Воспоминания

Мы публикуем лишь «крымскую» часть объемных воспоминаний В. М. Абкина. Автор писал свои мемуары не для публикации и не для обширной аудитории, поэтому в них подкупает простота изложения, почти полное отсутствие самоцензуры, акцент на трудных вопросах войны. Виктор Михайлович весьма откровенно вспоминает хаос отступления наших войск к Севастополю осенью 1941 г., абсолютную неподготовленность и целую цепь ошибок трагически закончившейся Керченско-Феодосийской операции. Будучи в ту пору младшим командиром, автор в полной мере рассказывает о национальных проблемах в боевых частях, о катастрофическом отсутствии современного оружия, боеприпасов, продуктов, медикаментов, тыловой неразберихе. За этой неприглядной повседневностью особо выделяются жертвенность и героизм простых воинов и младшего комсостава, описанные на страницах воспоминаний. Нарисованный В. М. Абкиным образ «другой войны» существенно дополняет наши знания о событиях в Крыму в 1941–1942 гг.

Отрывок из произведения:

Написать воспоминания о войне В. М. Абкина уговорил я, его сын. Виктор Михайлович обладал великолепной памятью и был прекрасным рассказчиком. В 1980-е годы я неоднократно просил отца записывать военные воспоминания. За год до смерти он аккуратно переписал все в большую общую тетрадь, озаглавив текст простым и грозным словом: «Война». Мы перепечатали текст на машинке и с тех пор это — едва ли не главная семейная реликвия. Таким образом, мы сохранили не только образ дорогого отца и мужа, но и сберегли память о войне — самом драматическом периоде его жизни.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Очерк опубликован в однотомнике Чехова, выпускавшемся Пушкинским Домом к 20-летию со дня смерти писателя: Чехов А. П. Затерянные произведения. Неизданные письма. Воспоминания. Библиография. – Л., 1925. Включен в т. 5 «На жизненном пути» и в т. 7 Собрания сочинений.

Рвал и метал одиннадцатибальный ветер. Огромные ледяные поля, в дрейф которых вклинился наш ледокол «Иосиф Сталин», бешено напирали на борты корабля. Под утро сжатие достигло высшей силы. Могучие ребра ледокола скрипели и стонали. Вздыбленные льдины кое-где уже равнялись с палубой.

Положение было очень напряженным и могло стать опасным.

— Вынести аварийный запас на палубу! — распорядился Папанин.

В глубокой тьме, чуть разбавленной светом высоких ламп, начался аврал.

Аннотация издательства: Сорок пять лет жизни отдал автор службе в рядах Советских Вооруженных Сил. На его глазах и при его непосредственном участии росли и крепли кадры командного состава советской артиллерии, создавалось новое артиллерийское вооружение и боевая техника, развивалась тактика этого могучего рода войск. В годы Великой Отечественной войны Главный маршал артиллерии Николай Николаевич Воронов занимал должности командующего артиллерией Красной Армии и командующего ПВО страны. Одновременно его посылали представителем Ставки на многие фронты. В своих воспоминаниях он делится с читателем впечатлениями о ходе боевых действий, выводит яркие образы известных советских полководцев, показывает обстановку в Ставке, положительные и отрицательные стороны в ее руководстве войсками. Книга содержит интересные наблюдения и выводы.

Эта книга посвящена королю Педро Жестокому, который правил Кастилией с 1350 по 1369 год. Педро не случайно получил такое прозвище — от руки этого жестокого и коварного убийцы погибло немало людей. В числе жертв Педро Жестокого числятся даже его несовершеннолетние братья и жена Бланка Кастильская. Многочисленные злодеяния восстановили против него кастильскую знать. После долгих междоусобных войн Педро потерял королевство и погиб от руки Энрике Трастамарского, своего незаконнорожденного брата.

Но не все историки называли короля Педро Жестоким. Во многих работах более позднего времени его зовут Педро Справедливым. Романтическая биография Педро и его любовь к красавице Марии де ла Падилье привлекали к себе внимание множества драматургов и литераторов, в числе которых Лопе де Вега и Вольтер, часто рисовавших образ непонятого благородного героя.

Какова же истинная биография Педро Жестокого и почему возникла легенда о Педро Справедливом? На эти вопросы в своей книге и стремится ответить Ф. Пиетри.

К такому выводу пришли чекисты, узнав о приключениях русского потомка персидского шаха.

В ряду имён Сиднея Рейли, Александра Парвуса, Энвер-паши, Лоуренса Аравийского и других великих авантюристов XX века имя Бориса Леонидовича Тагеева не числится: не тот уровень и не тот масштаб личности. Но нам, простым людям, жизнь этого почти неизвестного деятеля показывает, до каких глубин падения готовы опуститься люди, одержимые жаждой успеха, зачастую довольно скромного…

Всякий литературовед — немножко бухгалтер: прочитал, разобрал, посчитал, классифицировал, разложил по ячейкам. Дебит — кредит. Все сходится.

А если не сходится?.. То-то удар по бухгалтерским нервам!..

В таком случае Шекли явно противопоказан литературоведу-бухгалтеру: у Шекли ничего не сходится, все кувырком, попробуй — разберись!

Его герои схватились «не на жизнь, а на смерть в титанической битве, которая, единожды разгоревшись, стала неизбежной. Марвин нанес Краггашу удар под ложечку, затем снова нанес удар — в нос. Краггаш проворно обернулся Ирландией, куда Марвин вторгся с полулегионом неустрашимых скандинавских конунгов, вынудив Краггаша предпринять на королевском фланге пешечную атаку, которая не могла устоять против покерного флеша. Марвин простер к противнику руки, промахнулся и уничтожил Атлантиду. Краггаш провел драйв слева и прихлопнул комара».

Об Анри Мартэне во Франции говорят, что он награжден высшим орденом республики потому, что моряк Анри, заключенный в тюрьму, получил его непосредственно от французского народа.

О том, как это произошло, рассказано на последней странице нашей правдивой повести.

С того дня, когда молодого моряка заперли в каменном мешке тулонской военной тюрьмы, вся передовая Франция, а затем борцы за мир в других странах поднялись на защиту Анри Мартэна. Его имя можно поставить в ряду тех патриотов Франции, пример которых объединял лучших людей страны для борьбы с темными силами реакции.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839–1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы — профессия.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В мире нет ничего вечного и неизменного, и даже драконам рано или поздно придется уйти. И на любую силу найдется сила — духа и сердца.

Что может выйти из союза беглой ведьмы и охотящегося за инквизиторами оборотня? Особенно, когда сладкая компания разбавляется неожиданным элементом…

Еще не было шести часов вечера, когда Гидеон шагнул из дома в сырой туман сумерек. Хлопнувшая за ним дверь разом отсекла его от мягкого света и ласковой музыки родного очага. Счастливая все же у него семья. Он живо представил, как все, за исключением Мэттью, вышедшего прогуляться, проведут этот вечер у жаркого камина, смотря телевизор, почитывая книги, а кто и делая уроки и, если Пруденс сумеет заставить остальных помолчать хотя бы полчаса, то насладятся и колдовскими звуками скрипки. Направляясь к гаражу, Гидеон с нежностью подумал о Кэт, жене, которая прежде чем попрощаться и отпустить его в мрачную лондонскую ночь, ласково прижалась к нему…

Иногда любовь бывает более тяжким бременем, чем ненависть, и оказывается, что ее совсем недостаточно для того счастья, которое значит — понимание.