Воробей господин Чириков

Игорь ФАРБАРЖЕВИЧ

ВОРОБЕЙ ГОСПОДИН ЧИРИКОВ

Избранные волшебные истории

История первая.

СТАРЫЙ ПЕС НА МОКРОЙ КРЫШЕ

Бездомный уличный пес Ничей, которого гнали все, кому не лень, ни на кого не держал злобу. За свою долгую собачью жизнь Ничей знал: для кого теплая подстилка и даже хозяйский диван, кому-то - сырой подъезд или продувная подворотня. У кого - полная миска, а кому-то - случайно найденная на помойке изгрызенная кость.

Другие книги автора Игорь Давыдович Фарбаржевич

Лисёнок гулял по лесу и во всё горло квакал:

— Я сегодня не Лисёнок, ква!
а зелёный Лягушонок, ква!

— Здравствуй!.. — раздался вдруг чей-то удивлённый голос.

Лисёнок оборвал песенку и оглянулся, но никого не увидел.

— Кто здесь?

— Я здесь.

— Здравствуй… А кто ты?

— Эхо.

Лисёнок внимательно посмотрел по сторонам. И снова никого не увидел.

Игорь ФАРБАРЖЕВИЧ

ТЕЛЕГА ВРЕМЕНИ

(экранизация одноименной повести)

ПАНОРАМА ГОРОДА ЗУЕВА. ЗИМА.

Над крышами провинциального городка жарко дымились трубы.

ГОЛОС ДИКТОРА. Город Зуев был городом необыкновенным во всех отношениях: то вдруг ни с того-ни с сего выглянет в полночь солнце, то свалится на голову какой-нибудь инопланетянин, а то однажды весь город - со всеми жителями и всякой живностью - невесть как был перенесен по воздуху в Соединенные Штаты, на правах пятьдесят первого штата. Правда, только на один день. Пока американцы и зуевчане протирали глаза (не зная - радоваться этому событию или печалиться), город Зуев вновь возвратился на свою родную Русскую возвышенность.

ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович

БЕЛОЕ ОБЛАЧКО, СИЗАЯ ТУЧКА...

Старый Лис заболел. Он лежал на диване и тяжело дышал.

Маленький Лисенок не отходил от отца ни днем, ни ночью, гладил его по плечу и успокаивал:

- Все будет хорошо, папа, ты скоро поправишься.

Прилетела Ворона с целым лукошком брусники в подарок.

- У папы жар, он весь горит, - пожаловался ей Лисенок и добавил: Это я виноват. Он промок под дождем, когда искал меня.

Игорь ФАРБАРЖЕВИЧ

ТИКИ ИЗ КОЛОДЦА

ТЕТЯ ИЗ ЗАГОРОДНОГО ЗАМКА

- Итак, - удовлетворенно продолжил доктор Магиус свою длинную речь, завтра в Школе - каникулы. Два месяца вас не будет под куполом цирка, но, несмотря на отдых, вы должны каждый день работать! Три часа утром, три часа - днём.

Тут с балкона кто-то громко спел:

"Сначала я созрею,

лишь после - упаду!.."

Все повернули головы к балкону. Доктор Магиус недоуменно поднял брови:

Игорь Фарбаржевич

Куриный художник

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДЕВОЧКА

НАД ГОРОДОМ

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ СТОЛИЦЫ

Сильно припекало солнце. Нелли раскрыла над головой зонтик. Автобус запылил дальше.

- Привет, сестричка! - послышалось рядом.

На лугу в цветах по самые рога паслась знакомая крупноклетчатая Коза.

- Ой, здравствуй! - обрадовалась Нелли.

- Каникулы? - спросила Коза.

- Теперь уже я приехала насовсем! - ответила Нелли.

ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович

ПЯТЬДЕСЯТ СЕМЬ С ПОЛОВИНОЙ ЛОЖЕК.

Если вы читали историю о Песочном Генерале, то должны помнить Городскую ведьму, которую сказочник Егорий прогнал из той сказки за злостное хулиганство. Но, как это бывает не только в сказочных историях, они снова встретились: ведьма очутилась в одном с ним городе, мало того, на одной улице и даже в одном дворе. Она устроилась работать дворничихой по имени Нина и снова начала безобразничать. То с радостью отключит свет, то с восторгом наколдует закупорку труб, то, совершая на метле ночную прогулку, сломает очередную телевизионную антенну или перережет ножницами какую-нибудь бельевую веревку на балконе.

ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович

ТРЕНЬ-БРЕНЬ-НАБЕКРЕНЬ!

Однажды Лисенок гулял в лесу и увидел на поляне у Старого Дуба самого настоящего Льва.

Лисенок собрался было кинуться назад, но тут Лев обернулся и вместо того, чтобы грозно зарычать и наброситься на беззащитного Лисенка, самым непонятным образом закричал по-ослиному: "И-а! И-а! И-аа!"

Они смотрели друг на друга: один - крича, другой - икая от страха, пока наконец Лисенок не выдавил из себя первым:

Игорь ФАРБАРЖЕВИЧ

ЗВЕРЬ И СКРИПКА

Волшебная повесть

Моей храброй дочке Маше

начинающей скрипачке.

Духи ада любят слушать эти царственные звуки,

Бродят бешенные волки по дороге скрипачей...

(Николай ГУМИЛЕВ "Волшебная скрипка")

Глава первая.

По мерзлой декабрьской дороге, ведущей в город Мэргород, двигались два путника. Идти было трудно. Дул встречный ветер, метель колола лица и руки, пробирала до костей. Молодые люди ничего были и одеты не по-зимнему, и не ели со вчерашнего утра. Так что мысль о возможном ужине и теплой постели неутомимо гнала их вперед. Звали их Антон и Снегирь.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Борис Викторович Шергин

Иван Рядник говаривал

Дела и уменья, которые тебе в обычай, не меняй на какое-нибудь другое, хотя бы то, - другое, казалось тебе более выгодным.

В какой дружине ты укаменился, в той и пребывай, хотя бы в другом месте казалось тебе легче и люди там лучше.

Пускай те люди, с которыми ты живешь, тебе не по нраву, но ты их знаешь и усвоил поведенье с каждым.

А с хорошими людьми не будет ли тебе в сто раз труднее?

Борис Викторович Шергин

Новая Земля

Веку мне - "сто лет в субботу". Песнями да баснями, гудками да волынками, присказками-сказками, радостью-весельем от старости отманиваюсь и людей от смерти-тоски отымаю.

Архангельская страна, Двинская земля богатеет от моря. Угрюмо Студеное море - седой океан. И поморы, идучи на Дальние промысла, брали с собой на корабль песню и сказку.

Таковым-то побытом в молодые, давние годы подрядился я в двинскую артель, идти на Новую Землю, бить зверя и сказывать сказку в мрачные дни.

Маленький тихий городок потрясает череда жестоких убийств.

Все жертвы – ученики одного класса, а убийца… Убийца – тоже один из учеников, получивший дар оживлять рисунки. Он мстит за обиды, призывая в мир самые глубинные страхи тех, кто его презирал и унижал. Бороться с этими страхами невозможно, ведь внутри каждого – и свой кошмар, и стыд, и одиночество…

А если вдруг догадаешься, кто убийца, то что будешь делать с этим знанием?

Герои «Вафельного сердца» Лена и Трилле из бухты Щепки-Матильды подросли – им уже по двенадцать лет, а в этом возрасте все непросто. Дед Трилле стареет, неподалеку поселяется девочка-иностранка, а новый тренер футбольной команды изводит Лену придирками и держит на скамейке запасных. Друзья по-прежнему пускаются в невероятные авантюры, ссорятся и мирятся, ведут разговоры о пустяках и о важном. Год им предстоит нелегкий, он принесет любовь и ревность, страх смерти и отчаяние, мужество в трудную минуту и стойкость на пути к цели. Остроумная и трогательная повесть, как и предыдущие книжки Марии Парр, читается на одном дыхании: вместе с героями мы смеемся и плачем – и верим каждому слову. Для младшего и среднего школьного возраста.

Шестнадцатилетний Димка с детства мучается странными приступами: при сильном волнении он слышит удары, подобные коду Морзе. Но он никому не рассказывает о своей особенности и старается жить обычной жизнью подростка.

Однажды Димка получает приглашение на квест, однако это приключение оказывается смертельно опасной ловушкой: кто-то выслеживает Морзистов и провоцирует их приступы, чтобы выйти на контакт с таинственной Морзянкой.

Димке удается вырваться из этого ада, но теперь он в долгу перед неведомым существом с изнанки мира, которое спасло ему жизнь. И Морзянка все еще хочет поговорить…

«Где-то во Вселенной, словно гигантские дирижабли, парят ковчеги…» С этих слов началась история Офелии. И эти слова долгие годы оставались загадкой. Почему мир ковчегов именно такой? Что означает уникальная способность скромной девушки с Анимы – читать вещи? А главное: возможен ли ещё хоть какой-то покой на Аниме, Полюсе, Вавилоне и других ковчегах?..

Заключительная часть тетралогии «Сквозь зеркала» заставит главную героиню пуститься в расследование столь опасное и сложное, что у Офелии из «Обручённых холодом» не было бы ни единого шанса выжить и узнать всю правду. Да и повзрослевшая Офелия столкнётся с беспринципным и страшным противником, намного превосходящим её по силам. Он известен под прозвищем Другой, а его подлинное имя неизвестно никому… Или почти никому?..

Двадцать один ковчег, зависший в пространстве. Потрясающая магия, уникальная для каждого ковчега. Интриги, скандалы, предательства и преступления. Любовь, которая сильнее смерти. Всё это заставляло нас с нетерпением ждать новых книг Кристель Дабо, и финал истории не разочарует. Даже больше: он раскроет нам ту тайну, о которой мы даже не подозревали.

Тетралогия «Сквозь зеркала» французской писательницы Кристeль Дабo (родилась в 1980 году) – это целая альтернативная реальность, замысловатая и непредсказуемая, но продуманная до мельчайших деталей. Мировой тираж этой серии исчисляется миллионами экземпляров, интернет по всему миру заполнен тысячами фан-артов и фанфиков, а трёхцветные шарфы стали обязательным аксессуаром для подлинных поклонников Дабо. Мир, придуманный ею, – такой же феномен, каким стали когда-то «Гарри Поттер» и «Игра престолов», и многочисленные премии это подтверждают.

Пятнадцатилетняя Эйверин потеряла все в один день – дом, родителей, спокойную жизнь. У нее не осталось ничего, кроме цели найти родителей. И она точно знает: разгадка находится в доме властительницы города, госпожи Полночь.

Тюльпинс, которому исполнилось шестнадцать, тоже потерял все в один миг. Его единственный способ остаться в живых – поступить в услужение к госпоже Полночь.

Что ждет Эйверин и Тюльпинса в этом таинственном доме? И почему они были так нужны госпоже Полуночи?

Над Санпеттерийским материком нависла угроза страшной войны: в мир рвутся Тени, сея ужас и смерть, предвещая приход Нечистого. Мало кто способен противостоять им – разве что монахи и ведуньи. Бран, послушник из храма в маленькой деревне, вынужден отправиться с ведуньей Лигией по следам таинственного черного монаха. Но так как между монахами и ведуньями множество разногласий, то у Нечистого и его Теней вполне есть шанс…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Фарбер Леонид

Пpислано из Изpаиля...

Телефонный pазговоp

- Ало, ало, пожаpна? Сpочно пpиизжайте - гоpит.

- Адpес?

- Геpцль 34 кв. 12 - Геpцль? Это где?

- Та навпpотив шyка.

- Hапpотив чего?

- Та шyка! Ви шо, на шyке не бyли?

- Говоpите конкpетно. Какой это pайон?

- Та Ромема ж! Гоpить. Хватит там pасспpашивать, пpиезжайте а потом я вам все pаскажy.

- Hо кyда? Адpес?

ВЛАДИМИР ФАРБЕР

БЕЙ РОБОТОВ II - МАРШАЛ СТРЕЛЬНИКОВ

Лев озирался по сторонам. Он был в ужасе - только теперь он осознал всю горечь одиночества. Раньше Лев хоть и испытывал к Гердьюку что-то вроде уважения, но теперь, когда Евгений мертв, Лев понял что лишился друга.

Стрельников прощупал тело одного из роботов. Как он и ожидал лазер крепился прямо к телу, так что толку от него было меньше чем русалке от кроссовок, а батарея находилась где-то внутри тазовой части. Очень осторожно Лев вытащил батарею, затем подошел с следующему железному телу, а потом к иному, в конце концов набралась маленькая горка аккумуляторов.

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

Бродяги хаоса I - Истина достойная удивления

3760 год до рождения Иисуса Христа.

I

На планете носящей имя Авант, в дальнейшем более известной, как Земля в странном, но в довольно гигантском зале собрались несколько десятков избранных. На лицах каждого из этих существ был написан восторг и гордость людей достигших настоящей победы в какой-то одной из немногочисленных игр судьбы.

Один из представителей элиты вышел на самую середину сцены и сев в кресло принялся ожидать что-то. Неожиданно все трое ворот открылись и в зал, один за другим, начали вваливаться все жители города. Когда избранные поняли, что прибыли все, они одновременно кивнули и уставший ждать человек элиты проверив микрофон, принялся говорить:

Владимир Фарбер

Меж двух Атлантид

Предисловие любителя.

Время вещь хрупкая, и шутки с ним могут привести к огромным изменениям во всей вселенной, ведь чем глубже в прошлом живые существа меняют историю тем сильней меняется история будущего.

Такие шутки приводят к распадам или рассветам империй, могут привести к приключениям или к абсолютно скучным жизням, и тем более меняют людей вообще...

Представим себе историю в которой однажды давным давно произошла такая шутка. В абсолютно другом мире далеко от Земли, но которая смогла повлиять на нашу планету несколько раз и изменить историю многих рас, завязав петлю которую не возможно распутать. История в которой время черта относительная и абсолютно не хрупкая. История сделавшая некоторых людей может быть даже не существующей земной расы первыми соединителями внеземных цивилизаций. История сделавшая всех своих участников. Представим историю петли времени.