Воздушный курьер

Иван ЧЕРНЫХ

ВОЗДУШНЫЙ КУРЬЕР

Роман

Глава первая

1

Перрон вокзала был запружен горожанами, прибывшими встречать воинов 21-го механизированного полка и отряда омоновцев, вернувшихся из Чечни. Собралось столько народа, что Виктор Мазуркин со своими девицами из так называемой "Группы быстрого очарования" еле протиснулся к уже выходившим из вагона прославившимся в боях милиционерам. Девушки одаривали бойцов цветами, поцелуями, а матери - слезами, тихими причитаниями. Командир, высокий, представительный капитан с пшеничными усиками, терпеливо ожидал, когда схлынет порыв радости и можно будет продолжить уставную церемонию.

Другие книги автора Иван Васильевич Черных

Роман старейшего российского военного писателя Ивана Васильевича Черныха посвящен летчикам бомбардировочной авиации дальнего действия, громившим во время Великой Отечественной войны фашистских захватчиков на юге нашей страны. Судьбы трех его главных героев – командира полка Федора Меньшикова, командира экипажа Александра Туманова и оперуполномоченного Виктора Петровского – людей незаурядных и волевых, раскрываются в жестоких схватках с врагом и в острых конфликтных ситуациях. В тяжелейшей боевой обстановке зреет их ратное и командирское мастерство, крепнет фронтовая дружба.

Одна за другой обрушиваются неприятности на Николая Громадина, командира экипажа бомбардировщика. Личная жизнь зашла в тупик, на службе откровенно издевается начальник эскадрильи, который упорно не признает профессионализм и мастерство аса Громадина. И Николай видит для себя единственный выход — он хочет испытать себя в настоящем деле и просит направить его в Афганистан. Ведь трусом Николай никогда не был…

Капитан авиации в отставке Геннадий Голубков летал на бомбардировщиках, воевал в Чечне. Да вот отвоевался – списали его подчистую, подвели под массовое сокращение летного состава ВВС. Что делать боевому офицеру? На дворе лихие времена, в цене лишь деньги и беспринципность. Но нашлись те, кому нужны профессионалы. Голубкова наняла крупная предпринимательница Лана Чудороднова – молодая, красивая и энергичная бизнесвумен. У летчика и его хозяйки возникает бурный роман. Однако их счастье обрывают неизвестные злоумышленники, убившие Лану. Голубков не может оставить негодяев ненаказанными. Он начинает охоту на убийц…

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Лучшие романы о летчиках-штурмовиках и дальних бомбардировщиках Великой Отечественной, основанные на реальных событиях и свидетельствах ветеранов (сам М. П. Одинцов совершил более 200 боевых вылетов на Ил-2 и дважды был удостоен звания Героя Советского Союза). Если воспоминания фронтовиков именуют «окопной правдой» — как назвать откровения «сталинских соколов», ежедневно взлетавших в ад? «Небесной правдой»?

Они приняли КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ в первые, самые страшные дни войны, нанося бомбо-штурмовые удары по наступающим немецким войскам, танковым колоннам, эшелонам, аэродромам, действуя, как правило, без истребительного прикрытия, неся тяжелейшие потери от вражеских зениток и атак «мессеров». Они первыми обрушили возмездие на «логово зверя» — советская дальняя авиация бомбила Берлин и Бухарест уже летом 1941 года. Они привыкли к смертельному риску и боевой работе на износ, отчаянным рейдам в глубокий тыл противника и еще более опасным ударам по переднему краю. Но как привыкнуть к потере друзей-однополчан, погибавших у тебя на глазах, сгоравших заживо в подбитых «илах», но не сворачивавших с боевого курса?..

Иван Черных

ШКВАЛЬНЫЙ ВЕТЕР

Роман

Часть первая

Золото "Тунгуски"

1

С утра небо стало затягивать низкими косматыми облаками предвестниками холодного фронта, а когда Валентин Иванкин посадил вертолет на золотом прииске "Тунгуска", или как окрестили его работавшие здесь раньше заключенные "Рыжевье", в воздухе запорхали белые снежинки. Погода портилась основательно и надолго, это Иванкин усвоил, еще, когда служил здесь военным летчиком. "Придется прервать полет, - с удовлетворением подумал он. - Укачу в Златоустовск, отосплюсь, в ресторане настоящие амурские пельмени поем".

Генерал полиции Дубровин получает предложение возглавить УВД Ставропольского края. Едва начав изучать ситуацию в регионе, генерал понял, что здесь процветают коррупция, массовые хищения людей и уличная преступность. Кроме того, дают о себе знать банды, которые совершают вооруженные нападения на блокпосты и отделения полиции. Дубровин начинает наводить порядок в крае исключительно жесткими мерами, что, разумеется, многим не нравится. Криминальный авторитет Тенгиз приказывает своим подельникам убить генерала. Но это не все. Принципиальность и неподкупность Дубровина начинают нервировать местных олигархов, и те воспользовались своими методами устранения непокорных…

Черных Иван

ШКОЛА ТЕРРОРИСТОВ

Часть первая

НОЧНЫЕ ТЕНИ

1

День был суматошный и невезучий, будто меня преследовала злая фея: полдня я мотался за известным летчиком-испытателем Мухиным, установившим новый мировой рекорд, чтобы взять интервью, которое надо было сдать в номер, потом писал и переписывал - главному не нравилось то одно, то другое, - потом отстаивал материал в секретариате - дежурному он показался большим. В итоге на свидание с Диной не успел, приехал домой усталый и злой уже в одиннадцатом часу, поужинал и лег спать. Едва задремал, как зазвонил телефон. Вставать и разговаривать с кем бы то ни было не хотелось, и я с полминуты лежал, не снимая трубку и проклиная того изобретателя, кто придумал эту беспокойную штуку.

Вот уже несколько лет Ваган Шерипов горит желанием отомстить летчику Владимиру Крутогорову. Во время одной из войсковых операций на Северном Кавказе тот разбомбил дом с его родственниками – боевиками Шамиля Басаева. Кровная месть – дело нешуточное. Она распространяется не только на самого обидчика, но и на его родных. И Ваган зверски убивает сначала сестренку Крутогорова, а затем его отца, мать, жену… Теперь уже и летчик охвачен жаждой мести; он ищет встречи с лютым врагом, чтобы рассчитаться с ним за всё. Шерипов звонит своему «кровнику» и предлагает ему весьма необычную дуэль, в которой выживет лишь один…

Популярные книги в жанре Боевик

Группа заговорщиков из США и Израиля намерена развязать большую войну в Иране с целью заработать миллионы на поставках оружия. Они планируют выставить Исламскую Республику агрессором и провести провокационную операцию «Персидская ночь» – нанести ракетный удар с территории Ирана по Израилю. О планах заговорщиков становится известно членам тайной антитеррористической организации «Совет шести». В Иран срочно вылетает отряд особого назначения «Z» – боевая группа «Совета». Бойцам приказано сделать все возможное для предотвращения вооруженного конфликта…

Стюардесса. Не оконченный портрет.

Руслан Ушаков

Москва/Бад-Гаштейн 2012-2013

“Довольно людей кормили сластями;

у них от этого испортился желудок...”

Я летел с пересадкой в Лондон. Вся ручная кладь моя состояла из одной небольшой сумки. Половину её заполнял айпад, большая часть записей на котором, к счастию для вас, утрачена. Историю же своей попутчицы я сохранил.

Невысокая уверенная в себе красотка, она выглядела довольно грациозно несмотря на загипсованную от плеча до кисти руку и несколько крупных ссадин на открытых участках плеч и шее.

Население нескольких европейских государств в панике – в продуктах на полках крупнейших сетевых магазинов обнаружен крайне агрессивный, смертельно опасный вирус. Видный российский ученый профессор Иванцов в лаборатории на Филиппинах оперативно изобретает вакцину против этого вируса. Но передать ее в руки российских властей не успевает – подводная лодка, в которой Иванцова эвакуируют с островов, бесследно исчезает. На поиски пропавшей субмарины отправляется отряд специального назначения «Фрегат» во главе с капитаном второго ранга Евгением Черенковым. Боевым пловцам приказано найти контейнер с вакциной и как можно быстрее доставить его в Россию…

Отдыхать нужно всем. Даже сыщикам. Но что же делать, если в поезде, в котором отправляется к южному морю хорошо знакомый читателю инспектор Денисов, произошло убийство? Причём случилось это, едва состав отошёл от Москвы... Роман "Дополнительный прибывает на второй путь", по которому снят популярный фильм, и второе произведение, включённое в эту книгу, - "Бронированные жилеты" - давно вошли в золотой фонд отечественной остросюжетной литературы.

ВЕДУЩИЙ: Привет! С вами я, Александр Стукач, вы смотрите программу "В мире криминала". Ежедневно мы знакомимся с основными новостями теневого бизнеса, яркими событиями криминального мира, встречаемся с влиятельными авторитетами города и края, громилами и подонками всех мастей. Оставайтесь с нами! Тем более, сегодняшний гость студии того заслуживает. Встречайте! Самый титулованный убийца современности, профессиональный ликвидатор Серафим...

Серафим выходит из-за ширмы и занимает место рядом с ведущим.

Четвертый выпуск альманаха «Фантасофия» составлен на основе произведений малой и средней литературных форм — рассказов, повестей и новелл — писателей Республики Башкортостан, работающих в жанре литературы «главного потока».

Молодой турист Олег Грозный приезжает в Америку, денег заработать, мир посмотреть да себя показать. Но, как часто бывает, юность и неопытность приводят человека в ситуации, из которых почти невозможно выпутаться.

Бандитский Чикаго, преступный Нью-Йорк, мексиканская, кубинская, итальянская мафия — всё, чем богаты улицы величайших городов Америки, доведется испытать самонадеянному, вспыльчивому и крайне неудачливому туристу.

Добавьте сюда ссору с опасным маньяком, устроившим на русского туриста настоящую охоту, и неожиданного покровителя старой итальяно-мафиозной закалки, и получите боевик, приправленный переживаниями, мечтами, и желанием поскорее выбраться из цепких лап Штатов и вернуться домой.

Остросюжетные романы 'Крещение огнем" и "Десять ты­сяч" современного американского писателя Гарольда Койла зна­комят читателя с событиями, развивающимися с оглушительной быстротой. Героям приходится тушить пожар войны и в знойной мексиканской пустыне, и на заснеженных просторах Восточной Европы. Солдат перед лицом смерти понимает и ценит товари­щество по оружию, не имеющее национальных границ.

Автор внимательно следит за изменениями в личной жизни уже полюбившихся героев и за нелегкой долей женщин в совре­менной армии…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джеймс Чёрный

Между мгновениями

В культовом фильме про Штирлица каждое

из "17-ти мгновений" возникает на экране

заставкой из мгновенно перетекающих белых

полос в чёрные. И сколько бы я ни смотрел, мне

всегда казалось, что между полосами зла и света,

как между мгновениями, стекает алая кровь

убиенных роковым стечением истории и судеб.

Поднимемся от анекдотов к тайнам. Сегодня

говорят и спорят о личной встрече Гитлера и

Игорь Черный

ОТБЛЕСКИ САЙЛЕМСКИХ КОСТРОВ

Молчат гробницы, мумии и кости.

Лишь слову жизнь дана...

И А. Бунин

Ксенофобия - нелюбовь к чужакам - одно из наиболее древних и плохо поддающихся искоренению чувств человека. Истоки его необходимо искать еще на заре человечества, когда люди постоянно находились в тяжелых условиях борьбы за выживание. Они были беззащитны перед разнообразными проявлениями враждебной им Природы, как бы предвидевшей, сколько бед ей может принести это двуногое прямоходящее существо.

Саша Чёрный

Антигной

Посылает полковой адъютант к первой роты командиру с вестовым записку. Так и так, столик у меня карточный дорогого дерева на именинах водкой залили. Пришлите Ивана Бородулина глянец навести.

Ротный приказание через фельдфебеля дал, адъютанту не откажешь. А Бородулину что ж: с лагеря от занятий почему не освободиться; работа легкая своя, задушевная, да и адъютант не такой жмот, чтобы даром солдатским потом пользоваться.

Саша Чёрный

Армейский спотыкач

Осмотрели солдатика одного в комиссии, дали ему два месяца для легкой поправки: лети, сокол, в свое село... Бедро ему после ранения, как следует, залатали, - однако ж настоящего ходу он не достиг, все на правую ногу припадал. Авось, деревенский ветер окончательную разминку крови даст.

Попал он с лазаретной койки, можно сказать, как к куме за пазуху. На палочке ясеневой винтом кору снял, - ходи себе барином да постукивай. Хочешь, на завалинке сиди, табачок покуривай, - полковница вдовая на распределительном пункте два картуза махорки ему пожертвовала. Хочешь, в коноплянике на рогоже валяйся, легкие тучки считай да слушай, как кудрявый лист шипит... Окопы словно в темном сне снились, - русский воздух, бадья у колодца звенит. Ручей за плетнем воркочит, петух домашний штаны клювом долбит, - тоже, дурак, нашел себе власть.