Вожди белых армий

Новая книга В. Черкасова-Георгиевского — своеобразная портретная галерея полководцев, возглавлявших Белое движение в годы гражданской войны в России. Когда-то их считали врагами трудового народа и душителями свободы. Некоторые из них, действительно, снискали печальную славу убийц и палачей, но большинство генералов Белой гвардии история оправдала. До конца сохраняя верность России, они по-своему пытались выполнить свой долг перед Отечеством. О трагических судьбах этих людей, оставивших след в истории нашей Родины, и рассказывает эта книга.

Отрывок из произведения:

Судьба начальника штаба Верховного Главнокомандующего государя императора Николая II генерала от инфантерии, генерал-адъютанта Михаила Васильевича Алексеева, ставшего Верховным Главнокомандующим Русской армии при Временном правительстве, так же своеобразна, как «биография» Белого дела, Добровольческой армии на юге России, которые он потом основал. Это извилистый путь выдающегося человека, дерзавшего изменять ход истории и успевшего осознать ошибки, раскаяться. Рисунок мировоззрения М.В.Алексеева во многом отражает сумбурность самого Белого движения. Один из историков советского закала, продолжающих в современной России по красной инерции осмыслять "трагедию белой гвардии", вывел некую "равнодействующую, которая образовалась от соотношения реальных сил белой коалиции и возможностей в борьбе с РКП(б) и Советской властью". Он пишет: "Маятник этой равнодействующей поочередно останавливался то на эсеро-меньшевистской (Комуч), то на эсеро-кадетской программе (Директория), потом он дошел до чистого правого кадетизма (режимы Деникина и Колчака), еще более поправел при Врангеле и, наконец, соединился с черносотенным монархизмом (генерал Дитерихс)". Не обращая внимания на терминологические ярлыки автора, стоит взглянуть на верно замеченную возвратную, так сказать, эволюцию Белого движения. В таком ключе наглядны его главные вожди, которым посвящен этот сборник, за исключением А.И.Деникина, чья роль подробно освещена мной в книге "Генерал Деникин" (Смоленск, «Русич», 1999). В данной галерее генерал Алексеев знаменателен прежде всего как непосредственный инициатор и участник отречения последнего русского государя от власти. Этот активнейший боец "революции генерал-адъютантов" ниспровергал монархию, чтобы спустя годы под поднятым им же белым идейным знаменем последние его ратники погибали с царственным именем на устах. Таким образом, генерал Алексеев весьма противоречивая фигура в Белом движении, поэтому будем взвешивать «за» и «против» на его счет прибегая к цитированию мнений, оценок разных людей особенно в отрезке биографии Михаила Васильевича до Февральской революции 1917 года.

Другие книги автора Владимир Георгиевич Черкасов-Георгиевский

Высшие церковные иерархи успешно сочетают служение Богу с криминальным бизнесом на торговле алкоголем, табаком, вывозе за рубеж драгоценностей, жестоко расправляясь с конкурентами. Дело мафиози в рясах раскручивает московский опер по прозвищу Кость. Следы ведут на самый верх...

Московский опер Сергей Кострецов по прозвищу Кость слывет среди своих сослуживцев и криминальной братвы крутым. Он убежден, что `вор должен сидеть в тюрьме`, и этот принцип для него часто бывает важнее буквы закона. Во второй книге сериала, охотясь на банду угонщиков автомобилей и похитителей раритетов, Кострецов вступает в схватку с матерым киллером-маньяком, верша `правосудие по-русски`…

У Сергея Кострецова, оперуполномоченного по участку в районе Чистых прудов, как всегда, забот хватало. На этот раз с деятелями искусства. Похоже, воры решили парализовать творческое вдохновение любимцев публики. Только открылся осенний театральный сезон, как разразилась серия краж в театре «Современник» и театре-студии Олега Табакова.

Деньги, драгоценности, а заодно и модная одежда исчезали прямо из гримерных чуть ли не ежедневно. Но если бы только это! Служителей муз, видимо, решили оставить и без колес — от подъездов театров угоняли автомобили.

Владимир ЧЕРКАСОВ

ОПЕР ПРОТИВ СВЯТЫХ ОТЦОВ

ЧАСТЬ I

ПАЛОМНИЧЕСКИЙ ПИРОГ

Глава 1

На Чистых прудах, в доме за рестораном "Самовар", относящемся к участку оперуполномоченного Сергея Кострецова, был очередной труп нового русского. Расстрелянное тело хозяина квартиры лежало рядом с бронированной дверью. Капитан милиции Кострецов, прозванный в здешних пенатах Костью, со своим помощником, молодым лейтенантом Геной Топковым, осматривал лестничную площадку, хотя и не надеялся, что убийца наследил.

Книга В.Черкасова-Георгиевского «Генерал Деникин» написана в 1990-х годах по новейшим изысканиям того времени, что позволил доступ к самому широкому использованию мемуарных материалов за границей после Перестройка, а так же дали неоценимую помощь личные встречи с бывшими белыми офицерам, с их ближайшими родственниками. Постоянные поездки во Францию, США, Западную Европу автора, его интервью, беседы с живыми очевидцами Гражданской войны лучше любых фотографий и пожелтевших формуляров рисовали пережитую русскими трагедию Гражданской войны. В книге А.И.Деникин предстает в самом объемном виде: как семьянин, как писатель, как учащийся на всех ступенях его карьеры, начиная с реального училища. В центре – образ полководца. Деникин здесь прежде всего человек со всеми его характерными чертами, недостатками, причудами. Вещь написана не казарменным изложением воинско-боевых действий, обстоятельств, а как плавный, беллетристичный рассказ о жизни этого великого офицера России. Поэтому книга интересна не только людям «военной косточки», а любым читателям.

Предлагающаяся вашему вниманию книга «Генерал Деникин» написана в конце 1990-х годов, когда была жива дочь генерала А.И.Деникина Марина Антоновна – писательница, журналистка, телеведущая, автор уникальных мемуарных исследований по белоэмиграции. Работая над рукописью, автор неоднократно ездил к ней в гости в городок Версаль под Парижем, переписывался из Москвы. Благодаря долгим беседам и разъяснениям Деникиной А.И., автору удалось «вживую» обрабатывать в общем-то известный материал о жизни ее отца.

Популярные книги в жанре История

На только что открытомъ памятникѣ дьякону церкви Николы Чудотворца Гостунскаго Ивану Ѳедорову сдѣлана надпись, говорящая о томъ, что онъ «первѣе нача на Москвѣ печатати святыя книги въ лѣто 7071-е, (т. е. 1563-е отъ Р. Х.) апрѣля въ 19 (день)». Эта надпись, какъ извѣстно, взята почти цѣликомъ изъ послѣсловія къ первой московской печатной книгѣ — Апостолу — начатой въ этотъ день и конченной въ 1 марта слѣдующаго года. Надпись эта отмѣтила собой не только подвигъ дьякона церкви Николы Гостунскаго и его товарища и помощника Петра Тимоѳеевича Мстиславца. Надпись эта напомнила не только событіе первостепенной важности въ культурной исторіи Москвы: событіе, совершившееся въ Москвѣ въ 1568 и 1564 годахъ, имѣетъ право и на болѣе крупное, нежели мѣстное, значеніе: послѣдствія появленія первой московской книгопечатни нашли себѣ отзвукъ не только въ Москвѣ, въ Московскомъ государствѣ, но и далеко за предѣлами тогдашней Россіи, и послѣдствіями своими совершенное въ Москвѣ въ XVI в. Иваномъ Ѳедоровымъ дѣло еще живо даже до днесь; хотя непосредственное значеніе его въ наши дни и сузилось, но еще не такъ давно — 200 лѣтъ назадъ — оно имѣло общелитературное и общекультурное значеніе у насъ, а въ другихъ странахъ еще въ 20-хъ годахъ XIX-го вѣка чувствуется живая связь литературы и печатнаго дѣла, какъ орудія этой литературы, съ дѣятельностью Ивана Ѳедорова и его товарища. Не касаясь дѣятельности Ивана Ѳедорова въ Москвѣ, почти не касаясь ея въ предѣлахъ русскаго племени, я бы хотѣлъ напомнить нѣсколько данныхъ, которыя бы помогли намъ оцѣнить, скорѣе почувствовать, все великое значеніе дѣла Ивана Ѳедорова за предѣлами Россіи, главнымъ образомъ въ славянскомъ мірѣ, по крайней мѣрѣ въ той его части, которая была, въ своемъ прошломъ, связана съ Русью общностью культурнаго источника — Византіи. Въ этотъ славянскій культурный міръ необходимо включить не только народности славянскія: съ нимъ въ своемъ прошломъ связана отчасти и романская народность въ лицѣ румынъ, какъ извѣстно еще очень недавно въ области религіозныхъ интересовъ шедшихъ вмѣстѣ съ Русью и юго-славянами и до сихъ поръ, хотя уже въ иной оболочкѣ, сохраняющихъ свою связь съ Византіей.

Книга немецкого историка С. Шаттенберг посвящена первому поколению новой советской технической интеллигенции, которое в конце 1920-х гг. сменило «старых специалистов», в 1930-е гг. создавало советскую промышленность, поддерживало Сталина, страдало от террора и все-таки продолжало верить коммунистической партии. В основу книги легли опубликованные и хранящиеся в архивах воспоминания инженеров, которые получили образование и начали трудовую деятельность в СССР в годы первых пятилеток. Большое внимание уделяется образу инженера в советской печати, литературе и кинематографии 1930-х гг.

Книга предназначена для специалистов-историков и широкого круга читателей, интересующихся историей СССР.

Монография, которую вы держите в руках, посвящена участию ОУН и УПА в уничтожении евреев. Начиная работу над этой темой, автор преследовал две взаимосвязанные задачи: во-первых, проанализировать существующую украинскую и зарубежную историографию по теме и, во-вторых, с опорой на документы из украинских и российских архивов исследовать узловые вопросы, связанные с участием ОУН и УПА в холокосте. В монографии рассматриваются предвоенные планы ОУН по отношению к евреям, участие боевиков ОУН в уничтожении евреев летом 1941 года, изменение программных установок ОУН по «еврейскому вопросу», участие формирований УПА в антиеврейских акциях, а также судьба мобилизованных в УПА евреев.

Ин-т всеобщей истории. - М.: Наука, 2002. - 537 с.

В работе всесторонне рассматриваются политические, дипломатические, торгово-экономические отношения и научно-культурные связи между СССР и США на широком фоне развития международных событий, особенно в Европе и на Дальнем Востоке. Проанализированы стратегические цели двух государств, совпадения и расхождения их интересов. Детально изложены переговоры послов обеих стран с их руководством по кардинальным вопросам дипломатии. Книга написана на основе уникальных архивных документов правительственного уровня.

Для историков и широкого круга читателей.

УДК 94

ББК 63.3(0)61

ISBN 5-02-008785-8

Эта книга рассказывает о драматичном периоде исхода армии Врангеля из России, о судьбе галлиполийцев. Книга воспроизводит по дневникам очевидцев, архивным документам историю их жизни, борьбы за выживание, где все было посвящено главной цели — сохранению Русской армии. Исторические рамки знаменитого «галлиполийского сидения» здесь расширены от самого начала эвакуации белых войск из Крыма до начала Второй мировой войны, что дает возможность проследить судьбы участников Белого движения. В издании впервые представлены материалы общества «Родина», сохранившего многие ценные документы русских офицеров, прошедших Галлиполи. Для широкого круга читателей.

Ну с первым все понятно, выводы о принадлежности УПА к фашизму сделал нюрнбергский процесс, на решение которого что жидам что россиянам насрать. Потому что если бы было хоть какое то доказательство, оно бы обязательно фигурировало на Нюрнберге, и военный преступник был бы осужден. А вот о втором давайте поподробнее. Что бы стать предателем, Бандера должен был дать присягу СССР или Гитлеру, а затем обязательно нарушить её. Но естественно такой присяги он не давал, зато он дал присягу Украине и Украинскому народу, и эту присягу он выполнил, и именно за это он и заслужил награду. И просто таки мифическим образом в средствах российских СМИ рядом с фигурой Бандеры появляется Мазепа, который как всеобъемлющее доказательство того что все хохлы – предатели, постоянно вдалбливается в головы ура настроенной патриотически заряжаемой российской публики. Если Бандера всего лишь фобия среднестатистического россиянина, то с Мазепой вопрос более сложный. Анафеме он был предан вопреки церковным канонам, а только лишь по политическим мотивам, что в церкви недопустимо. Он действительно предал Петра Кровавого, в ответ на предательство самого Петра, отказавшего ему в военной помощи, согласно договора, в благодарность за долгую и правдивую службу.

Написанные на склоне лет воспоминания А. Я. Гуревича, фронтовика, инженера-конструктора и участника советской космической программы, живо рисуют облик навсегда ушедшей Москвы. Память автора сохранила драгоценные детали и приметы быта Москвы начала ХХ века, от архитектуры до рекламы, торговых заведений, одежды и манер московских жителей, звуков и зрелищ старинной Москвы…

Прим. OCR: Переиздание 2010 г. издания 1976 г.

Истоки Руси, в которых, быть может, и сокрыта ее непонятая тайна, искали и среди холодных скал Скандинавии, и в бескрайних скифских степях, непредсказуемых в своей раздольной пассионарности, и в Белорусском Полесье, и даже в Малой Азии, в великой империи хеттов. Автор книги — Сергей Лесной (Сергей Яковлевич Парамонов), русский эмигрант, на себе испытавший трагизм отечественной истории XX века, посвящает свое исследование малоизученному периоду истории Древней Руси — доолеговому времени. Много внимания автор уделяет анализу материалов, относящихся к так называемой «Влесовой книге» — летописи языческой Руси. В своей работе ученый отстаивает существование истинно славянской государственности и культуры Древней Руси, доказывает несостоятельность норманнской теории.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Оби-Ван соглашается помочь угнетенному коренному населению планеты Орд Сестус вернуть свободу и самоуправление.

Военно-морской Союз, издавая настоящую краткую биографию Верховного Правителя Адмирала А. В. Колчака, тем желает внести и свою небольшую дань к прославлению памяти этого исключительного моряка, воина и патриота. Минует лихолетие, воскреснет Россия и благодарный русский народ не забудет своего Вождя, в безвременье жизнь свою отдавшего в борьбе за честь и счастье нашей Родины.

После гибели Колчака прошло три четверти века, но в России до сих пор имя его проклято: "ставленник Антанты", "вешатель Сибири". Но мало кто знает, что был он храбрейшим морским офицером, кавалером высших боевых орденов. И никто уже не помнит, что был он полярным путешественником, выдающимся океанографом, опередившим науку о море без малого на полвека.

Всю жизнь он честно служил России, но долг свой перед Родиной понимал, конечно, совершенно иначе, чем большевики.

Верховный Правитель России Адмирал Александр Васильевич Колчак родился в 1874 году. Кончил он Морской Кадетский корпус с премией адмирала Рекорда, 2-м учеником. В 1894 году был произведен в мичманы, в 1898 году мы видим его уже лейтенантом.

 С 1895 г. по сентябрь 1899 г. Александр Васильевич три раза был в кругосветном плавании. В июле 1900 г. он назначается в экспедицию на север с бароном Толь на судне «Заря». В этой экспедиции он пробыл до весны 1902 г.