Вот так гомункулус!

Матушка со скорбью смотрела на Теофастуса. Тридцать лет, благороднейшего из родов Тюрингии, ему бы развлекаться с гостями на пирах и охотах, наделать баронетов в постельке с женой, да и у крестьян породу поулучшать, а он сидит, как сыч, с древней книгой и бормочет: «окончательная сублимация Пеликана, вернет к жизни Детей его, питаемых тинктурой…». Опять же, полное разорение на этой алхимии, то ли дело — славные рыцарские развлечения, охота, к примеру, она ведь денежек не просит. Что там говорить, даже транжирка-жена и то — столько не истратит! Вместо визга детишек — звон стекла, вонь какая-та серная, точно в аду, нет, чтобы пахло жареным мясом да вином… Взгляд матушки остановился на заостренных чертах лица барона. «Даже о еде забыл!».

Другие книги автора Василий Васильевич Купцов

Альманах «Наша фантастика» — это издание для всех, призванное стимулировать развитие отечественной фантастики и открытие новых имен. Разнообразие фантастических жанров, проза, публицистика, критика — все, что имеет отношение к fiction и fantasy: научная, космическая, боевая, остросюжетная фантастика, классическая фэнтези, киберпанк, остросюжетная психологическая мистика, альтернативная история, антиутопии, вплоть до наиболее фантастических образцов авангарда и постмодернизма…

В этом выпуске альманаха представлены новые произведения Ю. Никитина, А. Зорича, В. Головачева, Н. Резановой, классические рассказы С. Казменко, произведения молодого поколения талантливых фантастов — Ю. Вересовой, К. Бенедиктова, Р. Радутного, В. Купцова, Д. Колосова, Н. Точильниковой, а также интервью с Александром Зоричем, подробный анализ творчества известных писателей (в числе критиков — популярный обозреватель журнала «Если» Д. Байкалов), рецензии на новинки книжного рынка.

— Да, выходит ближайший автобус — через час, — констатировал факт нехилый мужчина лет тридцати. Он только что изучил расписание автобусов, фраза же была произнесена то ли для самого себя, то ли ради вступления в диалог со старичком в фиолетовом плаще, тоже ожидавшем транспорта.

— Если вообще придет, — откликнулся старичок, — им расписание не указ!

— Я спешу.

— Лови, если поймаешь, — хихикнул пожилой абориген.

Узкое, по ряду в каждую сторону, загородное шоссе, дорогие иномарки, проносящиеся, что злые шершни, мимо на полной скорости. Сколько ни тяни руку, никто даже и не притормозит. Еще и обрызгать каждый норовит, хорошо им, в их Мерседесах, на них не каплет, не то, что на нас, простых людей. Ноябрь — отвратительный месяц, особливо, если около нуля и дождь со снегом. И холодно, и сам весь потный, как мышь.

Было, сказывают, некогда княжество Крутен, и правил им славный князь Дидомысл. И, почти как в сказке, было у него три сына. Крепко повздорили княжьи сыновья с колдуном. С сильным, жестоким, могучим... Пало проклятие на княжество Крутен — и никому, кроме меньшего из княжичей, его не избыть... Читайте «Крутен, которого не было» — крепкий коктейль из увлекательной фэнтези и «альтернативной истории»!

Похвастались богатыри Сухмат и Рахта, что привезут князю Владимиру живого лешего, однако сделать это оказалось непросто: по дороге приходится им сражаться с водяными чудовищами, упырями, волколаками, волхвами Перуна, коварными зороастрийскими жрецами. Совсем отчаялись бы герои, если бы с ними не было северного шамана Нойдака — простодушного и доверчивого человечка, управляющего такими могущественными силами, что справиться с ними порой не может даже владыка Мира Мертвых…

Когда солнце в полдень палит нещадно, так и хочется найти тенистое местечко, да хоть какое-нибудь зеленое деревце. Посидеть, попить горячего шербета, от которого, как ни странно, становится прохладней, ну и — поговорить о том, о сем. Но есть тенистые места, где люди собираются толпами. Там интересно, там стук костей, там — играют!

Кости упали еще раз, оставалось лишь взвыть от досады. Но тех, кто нарушает приличия, не пустят играть в следующий раз. Так уж заведено, предки блюли законы, и мы не нарушим… Гурбат, молодой парень с курчавой черной бородкой, нехотя встал: проиграно все, до последнего дирхема. А играть в долг, как старик Саях, не позволяет слово, данное когда-то Аллаху по требованию отца. Заметил у сына склонность к игре, вот и решил запретить хоть крайность. А, вот и Саях, легок на помине… Безбородый уселся за нарды так, как будто пришел домой и ждет, когда жена подаст обед. Ему, Саяху, можно. Человек-легенда! До сих пор не женат, ночует где придется, играет, играет. Эх, если бы не юношеская клятва, Гурбат тоже, не раздумывая, пошел бы таким "дурным" путем! Или не пошел бы? Только Аллаху ведомо…

Всегда следует добиваться максимума. Не всегда удается, зато, когда получается — начинаешь та-ак уважать самое себя! Сделал все, что мог. Перехватил все бабки. В нашей профессии такое — запросто. Вот недавно случай был. Является ко мне клиент…

Да, я не представился. Валерий Сергеевич Каликин, владелец и единственный работник частного предприятия “Каликин ИЧП. Юридическая помощь в особых случаях.” Короче — нечто вроде частного детектива. Но со слежкой и прочими хлопотами не связываюсь. Работаю в жанре “продвинутая консультация”.

Василий Купцов

Монета

Рассказывает Виктор Толстых.

- По-моему все просто! - хихикнул Ган, с лукавством заглядывая мне в глаза.

- Просто? Когда вещь сначала продают перекупщику, и лишь потом - крадут из лаборатории? Или, в лучшем случае, украв - сразу оказываются в совсем другом месте столицы, с украденным в руках? - возмутился я.

- Конечно, просто... - наглец смеялся мне в лицо! - Просто ты не учитываешь пары факторов...

Василий Купцов

Сфера знаний

- Я все-таки никак не пойму, что именно ты все время считаешь?

Вопрос был обращен к глупейшего вида молодому человеку, сидевшему за компьютером. Экран монитора был невелик, дюймов четырнадцать, отсутствие колонок и стопок дисков рядом свидетельствовало, что на этой машине не играют в игрушки, более того, что хозяин даже не слушает на ней музыку. Рабочий, так сказать, компьютер. Компьютер ученого, труженика - что никак не вязалось с внешностью хозяина, которому только что открытого рта, да соплей из носа не хватало до классического Иванушки-Дурачка.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Во время экскурсии по музею Варина прабабка подняла уголок гобелена и нажала на кирпич в старинном камине. Тяжелая печь тихо отодвинулась в сторону и пропустила гостей.

– Зайдем в гости к хозяину! – позвала Прасковья.

И компания оказалась в потаенном уголке старинного петербургского дворца. Михайловский замок – место весьма таинственное.

Прасковья уверенно двигалась по темным коридорам.

– Куда мы направляемся? – спросил Миро­слав у Мерлина.

Первая часть повести о двоих, рожденных для того, чтобы идти одной дорогой… Вот только есть ли у нее место на обоих?

"Тама" - это послание без надежды. Послание между мирами и между временами.

Однопутка Биёро-Хоромаи в черте города идет параллельно с основной линией. Сверкающий стеклами курортный экспресс, поравнявшись с тепловозом серии КХ-12, обгоняет его медленно, будто желая вдоволь налюбоваться этой диковиной.

То ли это случайная прихоть расписания, то ли так было задумано специально, чтобы порадовать взоры едущих из города лыжников — пассажиры экспресса, гроздьями свисая из окон, не отрывают глаз от ярко-красного — цвета, принятого на старых железных дорогах, — локомотива. Вот экспресс приближается к развилке, где линия Хоромаи резко сворачивает влево, и в его широких стеклах мелькают вспышки сразу нескольких фотоаппаратов.

Это просто сборник хороших рассказов данного автора.

Классика жанра «Наши - там»

Из положительных моментов - главная героиня не рыжая, не стерва, плоских шуточек не отпускает

Из отрицательных... эмм.. сами, в общем, увидите

Когда рассеялись цветы ядерных взрывов, из праха цивилизации поднялся он — человек будущего — с жестокостью в глазах и с автоматом на груди.

Полоса замерзшего песка тянулась вдоль берега, с одной стороны скрываясь за его изгибом, а с другой уходя за горизонт. Холодные, цвета стали, волны накатывались на нее, но тут же отступали назад, словно почувствовав необычно-непреодолимую твердость преграды. Слабосильный мороз не сумел совладать с морем, и теперь глумился над впадавшим в него ручьем, пытаясь достать до самого дна. Низкое давящее небо было затянуто сплошной серой пеленой, укрывавшей от чужих глаз бездушное зимнее солнце. Мрачно зеленел сосновый лес, деревья невнятно шептались, зло переругиваясь и изредка тяжко постанывая.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Еще при первом просмотре воспоминаний Станислава Григорьевича я отметил для себя пару абзацев, имевших непосредственное отношение к таинственному делу, с которым мне пришлось столкнуться в начале семидесятых годов. Тогда я кое-чего не понял. Но прочитав сейчас эти выдержки из его повествования повторно, все встало на свои места, я понял, как ловушка, задуманная в тридцатые годы, могла сработать почти сорок лет спустя.

Почему меня пригласили тогда, в первое появление “феномена”? Я уже был порядком известен как специалист особого рода, не раз сталкивавшийся с совершенно необычными человеческими и парачеловеческими существами. Собственно, в тот, первый раз, моя помощь, как таковая, не требовалась, я, собственно, ничего и не добавил к уже известному.

Газеты пестрели громкими статейными заголовками:

"…разгребая подмосковную свалку, рабочие нашли странную конструкцию. По некоторым данным артефакт имеет внеземное происхождение. Конструкция представляет собой усеченный конус, то есть холм со срезанной вершиной. Диаметр по границе с землей 150 метров. Высота артефакта 6 с половиной метров. Артефакт уходит под землю и…"

Журнал "Техника молодежи"

"…С виду он похож на небольшой холм, в который ведет кроличья нора. Ученые озадачились исследованием, но результатов до сих пор нет. До сих пор остается загадкой назначение таинственного предмета. Возможно, это сломанный космолет инопланетян, а быть может радиоактивный мусор, который инопланетчики выкидывают на наши помойки…"

Теперь, когда стреноженное чудовище перестало биться, оно уже не казалось Жаку огромным и пугающим. Если без крыльев — так оно куда меньше коровы, да, лишь чуток побольше собаки. А еще говорят, что драконы воруют скот. Что такой зверь в силах утащить, разве что ягненка? Может, это еще детеныш? И чего его шкура так переливается в свете заходящего солнышка, то малиновая, то зеленая, как трава по весне?

Из рваной раны на перепончатом крыле капала кровь. Почему все говорят: "черная драконья кровь"? Обычная, красная, и у Жака точно такая же! Глаза дракона большие, печальные. А это что? Неужели слезы?!

В помощь автору.

Прошло некоторое время с того момента, как была распространена “Шпаргалка писателя”, идею которой подал Ю. А. Никитин. Есть первые успехи — некоторые авторы начали ею пользоваться, более того, есть два случая подписания издательствами договоров с начинающими на роман, причем известно, что чистились эти романы с учетом наших рекомендаций. Разумеется, “после того” не значит “в результате того”, но почему бы засчитать и дольку заслуг “Шпаргалки”?