Волшебник

Павел Асс

Волшебник

Расскажу сказку.

Жил-был в некотором зарубежном государстве царь. Впрочем, пошли вы все, сами знаете куда, со своими царствами и государствами, о царях я рассказывать не буду - это пережиток феодального прошлого - поэтому начнем, пожалуй, так: не в некотором государстве, а в родном Советском Союзе жил простой советский гражданин - Иван... Или лучше Николай... В общем, Василий Иванович Николаев. Фамилия тут особой роли не играет, с таким же успехом он мог быть и Иваном Васильевичем Николаевым, или Николаем Ивановичем Васильевым. Работал он на родном заводе за родным станком, выполнял родной план, после работы выпивал пива у родного ларька возле проходной и по-своему был доволен жизнью и счастлив. Был он мужик холостой и добрый, любил животных, ходил в кино, ездил иногда на рыбалку. Все было бы нормально, если бы не... Но об этом дальше.

Другие книги автора Нестор Онуфриевич Бегемотов

Сенсационный роман всех времён и народов, состоящий из девяти книг («Как размножаются ёжики», «Операция «Шнапс», «Конец императора кукурузы», «Корейский вопрос», «Шпион, который любил тушёнку», «Вторая молодость», «Штурм Татуина», «Губернатор пятьдесят первого штата», «Вперед в будущее») повествует об удивительных похождениях штандартенфюрера СС фон Штирлица во время и после войны, далеко не похожих на приключения его в фильме «Семнадцать мгновений весны», и иных произведениях старого, доброго времени…

Павел Асс

Гопники

Из серии "Жадность"

- Эй, козел, дай закурить! - послышалось сзади, и Витя оглянулся. Его догоняли четверо здоровенных парней.

"Гопники," - подумал Витя и, ответив:

- Не курю, - прибавил шаг.

- Тогда дай рубль до понедельника! - не отставали гопники.

- Нету денег! - соврал Витя и побежал.

- Стой! Куда! - припустили за ним гопники.

Витя на бегу вытащил из кармана лимонку и, не оглядываясь, бросил назад, и тут же нырнул в кювет, прижавшись к сырой, пахнущей осенью земле.

Владимир Ильич уже целый час не отходил от окна, сквозь которое смутно проступали сумерки 24 октября 1917 года. Ленин думал о любви, которая никак ему не давалась, несмотря на неоднократные попытки трахнуть Надежду Константиновну, Вчерашняя ночь, проведённая с ней томила Вовку Ульянова и подмывала сделать что-нибудь этакое. Вовка уныло смотрел сквозь грязное окно и никак не мог понять своё импотентское состояние. Однако революция, ради которой он был -замучен в тяжёлой неволе была предрешена, и Ленин повернувшись к Свердлову, спросил:

Павел Асс

С А Д Ю Ш К И

Детские садистские стишки (Детям до 16 лет читать не рекомендуется!)

* * *

Дедушка раньше буденовцем был,

Дедушка юность свою не забыл,

Внука учил он, как шашкой рубать

Больше не будет внучек приставать!

* * *

Мальчик с друзьями на стройке играл,

С крыши по ним кирпичами кидал.

* * *

Бабушка Библию внуку читала,

Гвоздики в детские ручки вбивала.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Роман Шумов

ИКРА АТАКУЕТ

Черная "Волга" с визгом остановилась возле Дворца Съездов. Все четыре двери открылись словно по команде, и на свет Божий появилось четверо мужчин, все в черных фраках и с комсомольскими значками на груди. Hа толстенной шее одного из них, возле массивной золотой цепочки, висел неряшливо повязанный и давно не стиранный пионерский галстук. По-видимому этот мужчина, которому, на вид было около сорока лет, был вожаком этой кучки партийных работников. Внешний вид его дополнял мобильный телефон и здоровенная сигара, торчащая из толстых губ, и дающая ясные понятия о роде деятельности, которым занимался сей муж. Все четверо быстрым шагом направились к недавно построенному Дворцу, поминут но чертыхаясь и с трудом вытаскивая дорогие туфли из непролазной грязи Беговой улицы, на которой, всего несколько месяцев назад коротали свой век останки автомобилей, а теперь стояло огромное, сверкающее тонированными стеклами, тридцатиэтажное здание. Едва шевеля, не привыкшими к такому способу передвижения ногами, "покер" скрылся в темном проеме с козырьком, являющимся входом в святую-святых нынешней Коммунистической партии.

Роман Шумов

ЯЛТА 85

"Говорят, сны - это старая память, а потом нам

говорят, что мы должны спать спокойно"

В. Цой.

Говорят, ада на земле быть не может. Говорят, ад - это сам человек. Я уже не верю словам. Я видел ад. Возможно, он мне просто приснился. Ведь так не бывает. Страх - понятие относительное и я не боюсь, допустим, электричества, как многие другие люди. Многие вообще ничего не боятся. Или говорят, что не боятся. Впрочем, им неизвестно, что страх никогда не приходит один. Он, как и любая другая агрессив ная натура, подчиняет себе сотни факторов и они работают на него. Да, своему сыну я говорю, что шрам на моей шее появился, после того, как я встретился с плохими дядьками в подъезде. Мой сын не должен знать, что такое страх.....

Шумов Роман (RUSН)

ПИСЬМО ОТ ИВАHОВСКИХ КУРОЧЕК АЛЕКСЕЮ ЭКСЛЕРУ.

Многоуважаемый Алексей Экслер. Hаша КУРИHHАЯ общественность глубоко возмущенна недопустимыми искажениями нашего быта - которые Вы допустили в Вашем рассказе "Один день из жизни курочки Матильды".Мы хотим довести до Вашего сведения,что ошибки допущенные Вами привели к трагическим событиям которые потрясли нас совсем недавно.Итак...

Глава первая.

Ученый боров

Тэффи

Федор Сологуб

Знакомство мое с Сологубом началось довольно занятно и дружбы не предвещало. Но впоследствии мы подружились.

Как-то давно, еще в самом начале моей литературной жизни, сочинила я, покорная духу времени, революционное стихотворение "Пчелки". Там было все, что полагалось для свержения царизма: и "красное знамя свободы", и "Мы ждем, не пробьет ли тревога, не стукнет ли жданный сигнал у порога...", и прочие молнии революционной грозы.

Павел ВОРОНЦОВ

АВАНГАРДИЗЬМУ, ЗНАЧИТ, ХОЧЕШШШШШШШШШШЬ.

ДА ПОЖЖЖЖЖЖЖАЛУЙСССССССТА!!!!!!!!!!!!!!

Есть время раздавать бубль-гум, есть время жевать его в спину. Когда я смотрю на тонкий бич Луны, протекающий на фоне козла, я вижу часы которые ищут друзей, а в окне роятся пеликаны, ровно над тем самым причалом, где дочка портового генерала отдалась не за фунт цветов. Я ищу основу и чувствую снег. Символ креста - рог а речь выползает из под пера змеей. Ливень плачет сосудом - так умирают дроббиты. Жизнь. Открытые ставни.

Павел ВОРОНЦОВ

ГВОЗДЬ МАСТЕРА ЛИ

У светлого мастера Ли есть дома стена, в которую вбит гвоздь, на котором держится мир, а еще, однажды, я рассказал ему про броуновское движение молекул и самозакипающий чайник, о чем теперь очень жалею.

Мастер Ли уверяет, что его гвоздь не успел забить до конца Бог, когда мастерил наш мир. То-ли у него молоток сломался, то-ли возникли какие-то свои неотложные божьи дела, а может и то и другое, факт тот, что гвоздь торчит из стены на добрых семь сантиметров и еле-еле держится.

Павел ВОРОНЦОВ

ЯВЬ

Ключ долго не хотел входить в замочную скважину, а когда вошел, то повернулся с натугой, словно был хорошо осведомлен о всех неприятностях обратной стороны двери. Но открывавший дверь только-только выбрался из-под темного осеннего дождя, а по ту сторону хлипкой конструкции из ДСП и фанеры должна была найтись как минимум одна чашка кофе, сосиски в холодильнике и, если это не поможет, горячий душ. Он не внял предупредительному ключу. Зря, вещи зачастую оказываются прозорливее нас.

Павел ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО МОДЕМА С СОПРОВОЖДЕНИЕМ

(пьеса в двух актах)

Наглючено из-за полной невозможности

дозвониться до Шедоу Глюка.

АКТ ПЕРВЫЙ

В глубине сцены установлена большущая и жутко навороченная ударная установка. а ее фоне стоит некто лысый в лыжных очках и расстегнутом плаще сквозь который проглядывают семейные трусы. На шее у него висит пионерский барабан и время от времени лысый принимается одной рукой стучать в него нечто неоформленное, явную отсебятину.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Асс

Все началось

Все началось с того, что Семен Иванович решил сходить на рыбалку. "Наловлю рыбки, ушицы сварю," - думал он, копая червей.

Семен Иванович выбрал место на высоком бережку, возле леса, сел, плюнул на червяка, нацепленного на крючок, и закинул его в воду. Червяк нехотя опустился на дно и притворился мертвым. Мимо проплывал карп. "Склюет," - подумал червяк. "Склюю," - подумал карп. И склевал. Семен Иванович ловко подсек и вытащил рыбу на берег. "Попался," - затосковал карп. "Попался!" - порадовался Семен Иванович и кинул карпа в котел с водой. Уха закипела. Запах был такой, что слюни текли даже у комаров. На запах из леса вышел медведь. Семен Иванович выронил миску с ухой и подумал: "Сожрет!". "Сожру," - согласился медведь. Съев незадачливого рыболова, медведь выплюнул три медных пуговицы и побрел в лес. В лесу его поджидал охотник. "Убьет," - понял медведь. "Убью!" - потер руки охотник, поднял ружье и выстрелил. В медведя он не попал. Ломая кусты, зверь бросился в чащу и там умер от страха. Пуля, пролетев мимо медведя, пригвоздила к дереву ни в чем не повинную муху. Промазавший охотник прилег под кустом и умер с горя.

Павел Асс

Засада

Сидоров вошел в подъезд и, надев на правую руку перчатку, ловко вывинтил лампочку. Злорадно ухмыльнувшись наступившей темноте, он затаился возле входной двери.

Петров возвращался с работы домой. Весело насвистывая, он отворил дверь в подъезд и не успел сделать и пары шагов, как раздался негромкий, но неожиданный взрыв. Это Сидоров, сидящий в засаде, грохнул о стенку лампочкой.

Не ограничившись взрывом, Сидоров выскочил навстречу Петрову и радостно заорал:

Павел Асс

Жадность

Из серии "Жадность"

На площади Цезаря Куникова стоял сияющий, как египетский апельсин литератор Дамкин с мешком арахиса. Весьма довольный собой, литератор тщательно очищал орешки от шелухи и кормил ими голубей.

- Глупая птица голубь, - приговаривал он. - Жадная!

Жадные голуби клевали неожиданные подарки судьбы и от жадности лопались, словно огромные мыльные пузыри. Радостно вскрикивая при каждом лопнувшем пузыре, Дамкин хлопал себя по коленкам и оглушительно ржал.

Павел Асс

Жан-Поль Бельмондо

Из серии "Жизнь современных героев"

Сидит как-то Жан-Поль Бельмондо на берегу моря и рыбку ловит. Солнышко греет, море спокойное, на горизонте - парус. Вдруг поплавок дернулся и резко ушел под воду. Опытной рукой заядлого рыболова-спортсмена Бельмонда подсек и вытащил из глубины Золотую Рыбку. А та ему и говорит человеческим голосом:

- Отпусти меня, Жан-Поль, я тебе пригожусь!

- Говорящая! - удивился Бельмондо, с любопытством разглядывая блестящую добычу.