Волшебные стихи

Вячеслав Киктенко

Волшебные стихи

Краткое предварение к "Волшебным стихам"

Есть Волшебные сказки. Есть детские игры с их волшебными заклинаниями,

считалками. Самое удивительное то, что отойдя во владения детства из области

вполне "взрослой" - ритуальной, эти считалки, приговорочки, заклинания (

"Вышел месяц из тумана...", "На золотом крыльце сидели..." и многие, многие

другие) проходят с нами через всю жизнь. А модель детских игр - прятки,

Другие книги автора Вячеслав Киктенко

Вячеслав Киктенко

Берега

"Из дурака и плач смехом прет"

"Дураку счастье, умному Бог даст"

"Тихая вода берега подмывает"

Полистать бы, как в сказке, ту книгу чудес,

Где слова скачут с пиками наперевес

На врагов человеческой совести,

Чтобы память, как встарь, напрягла тетиву,

Сквозняками веков шевельнуло главу

Про легенду о доблестном воинстве.

Там за каждой звездой зоркий ангел сидит,

Вячеслав Киктенко

Предместье

"Только все неотступнее снится

Жизнь другая - моя не моя..."

Александр Блок. "Соловьиный сад".

...а что и вспомнишь - по весне,

Среди беседки, при луне,

Еще совсем нестарый

Стою себе с гитарой.

Не отворяет двор окон.

Зарос плющем ее балкон.

И слушает меня алкаш,

Один в ночи... и тот не наш.

Он будет, гад, благодарить.

Потом попросит закурить.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Брайд и Бойн — реки Ирландии

«Подле шкафа, в передней, Паук

Себе мудрые сети устроил;

И живет он один, не сам друг;

Он как скряга себя успокоил…»

Виктор Федорович Хородчинский (1913–1937) — племянник Ю. Мартова (Ю.О.Цедербаума) — лидера меньшевиков.

Впервые арестован в 1929 году, приговорен к 5 годам Соловков, но, приняв во внимание возраст подсудимого (ему не было еще шестнадцати), срок сократили до трех. Однако в 1932 году его вновь ссылают на Соловки, снова на 5 лет.

К концу срока переведен в Челябинский политизолятор.

5 октября 1937 года расстрелян.

Сергей Маковский (1877–1962) — русский поэт Серебряного века и «первой волны» эмиграции, художественный критик и организатор художественных выставок, издатель. Автор девяти поэтических книг, восемь из которых вышли в эмиграции. О последнем прижизненном сборнике «Еще страница» Ю. Иваск писал, что стихи в нем «сродни поэзии позднего Тютчева… Маковский трезвенно-мудро и с великой благодарностью принимает жизнь». Издатель модернистского «Аполлона», Маковский в своих собственных стихах тяготел к традиционным образцам. Формальный эксперимент «серебряного века» мало повлиял на поэзию Маковского. В известном смысле его сближает с акмеистами стремление к ясности. Однако в своей поэзии Маковский ближе к Тютчеву, чем к своим современникам.

Данное издание — четвертый сборник поэта «Год в усадьбе» (Париж, 1948)

Оцифровщик Андрей Никитин-Перенский. Библиотека «Вторая литература».

Любить Родину, быть патриотом возможно, осознавая духовность русского народа, уходящую своими корнями в славное историческое прошлое Руси. Стремясь воспитать патриотов среди юношества, мы обращаемся к духовным качествам первых русских святых. Великий киевский князь Владимир Святославич, Креститель Руси сумел воспитать в своих сыновьях от одной матери Борисе и Глебе лучшие мужские качества. Древний агиограф утверждает: «Борис был крепок телом, всячески украшен – точно цветок цвел в юности своей; в ратях был храбр, в советах мудр и разумен во всем. Благодать Божия процветала в нем».

Ориентиром в воспитании современных патриотов служит главное качество Бориса и Глеба как христиан – следование совести во имя братской любви в противовес жёсткой языческой борьбе за власть и материальные богатства, породившее их нравственную победу. Вся земля признает их святыми. Это был переворот от языческого сознания, от властолюбия и наживы, к христианству, достижению духовного и нравственного идеала.

Данный сборник стихов – седьмой в творческой биографии Сергея Демиденко – дипломанта XV Всероссийского (Челябинск, июль 2016 г.), конкурса «Патриот России» на лучшее освещение в электронных и печатных средствах массовой информации темы патриотического воспитания. Автор – член Общества Данте Алигьери, участник Первых Ахматовских чтений (г. Катания, Сицилия, 2014 г.).

Сборник состоит из пяти частей, обозначающих ориентиры для нравственных побед в современном обществе, с которыми (А.С. Пушкин) «… сердце бьётся в упоении, и для него воскресли вновь и божество, и вдохновенье, и жизнь, и слёзы, и любовь».

Для ценителей поэзии.

Вы держите в руках книгу, каждое стихотворение которой пропитано воспоминаниями. Дух родины, дух России – в этих стихах. В строки вложено все, что не чуждо человеку – и печаль, и радость, и тоска, и, конечно же, любовь, маяк, ведущий нас по этой жизни.

В сборник «Ладони ветра» известной поэтессы Н. Колесниковой вошли стихотворения, написанные в разные годы. Вся глубина и сила лирики автора раскрывается в поэтических произведениях о любви к родному краю, в теплых воспоминаниях о детстве и отчем доме, в восхищении природой с ее меняющейся в каждом времени года красотой, в гордости за историческое прошлое страны и тревоге за судьбы людей в настоящее время.

Особой нежностью, искренностью, глубоким лиризмом отличаются стихотворения о любви, проникнутые желанием чувства страстного, чистого, разделенного или даже безответного, но тем не менее прекрасного.

Сборник рассчитан на широкий круг читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Киль Джон А.

НЛО: Операция "Троянский конь"

Американский уфолог в захватывающей форме излагает собственную версию природы НЛО (неопознанные летающие объекты) в противовес "инопланетной" гипотезе. Автор убедительно показывает связь феномена НЛО с загадочными и мистическими явлениями, сопровождающими человечество на протяжении всей истории.

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ

Веками человечество с тревогой и надеждой смотрело в Небо, стараясь в его безмерной глубине увидеть знаки и знамения, определяющие судьбу человека и высший смысл его земного существования. В незапамятные времена человек научился читать язык звезд и небесных светил, но и по сей день не научился познавать и определять многие таинственные явления, происходящие в шестом океане нашей маленькой планеты - в ее благословенных Небесах. С Неба сходили Боги Древней Эллады и Рима, таинственные божества Востока и Южной Америки. С Неба был вручен Моисею чудесный в своей таинственности Ковчег Завета прибор для связи с Господом, утерянный израильтянами в бесконечных войнах с соседями. С Неба приходили к Еноху и Иезекиилю таинственные пришельцы, увлекая оробевших пророков в долгие путешествия по Вселенной. По Небу проносились пылающие кресты, сверкающие нимбы, огненные колеса, предупреждая человечество о войнах, эпидемиях и стихийных бедствиях.

Michael Killer

Майор у дачи

-Мама, я сегодня не поеду с тобой на дачу, - заявила мне утром старшая дочь Юлия, - Мне надо писать реферат.

Вот те на. - Попроси папу, он найдет тебе в Интернете, - машинально предложила я.

-Мама! Хватит фантазировать! Ты прекрасно знаешь! Я пойду в Пушкинскую.

Да, я прекрасно знала, что папа не разрешает приближаться к своему детищу ближе, чем на метр, а уж о бесполезной трате времени и денег на какой-то школьный реферат и речи не могло быть. Вздыхая, я подхватила сумку и младшую дочь Валерию и отправилась штурмовать 108-ой автобус, каждый week-end доставляющий нас в то место, которое несколько лет назад было модно называть "фазендой", а моя Лера называла "избушкой". Ребенок, выросший в городе, с радостью разделял со мной нелегкое для маленькой девочки путешествие в вонючем набитом автобусе, жару, дождь и холод, и со свойственной ей фантазией окрестил редкие посадки "лесом", огород "поляной", а дачный домик - "охотничьей избушкой".

Александр Ким

Храня в сердце любовь

Потеряв ту кого, любил, навсегда

Обрел ту, которую полюбил на всю жизнь

(Посвящается Кате и Яне)

Хмурое утро, вроде собирается дождь, но что-то не дает облакам выпустить все то, что оно собирало уже давно.

Люди идут. Разговоры, плачь и шорох шагов. Все слилось в один печальный и гнетущий голос, в котором слышится только смерть. Как знакомо Ему это. Как горько Ему опять прожить все это заново. Люди, люди, люди вокруг, как будто весь мир здесь, но Он одинок.

Анатолий Ким

Детские игры

1

Шторм в двенадцать баллов громоздит на море косматые белые горы, при виде которых дрогнет взрослый мужественный человек. Но мы, дети, выбегали толпами на гудящий под тяжкими ударами берег, навстречу грохоту и ветру, с обмирающим, взволнованным любопытством вглядывались в этот ад кромешный. В такой шторм вся прибрежная полоса океана становилась вотчиной торжествующего духа зла, несущегося верхом на драконе, и земля со стоном прогибалась под ударами гребенчатого хвоста чудовища. Катера и баржи, не успевшие стать на причалы, надолго исчезали в пучине под толстым слоем пены, и лишь время спустя, в печальной тишине тризны, медлительные рабочие волны выбрасывали на берег какую-нибудь исковерканную баржу.