Вот опять окно

Коколов Сергей

Вот опять окно...

...Где опять не спят, может пьют вино, может так сидят, или просто - рук не разнимут двое...

"L'amour, L'amour", - мяукала кошка где-то в кустах поблизости. "Вот и кошки всё о любви", - подумал я. А вроде уж не весна. Совсем даже не весна - осень, с ночами, холодными и растущими, словно на дрожжах. И ветер жалит, и луна - не луна висит в небе, а объеденный мышами кусок сыра, и небо - низкое и тяжелое, а, подишь ты, даже кошка не мяукает, а ля-муркает.

Другие книги автора Сергей Коколов

Сергей КОКОЛОВ

Корпорация М

"Уважаемый г-н Иванов!

Корпорация Microsoft проводит беспрецедентную акцию и предлагает Вам участие в программе "Лицензия-Плюс".

Суть программы заключается в том, что мы переводим на Ваш счет $4000 USD, на которые Вы обязуетесь приобрести новейшие продукты нашей корпорации: Windows XP+ и MS Office XP+.

С уважением, руководитель маркетинговой службы А. Джонсон"

"Уважаемый г-н Джонсон!

Сергей КОКОЛОВ

Чахотка

ФАHТАСТИЧЕСКИЙ (?) РАССКАЗ

Официальное сообщение

Я, Президент России, обращаюсь к Вам, граждане Российской Федерации и надеюсь на Ваше понимание необходимости и неизбежности предпринимаемых правительством экстренных мер. Hебывалая эпидемия неизвестного штампа чрезвычайно опасной и заразной формы чахотки словно раковая опухоль поражает Россию. По официальным данным с начала эпидемии заразилось более 20 миллионов человек, из них две трети уже умерло.

Сергей КОКОЛОВ

Старые-старые сказки

Твоя душа-моя душа

- Души нет, - сказала Марина, и выглядела при этом подавленной, словно что-то очень важное потеряла навсегда.

- Душу выдумали сами люди, - продолжала она, - по "Библии" мы из праха рождаемся и в прах же и превращаемся. А душа - она лишь у Бога.

Я почувствовал себя ничтожным и глупым, потому что не мог найти слова, которые бы убедили ее в том, что душа есть, и молчал, молчанием своим подтверждая : "Да, души нет".

Коколов Сергей

Акварель

1. Впечатление - духота

Пять минут назад было душно. Духота давила на плечи, стелилась по земле, смешивалась с пылью... пять минут назад... я взял тюбик с солнечными красками... Два человека смотрят с балкона на залитый светом город... взгляд с высоты.... мизерные расплывчатые фигурки людей... пыль... здание утопает в солнце... лиловая тень... немного серого цвета... Пять минут назад было душно.

2. Впечатление - гроза

Сергей КОКОЛОВ

Грехопадение

по мотивам известного "дъявольского" произведения

***

Она была невинна как дитя и светла тем внутренним светом, который нервирует, пугает и манит неотвратимо. Ее тело не знало мужской ласки, губы не ведали прикосновения страстных губ, а по коже ее, нежной и бархатистой, не скользили ничьи жадные руки.

"Уж не Ангел ли?" - грешным делом подумал я и призвал шесть Князей тьмы на помощь. Увы! Hи один из них ничего о ней не знал. В списках "белых" она не числилась, или была зашифрована так, что контрразведчики Hиза ничего не смогли пронюхать. Вероятность этого была ничтожно мала - не более шести процентов из шестьсот шестидесяти шести возможных, поэтому беспокоится не стоило, осторожничать особо тоже.

Capitan

Ела

***

Когда темно, хоть глаз выколи, и по пятам за тобой крадется обыкновенный кот, становится немного жутко. Если же кот, вопреки древней мудрости, утверждающей что ночью все кошки серы, к тому же еще и черный, становится просто жутко. Hаконец, жутко в квадрате становится в тот момент, когда кот начинает с тобой разговаривать.

Васька Прохоров, естественно, читал Булгакова, и знал, что никогда не следует разговаривать с незнакомцами. Hо - относилось ли это к незнакомым котам?

Сергей Коколов

Крибли крабли бум

Старуха Шапокляк считалась мастерицей колдовства и преподавала сие искусство в чертовой школе без малого тринадцать веков. Век назад ее прочили на должность завуча. А это прибавка зарплаты и чертово уважение, черт подери.

И вот, буквально на днях, в школу пришел циркуляр, прямо ее касающийся. Чертов проверяющий сообщал, что методы преподавания в школе "не соответствуют... содержат элементы недопонимания сути учебного процесса... полны формализма и етсетори и етсетори..."

Коколов Сергей

Творец иллюзий

Вообще-то я не особенно красивая: скорее самая обыкновенная... Если уж совсем честно, я совсем не красивая. А знаете, какого знать девушке, что она не слишком-то привлекательна? Кошмар! Вот например, понравится мне молодой человек и, что? Думаете я могу на что-то рассчитывать? Hетушки!

Вот представьте: дискотека, медленный танец, очаровательная мелодия, полутьма, я стою, прислонившись к стенке и навстречу мне идет он, весь такой симпатишный, аш жуть, а девушки вокруг так и падают: налево-направо, направо-налево... Сердце замирает: "Да неужели?" Hу счас! Hа меня он даже и не смотрит, а приглашает какую-нибудь красотушку-хохотушку... а та и рада: прижимается к нему всем телом, а он ей что-то шепчет на маленькое розовое ушко... Завидую черной завистью... Прихожу домой одна, читаю книгу про любовь... а там на каждой странице привлекательные мужчины, и обворожительные женщины... Hу почему я не такая?

Популярные книги в жанре Современная проза

Сергей Матрешкин

Одной из них

Crying 'cause i need you,

Crying i can feel you,

Crying 'cause i need you,

Crying 'cause i care.

Bjork.

Трубка пахла табаком и губной помадой. Алена последний раз чмокнула в нее и положила обратно на телефон. Выходя из учительской, она на секунду показала язык людкиной спине. Людмила Викторовна отчаянно печатала на старой "Ятране", старательно не слушая этих телефонных разговорчиков-поцелуйчиков. Hу и пусть завидует. Hеожиданный треск звонка встрепенул, но она тут же радостно себя успокоила - все, мальчики-девочки, последний урок занимайтесь без меня.

Лариса Матрос

"Степью лазурною, цепью жемчужною... "

Такси остановилось у одного из многоэтажных домов жилого массива Бруклина. У подъезда Марту уже ждала кузина Нелли и ее муж Сеня. Восторженные объятия, приветствия, поцелуи, перемешанные с вопросами, не прерывались до второго этажа, где располагалась квартира Нелли. С порога был виден стол, накрытый на большое количесво гостей.

-- Я тут обзвонила всех родственников, но не знаю, кто точно придет, -Нелли указала на стол. -- Это просто чудо какое-то! Я не предполагала, что когда-нибудь тебя еще увижу. Когда уезжала, мы ведь даже не попрощались по телелфону. Ты-то у нас всегда идейная была!. Как рада тебя видеть! Все такая же красавица и годы тебя не берут. Поделишья, наконец, секретом!.. -- Нелли засмеялась, обнимая кузину, и глянув на часы, добавила:

Анна Матвеева

Голев и Кастро. Приключения гастарбайтера

Повесть

1

В жизни Голева Николая Александровича все было нормально до прошлого года. То есть, конечно, имелись некоторые сложности, и тонкости, и нюансы, но в целом-то жизнь была нормальной. Обычной. И даже неплохой.

До прошлого года Голев проживал в городе-герое Севастополе, который любил за красоту и проведенное в нем детство: море, белые инкерманские камни, солнечные брызги, платановые листья, летняя толпа Приморского бульвара. Еще Голев любил Ближний пляж в Балаклаве, белую черешню, любил думать, как повезло ему родиться в солнечном Крыму, он любил даже войлочные шляпы, какие покупали себе приезжие, в то время как бело-булочная плоть этих приезжих выдавала их еще до того, как они надевали шляпы. Приезжие обильно восторгались морскими возможностями - сутки пролеживали на пляжах "Омега", "Песочный" и "Солнечный", и даже в те дни, когда волны выбрасывали на берег густые волосы водорослей, приезжие не покидали "уплоченного" места на пляже, а жарились под солнцем до красных волдырей.

Мельников Валентин

ОБЖОРОВСКИЕ ДВОРЯНЕ

Как же велика и многообразна ты, матушка Россия! Едешь-едешь и каких только городов и селений не встретишь, каких только названий не услышишь. И подчас не удержишься, чтобы не подивиться диковинности некоторых из них. А когда поживешь там да познакомишься с обитателями, так и вовсе одолеет любопытство.

Есть в Зауралье старинное село Обжоровка. Привольно раскинулось оно на равнине, хватает здесь места и для пашни, и для выпасов на влажных пожнях с сочной травой. А вокруг на горизонте как тучи темнеют леса с сохранившимися еще сосновыми борами. Когда-то лес вплотную подступал к селу, но неумеренные торфоразработки сильно потеснили его. Окрест села на торфяниках остались пеньки да глубокие карьеры. Однако милостивая природа со временем залечила раны. Карьеры заполнились водой и вслед за лягушками размножились в них караси, щуки, гольяны, появилась водоплавающая дичь, берега заросли тальником и ольхой.

Мельников Валентин

ПОД СЕНЬЮ СУЛЕЙМАН-ТОО

Очерк

Безжалостное время быстро уносит в небытие миллиардные песчинки человеческих жизней. Но в непрестанно обновляющемся мироздании есть все-таки категория, близкая к вечности. Это города, намного переживающие своих создателей. Конечно, далеко не всем из них судьба дарует долголетие. Тем драгоценнее историческая память о тех, что дожили до почтенного возраста патриархов. Мы привыкли называть Рим вечным городом. Но есть, оказывается, города, могущие оспорить у него пальму первенства в старшинстве. В их числе Иерихон, Иерусалим и наш Ош, трехтысячелетие которого получило всемирное признание и стало поводом юбилейных торжеств в двухтысячном году.

Мельников Валентин

СКАЗКА О МАЛЕНЬКОМ ЧЕЛОВЕКЕ,

КОТОРЫЙ СТАЛ ПРЕЗИДЕНТОМ

В некоем бывшем царстве, а ныне президентском государстве жил-был Маленький человек. Так он сам себя называл. Ростом он был вполне обыкновенный, а называл себя маленьким потому, что работал на маленьких должностях в учреждениях и привычно робел перед начальниками. Не везло ему на них - чаще попадались корыстные, недобрые и высокомерные. Они хоть и не говорили Маленькому человеку: "Я начальник, а ты дурак", но всем своим поведением давали понять, что всегда правы, знают больше, умнее его и что захотят, то и сделают с ним. С годами Маленький человек окончательно уверился в том, что так оно и есть, и больше уже ни на что не надеялся. На работе он всего боялся. Боялся не доглядеть, не так доложить и опростоволоситься, боялся интриганов, начальственных разносов и выговоров, боялся потерять работу и остаться без пенсии. Была у него семья, которую он любил. А еще любил он посидеть с удочкой в свободное время. Это было единственное и самое большое его увлечение. Однажды зимой Маленький человек оделся потеплее, взял свои снасти и отправился рыбачить на лед большого озера. Там он прорубил пешней лунку, опустил в нее леску с двумя наживленными крючками и стал терпеливо ждать, когда рыбка клюнет. Долго сидел, а поклевки все нет и нет. Короткий зимний день уж на закат начал клониться, как вдруг леска дернулась, натянулась и пошла разматываться. Маленький человек споро потянул ее вспять, укладывая колечками на льду. Леска шла из воды очень туго, с упругим сопротивлением. "Видно крупная рыба попалась", - подумал рыбак. И в самом деле вынырнула большая щука и так задергалась, забилась, что чуть леску не оборвала. Освободил рыбак ее пасть от крючка и вдруг слышит голос человечий:

Мельников Валентин

ЗАПАХ ЧЕБРЕЦА

Случилось так, что в одну из командировок по служебным делам я задержался на несколько дней в городе Балыкчи. Начиналась зима, и как часто бывает в это время года, сорвался и задул свирепый гость здешних мест западный ветер улан. Он дул, не утихая, третьи сутки. От его порывов сотрясались стены зданий, звенели стекла в окнах; с пустынных суходолов в предгорьях Кунгей Ала-Тоо поднимались тучи серого песка и пыли. Было сухо и так пронзительно холодно, что непривычный человек даже в теплой одежде не выдерживал на открытом месте и пяти минут. Всегда ласковый голубой Иссык-Куль сейчас навевал тоску. Став свинцовым, он бесконечно гнал и гнал вдаль белые барашки крутых волн. Страшно оказаться в такую погоду среди этих волн на выстуживающем душу ветру.

Виктор Мельников

КОЛЬЦО

рассказ

Виктор Семенович Мельников живет в старинном подмосковном городе Коломне. Его жизненный опыт охватил все пространство бывшего СССР - от Казахстана до Риги - и пестрый набор профессий - от железнодорожника до журналиста. Член Союза писателей и Союза журналистов России. Его рассказы печатались в журналах "Москва", "Работница", "Проза", в еженедельнике "Литературная Россия", в сборнике "Рассказы московских писателей", выходили отдельными книгами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Коколов

Время любви

1. Дуэль

Бессонная снежная февральская ночь вяло перетекла в тоскливое сонное утро. Уездный город спал, когда за ним заехали.

- К вам'с прибыли граф Вяземский с другом. Прикажете проводить? спросил Федор.

- Да-да, конечно, - рассеянно произнес молодой человек.

Через мгновение в его комнате появился жизнерадостный плотный мужчина лет тридцати пяти и спросил:

- Hу'с как наши дела? Оооо! Вижу вы всю ночь не спали ... Эх, молодость! Одевайтесь, на улице прохладно.

Коколов Сергей

Время текло...

Время текло. А я шла. Время вязкое, словно болото. Только болото не течет. А время текло.

"Я увязла по щиколотки во времени. Давно. Едва родившись. Или гораздо раньше? Еще не родившись. В момент, когда я - была клеткой. Хотя у клетки нет щиколоток...

Hе важно - уже тогда время несло меня, уже тогда я увязла во времени..."

Я думала о разной чепухе, когда появился он, и сказал...

Коколов Сергей

Зрячий

(фантастический рассказ)

Первым уроком будет (естественно!) богословие. Сколько себя помню (а помню я себя лет с пяти) вера в нашей семье была на первом месте.

Да и не только в нашей - в миллиардах семей нашего общества. Интересно как пахнет Бог? (Жаль, что бога никто из известных мне людей не нюхал). Я думаю пахнет он совсем не так, как человек. Ведь бог - это существо неземное, а значит существо с небесным запахом. Хотя, наш кандидат богословия (сокращенно- к.б.н.) Павлов, а ему ли не знать, утверждает, что Бог совсем как человек (опасное утверждение, вы не находите?), правда тут же поправляется- но не человек, т.е. даже и человек, но гораздо умнее, справедливее, мудрее... Как то я спросил- "А если, например я, стану намного умнее, чем сейчас - не буду ли я самим Богом?" Hа что Павлов ответил, что я и так слишком умный, и что когда-нибудь я договорюсь до ереси, а ересь в нашем мире не прощается.

Леонид Леонтьевич КОКОУЛИН

АНДРЕЙКА

Повесть

Для среднего и старшего школьного возраста

Повесть исполнена тонкого психологизма, глубокого проникновения

в законы человеческого бытия, что в равной степени отличает любое

произведение известного русского писателя Леонида Кокоулина.

"Андрейка" рассказывает о мальчике-сироте, воспитаннике рабочей

бригады строителей ЛЭП. В книге передана суровая и вдохновенная