Волшебник

Роман Кутовой

Волшебник

Фантастическая юмореска

Я летел над маленькой речушкой на высоте в полметра. В последнее время я вообще предпочитаю передвигаться над речкой. Вопервых, здесь нет ветра, мешающего спокойному полету; от него хорошо защищают деревья на берегах. Во-вторых, я не люблю высоты, а над речкой можно не подниматься высоко и не бояться при этом, что налетишь на какой-нибудь куст. И в-третьих, сюда почти не ходят люди, и редко кто нарушает мое одиночество. Скорость моего полета примерно равнялась легкому бегу, и поэтому, повторяя крутой поворот реки, я не успел заметить лодку и больно ударился ногами о ее нос. В лодке сидели два мальчика лет по четырнадцати-пятнадцати. Тот, что работал веслами, был худ и высок, его огромная рыжая шевелюра наверняка с начала лета не видела расчески. Про себя я тут же назвал его Рыжиком. Второй - почти полная противоположность: меднокожий крепыш среднего роста. Одет он был в изрядно выгоревшую тельняшку, и я окрестил его Морячком. Морячок сидел на корме и правил рулем. Рыжик греб довольно энергично, и от этого удар получился весомый. - Смотреть надо! - закричал Рыжик Морячку - Сел за руль, так не зевай!.. - Он внезапно умолк, увидев, что Морячок, не обращая внимания на крики друга, удивленно и настороженно смотрит мимо него. Рыжик обернулся и тоже удивился. Еще бы: висит человек над водой и потирает ушибленные ноги. - Больно? - спросил Морячок. - Терпимо,- ответил я. - Да вы присаживайтесь,- предложил мне Рыжик. - Спасибо.- Я сел на скамейку, отодвинув в сторону различные принадлежности для рыбной ловли.- А вы зря сюда приплыли. Рыбки-то здесь нету, не ловится. - Одна уже поймалась,- ехидно сказал Морячок, оценивающе глядя на меня.Ладно, давайте знакомиться. Я - Женя. Его Славой зовут. А вас как? - Волшебник,- представился я и как можно степеннее огладил руками свой черный халат с большими белыми звездами. Мальчики заулыбались. - Вы нас за маленьких-то не считайте,- сказал Слава-Рыжик. - Как будто мы ничего не читали,- добавил Женя-Морячок. - Откройтесь,- предложил Слава.- Только нам. Честно, мы никому не расскажем. - В чем? - улыбнулся я.- В чем мне открыться? - Ну-у...- обиделся Женя.- Встречаем тут брата, значит, по... - Позвольте,- прервал я его,- какого это, интересно, брата? Мы вроде не родственники. - По разуму, конечно! - громко закончил Слава.- Давно на Земле? Откуда прибыли? - На Земле я вот уже несколько тысяч лет живу,- ответил я.- Коренной житель. Сказки-то вы читаете? - Не-а,- мотнул головой Слава. - Мы больше фантастику,- сказал Женя.- Мы понимаем...- Он глубоко вздохнул.- Земляне не созрели для контакта. - Ребята! - возмутился я, поняв, что мне не верят.- Волшебник я! Земной! - Да-да-да,- протянул Женя. - Ясно-ясно,- добавил Слава.- У вас хорошая конспирация. - Я сейчас докажу вам,- твердо сказал я. Я превратился в большого черного кота и для верности пару раз истошно мяукнул. - Ну как, впечатляет? - спросил я, когда снова принял свой облик. - Перевоплощение,- уныло сказал Женя. - В фантастике давно встречается,- подтвердил Слава. - Хорошо. Смотрите! Я встал и поднялся в воздух метров на тридцать. Сделав над речкой круг, я вернулся на скамейку: - Вот. Волшебная сила. - Антигравитация,- медленно произнес Женя. - Мы про это уже читали,- сказал Слава. Я на мгновение задумался: чем удивить ребят? - Вон дерево сухое,- показал я на берег,- видите? Я мысленно приказал дереву загореться. Огонь быстро охватил ветви, а я успел заметить, что мальчики чуть-чуть-заинтересовались. Приказав огню погаснуть, я ждал оценки. - Пирокинез,- сказал Женя.- Так из какой вы системы? - Сириус? Альфа Центавра? Альдебаран? - подхватил Слава. Я исчез и тут же появился на другом повороте речки. Потом снова исчез и возник на привычной уже скамейке. - Телепортация,- объяснил Женя. - Мгновенное перемещение,- перевел Слава.- Старо и знакомо. - Погоду только не трогайте,- предупредил меня Женя.- А то напустите дождя, сохни потом часа три. Я лихорадочно соображал, как же убедить ребят. Уйти просто так мне не давала честь: волшебник я или нет?! Оставался последний шанс. - Хоп!..- И я протянул мальчишкам дюжину книжек из серии "Библиотека советской фантастики".- Дарю! Я увидел, как загорелись радостью их глаза. - Да, на это способен только волшебник,- сказал Слава. - И только настоящий,- добавил Женя. Но я еще не разучился читать мысли. Из благодарности за книжки они сделали вид, что поверили мне. Ну а я в ответ сделал вид, что поверил им. Что ж, и это не худший вариант для прощания. Я встал, помахал им рукой и полетел дальше.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Настроение — тончайшая материя с неограниченно развитым свойством исчезать, исчезать в подходящий и неподходящий момент, всегда и всюду, по случаю и просто так. Оно зыбко, ненадежно и слоисто, как облачное покрывало над этой осенью, посреди коей я безуспешно пытаюсь втиснуться в истекающие сроки.

Истекающие сроки — очаровательный канцеляризм с ностальгическим привкусом неких истекающих соком, но все еще несвоевременных истин, и кроме того — осипший голос Сергея Степановича в трубке:…ежели готово, чего тянуть?.. сдвинем на год, как пить дать, сдвинем…

Никогда не чувствовали они себя так странно-неуютно, как на этой планете, пробуждавшей в пришельцах неясное беспокойство.

— Надо уходить, — сказал инженер.

— Нам лучше уйти, — повторил он.

Командор поднял руку.

— Подожди…

Он отер испарину со лба, настороженно слушал тишину. Из темной безоблачной выси с легким звоном опускались на землю незнакомые листья.

— Должно быть, ошибка, — сказал командор. — Подожди…

— О чем ты говоришь?! — насмешливо воскликнул инженер. — Какая там еще ошибка…

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Поселок медленно отдыхал от дневной жары. Палящий лик солнца приобрел, наконец, мягкий медовый оттенок и теперь как бы нехотя погружался в сине-зеленую постель леса. В палисадниках, на верандах и даже на всех трех нешироких улочках поселка вновь стало оживленно, шумно и весело. Люди, вынужденные прятаться за стенами и под навесами домиков от обжигающих объятий июльского светила, теперь торопились наверстать упущенное за оставшийся час-полтора до наступления ночи. Ведь сюда приехали отдыхать. Одни — от трудов праведных, другие — от городской тоскливой суеты, а кто-то — просто вдохнуть чистого воздуха, напоенного ароматами разнотравья и разогретой хвои. Кое-где во дворах уже закурились мангалы и жаровни, зажужжали насосы, наполняя подсохшие за день открытые бассейны искрящейся прохладой, раздались первые переливы гитар — самого модного инструмента, почти полностью вытеснившего в последние годы из домашнего быта магнитофоны, плееры и прочую аудиотехнику. Чей-то слегка надтреснутый голос запел популярный романс «Не уходи…», а со стороны города, будто стремясь догнать уходящее солнце, показались иссиня-серые клубящиеся языки предгрозового облачного фронта.

10 ноября 2039 года...

Отчет Верховному командованию Земли № 18-673 за 24 часа на 09.00 понедельника по столичному времени:

«...вследствие чего Пятый Спутник осуществил стратегическое перемещение всех перехватчиков. Операция была проведена с минимальными потерями.

Единственный представляющий интерес инцидент за отчетный период — капитуляция одного солдата противника, который является первым юпитерианцем, захваченным нашими силами живым. Его взяли в плен при защите от вражеского налета Кочабамбы, Боливия. Во время предпринятой врагом безуспешной попытки овладеть жизненно важной металлургической областью четверо юпитерианцев было убито, после чего пятый сложил оружие и взмолился о пощаде. Захваченный нашими силами юпитерианец заявил, что является дезертиром, и попросил препроводить его...»

В один прекрасный день оказалось, что Земля окружена космическими кораблями.

Они были огромными, совершенно немыслимых по земному разумению форм; в основе их перемещения в пространстве лежали такие могучие силы, что ни один астроном даже не заподозрил их приближения. Корабли просто материализовались вокруг планеты в каком-то сверхъестественном множестве; и так и оставались висеть на орбите на протяжении примерно двух десятков часов, никак не проявляя себя.

Голос был низкий, задыхающийся, испуганный. Охрипший, настойчивый, он перекрывал рев толпы, шум дорожного движения и проникал в просторный офис на третьем этаже посольства, требуя немедленного внимания.

Его превосходительство посол из 2219 года — единственный, кто находился в офисе, — вид имел совершенно невозмутимый. Его взгляд выражал твердое убеждение в том, что на свете не существует сложностей и любая проблема, какой бы сложной она ни казалась, решается элементарно просто. Но доносившийся снизу крик, похоже, выбил из колеи и его.

Восемнадцать лет – превосходный возраст для саморазвития. При грамотном подходе можно добиться много, главное отыскать правильную мотивацию, а отыскав – не дать ей себя прикончить. Пусть ты уже худо-бедно оперируешь сверхэнергией, постигаешь основы права и криминалистики, неплохо дерёшься и уверено обращаешься с табельным оружием, но всё же пока бесконечно далёк и от истинного могущества, и от настоящего профессионализма. И если в институте можно уповать на пересдачу, то на тёмных ночных улочках первый провал станет и последним.

То, что не убивает оператора сразу, не убивает его вовсе? Ну да, ну да…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кэролин И. Кутрона

Одиночество иногороднего студента

(ПОСТУПЛЕНИЕ В КОЛЛЕДЖ: ОДИНОЧЕСТВО И ПРОЦЕСС СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ)

Перевод Елены Егоровой

"Оказаться в таком крупном университете было для меня большой переменой в жизни. Раньше, в школе, меня признавали "самой популярной" и "наиболее яркой личностью", а теперь пришлось начинать все заново. Поначалу довольно тяжело, попав в новую обстановку, видеть вокруг себя лишь чужие лица, но, похоже, я начинаю привыкать".

Джозеф Кутзее

Он и его слуга

Перевод: Нина Жутовская

Но возвращаюсь к моему новому товарищу. Он мне очень нравился, и я вменил себе в обязанность научить его всему необходимому, что сделало бы его полезным и умелым помощником, а главное - говорить и понимать меня, когда я говорил. Он оказался способнейшим учеником.

Даниель Дефо. "Робинзон Крузо"

Бостон на побережье Линкольншира - красивый город, пишет его слуга. Здесь самый высокий церковный шпиль во всей Англии, и лоцманы пользуются им для навигации. Окрестности города болотисты. В изобилии водится выпь, зловещая птица, кричащая низким, рокочущим голосом, столь громким, что его слышно за две мили, словно эхо ружейного выстрела.

Пауль Аугустович Куусберг

Капли дождя

Перевод Арнольда Тамма

Русский читатель хорошо знает творчество одного из ведущих эстонских прозаиков Пауля Куусберга. В издательстве "Советский писатель" выходили его романы "Два "я" Энна Кальма" и "Случай с Андресом Лапетеусом".

Романы "В разгаре лета", "Одна ночь" и "Капли дождя" составляют своеобразную трилогию о Великой Отечественной войне. В книге "В разгаре лета" повествуется о первых днях и месяцах войны. В романе "Одна ночь" писатель продолжает разрабатывать тему войны, тему мужества и героизма советских людей.

О. Куваев

Берег принцессы Люськи

Утром я просыпаюсь от Лехиных чертыха.ний. В палатке темно, и я могу разглядеть только белый глазок лампочки на рации и скрюченную фигуру возле нее. Рация у нас старенькая, еще военных лет. Я знаю, что надо лежать тихо-тихо, иначе Леха будет здорово злиться.

Дробь ключа кончилась, белый глазок потух. Можно закурить. Сейчас Леха передаст мне директивы начальства и всякие экспедиционные сплетни и новости. - Ну как?