Вопрос времени

Магдалена Ковальчык

ВОПРОС ВРЕМЕНИ

Перевод: M.W.

Я родилась в маленькой деревушке у подножия гор. Кем была моя мать я не знаю. Через пару дней после рождения меня у нее отобрали. Впрочем, во время родов этого никто и не заметил. Все были слишком уж заняты матерью. Когда же ей стало полегче и ей захотелось дать мне грудь - тут все и началось...

- Она истекает кровью! Уберите дитя! - разорвал тишину маленького помещения крик кормилицы.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Когда во входную дверь деликатно постучали, Вадим, пресытившись всевозможной многоцветной информацией, уже задрёмывал перед неутомимым телевизором.

Это мог быть только Иван Иванович, остальные даже в столь позднее время нажимали пальцами на кнопку звонка. Вадиму сейчас спать хотелось больше, чем общаться, но он слишком уважал маститого соседа — профессора, чтобы оскорблять его своим пренебрежением.

— «Ладно, кофе ещё есть, а завтра всё равно выходной день. Не в первый, и не в последний раз такое дело, нам к этому уже не привыкать…»

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Для такого молодого человека у него был слишком  красный нос, с мелкой сеткой лопнувших сосудов, какой бывает у алкоголиков, а также странные, на выкате глаза. Но он не был алкоголиком, он был космонавтом. Спейсером...

В патрульном облёте галактических окраин Де Тойлис наткнулся на древнюю космическую станцию, которую никто не посещал уже много веков. Станция была всё ещё исправна...

Ронни убежал из дома, чтобы отыскать деревню в долине и своих настоящих родителей. А ещё он хочет увидеть мисс Смит, учительницу из маленькой красной школы, в которую тайно влюблён.

...Это были глаза человека, умершего и восставшего из мертвых. По сути так оно и было, хотя Роув и не перенес физическую смерть...

При раскопках культурных слоёв доисторического прошлого профессор Ричардс нашёл загадочный артефакт. Чтобы разгадать его тайну, он и его секретарша, мисс Ларкин, отправились на 30 тысяч лет назад, в эпоху Верхнего Палеолита. На их мамонтмобиль там напали неандертальцы, профессора убили, а его секретаршу взяли в плен. Чтобы спасти её, из будущего прибыл Фаррел.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Неонилла КОВАЛЬСКАЯ

ЛЮБОВНАЯ МАГИЯ И МАГИЯ ЛЮБВИ

Если бы кто-нибудь знал формулу счастья и мог ее подсказать! У каждого оно свое, единственное и неповторимое, но одна составная чacть ее известна всем - это любовь! О ней мечтают все, за нее готовы заплатить самую высокую цену, ибо с ней преодолимы любые тяготы и трудности жизни. И нет ничего страшнее потерять этот праздник, этот сладкий плен. Но нередко бывает так, что теряем. И причины здесь разные, но об одной из них хотелось бы поговорить сегодня- это о бездумном обращении к практике любовной магии: ворожбе, привороту, отвороту, разного рода присушкам, отсушкам...

Неонилла КОВАЛЬСКАЯ

Уроки шаманизма

Долгое время о шаманизме было принято говорить насмешливо-иронично, как о средоточии невежества и суеверий. И для такого мнения как будто были основания. Ритуал шамана - камлание - пляски и пение под бубен до исступления сильно напоминал истерический припадок. Да и сами шаманы, судя по описаниям, были нервные, истеричные люди, близкие к состоянию измененного сознания и склонные к нервным и эпилептическим припадкам. Однако при более глубоком изучении выясняется, что шаманизм вырос из древней народной медицины. Но если древние целители - ведуны и знахари считали причиной болезни предмет, проникший в тело, то, по представлениям шаманов, болезнь - это вселение злого духа, которого нужно изгнать из тела больного, или похищение его души, которую нужно вернуть на место. Для выполнения этой таинственной миссии так называемые черные шаманы приносили духам кровавые жертвы, умерщвляя скот. Под поздним влиянием черного шаманства возникло представление, что душа шамана путешествует к божествам, в чем ему помогают культы животных, наделенных сверхъестественными свойствами души. В Сибири, например, наиболее распространенным был культ медведя, Но, кроме черных, были и белые шаманы, общавшиеся с божествами земли, прилетавшими к ним в виде белых птиц лебедей. Белые шаманы в отличие от черных не впадали в экстаз, ограничиваясь пением и разговорами. Многие современные исследователи считают, что исторические корни белого шаманства уходят в глубь веков к древним индоиранским и индоевропейским верованиям. Существует даже мнение, что шаманство- ветвь буддизма.

Ян Веруш Ковальский

Папы и папство

Введение

Слово "папа" происходит от греческого papas, что значит "отец". В раннем христианстве верующие называли так своих духовных руководителей, монахов, священников, епископов. На рубеже II и III вв. в восточном христианстве титул "папа" присваивался патриарху Александрийской церкви. На Западе же этот титул носили епископы Карфагена и Рима. Самая ранняя известная нам надпись "папа" была обнаружена на стенах римских катакомб св. Каликста. Она датируется концом III в. Начиная с раннего средневековья наименование "папа" фигурирует в церковных документах как общепринятый титул епископа Рима, а в 1073 г. папа Григорий VII заявил, что право носить титул "папа" принадлежит только римскому епископу. Следует, однако, отметить, что до сегодняшнего дня официальная номенклатура, используемая в католическом церковном праве, не употребляет слова "папа". Его заменяет выражение Romanus Pontifex (римский понтифик, или верховный жрец), заимствованное из языческой терминологии древнеримской религии, в которой коллегия понтификов под руководством верховного жреца (Summus Pontifex) отвечала за организацию официального государственного культа. В церковном языке выражение Romanus Pontifex отражает две главные функции папы: он является епископом Рима и одновременно понтификом, т. е. главой всей католической церкви. Это требует хотя бы краткого объяснения. В соответствии с современной католической доктриной епископ Рима унаследовал все те атрибуты власти, какие имел апостол Петр, возглавлявший коллегию двенадцати апостолов - наивысшую инстанцию основанного Христом церковного института. И поэтому, как Петр был главой церкви, так и его законные преемники обладают властью над всем католическим миром и его иерархией. Это так называемый тезис об апостольском наследовании, который появился на рубеже II и III веков н. э. в произведениях христианских идеологов и после длительной эволюции нашел свое окончательное выражение в принятом на I Ватиканском соборе (1870 г.) догмате о верховенстве папы. Опирается он на две предпосылки. Первая состоит в том, что коллегиальная власть, осуществлявшаяся двенадцатью апостолами, подчинялась Петру, а вторая - в том, что Петр был епископом Рима и передал власть своим преемникам. Не входя в теологические тонкости обеих этих предпосылок, следует отметить, что ни одна из них не нашла до сего времени подтверждения в науке о первоначальном христианстве. До сих пор еще до конца не выяснен и весьма противоречивый вопрос о том, какую роль играл Петр среди апостолов. И все говорит за то, что он не был первым епископом Рима. Во-первых, потому, что римская христианская община оформилась наверняка раньше, чем кто-нибудь из апостолов мог добраться до столицы империи. Ни в послании, адресованном около 58 г. н. э. римлянам, ни в тех посланиях, которые позднее в самом Риме были написаны к христианам Малой Азии, апостол Павел из Тарса ни словом не упоминает о пребывании Петра в Риме, а это он не преминул бы сделать, если бы этот факт был ему известен. Во-вторых, в I в. н. э. христианские общины развивались под коллегиальным руководством совета старейшин, или пресвитеров, которых лишь в исключительных случаях кое-где называли епископами. Как пишет известный библеист священник Ян Стемпень, "термины "пресвитер" и "епископ" появляются в христианских документах с I века как синонимы, обозначающие руководителей христианских общин. Слово episkopos не означало еще единовластного епископа, преемника апостолов, единого главы местной церкви. С этим новым значением данного слова мы встречаемся впервые только в начале II в. у св. Игнатия Антиохийского (Eklezjologia sw. Paula. Poznan, 1972. S. 339). К тому же, если даже мы согласимся с тем, что Петр приехал в Рим и принял там мученическую смерть (о чем упоминает более поздняя христианская традиция), он не мог быть епископом Рима и назначить своего преемника, поскольку (как единодушно утверждают историки христианства) института единоличной власти епископа в этот период еще не существовало. Кроме того, известно, что ни один из апостолов не употреблял титула "епископ". Добавим также, что традиция о пребывании и мученичестве Петра в Риме до сих пор еще не доказана бесспорными свидетельствами. Начатые по указанию Пия XII (1939-1958) раскопки в подземельях ватиканского собора обнаружили, правда, следы какого-то захоронения (они не редкость в подземельях Вечного города), но о каком-либо распознании могилы или останков св. Петра не может быть и речи.

Дм.Коваленин

Лучший способ потратить деньги,

ИЛИ ЧТО ДЕЛАТЬ

В ПЕРИОД ОСТРОЙ ДЖАЗОВОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ

космополитические анархии Харуки Мураками

- Скажите, вы любите деньги?

- О, да! Я очень люблю деньги! На них можно

купить свободное время, чтобы писать...

Из интервью Харуки Мураками журналу

"Нью-Йоркер", 1995.

Overture

Книги этого странного человека могут довольно серьезно изменить ваше отношение к японской литературе. Ибо ТАКОЙ японской литературы даже самый "продвинутый" наш читатель еще не встречал. Романы и рассказы Харуки Мураками вот уже более 20-ти лет покоряют сердца и воображение читателей в Америке, Канаде, Корее и Западной Европе - а бурные волны российской истории, как ни досадно, на полтора десятилетия задержали появление книг одного из самых экстравагантных писателей сегодняшней Японии на русском языке.