Возвращение Ирины Одоевцевой

К. КЕДРОВ

Возвращение Ирины Одоевцевой

Сейчас пришло время осознать, что пребывание писателя за границей не делает создаваемую им литературу "эмигрантской". Тургенев долго жил в Буживале, Гоголь в Риме, Достоевский в Берлине. В Париже жили Бунин, Ирина Одоевцева и Георгий Иванов; литература, которую они создавали, была и остается русской. Нет в ней ничего эмигрантского, противостоящего исторической судьбе родины, и это особенно ясно чувствуется при чтении мемуаров Ирины Одоевцевой. В них есть весьма знаменательные слова:

Другие книги автора Константин Александрович Кедров

Константин Кедров

И Л И

Полное собрание поэтических сочинений

2000-е

* * *

Я живу на расстоянье от сиянья до слиянья

Тело мысли

Мы движемся быстрее света поскольку свет намного ближе

Мы движемся быстрее света поскольку мысль всегда быстрее

Мы движемся, но неподвижны

Мы неподвижны, но быстрее

Мысль движется быстрее света а мы - из мысли измышленье и это светопреставленье вернее света представленье

Первая и единственная поэма начертанная созвездиями

Андрей Вознесенский: "КОГДА ТО БЫЛО СКАЗАНО, ЧТО ЕСЕНИН-ЭТО ОРГАН ЧУВСТВОВАНИЯ,ЭТО УЖЕ НЕ ЧЕЛОВЕК, ЭТО ОРГАН, ОРГАН ПОЭЗИИ СЕЙЧАС-ЭТО КЕДРОВ"

генрих сапгир: Я бы сказал, что стихи К.Кедрова звёздная стихия, которая породила самого поэта. Для меня К.Кедров поэт, который внес в поэзию целый ряд новых художественных идей"

Константин Кедров

ВИНТОВАЯ ЛЕСТНИЦА

Пушкин и Лобачевский

Есть какая-то тайна века в том, что мы фактически ничего не знаем о встрече А. С. Пушкина с Лобачевским.

Да, они встречались и, видимо, беседовали всю ночь, гуляя по улицам Казани. Но о чем шла беседа?

Предположить, что, встретившись с Пушкиным, Лобачевский стал бы занимать его пустыми разговорами, это значило бы ничего не понять в характере великого геометра. Да и Пушкин знал, с кем ведет многочасовую беседу. Конечно, речь должна была идти о "воображаемой геометрии". Тогда почему же в записях и дневниках Пушкина эта встреча никак не отражена? Правда, отголоском беседы может считаться знаменитая фраза о том, что вдохновение в геометрии нужно не менее, чем в поэзии. Геометрия Н. Лобачевского называется "воображаемая", а от "воображения" до "вдохновения" один шаг.

Перламутровый веер ситуаций, событий, зарисовок. Эпос и быт, космическая карусель, праздничное конфетти, домашнее тепло очага, грозный рокот миров. Фантастика и реальность, абсурд и мистика, упреждение зла добром, жизнь и деяния кошачьей когорты — это Котэрра, территория кошек.

Константин Кедров (1942 г.р.) — поэт, автор термина МЕТАМЕТАФОРА и основатель поэтической школы этого направления. В 1984 г. образовал поэтическую группу ДООС (Добровольное общество охраны стрекоз). Девиз: «Ты все пела — это дело». 

     Кедров — участник фестивалей международного поэтического авангарда: Иматра, Финляндия 1988 г., Тараскон, Франция 1989 г., Лозанна, Швейцария 1990 г., Париж, Франция 1991 г. 

     В 1989 г. вышла монография «Поэтический космос» М., Сов. писатель. 

     В 1994 г. эта же книга вышла на японском языке в издательстве «Иванэм секэм». 

     Главные сборники: «Верфьлием» 1990 г., «Вруцелет» 1993 г. «Гамма тел Гамлета»1994 

     1996 - Доктор философских наук, Российской Академии наук.

Константин Кедров

Язычник языка

x x x

Я язычник

языка

я янычар

чар

язык мой

немой

не мой

Верь сия

версия

2002

Тело мысли

Мы движемся быстрее света

поскольку свет намного ближе

Мы движемся быстрее света

поскольку мысль всегда быстрее

Мы движемся, но неподвижны

Мы неподвижны, но быстрее

Мысль движется быстрее света

Популярные книги в жанре Публицистика

Доклад австралийского ученого, историка-ревизиониста, отрицателя Холокоста Фредерика Тобена на Международной конференции по глобальным проблемам всемирной истории в Москве 26 января 2002 года. Доклад посвящен проблемам психологического, социального и правовового терроризма, который практикуют правительства по отношению к своим гражданам, подвергающим критическому пересмотру так называемый "холокост". Публикуется с незначительными сокращениями.

Данная рукопись объясняет философию групп людей по всему миру, которые называют себя Освободителями. Они верят в революцию, предполагающую освобождение животных и, в случае необходимости, убийство их угнетателей. Они говорят, что столь радикальные действия требуются для того, чтобы остановить ужасных людей, причиняющих страдания животным и разрушающих окружающую среду. Они верят, что не что иное, как свержение системы способно освободить наших братьев и сестер.

В десятом томе представлены публицистические произведения автора, а также последний цикл рассказов Рассказы Ивана Сударева.

http://ruslit.traumlibrary.net

Текст взят из сборника: Первый день спасения, Вячеслав Рыбаков, М. АСТ, 2001

Постсоветская Россия на обломках колхозно-совхозного способа производства нащупывает возможные формы реального существования села, пытаясь остановить его вымирание и найти компромисс между архаикой личного подсобного хозяйства и аграрными капиталистическими предприятиями… Как долго стране предстоит искать эти пути? Михаил РУМЕР-ЗАРАЕВ исследует проблему в очерке «Столыпинский проект».

Архивная работа, повседневная и, так сказать, невидимая миру, необходима. Причин несколько. Постараюсь их изложить. А вот одну, личную, объяснять толком не умею. Как-то так получилось, что смолоду испытывал властное влечение к старинным рукописям.

Лев КРИШТАПОВИЧ

О НАРОДНОЙ И ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Ученые-резонеры

История народа — это не летопись частной жизни челове­ка. Об истории народа нельзя сказать: это было, это прошло. История имеет дело с вечным — с духом народа, его делами. «Народы, — отмечал Гегель, — суть то, чем оказываются их действия».

Но некоторые интеллигенты так далеки от этого воззре­ния, что считают достаточным свести историю народа к за­падным инвективам, удобряя их резонерствующими поли­тическими и моральными сентенциями, которые, по их мне­нию, являются лучшим материалом для построения нацио­нальной концепции истории России и Белоруссии. Соглас­но таким взглядам любой литературный графоман, зачис­ливший себя в разряд этой «либеральной интеллигенции» и потративший некоторое время на переписывание или про­чтение нескольких книг, способен напи­сать историю общерусского народа. Это, по словам Гегеля, — типичные «предста­вители субъективной образованности, которые не знают мысли и не привыкли к ней...»

Беседы о литературе

Эта статья получила специальный приз журнала «Наука и жизнь» на конкурсе научно-фантастических очерков, итоги которого подвели на ежегодном фестивале «Созвездие Аю-Даг» (см. «Наука и жизнь» № 1, 2010 г.).

«Наука и жизнь» № 10, 2010.

Жанр научно-фантастического очерка - из тех немногих жанров, чью дату возникновения можно установить едва ли не с точностью до месяца: лето 1835 года. Именно тогда в американской периодике появились две весьма примечательные литературные мистификации с научным уклоном. Сначала в июньском номере журнала «Southern Literary Messenger» был напечатан рассказ Эдгара По «Ганс Пфааль», считающийся одним из первых произведений научной фантастики; позднее, в августе, газета «New York Sun» начала публикацию с продолжениями статьи «Великие астрономические открытия, недавно сделанные сэром Джоном Гершелем на мысе Доброй Надежды». И если «Ганс Пфааль», повествующий в иронической манере о путешествии на Луну на воздушном шаре, хорошо знаком русскому читателю под названием «Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля», то «Великие открытия» нуждаются в представлении. Это нарочито серьезная статья о невероятных научных открытиях, якобы совершенных астрономом Джоном Гершелем при помощи новейшего гигантского «гидрокислородного» телескопа. А «открыл» этот знаменитый (и вполне реальный) астроном ни много ни мало - жизнь и даже разум на Луне с ее «невинными и счастливыми» людьми - летучими мышами. Стоит ли удивляться, что статья наделала немало шума, а тиражи газеты взлетели вверх не хуже ракеты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джеймс Брэнч Кейбелл

Торговцы Драгоценностями

Александр Сорочан, перевод, 2004

"Io non posso ritrar di tutti appieno: pero chi si mi caccia il lungo tema, che molte volte al fatto il dir vieti meno."

Посвящается ЛУИЗЕ БАРЛИ.

Это воплощение множества мыслей, которые изначально принадлежали ей.

"Александро Медичи обыкновенно считается итальянскими авторами первым герцогом Флоренции; но в этом они не вполне точны. Звание герцога, полученное от Читто, или Чивитто ди Пенья, было принято им несколькими годами прежде, чем он стал у руля флорентийского государства. Следует также заметить, что после бегства Эгламора герцог Алессандро, как сообщает Робертсон, "не наслаждался той абсолютной властью, которую его семейство сохранило до наших дней" (История Карла V. Книга V). Его только именовали правителем или принцем республики, и его власть была несколько ограничена двумя советниками, пожизненно избиравшимися из числа граждан. (Varchi, Storia Fior. P. 497: Nerli, Com. Lib. Xi. pp. 257, 264.)"

Действие этого фантастического боевика происходит в далёком XXVI веке. На нескольких планетах-базах землян появляется таинственный захватчик – негуманоидная раса ксенофобов. Существование человечества оказывается под угрозой. В ожесточённых сражениях задействованы новейшие технологии – управляемые биотоками мозга боевые роботы и аэрокосмолеты, но никакой искусственный интеллект не может заменить человека.

Герои романа – Дэв Камерон и его возлюбленная, лейтенант Катя Алессандро – оказываются в самой гуще военных событий, именно от них во многом зависит будущее землян.

Александр Карлайл, сын легендарного командира Серого Легиона Смерти, вместе с ветераном – наемником Дэвисом Макколлом отправляется на разведку на планету Каледония. Восстание, спровоцированное там наместником Вилмартом, – первый этап преступной операции,цель которой – дискредитация или уничтожение Серого Легиона Смерти. Какое решение примет Грейсон Карлайл? Ведь по контракту его подразделение, имеющее безукоризненную репутацию, обязано подавить восстание. Но при этом погибнут тысячи ни в чем неповинных людей, а может быть, и сын Грейсона, принявший сторону восставших.

Ф. Кельин

Мигель де Сервантес

СЕРВАНТЕС

(1547-1616)

Тысяча шестьсот пятый год был исключительно счастливым для культуры Испании. Ни в политическом, ни в экономическом отношении новый год не отличался от ряда предшествовавших ему годов и не сулил ничего особенно счастливого испанскому народу. Правда, империя Карла, где "солнце никогда не закатывалось", по-прежнему была мировой державой, но все сильнее разъедал ее изнутри устрашающий по своим размерам экономический кризис, все последствия которого Испании довелось оценить в следующем столетии. В 1605 году Испания вела с переменным успехом войну на море и на суше, стремясь во что бы то ни стало сохранить и по возможности расширить свои и без того необъятные владения в Европе, в Америке, в Азии и Африке, где в результате присоединения Португалии к Испании отошли по договору 1581 года все португальские колонии.