Война с Ганнибалом

Война с Ганнибалом
Автор:
Перевод: Шимон Перецович Маркиш
Жанры: Античная литература , История
Год: 1993
ISBN: 5-85-423-004-6

Между первой и второй Пуническими войнами прошло 23 года.

Никогда на полях сражений не сталкивались столь могущественные и хорошо вооруженные противники. Военное счастье было так изменчиво, что не раз будущие победители оказывались на волосок от гибели.

В книге рассказывается о Второй Пунической войне, которую карфагеняне под предводительством великого полководца Ганнибала вели против римского народа.

Этой книгой зачитывались многие поколения юношей и подростков, она была любимым чтением мальчика Александра Суворова, который позже прошел путем Ганнибала – провел русские полки через Альпы. Эта книга оживит строки учебника истории древнего мира и приблизит к вам давно минувшее прошлое.

Отрывок из произведения:

Я приступаю к рассказу о самой великой войне, какую помнит мир, – о Второй Пунической войне, которую карфагеняне под водительством великого полководца Ганнибала вели против римского народа.

Никогда до той поры не сталкивались на полях сражения государства или племена более могущественные v лучше вооруженные; вдобавок противники успели отлично узнать друг друга в Первую Пуническую войну, которая длилась двадцать три года и закончилась победою Рима. Промежуток между Первой и Второй Пуническими войнами составляет также двадцать три года.

Другие книги автора Тит Ливий

Тит Ливий (Titus Livius, 59 до н. э., Патавий, ныне Падуя – 17 н.э., там же) – один из самых известных римских историков, автор чаще всего цитируемой «Истории от основания города» («Ab urbe condita»), несохранившихся историко-философских диалогов и риторического произведения эпистолярной формы к сыну.

Oсновоположник так называемой альтернативной истории, описав возможную борьбу Рима с Александром Македонским если последний прожил бы дольше. Образцами совершенного стиля Ливий называл Демосфена и Цицерона.

Ливий происходил из состоятельной семьи, в ранней молодости приехал в Рим, где получил хорошее образование, после чего занялся философией, историей и риторикой. Хотя близкие отношения связывали его с Августом, Ливий не принимал деятельного участия в политической жизни. После 27 до н. э. Ливий начал работать над фундаментальной работой по истории Рима в 142 книгах, в которой верил в нравственные ценности и в которых видел залог возрождения Рима и в то же время, разделяя взгляды стоиков, верил в фатум. В сохранившихся книгах помещено около 40 речей исторических и полулегендарных фигур. Хронологически ливиев стиль представляет собой промежуточный этап между классическим и так называемой латынью серебряного века Империи. О Ливии с уважением отзывались оба Сенеки, Квинтиллиан и Тацит, а труды использовали Валерий Максим, Анней Флор, Лукан и Силий Италик.

Николо Макиавелли написал «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия».

Единственный сохранившийся труд Тита Ливия «История Рима от основания города» охватывает события римской истории от легендарных её истоков до гражданских войн и установления империи, т. е. эпохи современником которой был автор.

Из 142 книг до нашего времени дошло 35 книг – с первой по десятую и с двадцать первой по сорок пятую, освещающие события до 293 и с 219 до 167 г. до н. э.О содержании других книг известное представление дают созданные ещё в древности краткие их изложения – «периохи», или «эпитомы». Перевод их также включен в настоящее издание.

Настоящее издание подготовлено коллективом переводчиков – филологов-классиков и историков античности.

Содержит обширную пояснительную статью Г. С. Кнабе.

История в античной древности была литературным жанром в той же мере, как научным. Описывая полулегендарное прошлое или близкое настоящее, античные историки широко использовали все выразительные средства художественной словесности, давали описания, портреты деятелей, искусно составленные речи. В их сочинениях была и эпическая широта, и драматический пафос. Для этой книги отобраны произведения (полностью и отрывки) пяти крупнейших историков древнего Рима, чье творчество составляет одну из вершин Римской художественной прозы. Эти произведения посвящены наиболее интересным моментам истории Древнего Рима.

Рим… Всесильный, надменный, вечный город. Он создан богами, чтобы править всем миром, а народы этого мира существуют только для того, чтобы покоряться Риму. Римским легионам достаточно лишь появиться на поле битвы, и лучшая участь для побежденных – пасть к священным римским стопам. Кто осмелится бросить вызов Риму – таких нет и не может быть… И вдруг – враг у ворот! Ганнибал у ворот! Риму, великому Риму угрожает страшная опасность!..

В последнее время слово «харизма» стало настолько модным, что от частого употребления стерлось его истинное значение. Но говоря о Ганнибале (247—183 до н. э.), иначе и не скажешь – он был невероятно, фантастически харизматичен. Определение идеального полководца – это образ Ганнибала, и мало кто в истории человечества, от седой древности до наших дней, может сравниться с этим великим финикийцем.

Ганнибал в юном возрасте перед жертвенным алтарем в присутствии своего отца – отважного воина Гамилькара Барки – поклялся на всю жизнь оставаться непримиримым врагом Рима. Тогда он еще не стал великим полководцем, но уже был карфагенянином. Он был совсем молодым, когда одержал свои первые большие победы. Ганнибала называют «отцом стратегии» – и вполне заслуженно: он стал первым, кто воевал в соответствии со знаменитым принципом: «Побеждать не числом, а умением». Внезапность, смелый маневр, забота о тыле, тщательная организация разведки, знание противника и умение использовать его слабые стороны – это основы военного искусства на все времена, и заложены они были Ганнибалом.

Он, командующий армией, в быту не отличался от простого солдата, пил и ел столько, сколько требовал организм, а не ради удовольствия. Он, будучи обременен военными и государственными заботами, выкраивал время заниматься наукой и сочинительством. А когда обстоятельства сложились так, что иного выхода не оставалось, сделал то, что должен был сделать великий воин по неписанным законам того времени. Ушел так, как и жил, – как великий полководец и великий человек…

Электронная публикация материалов жизни и деятельности Ганнибала включает полный текст бумажной книги и избранную часть иллюстративного материала. А для истинных ценителей подарочных изданий мы предлагаем классическую книгу. Как и все издания серии «Великие полководцы» книга снабжена подробными историческими и биографическими комментариями; текст сопровождают сотни редких иллюстраций из российских и зарубежных источников, с многими из которых современный читатель познакомится впервые. Прекрасная печать, оригинальное оформление, лучшая офсетная бумага – все это делает книги подарочной серии «Великие полководцы» лучшим подарком мужчине на все случаи жизни.

Популярные книги в жанре Античная литература

Действующие лица:

Баттар – сводник, истец.

Секретарь.

Лица без речей:

Фалес, корабельщик, ответчик.

Миртала, одна из девушек Баттара.

Сторож при клепсидре.

Судьи.

Место действия – суд присяжных в городе Косе.

Баттар:
До званья нашего вам, судьи, нет дела,

Действующие лица:

Ламприск учитель.

Метротима бедная вдова.

Коттал её сын.

Лица без речей:

Эвфий, КоккалФилл ученики.

Действиепроисходит на острове Косе. Место действия – школа. Стены украшены статуэтками девяти муз и Аполлона. Ламприск сидит на кафедре, Ученики – на партах. Входит Метротима, ведущая за руку упирающегося Коттала

1–3. О природных свойствах воды, чудесно действующих в таинстве крещения

4–6. Вода как субстанция крещения и ее энергия.

7. Помазание после крещения.

8. Возложение рук после крещения

9. Предзнаменования и прообразы крещения

10. Энергия крещения Иоанна

11. Крестил ли Христос

12. Крещены ли апостолы

13. Когда вступил в силу закон об обязательности крещения

1.

Дух Божий, Слово Божье, Ум Божий, Слово ума, Ум слова и Дух их обоих — Господь наш Иисус Христос установил для новых учеников Нового Завета новую форму молитвы. Ибо надлежало и в этом случае новое вино влить в новые мехи и пришить но-вую заплату к новой одежде (ср. Матф. 9,16–17). А то, что было раньше, либо отменено, как обрезание, либо восполнено, как прочий закон, либо исполнено, как пророчества, либо усовершенствовано, как сама вера. Новая благодать Божья преобразила все плотское в духовное, когда дано было свыше истребившее всю прежнюю ветхость Евангелие, в котором Господь наш Иисус Христос явлен был как Дух Божий, и Слово Божье, и Ум Божий, — как Дух, которым Он был силен, — как Слово, которым учил, — как Ум, через который явился. Так же и молитва, установленная Христом, состоит из трех: из слова, через которое она изрекается; из духа, благодаря которому она столь могущественна; из мысли, которой она учит.

1.

Те, которые стремятся поколебать веру в воскресение (несомненную до появления этих родичей саддукеев [1]), отрицая притом что подобная надежда относится и к плоти, — конечно, своими утвержденими сводят на нет и плоть Христову, ибо полагают, что ее или вовсе не было, или же она, во всяком случае, не была человеческой. Ведь если бы она была признана человеческой, они осудили бы сами себя: то, что воскресло во Христе, несомненно воскресает. Стало быть, нам нужно укрепить чаяние плоти тем же, чем они их разрушают. Рассмотрим телесную сущность (corporalis substantia) Господа, ибо о духовной (spiritualis) нет сомнений. Зададим вопрос о подлинности ее и ее свойстве — была ли она у Него, откуда и какая. Разъяснение всего этого придаст законность и нашему воскресению.

1.

Не сомневаюсь, любезный брат, что после смерти супруги твоей, пытаясь справиться с горем, ты размышляешь о собственной бренности и, конечно, нуждаешься в утешении. Хотя в таких случаях человек должен обратиться к вере и именно в ней черпать силы, здесь ум смущают требования плоти, в борьбе с которыми вере нужны совет и поддержка. Обуздать плоть легко, если считаться в первую очередь с волей Бога, а не с Его милосердием. Заслуга не в том, чтобы прибегать к Его милосердию, а в том, чтобы выполнять Его волю. Бог желает чистоты нашей (1 Фесс. 4, 3). Он хочет, чтобы мы, сотворенные по Его образу, были так же святы, как свят Он Сам. Это благо, а именно — чистоту, Он разделил на несколько видов, чтобы мы придерживались хотя бы одного из них. Первый вид — это девственность от рождения. Вторая девственность — от второго рождения, то есть от крещения, состоит в том, чтобы мы во время супружества очищали себя добровольно разлукою между мужем и женою, или чтобы мы сохраняли целомудрие, пребывая постоянно как бы в безбрачном состоянии. Наконец, третья степень заключается в единобрачии, когда мы по смерти первой жены отказываемся от женского пола. Первая девственность — вовсе не знать того, от чего после захочешь избавиться. Вторая — презирать то, что слишком хорошо нам известно. Третья также достойна похвалы, потому что воздержание есть добродетель. Быть воздержным значит не жалеть о том, чего мы лишены, и лишены Господом Богом, без воли Которого ни один лист не упадет с дерева, пи одна птица не упадет на землю (Матф. 10,29).

В предисловии к своим «Стратегемам» Фронтин разъясняет цель своего труда и его композицию. Он надеется, что собранные и систематизированные образцы искусных деяний полководцев послужат источником и стимулом для военного творчества полководцев. А изложение должно быть кратким, ибо "людям занятым надо оказывать помощь скорую". Скомпилированный исторический материал и, возможно, собственные наблюдения Фронтин распределяет по трем категориям:

1) стратегемы, относящиеся к подготовке боя,

2) стратегемы в бою и непосредственно после боя;

3) стратегемы при осаде городов.

Внутри этих больших разделов даны более узкие подразделения. Эта систематичность изложения позволяет легко обозреть всю книгу и найти нужную справку. Все стратегемы изложены по одному плану; каждый параграф начинается с имени главного действующего лица, а весь параграф автор старается уложить в одну-две фразы. Это придает изложению напряженность и стремительность и вместе с тем облегчает нахождение деяний того или иного полководца.

Басилокл. Долго же, Филин, вы показывали гостю посвященные памятники; я уж потерял надежду вас дождаться.

Филин. Да мы, Басилокл, шли медленно, сея речи и пожиная споры жаркие, задорные, которые, словно спарты,[1] всходили и разрастались тут же по дороге.

Басилокл. Так что же, позовем мы кого-нибудь из участников или сам ты желаешь доставить нам удовольствие и рассказать, что это были за речи и кто их произносил?

Филин. Видно уж, Басилокл, это мое дело. А то из других тебе нелегко будет найти кого-нибудь в городе: я видел, что очень многие пошли сейчас вместе с гостем в Корикий[2]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книги Ж. Ломбара «Агония» и «Византия» представляют классический образец жанра исторического романа. В них есть все: что может увлечь даже самого искушенного читателя: большой фактический материал, динамический сюжет, полные антикварного очарования детали греко-римского быта, таинственность перспективы мышления древних с его мистикой и прозрениями: наконец: физиологическая изощренность: без которой, наверное, немыслимо воспроизведение многосложности той эпохи.

Произведения австрийского прозаика Г. Майринка стали одними из первых бестселлеров ХХ века. Он – из плеяды писателей, которые сделали «пражскую школу» знаменитой. «Зеленый лик» – второй после «Голема» роман Майринка. Он также хранит в своей основе старинное предание. Место Голема в «Зеленом лике» занимает Агасфер, или Вечный Жид, который, согласно легенде, подгонял ударами несущего крест Спасителя, за что и был обречен на вечные скитания.

Перевод выполнен В. Фадеевым специально для издательства «Азбука-классика».

Мир изменился, и что ты должен совершить, чтобы найти в нем свое место?

Алекс – Посланец Старейшин. Его миссия – спасение целой планеты. Его чувства и внешность – чужие. Его не существует в этом мире, он – выдумка. И ему придется встать между двумя великими державами, чтобы подтвердить Второй Отчет и принять Самое Важное Решение.

Ведь на кону – жизни миллионов людей, и он не может подвести тех, кто верит в него. Даже если на пути возникнут неожиданные препятствия и все окажется слишком запутанным… Даже если за свою жизнь придется заплатить чужой кровью…

С Наволоки пароход пришел ночью. Майор Кузьмин вышел на палубу. Моросил дождь. На пристани было пусто, – горел только один фонарь.

Где же город? – подумал Кузьмин. – Тьма, дождь, – черт знает что!»

Он поежился, застегнул шинель. С реки задувал холодный ветер. Кузьмин разыскал помощника капитана, спросил, долго ли пароход простоит в Наволоках.

– Часа три, – ответил помощник. – Смотря по погрузке. А вам зачем? Вы же едете дальше.