Война за небесный мандат

Альтернативная история. Земля, XIII век. Чингисхан умер молодым. Кто будет править этим миром? 

Отрывок из произведения:

За морем, в далеком Китае, и рядом — в степях травяных — тангуты, кидани, бохаи и сотня народов других, в тулупах и белых перчатках, одеты в броню и халат, сходились в бесчисленных схватках за вечный Небесный Мандат.

Войну прекращали на время — торговцы, используйте шанс! И только монгольское племя нарушило этот баланс, когда воплощение духа, китайцам и туркам назло, бесстрашный воитель Джамуха все кланы собрал под крыло. Разбивший своих антиподов, носивший кинжал в башмаке, он звался «Владыкой народов» — «гурханом» на их языке. Слагавший печальные вирши, любимец монгольских мужчин, молочного брата казнивший — как звали его, Темуджин? Теперь неприятностей ждите, граница — тончайшая нить, а этот степей повелитель задумал весь мир покорить.

Другие книги автора Александр Резников

Рим не пал под ударами варваров, а Карфаген не был разрушен. Но это не принесло обоим державам мира. противостояние продолжается, теперь уже в Большом Космосе. Римляне и карфагеняне снова встречаются в бою, на этот раз очень далеко от родных берегов. Начинается Десятая Пуническая война…

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Светлый мир Ордуси как будто померк: стылой зимой едет в Мосыкэ Багатур Лобо, отчаявшийся разобраться в своих душевных отношениях с любимой девушкой. Отпуск со Стасей превращается в очередное розыскное дело, и за хлопотами и суетой незаметно уходит любовь.

Едет в Мосыкэ по служебным надобностям и Богдан Оуянцев-Сю, едва пришедший в себя после соловецких событий. Стоит ли говорить, что дело о плагиате – безделка, отправившая его в путь, окажется только началом нового мучительнейшего в жизни минфа деятельного расследования? И что, конечно, пути-дорожки друзей непременно пересекутся снова?

А может ли быть иначе? Это – судьба… Но в какой степени судьбу делают сами люди, а в какой она зависит от сторонних сил? И кто определяет – по плечу ли нам та ноша, что мы несем?..

Этот рассказ скорее про Альтернативный СССР, однако там Горбачев не становится хорошим, а его убивают первого мая 1986 года, нет пропагандистской порнушки для Запада(на мой взгляд советская пропаганда вкупе с порнушкой вообще нонсенс), цензура существует, интернет используется ограниченно. Плюс на протяжении рассказа несколько раз меняется реальность. То одна, то другая.

Стандартное начало — менеджер по продажам, фанат фэнтези и участник ролевок, владеющий мечом, случайно активирует найденный в сельском музее магичесий артефакт и оказывается… Интересно, а сможет кто-нибудь угадать, где он оказался? В мире фэнтези, где станет великим магом? В средневековье, где будет великим воином? Дудки! В 1925 году. Совершенно неинтересное время — ни войн, ни революций. Нужно строить, а не воевать. Сможет ли он найти свое место в этом мире? Станет ли он тем, кем должен стать? Поймет ли вообще, где он?

От автора:

Во избежание возможных недоразумений автор подчеркивает, что все без исключения образы и персонажи данного фантасмагорического триллера являются вымышленными и не имеют никакой связи ни с какими реальными людьми, на каковую связь может, в силу независящих от автора причин, указать извращенное воображение того или иного злонамеренного читателя.

Введите сюда краткую аннотацию

После непродолжительной войны Россия оккупирована американскими войсками. Продолжение цикла "День вторжения".

Тембенчинский Михаил Петрович. Ротмистр лейб-кирасир. Туземный князь из Сибири на службе у государя российского. Крещен в православную веру. А то, что при этом пернат, крылат, из куньих и ближайшим родственником числит барсука, так кого это волнует, если князь толков и всё от него лишь на пользу Отечеству! А перья… А что перья? Подумаешь, эка невидаль! Абиссинцы вон, те и вовсе черны как ночь…

Новая повесть дважды финалиста премии «Большая книга», одного из самых одаренных писателей современности Бориса Евсеева «Красный рок» – это острополитическая фантасмагория. История подхорунжего Ходынина, который при Московском Кремле заведует специальной школой птиц. Дрессирует соколов, ястребов, канюков и других пернатых хищников, чтобы они санировали воздушное пространство над главным объектом страны, убивая назойливых галок, воробьев и ворон.

Ходынин – суровый, замкнутый и очень привлекательный мужчина в возрасте, ведет уединенный образ жизни. Общаясь преимущественно со своими птицами, пренебрегая компанией людей. Птицы его любят и слушаются, а внешний мир – за стенами Кремля – пугает и настораживает. И не зря...

Евсеев несколькими штрихами в очень небольшом пространстве романа создал метафору современной России, жесткую и яркую. Забыть прочитанное невозможно, потому что история любого государства – это в первую очередь история людей. И лишь во вторую очередь – история событий.

В книгу также вошли две повести Евсеева – «Юрод» и «Черногор».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Прошло пять лет с того дня, как Сейбер, граф Эйвеналл, загадочно исчез, покинув прекрасную Эллу Россмара. Но однажды, когда девушка уже отчаялась встретить любимого вновь, он вернулся. Вернулся, никак не объясняя своего отсутствия, не желая посвящать Эллу в свою мрачную тайну. Но у возлюбленной Сейбера достаточно мужества, чтобы понять – если во имя грядущего счастья необходимо вступить в бой с призраками прошлого и опасностями настоящего, то не должно быть ни страха, ни сомнений.

Произведение закончено. Если правка и будет, то небольшая, и под настроение. Спасибо за помощь Лене Картур и Жене Прокопович. Свете Агеевой благодарность за редактирование.

Произведение окончено. Переназвала потому, что наконец подобрала более-менее удовлетворяющий меня вариант. Спасибо за помощь Лене Картур. КРОМЕ НАЗВАНИЯ НИКАКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТЕ НЕТ. И не будет уже.

В статье «Россия распятая» М. Волошин предсказал будущую деформацию большевизма, идущего к «формам и духу старого времени». Утверждая, что социализм в России будет искать точку опоры «в диктатуре, а после в цезаризме», фактически предрек появление Сталина на исторической сцене новой России.

Впервые в СССР опубликована в журнале «Юность». 1990. № 10.