильном похмелье, сидел, обхватив голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону.

К нему подошел Федор и обратился с вопросом :

- В чем смысл буддизма ?

- Да иди ты в жопу со своим буддизмом ! - слабо закричал Максим. Федор, пораженный, отошел.

* * *

Один юноша, Петр, наслышавшись о философских достижениях Максима, пришел к нему домой и обратился к Федору, которого по ошибке принял за Максима, с вопросом :

Другие книги автора Владимир Николаевич Шинкарёв

М А К С И М

М О Н О Г А Т А Р И

1

Жил-да-был один Максим. Один раз он, как говорят, сказал даме, которая работала продавщицей в магазине "Водка - Крепкие напитки":

Бодрящий блеск

Зеленой и красивой травы

Соком забвения стал...

Гадом буду

Еще за одной приду!

А продавщица в ответ ничего не сказала, только бутылку "Зверобоя" из ящика достала и одной рукой ему подала.

2

Жил-был Максим. Вот как он однажды сказал даме, работающей продавщицей в магазине "Водка - Крепкие напитки":

Заточник Валерий Марус, придя домой с производства, даже не успев поесть и отдохнуть, зачастую включает в работу прибор… нет, не прибор и не аппарат… включает в работу машину, представляющую собой коробку с экраном. Назначение машины – воспроизводить тяжелый и неинтересный бред. Эта всем знакомая машина называется телевизором, ее можно увидеть в самом неимущем доме.

В описываемый период времени Валера каждый день приходит с работы чуть поддатый и смотрит многосерийный телефильм. Иногда он пропускает целую серию, иногда застает только конец; иногда, осоловелый, вскидывает глаза на телевизор только при звуках выстрелов и громких криках. Случается, вероятно, что происходящее домысливается в полутьме. Бывает, что он по ошибке смотрит другую программу.

Ставшая классикой русской карнавальной прозы, книга Владимира Шинкарёва «Митьки», вошедшая во Второй том Собрания сочинений писателя, давно любима читателями – еще со времен «котельных», «самиздата» 80-х годов и «портвейна 33-го», распиваемого во всех парадных ныне не существующей великой империи под названием СССР. Книга богато проиллюстрирована автором, одним из ведущих художников петербургской группы «Митьки».

ФИНИТА ЛЯ ТРАГЕДИЯ

трагедия

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Поднимается тяжелый желто-зеленый занавес. На сцене комната М_а_к_с_и_м_а и Ф_е_д_о_р_а. На низко просевшей рас кладушке спит М_а_к_с_и_м. У него нехорошее недоброе лицо.

Над раскладушкой висят репродукции и фотографии, выре занные из журналов "Пробуждение" и "Солнце России". Посреди не сцены - стол. На столе и под столом - грязные тарелки, пустые и ополовиненные бутылки, окурки, несколько стаканов. За столом сидит крепко задумавшийся Ф_е_д_о_р. По сцене бе гает кот.

Один Максим отрицал величие философии марксизма. Однако, когда его вызвали куда надо, отрицал там свое отрицание, убедившись тем самым в справедливости закона отрицания отрицания.

* * *

Максим презирал безграмотность и невысокие интеллектуальные данные своего друга Федора, и любил подчеркнуть, что они друг с другом полная противоположность. Нередко на этои почве между ними разворачивалась ругань и даже драка. Как-то раз, крепко вломив Федору, Максим с удовлетворением отметил, что овладел законом единства и борьбы противоположностей.

Краткое руководство для хореографических кружков художественной самодеятельности

П Е С Н Ь О М О Е М М А К С И М Е

эпос в двадцати четырех тирадах

I

В то утро Федор встал пораньше,

Пошел на кухню.

Там стояло

штук пять бутылок с "Жигулевским",

пять с "Мартовским",

а пять с "Адмиралтейским"

и прочих всяких пив немало.

II

Уже светало.

Высветлялся на столе

изящный контур этих всех этих бутылок.

Их силуэт будил сознанье, тешил глаз,

ЗА НАРОДНОЕ ДЕЛО

(немой и нецветнои киносценарий)

Затемнение.

Титры.

Затемнение.

Панорама Петербурга. Петропавловская крепость в лучах восходящего солнца. Небо в тучах. При музыкальном сопровождении - звучит отважная музыка.

Затемнение.

Титры: "ПЕТЕРБУРГ. НАЧАЛО ВЕКА".

Затемнение.

Комната. Утро. Посредине комнаты круглыи матерыи стол с полусдернутои скатертью. На столе и под столом стоят и лежат бутылки, стаканы, грязные тарелки, окурки.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Олег Бочаров

001 О БЕДHОМ ГИБРИДЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

Accolade еще в средневековье славились своими феноменально популярными автогоночными аркадами. Газонодавилки и светофорообъезжалки всегда были их стихией. Hо шибко давно уже эта компания не радовала мировую общественность бестселлерной свежатинкой с автодорожного фронта. Досадное упущение, которое тяжело наверстать даже с восьми цилиндровым двигателем. Тяжело, но не невозможно.

"Red Line" оказался проектом с удивительной задумкой - сплести в единое хитросплетение два культовых игрушечных жанра - 3D-шутер и Кармагеддонщину.

Сергей Чернов

"Паранойя"

Сначала была паранойя, и паранойя была Бог. Hо паранойя в чистом виде существовать не могла, и поэтому она была вынуждена создать мир. Бог подсчитала, что для создания мира необходимо шесть дней, и хотела было уже начать творить, как вдруг на неё напала паранойя, и она, испугавшись не успеть, отвела под творение дополнительные сутки. Hо все сомнения оказались напрасными, и к вечеру шестого дня мир был изготовлен. Документация к нему была написана строго по ГОСТам, мир соответствовал по всем своим характеристикам техническому заданию, правда были накладки в области эргономики и миромейкерской эстетики, но на них Бог просто закрыла глаза.Когда Бог наконец глаза открыла, подошел к концу седьмой день, так получилось, что она его просто проспала. Когда новорожденное солнце начало закатываться за горизонт, паранойя, эманировав в только что созданную вселенную, оживила собой всю природу.

Юрий Ершов

Ершинки или Правда о Критиках

Критиковать - значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.

К. Чапек.

ЛЕГИОНАМ КРИТИКОВ ПРОЗЫ.РУ ПОСВЯЩАЕТСЯ

1 Критиков бояться - читателя не найти.

2 Что у критика на языке, то у автора в уме.

3 Жаль, что критик не волк. А то бы жил в лесу...

4 Плохому критику даже запятые мешают.

5 Одна голова - хорошо. А если критик - ее клон?

Юнг Алекс

Совpеменные фантасты и миp будущего

Совpеменные фантасты как-то не слишком любят миp будущего, снабжая огpомные межгалактические коpабли оpанжеpеями и гpузовыми лифтами, бассейнами с моpской водой и одновpеменно яpко-кpасным освещением в полу, пpотивно пищащими (непpеpывно) компьютеpами и индикатоpами, и сетью узких коpидоpов с тpеугольными остpозаточеными автоматическими люками. В жилые дома фантасты так и ноpовят вписать виденые где-то осциллогpафы и самописцы в качестве бытовых теpмометpов и стиpальных машин. А как, по их мнению, бывает пpиятно pано утpом встать под вой будильника pазмеpом со шкаф, почистить зубы зубным поpошком "ЗуПоpТpест" пpи помощи небольшого полотеpа, почитать моток-дpугой телетайпной ленты с новостями и отпpавиться на pаботу, pуля джойстиком в гpавилете тысяч двадцать километpов, огибая пpепятствия на сумасшедшей скоpости. Это не жизнь, а сказка! Умные машины-помощники необычайно неудобны, тупы и опасны своей инициативой будущего гpажданина так и ноpовят пеpеехать офисная поливалка для кактусов или лязгающий чугуном и усеяный стальными клыками уличный мусоpоубоpщик pазмеpом с Казанский вокзал. И не дай бог свесить что-нибудь слишком глубоко в унитаз, ибо стоящий там аннигилятоp пpевpатит это "что-то" во вспышку света и запах ландыша мгновенно и безоговоpочно. Коpмят в светлом будущем отвpатительно - чаще всего это таблетки, капсулы и питательные пасты в виде гадких кусков сеpой замазки со вкусом цыпленка. Пpи pождении каждому вживляются подмышку или за ухо нелепые квадpатные настольные часы-кpисталл с pацией, чтобы туда стучать и оpать, а оттуда видеть лицо Шефа или Главного егодяя, когда они сеpдятся. Компьютеpы знают все, но абсолютно беспомощны и бесполезны, и ноpовят выдать шесть колонок цифp и паpу иеpоглифов на запpос "где тут можно пожpать?" или "как отключить неизвестное поле в этой чужой летающей кpепости?" Иногда гpуда металлолома заменяется био-технологией, и появляются "удобства" коpмить и лечить свой живой тостеp, и дважды в день ставить клизму _пpыгающему_ автомобилю. Батальные сцены выделяются потpясающей эффективностью вооpужения, уступающей лишь скидыванию pояля с моста на pоту инопланетных монстpов. Геpой лениво уклоняется от толстых лазеpных лучей, ковыpяя ядеpным ножом силовое поле, котоpое гнусный пpотивник носит повеpх дpаной майки. Обpезок тpубы по убойной силе пpимеpно соответствует супеp-лучемету, ибо последний весит пол-центнеpа и стpеляет pаз в минуту, дpобя скалы, и доставляя вpагам очень болезненые, но неопасные ожоги. Роботы-стpелки весьма умны и извоpотливы, но абсолютно не откалибpованы - заметив любую мишень своими свеpчувствительными сенсоpами, мгновенно стpеляют... в дpугую стоpону, что пpиводит их самих в недоумение и яpость. Миpные задачи pешатся с гоpаздо большими потеpями, чем военные: как пpавило это полуpазpушеные буpовые станции в моpе сеpной кислоты с пеpсоналом из тpех-пяти буpильщиков, без связи и запчастей и с неудеpжимым желанием pазделиться и отпpавиться поодиночке в желудки местных тваpей на поиски pазумной жизни. В качестве итога можно сказать следующее: Совpеменные писатели-фантасты мечтают о стpашном дискомфоpте и в конце-концов о мучительной глупой гибели. Раньше пpосто хотели летать научится - вот ведь вpемена были!

Руслан Колесников

FIDO-3000

Типичный фидошник, с мешками под глазами до подбоpодка, небpитый, наполненный никотином до кpитической массы (буквально пеpед взpывом). Вчеpа он сильно пеpебpал пива и все, накопленные впечатления, буквально пpосятся наpужу. Hо он не может отойти от компа, котоpый заслуживает отдельного pассказа (вкpатце: вусмеpть заезженная двойка, в нее жестоко впаян модем 1200, засаленная и залитая пивом клавиатуpа, между клавишами слой пепла от Беломоpа, монитоp SuperCGA, яpкость котоpого во включенном состоянии немногим отличается от выключенного, запотевший от пеpегаpа - pезультата употpебления слабо- и неслабоалкогольных напитков)... Во нагоpодил!!! Коpоче от компа не отойти - ожидается почта с эхи EXT.MODEM.SUXX.

В.Козявин

К Р А С H А Я К А Р Т И H А

У одного мальчика был врождённый мамлякат. Он тяжело болел и всё время лежал в кровати. Поэтому он очень скучал. Как-то раз его мама ушла, а он попросил сестру купить ему картину, чтобы повесить её над кроватью. Сестра пошла в магазин, а по дороге ей встретилась старушка и говорит: ''Hе покупай красную картину!''. Пришла сестра в магазин, а там продаются только красные картины. Она посмотрела на них, и одна картина ей очень понравилась: она была вся красная, на ней была нарисована Красная площадь и мавзолей. Сестра взяла и купила Красную Картину.

Владимир Ланцберг

И петь нам, и весело петь!

КСПшные анекдоты от Берга

СОДЕРЖАНИЕ

От составителя

Знать своих героев!

Идеоложество

Как собаке -- пятая графа

Поиски жанра

Мухи творчества

Великая сила искусства

Трудовые будни

Замеченные опечатки, мысли и изречения

Мани, мани, мани...

Основной инстинкт

In vino veritas?

Мелочи жизни

Вместо заключения

Несколько лет назад — в качестве иллюстрации «народного пушкиноведения» — я рассказал М. В. Панову о странном лингво-социологическом факте, свидетелем которого мне довелось стать в начале 60‑х годов, когда нас, студентов-третьекурсников ленинградского филфака, направили на практику в Пушкинские горы, где мы должны были осваивать малопочтенную, но небесполезную профессию экскурсовода. Мой рассказ показался М. В. достойным не только кулуарного бытования, но и готовившегося тогда сборника по ономастике.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ВРЕДНЫЕ СОВЕТЫ

Переводчику

Возьмите "Сильмариллион" И Мюллера словарь, И не владея ни фига Английским языком, Бесстрашно пальцем по строкам Водите от души, И все, что в голову придет, Пишите не боясь. Увидев в тексте слово "Sword" Пишите сразу так: "Он с честью умер, и враги Запомнили на век Его бесстрашный гордый взор И длинный острый меч И песни многие о том Сложили все потом." А не увидев слова "Sword", В какой-нибудь строке, Пишите так: "На много лет Там воцарился мир. Все поженились меж собой, Вернулись короли, И песни многие о том Сложили все потом." Когда же непонятен смысл Какой-нибудь строки Избавьтесь сразу от нее Зачем она нужна? Читатель будет только рад Скорей постигнуть суть, А песни многие о том Вы сложите потом. Увидев в тексте букву "ё" Избавьтесь от нее. Затем, что нет ее нигде В английском языке. А если хочется своим Вам гением блеснуть Тогда пишите, не боясь, "Манвё" и "Воронвё", А если встретится "th" В каких-то именах Попробуйте их заменить на буквы "ы" и "щ". А если встретятся в главе Какие-то стихи Тогда не знаю вообще Какой вам дать совет. Когда какой-нибудь герой Антипатичен вам Пускай его убьют враги Короче будет труд. А если милый вам герой Прескверно поступил, Поправьте автора тотчас, Ошибся верно он. А если в тексте вы прочли, Что Моргот победил Тогда вы знайте про себя, Что здесь не прав словарь. Закройте "Сильмариллион" И Мюллера словарь, И напишите от себя Последнюю главу. А если неоткуда взять Вам "Сильмариллион" Тогда пишите просто так, Что в голову придет.

ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ

прав человека

10 декабря 1948 года

ПРЕАМБУЛА

Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем

членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является

основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и

принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам

человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть

человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь

Встреча

Данный рассказ является целиком и полностью плодом воображения, однако все совпадения с реальными лицами, именами, алиасами и адресами являются умышленными.

...Ритм движения автобуса меняется, и я просыпаюсь после трёх часов на удивление спокойного сна. "Силикоид не выказывал человеческих эмоций верный признак того, что ему хватало настоящих переживаний" (с) Лукьяненко, "Линия Грёз". Ладно, каменюки-силикоиды остались на планетах Основы, а мы явно "причаливаем" - здоровенный автобус как пароход притирается к обочине, водила открывает двери и народ двигается к выходу. Спрыгиваю с подножки, отхожу в сторону. За время пути так и не разогрело, солнце светит, но на лужах - корочка льда, кое-где уже взломанная торопливыми подошвами. Я странно спокоен - впрямь под силикоида закосить решил? Впрочем, знаю я, до каких пор продлиться моё спокойствие - пока не выползу из-под земли на твоей станции. Хотя нет,мысль о телефоне уже вызывает шевеление - пока в голове, но и сердце что-то подёргивается в другом ритме. Вхожу в метро, покупаю десяток коричневых, подхожу к телефону. Hомер я помню, но на всякий случай проверяю по книжке - я даже не знаю голоса, так что вся надежда на МГТС... Hаконец трубка на той стороне поднимается. Голос женский (уже хорошо). Молодой (или кажется? ладно, семь бед - один hang-off). Спрашиваю тебя - "Это я" "А это я". День и время оговорены - но всё равно какая-то неуверенность - да меня ли тут ждут и ждут ли вообще? Hо прорезавшиеся в голосе радость и теплота "Макс?!" прибивают неуверенность на корню. Быстренько договариваемся, где встречаемся, не слышно почти ничего (за что только деньги берут, сволочи), но понятно и так - возле метро. Hе помню, как на твоей станции (да и был ли я там вообще?) но ориентиры заданы, значит найду. Hапоследок ты говоришь "а у меня сюрприз" и кладёшь трубку. Перехожу в московский режим и на границе потоков народа (так быстрее, а что толкаются - не стеклянный) проношусь на станцию, заталкиваюсь в двери. Вид у меня при этом тот ещё - на губах блуждающая улыбка, а сияю - хоть свет гаси. Hу и фиг с ним, пусть косятся. Ехать порядочно, и мысли всё бегают по кругу, что же это за сюрприз, параноидальный мозг всё норовит завернуть на всякие пакости и опасности, хотя по тону этого вовсе не ощущалось. Заранее зная, что ничего не придумаю, а если и придумаю - то не угадаю, тем не менее от догадок маловероятных перепрыгиваю к совсем невероятным и далее к тем, что вообще ни в какие ворота не лезут... Та-а-ак, вот теперь силикоид испарился окончательно. Сердце лупит так, что аж под курткой,кажется, видно. Пытаюсь правильным дыханием хоть немного его приструнить, но - плевал организм на все старания - я поднимаюсь из-под земли, расстояние между нами измеряется сотнями метров. А может, и меньше - и я уже сканирую глазами всех девушек, девочек и, кажется, даже бабушек чуть выше среднего роста... Так, выход, уже где-то рядом... Пытаюсь "нутром учуять", но как всегда в подобных случаях, нутро молчит, как рыба об лёд... Так, пальто и шляпа! Сердце дёргается уж совсем некультурно, но под шляпой чёрные волосы... Смеюсь про себя (на лице и без того совершенно дебильная улыбка, и я уже бросил её сгонять возвращается как голодный весенний комар), а голова по-прежнему напоминает хороший такой корабельный локатор, только что вокруг оси не поворачивается. Так, опять шляпа, волосы... глаза... да ну? Глаза меняют выражение и улыбка... чёрт, неужели у меня такая же? Hу и фиг с ней! Я едва не прыгаю вперёд, но лишь напротив укорачиваю шаг, паранойя моя напоследок ещё взбрыкивает - "может, и не она вовсе..." Ага, не она, как же... Останавливаемся в полуметре, миг замешательства, неизбежный и даже чем-то приятный... если его не тянуть... Язык прилип начисто, вернее, он пытается вытолкнуть какую-то глупость... Перебьётся... Мысль даже не мелькает - она вроде как давно уже живёт - протягиваю руку, как когда-то (как давно, кажется вообще год назад) описывал и касаюсь твоего плеча, веду ниже, мимо (ну, не совсем и мимо ?) округлой выпуклости, к поясу. Ты тоже вспоминаешь то письмо, и я не успеваю довести руку, рука сама по талии перемещается за спину - потому что полметра между нами куда-то пропали... Понятно, конечно, куда - в два синхронных полушага, мы сталкиваемся и неожиданно (хотя почему неожиданно?) сильно прижимаемся друг к другу. Смотрю в твои глаза, я их не видел, но столько раз представлял, что даже кажется - они изменились. Они-то, понятно, не менялись, я их представлял неправильно... Впрочем, настоящие оказались даже лучше - не хватило мне нахальства представить их такими светящимися... Ты чуть заметно приоткрываешь губы, я это вижу и знаю, что это значит, но странное торможение вновь придавливает меня... Hадо же, я думал, давно от этого избавился... Приходится чуть ли не рявкнуть на себя, я тянусь навстречу, и первый поцелуй выходит немного неловким. Однако мы тут же исправляем эту оплошность. Прохожие ещё не выстроились полукругом, глядеть представление? Маленько не успели, но уже косятся. Мы разлепляемся, я пытаюсь взять тебя под руку, но ты берёшь мою ладонь, пальцы сплетаются и мы сжимаем ладони друг друга, словно собрались спорить за звание чемпионов армрестлинга. Ты тянешь в сторону метро, я мимолётно удивляюсь, но ты хитро смотришь искоса и произносишь "а теперь - сюрприз! Я квартиру нашла. HА ВСЕ ВЫХОДHЫЕ". Мне хочется поднять тебя на руки, но мы уже вливаемся вместе с толпой в узкие двери и остановиться здесь просто не получится - внесут или вовсе затопчут. Hо это и неважно, ещё успеем - теперь я знаю это точно, и немного шизею от этого знания.

ВЫ РОДОМ ИЗ 70-80-х, ЕСЛИ:

1. Вы до сих пор с внутренним трепетом проходите мимо километровых рядов со спиртными напитками в супермаркете.

2. Вы знаете глубинное значение слова "жувачка".

3. Вы помните, что РС/ХТ - это круто и очень дорого.

4. Вы не забыли статью в Комсомолке, которая называлась "Рагу из синей птицы".

5. До сих пор вы вздрагиваете, если кто-то рядом произнесет писклявым голосом: "В эфире - пионерская зорька!"