Вотчина русалки Марфы

Огромный карьер в густом пригородном лесу поблескивал слюдянистыми краями отвесных каменных стен, изрытых корнями сосен и плакучих ив. Зеленая, затхлая вода, покрытая ряской, давно не тревожила воображения горожан и была невозмутима лет пять, не меньше, даже в самые жаркие дни.

Но Светлану Станицыну меньше всего сейчас волновало гигиеническое состояние водоема, и безлюдность данной местности не отталкивала, а наоборот, именно этим и привлекала.

Другие книги автора Райдо Витич

Фрактальный коридор под присмотром аттракторов — вот что любая жизнь. Будь то инфузория или камень, цветок или человек, комета или ливень — каждый бесконечно будет проходить заданный маршрут бесконечности, пересекаясь в строго определенных точках, эволюционируя по спирали, как по спирали расположены миры, согласно своему развитию. У одних путь по восьмерке будет коротким, у других долгим, у одних затратится миг, у других век. И если в движении, в действии представить все это многообразие одновременной работы — возникает естественное ощущение хаоса. В голове, прежде всего! И только в голове.

"я не особо сопротивлялась, активно знакомилась с действительностью, в которой мне предстояло то ли жить, то ли влачить существование. Я стала подозревать, что от меня требуется стать одной из многих, ни лицом, ни мыслями, ни чем иным не выделяясь на общем фоне, но это меня выводило из себя."

Работа спецподразделения будущего непредсказуема. Только слаженность боевого коллектива позволяет выполнить поставленную задачу в любом времени и пространстве. И куда бы не забросила патруль временная лента, какие бы испытания не выпали на их долю, они всегда знают, что товарищи не подведут и "зеленка" будет. А значит, застрявшие во времени школьники, ученые и исследователи вернутся домой вместе с ними.

Изо дня в день она зажигала свечу возле портрета молодой женщины и долго стояла над ним, вглядываясь в родные черты. Но однажды не выдержала и, вопреки убеждениям, достала «молитвослов». Маленькая потрепанная книжица, еще принадлежавшая когда-то маме, навевала тоску. Первое желание было — вернуть ее в дебри ящика стола. Но женщина пересилила себя и открыла на первой же попавшейся странице.

― Во имя Отца и Сына и Святого Духа, ― прочла, с трудом выговаривая с непривычки…

Привычно выгуливая собаку промозглым осенним утром, Макс не знал, что оно станет поворотным в его жизни. Не подозревал он этого и тогда, когда заметил отвязного тинейджера в антураже гота, пропнувшего в канал чужой дневник.

Черт дернул Смелкова подобрать тетрадь, а может сам дьявол порывом ветра распахнул перед ним исписанные листы, и заставил прочесть то, что он предпочел бы не ведать.

Так или иначе, но история, запечатленная каллиграфическим женским почерком, не оставила ему выбора. Он начал поиски брутального юнца, чтобы найти хозяйку дневника, а нашел то, что не искал. Каждый шаг по страницам чужой трагедии все шире распахивал перед ним врата личного ада и все сильнее впутывал в жуткую историю любви и ненависти, верности и предательства, нежности и крайней жестокости…

Химеры, оборотни и иже с ними.

— Да, Медуза Горгона! — величаво расправил плечи Григорий Лученок.

Диана Медников уставилась на него, как на Деда Мороза, завалившегося с подарками в июле.

Петя скромно поправил очки на переносице и покосился на последнюю инстанцию — Марину Денисову. Та булькнула в чай два кусочка рафинада и уставилась на Гришу:

— Не дают покоя лавры Шлимана?

— Да пошел он! — отмахнулся парень и скривился. Оно понятно — самолюбие у Гриши такое, что Шлиман со своим, где-то в районе хлястика сандалий наблюдается. — Я вам дело толкую, у меня, между прочим, не кофейная гуща в руке, настоящий свиток на древне русском! — потряс в воздухе ветхим листом в файле.

Приключения дочери флетонца и землянки, уже на Земле, куда она попала с Родины - Флэта, пойдя по стопам своей неуемной бунтарки матери. (Продолжение Анатомии комплексов)

Популярные книги в жанре Сказка

Идет рыба на блевку, идет и на блесну – кто наелся былей сытных, приторных, тот поди для праздника перекуси небылицей тощей да пряною, редькой, луком, стручковатым перцем приправленною! Истина нахальна и бесстыдна: ходит как мать на свет родила; в наше время как-то срамно с нею и брататься. Правда – собака цепная; ей только в конуре лежать, а спусти – так уцепится, хоть за кого! Быль – кляча норовистая; это кряж-мужик; она и редко шагает, да твердо ступает, а где станет, так упрется, как корни пустит! Притча – дело любезное! Она неряхою не ходит, разинею не прикидывается, не пристает как с ножом к горлу; она в праздник выйдет, снарядившись, за ворота, сядет от безделья на завалинку – кланяется прохожему всякому смело и приветливо: кто охоч и горазд – узнавай окрутника [2]

Жил на свете бедный сирота, мальчик по имени Андерс. Негде было ему голову преклонить, нечего есть, некуда руки приложить. Вот и надумал он отправиться по белу свету, какое ни есть дело себе приискать.

Бредёт Андерс бором дремучим, навстречу ему — незнакомый человек. Спрашивает он Андерса:

— Малый, а малый, куда идёшь?

— Да вот, — отвечает Андерс, — брожу по белу свету, ищу, не подвернётся ли служба какая.

— Ступай ко мне в работники, — говорит человек, — мне такой мальчишка, как ты, позарез нужен. Плату тебе положу хорошую: за первый год службы — мешок далеров, за другой год — два мешка, а за третий — целых три. Потому как служить придётся ровно три года. Гляди только слушайся меня во всем, даже если что чудным покажется. Бояться тебе нечего. Никакой беды с тобой не случится, покуда из воли моей не выйдешь.

Нелегко было нашим пращурам ходить по морю в зимнее время, лодки в Нурланне[1] строили никудышные, вот и шли рыбаки . к лопарям на поклон, чтобы купить мешок попутного ветра. В те годы рыбак не доживал до старости, и на погосте хоронить было некого, кроме баб, да ребятишек, да калек убогих.

Однажды вышла на промысел рыбацкая артель из Хьётте[2], что в Хельгеланне[3], и уплыли они до самых Лофотенских островов. Но в ту зиму вся рыба точно куда-то сгинула.

В выходные дни Саша вставал рано. Вот и сегодня он поднялся, когда в комнате еще царил утренний полумрак. Мальчик со вздохом посмотрел на окно, заиндевевшее от мороза. Босиком прошлепал на кухню, стащил из вазы конфету «Осенний вальс», по пути заглянул в спальню к родителям. Мама с папой лежали на широкой кровати. Укутанные с головой в одеяла они были похожи на два больших сопящих сугроба. Саша еще раз вздохнул, открыл дверь пошире, с тоской взглянул на холодный экран компьютера и поплелся в зал. Голубой экран телевизора послушно выдал мультфильм. Закутавшись в одеяло, Саша решил смотреть «Сказку о царе Салтане».

В Голубой Стране, в глухом лесу стоит старый замок. В нем живет молодой людоед Людушка-голубушка. В детстве он был толстым, неуклюжим и на редкость глупым. Колдунья Бастинда пожалела Людушку и сделала его очень хитрым и коварным. Но однажды в старый замок забрела юная волшебница Корина. Не подозревая, что девочка обучалась колдовству у самой Гингемы, людоед решил ее съесть. Кто возьмет верх — Людушка или Корина? Кто кого перехитрит?

На севере края Торна расположена Желтая страна, в которой правит старая волшебница Виллина. Однажды в ее дворец попал юный рудокоп Аларм. Мальчик бежал из подземной Пещеры, спасаясь от преследования солдат злого короля Тогнара. Волшебница решила сделать из Аларма великого война. Но мальчик был очень хвастливым и самоуверенным. И чуть не поплатился за это, попав в заколдованный Золотой лес…

Первая книга трилогии о приключениях юных героев Тома и Катарины. Автор Анжелина Войниконис живет в Лейпциге, пишет на русском языке, намереваясь приобщить российского читателя к персонажам сказок западных стран.

Роман-сказка «Звёздочки в траве» занял 4 место в категории «Произведения для детей» на конкурсе TENETA 2002.

Людмила Петрушевская — признанный мастер современной прозы, ее перу подвластно все — остросовременная повесть, тонкая психологическая новелла и … сказки, любимый жанр, по слова самой писательницы. Настоящая сказка может быть веселой или немного грустной, но непременно с хорошим концом. Чтобы каждый, кто ее прочтет, почувствовал себя счастливее и добрее. «Настоящие сказки» Петрушевской — о счастье, которого так не хватает нам всем. И значит, читать их могут все: и самые маленькие, и умудренные жизнью. К тому же все герои этих сказок — принцессы и волшебники, пенсионеры и работники телевидения, а также куклы Барби — наши соседи и современники.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Таинственный посланник доставил магистру каббалы Сабиану Блейку подарок, о котором тот и не мог мечтать, — великую книгу «Неморенсис», не предназначенную для человеческих глаз. Страшное предсказание находит ученый на страницах книги: «Полынь… сияющая звезда упадет с небес… и многие погибнут от ее горечи». С тех пор Блейк обыскал каждый уголок небосвода в поисках звезды, надеясь увидеть предвестие эпохи торжества человеческого разума. Но приближение кометы несет не свет и разум, а смерть и разрушение. Юная горничная Блейка по имени Аджетта осмелилась украсть «Неморенсис» и стала пешкой в опасной игре, участники которой — не только простые смертные…

Если сбудется пророчество и звезда Полынь упадет, злые силы смогут переродиться в новом обличье. Надежда на спасение этого мира призрачна. Но не зря спутником Аджетты стал падший ангел Тегатус, ведь Вселенная создана не для зла, а для любви.

Любовь не знает пола и границ, и нет ни времени, ни тлена для тех, кто выбрался из плена фальшивых фраз и ложных истин. Для тех, кто вопреки всему — мечту поставил во главу и в след ей шел, летел как птица, горел и звал ее одну — любовь свою…

Горько, что поддерживая мифы, брошенные когда-то фашистской идеологией, мы

подняли знамя нацистов, бросив знамя отцов, и топчемся на их могилах

Время не выбирает судьбы, скорее судьба выбирает время.