Воссоединение потока

Аркадий ДРАГОМОЩЕНКО

ВОССОЕДИНЕНИЕ ПОТОКА

Итак - следующее повествование, в котором одновременно с пересказом истории о "переходе сомнения в существование" и "торжестве обретения добродетели" рассказывается о снеге, мокнущем на подоконнике, о неизвестных серых птицах с хохолками, поедающих рябину; более того, о человеке, вообразившем себя на короткое время прoтaгoнистом самого повествования. Приостановясь на улице, он спрашивает: "Почему на твоих глазах слезы, девочка?". Он также спрашивает, ощущая слабую боль в спине под левой лопаткой: "Кто обидел тебя?" Возможно, вопросов, которые он хотел бы задать, существует гораздо больше, чем ему отведено времени, однако его уже настойчиво отвлекает другое. Приходит ветер. Высокие осокори беззвучно клонят долу черные кроны. Я не знал, куда поворачивать. Здесь, в этом месте, где кончались границы усадьбы Вишнeвецких, белел в сумерках мертвый мраморный указатель: ангел, ожесточенный резцом и грязью. Пыль стояла, как весть, прочесть которую знание отказывалось. По мере того, как темнело, луна все откровенней лгала воде, проводя по ней тонкие, лишь слуху доступные линии. Линии свивались в бездонную точку, в фокусе которой мелькали завихрения тонкого песка, серебряные мальки и монеты с отчетливо выбитыми очертаниями профилей: со временем утопленники превращались в деньги, за которые в августе каждого года на несколько часов вода выкупала у луны дар быть невидимой. Но на самом деле она оставалась такой как была, только уходила на время из памяти. Мы утрачивали воду, и огонь повелевал воздухом и растениями, скрупулезно занося запись за записью в тайные их клетки. Вырисовывались глинобитные крепости, рдея по углам вихрей, неустанно перемещавших центр тяжести.

Другие книги автора Аркадий Трофимович Драгомощенко

Современные писатели и поэты размышляют о русских классиках, чьи произведения входят в школьную программу по литературе.

Издание предназначено для старшеклассников, студентов вузов, а также для всех, кто интересуется классической и современной русской литературой.

Аркадий ДРАГОМОЩЕНКО

О ПЕСКЕ И ВОДЕ

Однако чернила обращают отсутствие в намерение.

Жорж Батай

Все, что я намерен здесь сказать, очевидно располагается в границах банального, т. е. в области исчерпанного в собственной мотивации предположения, предлагающего некое развременение, точнее, раз-идентификацию - единственное, что на данный момент способно, как мне кажется, привлечь внимание (во всяком случае, мое), наподобие руин per se, этой известной метафоры "плавающего означающего" паралогии.

Очередная "прозаическая" книга Аркадия Драгомощенко "Китайское солнце" (прежде были "Ксении" и "Фосфор") — могла бы назваться романом-эссе: наличие персонажей, служащих повествованию своеобразным отвердителем, ему это разрешает. Чем разрешается повествование? И правомерно ли так ставить вопрос, когда речь идет о принципиально бесфабульной структуре (?): текст ветвится и множится, делясь и сливаясь, словно ртуть, производя очередных персонажей (Витгенштейн, Лао Цзы, "Диких", он же "Турецкий", "отец Лоб", некто "Драгомощенко", она…) и всякий раз обретая себя в диалогически-монологическом зазеркалье; о чем ни повествуя (и прежде всего, по Пастернаку, о своем создавании), текст остается "визиткой" самого создателя, как арабская вязь. Но мнится временами, что он (вот-вот!) выходит из-под контроля этого последнего, словно какой франкенштейн…

Аркадий ДРАГОМОЩЕНКО

ТЕНЬ ЧТЕНИЯ

Ни один ответ не может предложить человеку

возможность автономии. "Ответ" подавляет

человеческое существование. Автономия

суверенность человека связана с фактом его

бытия, как вопроса, не имеющего ответа вообще.

Ж. Батай.

1.

Цель этого доклада представляется мне достаточно смутной, чтобы о ней позволительно было объявить заранее и тем самым принять за начало следующих необязательных "блужданий". Тем не менее, я хотел бы упомянуть, если не о ряде фактов, послуживших поводом настоящим замечаниям, то хотя бы о нескольких из них предлогах, предложениях, постоянно обнаруживающих себя в совершенно неожиданных местах, как следы настоятельной мотивации превращений в совершенно противоположное тому, чем они предстают моему ожиданию или опыту.

Аркадий Драгомощенко

Скрипторий Александра Скидана

Я не силен по части традиций, предписаний и различного рода следований, хотя искушение объясниться на этот счет не избывает своей притягательности. Возможно, действительно существует некое место Петербург, и как каждое место, облагаемое данью словом его означающим в данном случае словом место предполагает собственное настоящее, собственное присутствие, собственное "есть". Но совпадение с таким настоящим местом, с временем настоящего, сворачивающим времена в непреходящее мгновение нескончаемого и не разрешающегося в сроках начала, с пространством, не предполагающим тени вообще, случается крайне редко, и если оно порой кому (рано или поздно каждому) удается, то в обыденной практике такое совпадение именуется смертью.

Аркадий Драгомощенко

НА ДЕРЕВНЮ ДЕДУШКЕ... МАККЛЮЭНУ.

26 октября начинается всемирный симпозиум, посвященный вопросам Русского постмодернизма. По предварительным подсчетам организаторов симпозиум соберет около 2200 человек, которые, судя по всему, будут рады встрече, невзирая на то, что сам предмет дискуссий, судя по многим свидетельствам, давно почил в Бозе. Естественно возникает вопрос -- кто сегодня в нескончаемых волнах рецессии способен дать приют такому неописуемому количеству ревнителей современной культуры... да, разумеется, на ум тотчас приходят бодро благоухающие кашей полевые кухни, ряды палаток и какие смутно-заснеженные горные вершины. К сожалению, мы вынуждены разочаровать читателя: ни Боингов, ни шампанского, ни Борового, ни каши в этом случае отнюдь не предвидится. Потому как этот симпозиум по сути является чем-то наподобие конференции птиц, одновременно пребывающей всюду.

Аркадий ДРАГОМОЩЕНКО

Я В(ь) Я

О, нашей мысли обольщенье,

Ты, человеческое Я...

Федор Тютчев

В снысловых отклонениях и пересечениях, которые мнятся (чем?), но начало уже требует слова мираж, в котором несомненно (точнее, досомненно) сознание провидит удвояющее себя удвоение, - и оно сладостно, равно как и вожделенно, поднимаясь из глубин реальности и географических фолиантов гелиографическим бестенным свечением мира, стоящего на грани зрения, обращенного в себя, как подсказывает позднее значение латинского mirare, слабо брезжа в пристальном зеркале удивления восхищеньем миража.

Аркадий Драгомощенко

ИМЯ РЕЧИ - ПЕНЕЛОПА

Тогда друзья познают содружества. Их священный знак нанесен на Речь.

Гимны Ригведы, Х, 71 "Познание"

Я съел все, что вы просили, а теперь дайте мне то, что я заказывал.

В. Соснора.

Ведьме не удалось одолеть притяжение этой земли. Темными парусами со Средиземного моря шел вечер. Музей притягивал: он был сложен из стеклянных кубов магнитного жара, в которых ничком распласталось, многократ отраженное в зрачках посетителей, прелестное существо воздушных рытвин. Простота завоевывала сложность, как гребень волосы женщины.

Популярные книги в жанре Современная проза

Скептические интеллектуальные эксперименты в жанре романа, призваны доказать, что доказать нельзя ничего, что истина множественна, а жизнь парадоксальна и трагична.В центре страдающий герой-идеолог, занятый интеллектуальной эквилибристикой и жалобами на незадавшуюся жизнь, а также некая глобальная философско-экзистенциальная оппозиция. Оппозиция духа и тела, оппозиция реальности и воображения. Все картины убедительно пластичны, объемны и выпуклы. В композиционном плане роман представляет собой сплошной поток воспоминаний-размышлений. Герой, ничего не делает. Ходит и бухтит на тему. Бухтит твёрдо и литературно. Это настоящая русская проза очень высокого качества.» (Александр Агеев, "Русский журнал")

А может быть, “любовница” – это просто определенная степень родства?

Из того же ряда понятие, что мать, сестра, жена, дочь, бабушка, тетушка, невестка, свояченица – кто там еще?

Вроде бы уже тысячу лет мы с тобой не виделись. Несколько междугородных телефонных разговоров не в счет, на почтовую переписку у обоих нет ни сил, ни времени – такой беспощадной разлуки, такого реального разрыва не выдержат ни страсть, ни дружба, ни деловое сотрудничество. Только родственные узы могут уцелеть. Что-то типа этого нас связывает.

Антонине, милой сестре.

Положив согнутую руку на стол, Костя лег на нее щекою и принялся смотреть на банку с водой, куда только что капнул черной тушью. Тушь устремилась на дно, расползлась в пути осьминожьими щупальцами.

– Бисэй!^1 – громко произнес Костя, и звук его голоса, словно капля туши, устремился к началу двадцатого века, где одетый в черное кимоно Акутагава, выпростав из широкого рукава худую руку с зажатой в пальцах кистью, окунал ее в тушечницу. Держа кисть вертикально, касался ею листа, и ссыпались с кончика иероглифы.

Отчужденность человечества от самого себя достигла уже такого уровня, что оно может переживать свое собственное уничтожение как эстетическое удовольствие высшего класса.

Вальтер Беньямин

Factum: Andy Warhol – художник словацкого происхождения. Родился 6 августа 1928 года в Питсбурге, умер 22 февраля 1987 года в

Нью-Йорке, похоронен в Питсбурге.

Andy Warhol – один из самых успешных и влиятельных художников ХХ века.

В 1945 – 1949 годах Andy Warhol изучал искусство в Питсбурге. Потом работал иллюстратором в журналах и рекламных агентствах Нью-Йорка.

повесть

В день желтого тумана из пункта С. в пункты Т. и О. с севера на юг отправилось четверо человек с целью отдохнуть и развлечься в летний период. Начнем и мы с богом и потихонечку.

Женщина с непреклонным подростком вышли из вагона и отыскали у железной ограды белый “опель” с придремавшим водителем.

– Привет, Вадик. Как дела, отстроились наконец? – спросила Оксана, устроившись на сиденье.

– Всю зиму на кильке с гречкой. Зато хоромы, – завистливо вздохнул водитель, неспешно тронувшись.

Вечером у директора была назначена репетиция. В сумерках он вышел в коридор на охоту. Новая жертва появилась, повиливая тазом, точно под юбкой у нее был руль.

– Зайди ко мне, Лиза.

Он запер обе двери – и свою, и секретарскую.

– Я хочу тебе спеть. Послушаешь?

Лиза пришла в смятенье, но преодолела себя. Села, как отличница, сложив на коленях руки, и приклеила к лицу ожиданье. В скорости перевоплощений ей мало равных.

Певец выложил ключи на подоконник и поглядел вниз. Машины разъехались, здание опустело, охрана не услышит. Он набрал воздуху.

Вечером по стеклянным тротуарам весеннего, с морозцем,

Красносибирска брел, шатаясь и оскальзываясь, высокий молодой человек лет двадцати семи в распахнутом старом кожаном пальто, галстук крив, меховая кепка еле держится на затылке. Лицо белое, как сырой блин.

Но ошибся бы тот, кто презрительно скривил бы губы: пьяница!

Нет, молодой человек никак не был пьян. А если и выпил немного, то именно там, где ему сказали страшные слова и откуда он ушел. А выпил он воды из-под крана.

Вере всего шестнадцать, но она уже достаточно хлебнула горя: сестра и мать почти одновременно уходят из ее жизни, и девушка остается совершенно одна с болезненным грудным ребенком – слепоглухонемой девочкой. Время идет своим чередом, и когда малышке исполняется восемнадцать, жизнь все расставляет на свои места: на горизонте появляются те люди, которые раньше имели прямое отношение к больной девочке. Теперь семейные тайны предстают в своем истинном свете.

Комментарий Редакции: Страшно – ведь про жизнь. Финал романа «Капелька» еще долго оставляет в ужасе и удивлении от предложенного сюжетного выверта.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Драгунский Давид Абрамович

Годы в броне

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск Д. А. Драгунский в годы Великой Отечественной войны командовал сначала отдельным танковым батальоном, а затем - танковой бригадой. В своих воспоминаниях он показывает мужество и высокое боевое мастерство советских танкистов. Правдиво нарисованы образы видных военачальников Советской Армии, командиров частей и подразделений, политработников и рядовых воинов.

Виктор Юзефович Драгунский

Он живой и светится

Однажды вечером я сидел во дворе, возле песка, и ждал маму. Она, наверно, задерживалась в институте, или в магазине, или, может быть, долго стояла на автобусной остановке. Не знаю. Только все родители нашего двора уже пришли, и все ребята пошли с ними по домам и уже, наверно, пили чай с бубликами и брынзой, а моей мамы всё ещё не было...

И вот уже стали зажигаться в окнах огоньки, и радио заиграло музыку, и в небе задвигались тёмные облака - они были похожи на бородатых стариков...

Виктор Драгунский

Волшебная сила искусства

- Здравствуйте, Елена Сергеевна!..

Старая учительница вздрогнула и подняла глаза. Перед нею стоял невысокий молодой человек. Он смотрел на нее весело и тревожно, и она, увидев это смешное мальчишеское выражение глаз, сразу узнала его.

- Дементьев, - сказала она радостно. - Ты ли это?

- Это я, - сказал человек, - можно сесть?

Она кивнула, и он уселся рядом с нею.

Юpий ДРАКОХРУСТ

ПОВОРОТ "ДИКОГО КРЕHА"

В Белаpуси шутят.

Сеpгей включил телевизоp как pаз тогда, когда пpезидент в своей pечи пеpешел к междунаpодным делам. "Вы все знаете, доpогие товаpищи, - говоpил глава госудаpства, - что евpоатлантическая интегpация всегда была стеpжнем внешней политики нашего госудаpства. Это больше, чем политика - это наша душа, белоpусы кpепчайшими экономическими, политическими, культуpными узами связаны с Евpопой и Амеpикой, в веках сохpанится память о том, что именно мы, белоpусы и амеpиканцы, сломали хpебет фашистскому звеpю. И какой ответ мы получаем на наше искpеннее стpемление к евpоинтегpации? Пpоволочки, отговоpки, а то и пpямой саботаж. Чинуши в Бpюсселе и Вашингтоне как будто не знают, какой монстp пpитаился у нашей восточной гpаницы. Hеужели неясно, что, если сломают Белаpусь, - чеpез сутки pусские танки выйдут к Ла-Маншу? Hе нужно забывать, какая мощнейшая военная машина нашего так называемого "добpого соседа" стоит под Оpшей. Конечно, легко спpавиться с нами им не удастся, в 1514 году именно под Оpшей мы им неплохо "вpезали", но ведь pаз на pаз не пpиходится. Для обеспечения евpопейской безопасности я пpедлагаю: пусть Россия отведет свои войска за Москву, а еще лучше - за Уpал. Hо пока этого не пpоизошло, гаpантия нашей безопасности - это единство с нашими союзниками. Россия не сунется к нам, если будет знать, что за нашей спиной - мощь объединенных Евpопы и Амеpики. А в HАТО тем вpеменем пpинимают Литву и Латвию. А нас - нет. За что такая неспpаведливость? И вообще, кто восточный фоpпост западного миpа? Мы, Белаpусь. А к нам такое отношение. О Балтийско-Чеpномоpском Союзе я уже говоpил на пpошлой неделе. К сожалению, элиты занимаются политиканством, совеpшенно не думаю о чаяниях пpостого наpода. Отвеpгли наши пpедложения о введении поста пpезидента БЧС - ладно, но надо же быть поpядочными. Когда мы установили спpаведливую цену за тpанзит pоссийского газа, ведь именно наши бpатья-укpаинцы снизили таpиф, нанеся нам удаp в спину. Вы меня знаете, я всегда говоpю искpенне, и я скажу - это подло. Hаше бpатство, евpопейскую солидаpность пpодать за pубли. Пpосто стыдно. Тепеpь о Югославии. Я задаю вопpос: почему эти бандюги - Милошевич и его клика - до сих поp не пpедстали пеpед междунаpодным судом? Разве их пpеступления не очевидны? И что мы слышим в ответ? Опять отговоpки. Я им говоpю: "Вы что, не знаете , кто за этим всем стоит?". Я знаю (спасибо ЦРУ), сколько денег Россия ежемесячно пеpеводит лично Милошевичу. До каких поp Россия будет безнаказно подpывать междунаpодную стабильность? Совсем pаспоясалась. Мы, евpопейцы, должны положить этому конец pаз и навсегда. Особая тема - отношения с нашим главным союзником, с Соединенными Штатами Амеpики. Я пpезиденту говоpю : "Билл Джеффеpсонович, давай, Белаpусь объединится с Амеpикой, будем 51-м штатом, но абсолютно сувеpенным. Я и пpезидентом объединенного госудаpства готов стать, должен же кто-то центpализованно обеспечивать демокpатию и пpава человека. И название стpаны хоpошее: БАШ - Белоpусско-амеpиканские штаты. В кpайнем случае, пусть пpезидентом БАШ будет амеpиканский пpезидент, ну а я - вице-пpезидентом. Как у нас говоpят: БАШ на БАШ". А он мне: "Амеpика к этому не готова". В чем пpичина этого? Вы ее знаете не хуже меня. Слишком многие в Вашингтоне, в том числе и в окpужении пpезидента, отpабатывают деньги стpаны (я не буду ее называть), котоpая от Амеpики очень далеко, а от нас - очень близко. А в этой стpане уже и не скpывают своих планов поpаботить нас, снова сделать своими задвоpками. Только объединившись с Амеpикой, мы сможем пpотивостоять этому геополитическому вызову вpемени. Это понятно нам, но, к сожалению, это не понятно Амеpике - лидеpу свободного миpа. С такими подходами скоpо и лидеpства никакого не будет, а от Паpижа до Пекина все на pусский пеpейдут. Говоpил я с пpезидентом и о так называемых амеpиканских СМИ. Именно о так называемых, потому что ничего амеpиканского в них нет. Даже физиономии у некотоpых pепоpтеpов CNN совеpшенно pязанские. Только чеpные. Так вот, какое пpаво они имеют "полоскать" нас, ближайшего союзника Амеpики? А он мне: "Пеpвая попpавка, пеpвая попpавка". Какая может быть попpавка, когда мы - щит Евpопы и Амеpики? Попpавки в Конституцию тоже с умом вносить надо, как мы в 1996 году. Видя такое отношение, я, доpогие товаpищи, пpинял pешение. Мы совеpшили колоссальную ошибку, допустив "дикий кpен" на Запад. Я отдал указание МИДу сpочно наладить самые добpые, самые теплые отношения с нашим восточным соседом. У нас ведь с Россией тоже много общего, мы же славяне, и исключить Белаpусь из славянского миpа никому не удастся". Сеpгей хотел досмотpеть выступление пpезидента до конца, но пpишла Ольга и со скандалом пеpеключила телевизоp на свой любимый бесконечный сеpиал. Когда на экpане замелькали титpы "мыльной опеpы", Сеpгей, вспомнив особенно яpкие пассажи из пpезидентской pечи, пpоизнес: "Во дает. А что еще совсем недавно говоpил". - "А что говоpил? - отозвалась жена, поудобнее устpаиваясь в кpесле. - То же самое и говоpил".