Волшебник

Александр Бачило

Волшебник

Витя Свешников принадлежал к той категории людей, которые с детства слывут рохлями и чей богатый внутренний мир долго остается никем не оцененным и никому не нужным. Любимое развлечение этих достойных последователей знаменитого Иа-Иа - бесцельно бродить по улицам, горько усмехаясь своим мыслям и бросая по сторонам тоскливые взгляды. Именно этим и занимался Свешников в тот новогодний вечер, прогуливаясь вдоль шеренги общежитий университета, охваченных веселой праздничной лихорадкой. Мимо него сновали тяжело нагруженные снедью молодые люди и улыбающиеся девушки, из-под шубок которых выглядывали воланы карнавальных нарядов. Снег торжественно поскрипывал под их каблучками. Молодой, покрытый изморозью месяц с интересом глядел на росшую у дороги стройную елочку, которую кто-то украсил игрушками и серебряным дождем. Все веселились, все нескончаемым потоком шли друг к другу в гости, и только Свешников не был никуда приглашен. Его внимание привлек стеклянный зал на первом этаже одного из общежитий, где заканчивались последние приготовления к балу. Вспыхивали и гасли разноцветные прожектора, веселые огоньки гонялись друг за другом по ветвям елки. Сцена была заполнена инструментами и микрофонами, в глубине ее поблескивала ударная установка, напоминающая никелированный кофейный сервиз на двенадцать персон. Лохматый барабанщик задумчиво выстукивал какой-то сложный ритм, других музыкантов еще не было. "Конечно, - подумал Витя, - сейчас они замечательно повеселятся. Своей компанией. А такие, как я, им не нужны. Таких, как я, ведено не пускать". И он с тоской посмотрел на гранитные фигуры оперотрядовцев за стеклянными дверями общежития. Зал между тем постепенно наполнялся народом. Витя обратил внимание на красивую девушку, появившуюся из-за кулис. Она спросила что-то у лохматого ударника. Тот, не переставая постукивать, отрицательно тряхнул кудрями. Тогда девушка спустилась со сцены и направилась к выходу из зала, Свешников проводил ее печальным взглядом. "Вот ведь что делается!" - вскричал он мысленно и, засунув руки в карманы, принялся расхаживать туда-сюда вдоль стены общежития. Он теперь упивался страданием, размышляя о том, что эта прекрасная девушка, мелькнувшая "средь шумного бала" никогда не узнает о его, Свешникова, бренном существовании. Полный сарказма монолог, произносимый Витей в свой адрес, был неожиданно прерван: дверь, ведущая в холл общежития, открылась, и на крыльцо вышла та самая девушка, которая так поразила его воображение. Придерживая накинутую на плечи шубку, она озабоченно озиралась по сторонам, как будто ждала с нетерпением чьего-то прихода. Впоследствии Свешников никак не мог объяснить себе, что толкнуло его в тот момент к крыльцу. Он никогда не решился бы на такое, находясь в здравом уме и твердой памяти, но факт остается фактом - Витя подошел к девушке и сказал: - Вы, наверное, меня ждете? Тогда только ужас положения дошел до него, и чудом поборов в себе непреодолимое желание убежать. Витя со страхом ждал реакции девушки на эту избитую, пошлую, просто-таки неприличную фразу. Но она не обиделась и даже не удивилась. - А-а, вот и вы! - сказала она Свешникову. - Идемте скорее! Не успев еще толком осознать, что его с кем-то явно перепутали, Витя оказался в холле. Гранитные оперотрядовцы почтительно поздоровались с ним. В этот момент из зала появился бородатый субъект во фраке: - Марина, ну что, приехал? - закричал он, Девушка с улыбкой указала на Свешникова. - Ага, замечательно! - воскликнул бородатый, подлетая к Вите и тряся его руку. - Семен, если не ошибаюсь? А я - Леня. У нас все готово, твои вещи привезли еще утром, они в комнате у Турбннера, Марина покажет. Мы выделили тебе восемь женщин, хватит? Свешников сдержанно кивнул. - Не волнуйся, - продолжал Леня, - все будет в лучшем виде, свечи, звезды... Тумана не надо? - Нет, - ответил Витя. Тумана и так было достаточно, и он очень хотел бы хоть немного прояснить положение. - Тогда я запускаю представление, а ты иди переодевайся. Марина, проводи товарища и пулей назад!. В коридоре третьего этажа Свешникова ожидал новый сюрприз: он увидел группу девушек в восточных нарядах, созданных в основном из газовых тканей при похвальной экономии материала. Девушки плавно двигались в танце, держа в руках незажженные свечи. - Здравствуйте, - сказал Витя и осторожно пересчитал танцовщиц. Их было восемь. - Здравствуйте, маэстро! - ответили ему. Марина открыла дверь одной из комнат. - Вот здесь весь реквизит, - сказала она, - переодевайтесь, готовьте аппаратуру, перед вашим выходом мы пришлем людей. Витя вошел в комнату, и дверь за ним закрылась. В коридоре послышался тихий голос: "И-и раз, два. три, четыре, повернулись..." Девушки продолжали репетировать. Свешников огляделся. Это была обычная комната общежития, с тремя кроватями, с плакатами на стенах и учебниками на полках. Посреди комнаты стоял черный шкаф, или, вернее, сундук, поставленный на бок. Он был оклеен большими серебряными звездами. Рядом на стуле лежали такой же расцветки плащ и роскошная чалма, украшенная жемчугом и крупными, правда, сильно исцарапанными, бриллиантами. Все это окончательно прояснило ситуацию. Тот Семен, за которого выдавал себя Свешников, был, без сомнения, самодеятельным фокусником-иллюзионистом. Надо бежать, другого выхода нет, решил Витя. Он думал теперь только о том, как без шума выпутаться из этой истории. Для его бедной событиями жизни сегодняшнее приключение и так было слишком головокружительным. Но как бежать, когда за дверью его поджидают восемь девушек, весьма заинтересованных личностью "маэстро"? Можно, конечно, выйти в коридор, пробормотать что-нибудь вроде: "Вот что я еще забыл сказать!" - и с озабоченным видом направиться в сторону лестничной площадки. Да, но как объяснить то, что он, проторчав десять минут в комнате, так и не успел снять пальто? Это может вызвать подозрения. Кошмар! Взгляд Вити упал на расшитый звездами плащ. Хм! Это, пожалуй, идея... Взяв плащ, он подошел к зеркалу и набросил черную со звездами ткань поверх пальто. Прекрасно! Совершенно ничего не заметно! Витя засунул шапку за пазуху и вдруг увидел лежащую на кровати бархатную полумаску. Ага, это тоже кстати. Если меня еще не успели как следует рассмотреть, не стоит предоставлять им такой возможности... Пожалуй, и чалму стоит напялить для полноты картины. Положу потом все это в коридоре на подоконнике - найдут. Надев маску, Свешников взял со стула чалму и осторожно водрузил ее на голову. Вдруг что-то кольнуло его в затылок. Витя испуганно замер, чувствуя, чак стремительная холодная волна пробежала по всему телу. Радужные пятна заметались по комнате, предметы покрылись сверкающей паутиной, раздались приглушенные звуки чьих-то далеких шагов, сотни голосов, смех и шепот. Свешников вдруг ясно услышал дыхание человека, спящего в соседней комнате у противоположной стены. Через секунду все это прошло, но осталось странное ощущение, будто тело переполнено неведомой энергией. Витя встряхнулся, и с кончиков пальцев посыпались ослепительные искры. Он испуганно взглянул на дверь, и она, с треском сорвавшись с петель, вылетела в коридор. В дверном проеме показались удивленные головы. - В чем дело, что случилось? - спрашивали они. - И-извините, - сказал Витя дрожащим голосом, - техническая неувязка. В комнату вошли трое ребят в униформе. - Мы, собственно, за тобой. Ты как, готов? - Да-да, конечно, - выдавил Витя. Он вышел в коридор и склонился над поверженной дверью. К его изумлению, она совершенно не пострадала, хотя должна была открываться вовнутрь. - Чисто сработано, - сказал за спиной один из униформистов. Навесив дверь, они подхватили оклеенный звездами ящик и отправились в зал. Спускаясь по лестнице, Свешников с тревогой прислушался к себе, чувствуя, что в любой момент может снова произойти нечто невероятное. Постепенно, однако, он успокаивался, привыкая к новым ощущениям и понимая, что обладает какой-то таинственной силой, пользоваться которой надо очень осторожно. Как бы доказывая себе это утверждение, он спокойно зажег взглядом перегоревшую лампочку на площадке второго этажа. Спустившись в холл, Витя проследовал вслед за ребятами, тащившими ящик, по длинному коридору и наконец оказался за кулисами. К ним подскочил бородатый Леня. - Задерживаетесь, мужики! Петряков уже заканчивает. Сейчас объявляем тебя... Со сцены доносились задумчивые саксофонные трели. Один из униформистов подошел к Лене и стал говорить ему что-то на ухо, оглядываясь время от времени на Свешникова. Сквозь саксофон пробивались обрывки фраз: - ...Шарахнуло... Напрочь... Хоть бы щепочка!.. Чисто сработано... Леня, удивляясь, кивал. - Ну, что ж ты хочешь... - отвечал он, - ...между прочим... лауреат областного... В зале загремели аплодисменты. Леня встрепенулся, замахал руками и зашипел: - Внимание! Приготовились! Свечи зажжены? Девочки, вперед! Факультетская рок-группа "Бигус", обеспечивающая музыкальное сопровождение номеров, заиграла "Хорошо жить на Востоке". - Пока идет танец со свечами, - шепнул Леня Свешникову, - выходи на середину сцены. Как дадим свет, начинай работать. Все, ни пуха!.. Если Витя и чувствовал какое-то волнение, то вовсе не из-за предстоящего выступления, больше всего ему хотелось сейчас проверить свои новые способности. Он задумчиво вышел из-за кулис и остановился в темной глубине сцены. Стройные фигуры девушек, освещенные огоньками свечей, плавно двигались в такт мелодии. Танец их был прекрасен, а вот музыка показалась Вите слабоватой. Не то чтобы "Бигус" не умел играть, нет, играли ребята весьма прилично, но чего-то в звуках, издаваемых группой, явно не хватало. Свешников пригляделся к одному из музыкантов, игравшему на небольшом электрооргане. Его лицо, освещенное слабенькой лампочкой, выражало недовольство. Витя вдруг поймал обрывки его мыслей: органист был недоволен своим инструментом, в голове его звучала совсем другая музыка, чистая и многокрасочная, хотя мелодия была та же. Так скрипач, вероятно, слышит скрипку Паганини даже тогда, когда ему приходится играть на какой-нибудь поточной модели, вышедшей из рук мастеров фанерного производства. "Ах, вот в чем дело!" - подумал Свешников, и в этот момент яркий сноп света ударил ему в глаза. - У нас в гостях, - раздался усиленный динамиками голос Лени, - лауреат областного конкурса иллюзионистов Симеон Кр-рохоборский! Зрители зааплодировали. "Ну, что ж, - подумал Витя, - попробуем". Он взмахнул руками, посылая в пространство облако золотистых искр, и взглянул на музыкантов "Бигуса". Поймавший его взгляд органист изменился в лице, осторожно прикоснулся к клавишам, и вдруг зазвучала прекрасная музыка, медленная мелодия поплыла в зал. Девушки, подчиняясь неведомой силе, снова закружились по сцене, но теперь это был не отрепетированный танец, а волшебный полет сказочных фей. Зрители затаили дыхание. Никто из них не шевельнулся даже тогда, когда все танцовщицы, приблизившись к краю сцены, вдруг прыгнули вперед. Музыка подхватила их легкие тела и понесла над головами зрителей. По залу пронесся восхищенный вздох. Волшебный танец продолжался в воздухе. Витя стоял на сцене и старался подхлестнуть свое воображение, пуская разноцветные молнии. Полы его плаща то и дело разлетались в стороны, и под ним был виден черный фрак. Заметив в глубине сцены ящик, Витя прикинул, как бы поэффектней его использовать, затем подошел к нему, откинул крышку и взмахнул плащом. Тотчас поднялся сильный ветер. Он промчался по сцене, проник в музыку и, взметнув ее плавный темп, вихрем закружился по залу. Из ящика посыпались цветы. Подхваченные ветром, они взлетали под потолок, а затем медленно опускались в руки зрителям. Их стали ловить, поднялась веселая кутерьма. Одна девушка, потянувшись за цветами, вдруг взлетела высоко в воздух. Тотчас все остальные зрители, покинув свои места, принялись кружиться под потолком. Получилось что-то вроде хоровода в невесомости. В это время в дальнем конце зала открылась дверь, и Свешников увидел Марину. Она вошла и сначала ахнула от удивления и восторга, а затем вдруг оттолкнулась от пола и полетела прямо к сцене. Витя, не дыша, следил за ее полетом. Марина приближалась, улыбаясь и глядя на него, как никогда не глядела ни одна девушка... Неожиданно в зале погас свет, сейчас же кто-то схватил Свешникова сзади за горло и сорвал с него волшебную чалму. Затем его грубо потащили за кулисы и дальше, в коридор. Здесь было светло, и Витя увидел статные фигуры и суровые лица оперотрядовцев. Тащивший его человек закричал противным высоким голоском: - Вот он, самозванец! Вот он, пьяный хулиган и ворюга! А Крохоборский это я! Он оттолкнул Витю и, вынув из кармана какое-то удостоверение, стал трясти им по очереди перед носом у каждого из оперотрядовцев. - Вот она, фотография-то! Вот оно, личико! А у этого? Он снова подскочил к Вите и сорвал с него маску, а потом и плащ. - Да вы поглядите! Он же в пальто под плащом! Намылился уже, бандит! - Так, - сказал старший оперотрядовец, строго глядя на Витю. - Кто такой? С какого факультета? - Да я совсем не отсюда, - промямлил Свешников, еще не успевший отдышаться, - я случайно... Мимо шел. - Врет, - выдохнул Крохоборский. - Одну минуту, - сказал верховный жрец порядка. - Что это там происходит? Из зала доносились отдельные крики "Браво!" и аплодисменты, большинство зрителей скандировало: "Кро-хо-бор-ский! Кро-хо-бор-ский!" - Идите, - сказал оперотрядовец Крохоборскому. - Вас зрители ждут. А с этим мы разберемся...

Рекомендуем почитать

Солдат странствующей армии Тайк Тхоорт, путешествуя по пустыне, попадает в город Паймак, где узнает, что его армии уже несколько столетий не существует, а сам он — диавард, и все проблемы и враги диавардов для него отныне не чужие.

В то же время в обыкновенном земном городке люди пытаются отоварить талоны в пустых магазинах, сдают анализы крови и… умирают от вновь появившейся болезни — Синдрома Внезапной Смерти.

Эти два мира тесно связаны, они могут помочь друг другу. Но как это сделать?

fantlab.ru © Lucy

Кандидат технических наук А.Н.Кабанчик сконструировал интеллектуальную установку «Галатея», которую выдвинули на соискание звания р а з у м н о й машины. Самому конструктору на заседании комитета присутствовать не удалось, а установку не признали разумной и отправили на доработку. Если бы расстроенный Кабанчик только знал истинную причину того, почему «Галатею» раскритиковали на заседании!..

Сотрудник одной из научных лабораторий Витя со странным упорством пытается предотвратить публикацию своей исследовательской работы. Не помогают никакие уговоры завлаба! И кто такие эти загадочные Брик и Снуми, обитающие в лаборатории?

Мне не раз приходилось переезжать в новую квартиру, и на этом поприще я приобрел немалый опыт. Что поделаешь, такое уж непоседливое время, родовые гнезда пошли по рукам, люди стремятся улучшить свои жилищно-бытовые условия, не жалея сил и самой жизни.

Разные забавные случаи происходят во время переездов: бывает, теряются ключи от новой квартиры, а то и трюмо роняют в пролет, но одна деталь всегда остается неизменной: если в вашем новом доме имеется лифт, можете быть уверены — в день переезда он работать не будет.

Земной мещанин оказался на планете Гермида. Высокоразумные местные жители стараются создать ему привычную земную обстановку: инсценируют очередь с руганью и т. п.

Александр Бачило

Простая тайна

Среди ночи под окном вдруг громко фыркнул невесть откуда взявшийся грузовик. Ровный гул мотора наполнил комнату, заставляя дребезжать посуду в шкафу. Хлопнула дверца кабины, и сейчас же кто-то забарабанил в дверь подвала. "Вот кретин", - подумал Игорь, вставая и нащупывая ногой тапочки. На балконе было довольно свежо. Ежась от ночного холодка, Игорь перегнулся через перила и громко сказал и темноту: - Эй, друг! Никто тебе не откроет - здесь подвал! Слышишь? Эта дверь давно заколочена, лет пятьдесят назад, наверное... Так что давай не топчи своим кабриолетом траву, а езжай домой и спать ложись! От двери отделилась размытая фигура и вышла на свет. Это был молодой парень в кепке и расстегнутой до пупа рубашке. Он с интересом разглядывал Игоря. - Заколочена, говоришь? Вот комики! Что же делать-то теперь? Выдергу бы, что ли... - Парень сдвинул кепку на нос и задумчиво почесал в затылке. Вдруг раздался, скрип, и на ступенях, ведущих к подвальной двери, заиграл тусклый, красноватый отсвет. - Что стоишь? - прохрипел кто-то шепотом. - Быстро разгружайся! Шофер кивнул и побежал к машине. Он забрался в кузов и стал скидывать на землю тяжелые ящики. На Игоря он не обращал больше ни малейшего вмиманик. Из подвала между тем выскочили какие-то люди и утащили ящики один за другим внутрь. Когда работа была закончена, шофер подошел к подвальной двери, и тот же хриплый шепот произнес: - В следующий раз, как приедешь, сразу начинай сгружать. Ломиться не надо. А тем более болтать. - Так я ж думал, раз он тут живет... - Кто живет? Где живет? Ты соображаешь, что говоришь? - А-а, ну ясно... Только ведь он смотрит. И слышит, наверное. Или ничего? - Тебя это не касается. Им займутся. В комнате за спиной у Игоря вдруг зазвонил телефон. Кому бы в такое время? Странно. А тут еще эти типы под балконом - о чем они болтают? Игорь нехотя вернулся в комнату, подошел к телефону и снял трубку. - Вампира вызывали? - прохрипел знакомый шепот. - Что? - едва вымолвил Игорь, у него перехватило дыхание. - А, испугался, верно? - прошептала трубка. - Ну шучу, шучу! Ты, кстати, почему не спишь-то? Поглядиди, ночь ведь на дворе! В эту пору добрые люди спят и сны видят. Усек? Действуй! Мягкая волна толкнула Игоря в грудь, он выронил трубку и попятился к кровати, на ходу проваливаясь в бездонную глубину сна. Где-то вдалеке проскрежетала и захлопнулась подвальная дверь...

Если повезёт, с «Летучим голландцем» можно повстречаться не только в море…

Герой рассказа, приехав на семинар, поселяется в отеле «Флогистон», где знакомится с писателем Бакалавриным. Кроме Бакалаврина у героя появляются еще несколько занимательных знакомых. Встреча с писателем помогает понять, что же происходит, когда рукописи горят…

Другие книги автора Александр Геннадьевич Бачило

Сборник произведений молодого писателя, имя которого уже хорошо знакомо постоянным читателям сборников, подготовленных и изданных Всесоюзным творческим объединением молодых писателей-фантастов при ИПО “Молодая гвардия”.

СОДЕРЖАНИЕ:

Отель “Флогистон”

Инъекция счастья

Галатея

Волшебник

Удобная вещь

Простая тайна

Летучий голландец

Их шанс

Чувствуй себя, как дома

Элемент фантастичности

Ни в сказке сказать

Мыслефильм, или Записки графомана

Ждите событий

Помочь можно живым

Проклятье диавардов

На 1-й странице обложки: Андрей Самойлов. Свет

На 4-й странице обложки: Елена Кулинич. Гибель дракона

Переполненный автобус двигается по пригороду к поселку. Публика разношерстная — хмурые мужчины, истеричная бабушка, шумные учащиеся, плачущий ребенок… По обеим сторонам дороги высятся сосны, а над дорогой поднимается ярко-синий туман. Водитель автобуса опасается странного тумана, но под давлением пассажиров направляет автобус в ярко-синюю пелену.

Никогда не жалуйтесь на злую судьбу, что не дала вам возможности родиться во времена Пунических войн или там, в эпоху конкистадоров. Быть может эта самая судьба приготовила для вас кое-что получше, да и поинтереснее. Например, вполне реальную встречу с благородными рыцарями Круглого стола или самое настоящее столкновение с невероятными космическими чудовищами. Приключений будет не просто много. Приключений будет более чем – хватит на всю компанию. А всё начнётся с тихого зала местного краеведческого музея, где уже много-много лет под слоем пыли хранится огромный камень, немного похожий на лошадиную голову. Нужно только пробудить силу невероятную силу Чёрного Метеорита. Пусть даже и совершенно случайно.

Пятьдесят миллиардов лет назад в одной из наиболее отдаленных галактик… только не нужно иронически улыбаться, у меня есть свидетели. Именно так все и было — грохнул взрыв, разнесло полтуманности, и огромная раскаленная масса понеслась в направлении Млечного Пути — галактики, в которой, как известно, находится Солнечная система. Что прямо на ваших глазах и послужило предисловием ко всей этой истории…

Даже в глубоком космосе гражданская война не отпускает героев. Вопрос лишь в том, как они здесь оказались.

Рассказ с конкурса «Рваная грелка-2002» («48 часов, 3-й заход»). Требование конкурса: первая фраза рассказов следующая: «Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов»; последняя фраза рассказов следующая: «А нуль-шишиги все шуршали в черных дырах, сетуя на падение скорости света…»

В фантастическом времени, пространство которого пересекают трассы Дороги Миров, а на улицах Москвы можно встретить одновременно опричников Ивана Грозного и депутатов Госдумы третьего созыва, жил-поживал веселый вор и отчаянный авантюрист Христофор Гонзо. И вдруг его спокойная жизнь кончилась! Откуда ему было знать, что в девяти бутылках из украденного им с торгового межмирника ящика коньяка «Наполеон» томятся джинны-ифриты, могучие повелители молний и огненных дождей, разрушители гор и создатели пустынь?! Помимо своей воли воришка оказался в компании охотников за ифритами. Мало-помалу он из пленника превратился чуть ли не в самого активного охотника, ловкого, сообразительного, фантастически везучего, а главное – никогда не унывающего...

За последний месяц так ни разу и не удалось хорошенько поработать. То есть не на заводе, конечно, там все в порядке: на прошлой неделе стал давать продукцию новый цех, в пятницу его двери торжественно закрыли на ключ — люди не будут заходить туда лет пять. А вот дома, так сказать, в творческой мастерской, что-то не ладится. Замерла моя жизнь в искусстве. Такой уж дурацкий характер: как раз в то время, когда нужно бы творить и творить, не могу выдавить ни одной приличной мысли. И ведь из-за чего?! Из-за того только, что редактор Стенкер-Горохов как-то в разговоре небрежно бросил: «Кстати, твой «Робинзон» может на днях поступить в просмотр…»

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Новая модель телевизора фирмы «Ваал» имеет встроенную антенну, высококачественный динамик, пожизненную гарантию и даже снабжена особой печью для производства попкорна. При этом телевизор не продаётся ни в кредит, ни за наличные — он покупателю дарится, но при одном условии.

© Ank

В странном мире живут персонажи этого рассказа. Время меняется у них как погода - вчера могут быть восьмидесятые годы, а завтра вполне могут наступить пятидесятые. Вместе с изменением времени меняется все: транспорт, мода, отношение людей друг к другу. 

Если говорить о сюжете, то это типичная антиутопия, со свойственной ей недосказанностью и скомканной, отвлеченной концовкой. (По образцу: «страшно подумать о счастье…»)

Построение текста не сказать, что новаторское. Но от прямого повестования автор отказался. Это россыпь историй о людях, оказавшихся под властью инопланетной цивилизации. Калейдоскоп. Яркие вспышки. Предельно живые, и от этого не менее страшные.

© ЛенкО (aka choize)

Поводом для написания этого рассказа послужил реальный разговор, свидетелем которого я стал в январе 2003 года.

С.Лукьяненко «ФАЛЬШИВЫЕ ЗЕРКАЛА» Издательство «АСТ», 2001 год, 420 стр., тираж — 10.000.

Что мы подразумеваем под словами «писательский талант»? Способность писать произведения, которые нравятся большому количеству читателей? Или способность умело держаться на волне высоких тиражей?

Очень многие писатели, написав один-два неплохих романа, потом уже спокойно почивают на лаврах, выдавая невзыскательному читателю какой-нибудь мусор. Это вполне объяснимо — желание срубить побольше лёгких денег оказывается выше желания (или умения) хорошо писать. Да и зачем стараться-то? Имя уже есть, и оно, как небезызвестная «кривая», вывезет! Увидят на обложке знакомую фамилию — купят. И, как говорится, «пипл схавает», что бы под этой самой обложкой ни оказалось. Так что, особенно напрягаться при наличии хорошего имиджа не стоит.

Знаете, какие мысли, воспоминания и ощущения возникают у человека, когда ему на ночь глядя вышибают мозги из пистолета?..

* * *

Вы никогда не пытались ночью блевать с балкона второго этажа, и прямо на улицу? Не рекомендую. Потому что внизу могут оказаться двое молодых ребят, выворачивающих карманы у убитого ими прохожего.

Мои потуги их несколько изумили, а, опомнившись, один из них вытащил «магнум». А может быть, и не «магнум», может быть «ПМ» или ещё чего-нибудь другое — в темноте плохо видно было. Первое, что я подумал, что ребята обшаривают пьяного. Второе — что у пьяного не может быть такой, расползающейся из-под затылка по асфальту, кровавой лужи. Третье — что игрушка этого парня очень похожа на настоящий пистолет. Четвёртое — твою мать! Проблеваться не выйдет.

Девушка прошла первой, поздоровалась и поманила рукой спутника. Я пригласил их в кабинет, извинился за беспорядок (стол был завален книгами, журналами и рукописями больше обычного) и попробовал угадать, зачем они пожаловали. Студенты? Но своих студентов я помню… Быть может, с другого курса, факультета?

Рассеивая мои сомнения, девушка сказала:

— Мы с физического отделения. Пришли вот к вам.

— Быть может, по ошибке? — спросил я.

Тед Уиллинг оказался одним из немногих свидетелей катастрофы века. Вернее, свидетелей-то было предостаточно — без малого полтора миллиона. Но выжили едва ли несколько десятков, и среди них — Тед. Его самолет вылетел на рассвете из Сан-Хуан-дель-Норте и в момент ноль находился там, где из озера Никарагуа вытекает бурый поток, чтобы семьдесят пять миль спустя влиться в озеро Манагуа. Тед собирался заснять местность с помощью стереокамеры, чтобы затем топографический отдел Геологической службы Соединенных Штатов мог составить карту и наметить русло будущего Никарагуанского канала. Соединенные Штаты приобрели права на эту местность еще в начале столетия — и с тех пор лелеяли планы построить здесь канал, соперничающий с Панамским.

Специалисту по связи Джеффу показали мистера Неллита, гостя-антареанина, стройную золотистую тварь в перьях. Он приехал чинить гиперрадио. К началу второй недели работы антареанину выделили комнату в одной из квартир через двор от Джеффа. В тот же вечер они устроили в честь Неллита вечеринку. Жена Джеффа, красотка Мардж, целый вечер проговорила с Неллитом. Затем Джефф стал частенько видеть их по вечерам в садике на крыше. А затем…

© ozor

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владислав БАЧИНИН,

доктор социологических наук,

профессор Санкт-Петербургского университета МВД РФ

Петербург-Москва-Петушки,

или

"Записки из подполья" как русский философский жанр

"Записки из подполья" Ф. Достоевского - одно из наиболее характерных порождений петербургской культуры. Более того, это, пожалуй, одно из ключевых ее творений. Подобно двуликому Янусу, оно одной своей стороной устремлено в классическое прошлое, с которым расстается без каких-либо сожалений, а другой - в будущее, в которое вглядывается без восторга и которое позднее будет названо модерном, авангардом. "Записки" - это одновременно и "сумма классики" и пролегомены к модерну, т.е. и постклассика, и протомодерн в одно и то же время.

БАЧУ КАМИЛ

ЦИРКОНОВЫЙ ДИСК

Один удар в стену означал: "интересная новость", два - "очень интересная новость", три - "сенсация".

На этот раз раздались четыре удара. Не успел я подняться со стула, как шеф ворвался в кабинет, размахивая листком бумаги.

- Отправляйтесь немедленно, Гарроу,- приказал он.- Самолет с экспертами вылетает в 11.45. В нашем распоряжении тридцать минут.

- Двадцать восемь,- поправил я.- А нельзя ли узнать, куда он вылетает?

КАМИЛ БАЧУ

ЕНИЧЕК

Расстроенный Еничек стоял передо мной, отливая синевой. Я ему сочувствовал. В прошлый раз он тоже ошибся, но пусть мне покажут того, кто ни разу не попадал впросак на М-1101. Во-первых, это астероид третьего класса, этакий шарик диаметром в восемьдесят километров, Когда впервые видишь, как он к тебе приближается, так и подмывает высунуть ногу из предохранительной капсулы и пнуть его, словно это футбольный мяч. Во-вторых, кроме того, что он такой маленький и некрасивый, он к тому же находится в самой активной зоне этого сектора. Стоит провести на М-110 тридцать солнечных часов, и тебе уже хочется ругаться со всеми, вопить, носиться повсюду или вообще взорвать астероид. Поэтому исследования на нем ведутся при помощи роботов серии "антропоморфный тип А"- "А-А", или просто "А", приятная человеческая внешность которых благотворно влияет на нервную систему. Но именно эта приятная человеческая внешность сбивает с толку, и ты каждый раз оказываешься в глупом положении. Дело в том, что роботы типа "А" очень чувствительны к голоду и холоду. Поэтому они ходят в защитных скафандрах, и их невозможно отличить от людей-исследователей.

БАЧУ КАМИЛ

ИСПЫТАТЕЛЬ ПИЛЮЛЬ

Стоило ему сделать первый шаг по лестнице, которая ведет в нашу редакцию, и я тотчас безошибочно определял, что это подымается Мэнни. Он весил девяносто два килограмма и шагал грузно и уверенно, улыбаясь направо и налево, словно стараясь поделиться если не своей силой, которую считал чрезмерной для себя одного, то хотя бы своей жизнерадостностью.

Вот и на сей раз, несмотря на бесконечные звонки телефона и громкую ругань уборщицы в соседней комнате, я сразу услышал его шаги по лестнице и громовое "привет", когда он поздоровался с ребятами из нашей редакции. Осторожно приоткрыв дверь - он всегда обращался с дверьми очень осторожно, чтобы случайно не выбить их,- и едва переступив порог, Мэнни крикнул: