Возвращение

Из сборника "Нечистая сила", Севастополь, 1920 год.

Отрывок из произведения:

«…Тарас тут же, при самом въезде в Сечь, встретил множество знакомых лиц… Только и слышались приветствия: „А, это ты, Печерица!“ — „Здравствуй, Козолуп!“ — „Откуда Бог несе тебя, Тарас?“ — „Ты как сюда зашел, Долото?“ — „Здорово, Кидряга!“ — „Здорово, Густый!“ „Думал ли я видеть тебя, Ремень?“

И витязи, собравшиеся со всего разгульного мира великой России, целовались взаимно, и тут понеслись вопросы: „А что Касьян? Что Бородавка? Что Колопер? Что Пидсышок.“

Рекомендуем почитать

Из сборника "Нечистая сила", Севастополь, 1920 год.

Когда шестилетний Котя приходит ко мне — первое для него удовольствие рыться в нижнем левом ящике моего письменного стола, где напихана всякая ненужная дрянь; а для меня первое удовольствие следить за ним, изучать совершенно дикарские вкусы и стремления.

Наперед никогда нельзя сказать, что понравится Коте: он пренебрежительно отбросит прехорошенькую бронзовую собачку на задних лапках и судорожно ухватится за кусок закоптелого сургуча или за поломанный ободок пенсне. Суконная обтиралка для перьев в форме разноцветной бабочки оставляет его совершенно равнодушным, а пустой пузырек из-под нашатырного спирта приводит в состояние длительного немого восторга.

Из сборника "Нечистая сила", Севастополь, 1920 год.

К петербургскому гражданину свободной Советской России явился человечек из комиссариата и сказал:

— Вы — Григорий Недорезов?

— Я — Григорий Недорезов.

— Вы назначены быть на митинге завтра около цирка Модерн.

— В качестве чего?

— Что значит в качестве чего? В качестве публики.

— Слушаю-с. А когда аплодировать?

— Там впереди будет такой чернявенький, в прыщах, — как захлопает, так вы все за ним. Только всего и дела. И с тем счастливо оставаться.

Позвонили мне по телефону.

— Кто говорит? — спросил я.

— Из дома умалишенных.

— Ага. Здравствуйте. Я ведь ничего, я только так. Хи-хи. Ну, как поживают больные?

— Насчет одного из них мы и звоним. Вы знавали Павла Гречухина?

— Ну как же! Приятели были. Да ведь он, бедняга, в 1915 году с ума сошел…

— Поздравляем вас! Только что совершенно выздоровел. Просится, чтобы вы его забрали отсюда.

— Павлушу-то? Да с удовольствием!

Из сборника "Нечистая сила", Севастополь, 1920 год.

Вы, которым шестьдесят лет, или даже вы, которым сорок лет, или, даже вы, молокососы, которым только двадцать лет, — вы помните, как жила вся необъятная Россия совсем ещё недавно?

Ну, как же вам не помнить: ведь прежняя жизнь складывалась столетиями, и не скоро её забудешь!

Каждый день вставало омытое росой солнышко, из труб одноэтажных домиков валил приветливый дымок, с рынка тащились хозяйки, тяжело нагруженные говядиной, хлебом, овощами и фруктами, — всё это за рубль серебра, а если семья большая, примерно из 6 или 7 душ, — то и все полтора рубля оставляла хозяйка на грабительском рынке.

Сколь различна психология и быт русского и французского человека.

Французская революция оставила нам такой примечательный факт:

Добрые, революционно настроенные парижане поймали как-то на улице аббата Мори. Понятно, сейчас же сделали из веревки петлю и потащили аббата к фонарю.

— Что это вы хотите делать, добрые граждане? — с весьма понятным любопытством осведомился Мори.

— Вздернем тебя вместо фонаря на фонарный столб.

Другие книги автора Аркадий Тимофеевич Аверченко

Я бы не назвал его бездарным человеком… Но у него было во всякую минуту столько странного, дикого вдохновения, что это удручало и приводило в ужас всех окружающих… Кроме того, он был добр, и это было скверно. Услужлив, внимателен — и это наполовину сокращало долголетие его ближних.

До тех пор, пока я не прибегал к его услугам, у меня было чувство благоговейного почтения к этому человеку: Усатов всё знал, всё мог сделать и на всех затрудняющихся и сомневающихся смотрел с чувством затаённого презрения и жалости.

«… У нее дьявольское терпение. Свое «а зачем» она может задавать тысячу раз.

– Лида! Говори прямо: что тебе нужно? Запирательство только усилит твою вину.

Женская непоследовательность. Она, вздыхая, отвечает:

– Мне ничего не надо. Я хочу посмотреть картинки.

– Ты, Лида, вздорная, пустая женщина. Возьми журнал и беги в паническом страхе в горы.

– И потом, я хочу сказку. …»

В книгу вошли лучшие юмористические рассказы крупнейших писателей-эмигрантов начала XX века. Их роднит вера в жизнь и любовь к России.

Для старшего школьного возраста.

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год

Мой друг, моральный воспитатель и наставник Борис Попов, провозившийся со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

— Знаете, как бы я нарисовал картину «Жизнь»? По необъятному полю, изрытому могилами, тяжело движется громадная стеклянная стена… Люди с безумно выкатившимися глазами, напряженными мускулами рук и спины хотят остановить ее наступательное движение, бьются у нижнего края ее, но остановить ее невозможно. Она движется и сваливает людей в подвернувшиеся ямы — одного за другим… Одного за другим! Впереди ее — пустые отверстые могилы; сзади — наполненные, засыпанные могилы. И кучка живых людей у края видит прошлое: могилы, могилы и могилы. А остановить стену невозможно. Все мы свалимся в ямы. Все.

«… Но с полдороги случилось маленькое происшествие: мрачный, сонный парень молниеносно сошел с ума… Ни с того, ни с сего он вдруг почувствовал прилив нечеловеческой энергии: привстал на козлах, свистнул, гикнул и принялся хлестать кнутом лошадей с таким бешенством и яростью, будто собирался убить их. Обезумевшие от ужаса лошади сделали отчаянный прыжок, понесли, свернули к краю дороги, налетели передним колесом на большой камень, линейка подскочила кверху, накренилась набок и, охваченная от такой тряски морской болезнью, выплюнула обоих пассажиров на пыльную дорогу. …»

В очередное издание альманаха «Юность» входят наиболее яркие произведения А. Аверченко и В. Войновича, долгое время не публиковавшиеся в нашей стране, и лишь теперь возвращенные широкому кругу читателей.

Аркадий Аверченко – «король смеха», как называли его современники, – обладал удивительной способностью воссоздавать абсурдность жизни российского обывателя, с легкостью изобретая остроумные сюжеты и создавая массу смешных положений, диалогов и импровизаций. Юмор Аверченко способен вызвать улыбку на устах даже самого серьезного читателя.

В книгу вошли рассказы, относящиеся к разным периодам творчества писателя, цикл «О маленьких – для больших», повесть «Экспедиция в Западную Европу сатириконцев…», а также его последнее произведение – роман «Шутка мецената».

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Алексей Hадэмлинский

КHИГА ЗА HАСТОЯЩЕГО ОДЕССИТА

рассказы о настоящих одесситах, их сыновьях и внуках

ОТ АВТОРА

Вот рылся в своем архиве и нашел файл прошлого века :-) Удивительно, как он смог выжить после смерти двух винчестеров. Hо, видимо, такова судьба этой рукописи.

В 2001 году я собирался забросить этот файл в ОВЕС, но тогда моя босс-нода героически умерла, я стал искать другую, и за всей этой суетой забыл о своих намерениях.

Папченко Александр

Выдеpжки из дневника Дуpимаpа

1 июля - Мальчик вышел каким-то деpевянным. Особенно нос. Hо я гоpд. Счастлив я.

2 июля - Кот ушел из дома. Уже не гоpд.

3 июля - Таpаканы ушли из дома. Пиявки подохли. Выжила лишь Лукpеция. "Лукpеция - чеpнобылемоpский мутант с панциpем из стеклобетона" - из "Спpавочника домашнего пиявковеда". Уже не счастлив.

4 июля - Сам ушел из дома. Пил с Каpабасом. Веpнулся. Лукpеция погибла Взpывом pазметало по стенам комоpки. Пpобовал отодpать покойницу ножом от стен пpиваpилась намеpтво. "Темпеpатуpа в pадиусе поpажения не менее полутоpы тысяч гpадусов" - из "Спpавочника домашнего взpывотехника". Пpобовал надpать меpзавцу уши. Ушей нет. Пpобовал надpать задницу pемнем - сплошное деpево. Hосом ткнул меня в живот - едва откачали. Hачинаю понимать Каpабаса.

Петраковский Вадим

Тигp

Задыхаясь, я бежал впеpед. Впpочем, сказать, что я бежал, было бы слишком гpомко. Я пpодиpался сквозь тpопическую pастительность, по лицу меня хлестали какие-то ветки. Воздух был влажен до невозможности, было жутко жаpко. То слева, то спpава я слышал зловещее pычание. Вдpуг чтото гpомко pыкнуло около самого моего уха...

Я вздpогнул и пpоснулся. Вытиpая пот со лба, я огляделся. Обычная кваpтиpа. Мда, пpиснится же... Только я пpиготовился спать дальше, как снова услышал pычание. Глухое такое и весьма недобpое. Пpичем, весьма pядом. Сон как pукой сняло.

Андрей Попов, Сергей Василько, Сергей Куликов

Зевнул и Слух

Как-то серым утром, в котором серым было все, кроме темноты, когда болшим серым Пентюхом был объявлен официальный утр, но природа (в т.ч. и первое солнце, их было два) об этом еще не знала, в своей теплой кровати проснулся некто Зевнул Слонько. Так его назвали предродители, ибо именно таков он и был. Он потянулся и зевнул, т.е. широко открыл свой рот, а вовсе не он сам, и по-утренненему громко хрюкнул. На этот громкий утреннений хрюк из под кровати выползло небольшое мохнатое существо и, устремив на Зевнула Слонько преданные выпуклые глазки, хрюкнуло в ответ:

Артем Прохоров

HЕКОТОРЫЕ ОСОБЕHHОСТИ СОВРЕМЕHHОЙ ТЕОРИИ ПОЗHАHИЯ

- Hу, хорошо. Возьмем, к примеру, два измерения. - Возьмем. - Представь себе, что все мы двумерны. То есть у нас есть только высота и ширина, а толщины абсолютно нет. Для наглядности можно представить, что мы с тобой нарисованы на листе бумаги, если конечно предположить, что бумага эта бесконечно тонкая. Мы можем двигаться по этому листу или вверх-вниз, или вправо-влево, но не можем выйти за его пределы, не можем вырваться в привычный трехмерный мир. - Почему не можем? - Да потому, что мы просто не знаем про него. Мы даже не догадываемся о его существовании. Вот смотри, я нарисовал на бумаге человечка...

Аpтем Пpохоpов

ОДЕССКАЯ КОММУHАЛЬHАЯ ББС

FREE FORWARD

Сей текст есть ни что иное, как грязная пародия на программу "Джентльмен-шоу". Автор не несет ответственности за использование его кем бы то ни было в рекламных, пропагандистских, и любых иных целях, вплоть до коммерческих. При написании данного текста не было убито ни одно животное, не срублено ни одно дерево, не погиб ни один тамагучи, автор употреблял только экологически чистые продукты, и пил дистиллированную воду.

Аpтем Пpохоpов

ПРИШЕСТВИЕ

- Зачем ты пришел?

- Потому что ты звал меня.

- Hо я не звал тебя.

- Hет, звал. Иногда, для того чтобы позвать меня, нет

необходимости произносить слова.

- Как это.

- Достаточно просто очень захотеть, и я приду.

- Да, я очень хотел, чтобы ты пришел.

- Вот видишь.

- Hо все равно, как ты узнал?

- Я почувствовал.

- Ты можешь чувствовать?

Аpтем Пpохоpов АКА Slу2m

РЕКЛАМHАЯ КЛЯУЗА

ВЫПУСК 5

Вечеp. В темной подвоpотне к гуляющему паpню подходят тpое бандитской наpужности, один с кастетом впеpеди, двое с отpезками тpуб сзади. Тот, что с кастетом говоpит: - Мужик, знаешь, что нам сейчас нужно? - Э... Освежить дыхание? - Ответ невеpный, мужик. И по пpавилам нашего шоу, тебе пpидется снять с себя несколько пpедметов одежды. Кожаная куpтка, часы, бумажник подойдут. Живо! Стимоpол Пpо Зэк! Свежее дыхание облегчает pаздевание...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Практическое руководство для начинающего марафонца.

Полк янки-северян под командованием Эндрю Кипа вот уже десятый год вместе с другими народами, заброшенными на неведомую планету Валдению, ведет борьбу с ее кровожадными правителями — безжалостными дикарями-людоедами.

Ганс Шудер, лучший друг и наставник Кипа, раненный в одном из боев, попадает в плен к бантагам. Во главе их стоит Гаарк Спаситель — бывший студент университета на одной из дальних планет, обогнавших Землю в техническом развитии. Гаарк хитростью захватил власть в орде и вынашивает амбициозные планы, угрожающие существованию молодой русско-римской Республики. Вместе со своими товарищами, томящимися в бантагском плену, Ганс организует побег, чтобы сообщить своим о замыслах коварного вождя и имеющемся у него сверхсовременном оружии и дать им возможность подготовиться к неминуемой войне. Если тюремщики настигнут беглецов, их ждет мучительная смерть, и все надежды народов Валдеии обрести свободу оборвет удар бантагского меча.

Клеопатра в зените славы, она — Царица Царей, фараон Верхнего и Нижнего Египта, воплощение Исиды — египетской богини, управляющей человеческой судьбой. Она покорила сердца самых могущественных людей в Римской империи, ради нее устраиваются празднества и торжественные шествия. Но скоро удача отвернется от великой царицы Египта…

1. Человечество, как биологическая форма, – это единый вид с огромным количеством вариаций, распространившийся в послеледниковую эпоху по всей поверхности земного шара. Густота распространения вида различна, но, за исключением полярных льдов, вся земля – обиталище человека.

Корабли бороздят просторы океанов с глубокой древности; в тропических лесах живут племена пигмеев, приспособившихся к пессимальным условиям существования, в пустынях археологи находят следы древних поселений или охотничьих стоянок, а пространства льдов ныне осваиваются научными экспедициями.