Волшебная рыба

Удивительную рыбу поймал Нуна. Леска сильно задёргалась, он потянул — тяжело, вода закипела, забурлила, и забилась на крючке большая толстая форель, сверкая то красно-пятнистыми боками, то изжелта-бурым брюхом; вытащил Нуна леску, не дал сорваться рыбине.

Он кинул её в лодку, снял с крючка и увидел, что у рыбины вместо глаз только две узенькие щёлочки.

— Ишь какая рыба попалась, ненашенская, — сказал подручный, который помогал ему удить.

Другие книги автора Юнас Ли
Автор: Юнас Ли

Рос в одном краю огромный лес, он тянулся на много миль, и никто не знал, где он кончается.

Был этот лес дремучий, неведомый, в его чащобах водились волк и медведь, лиса и белка, заяц и горностай, олень и лань.

Здесь не ступала нога человека, меж стволов не рыскали собаки, на лесистых горушках не трубил охотничий рожок.

На берегах богатых рыбой рек и озёр не поднимался дымок над избушкой рыбака. Бобр спокойно строил свои плотины. И рыбой лакомились лишь он да нутрия.

Элиас был бедным рыбаком в Хельгеланде и жил на уединенном острове. Однажды он метнул гарпун в непростого тюленя…

В издание вошли два романа норвежского писателя Юнаса Ли — «Хутор Гилье» и «Майса Юнс».

Проблема сложности, противоречивости человеческого существа — одна из основных, постоянно возвращающихся проблем в творчестве Юнаса Ли.

Неподалёку от Анвэра лежит каменистый птичий островок; и никому туда не высадиться, когда на море неспокойно. Волны то набегут на островок, то отхлынут вновь.

В погожий летний день кажется, что на дне морском, словно сквозь туманную дымку, поблёскивает золотой перстень. И ходило со стародавних времён в народе предание, будто это — сокровище, что от какого-то затонувшего разбойного судна осталось.

А на закате маячит порой вдали корабль с башней на корме, и отблески солнца вспыхивают на высокой старинной башенной галерее.

Нелегко было нашим пращурам ходить по морю в зимнее время, лодки в Нурланне[1] строили никудышные, вот и шли рыбаки . к лопарям на поклон, чтобы купить мешок попутного ветра. В те годы рыбак не доживал до старости, и на погосте хоронить было некого, кроме баб, да ребятишек, да калек убогих.

Однажды вышла на промысел рыбацкая артель из Хьётте[2], что в Хельгеланне[3], и уплыли они до самых Лофотенских островов. Но в ту зиму вся рыба точно куда-то сгинула.

Жил-был на белом свете охотник, и звали его Туре Сёлвесен. Отправился он как-то раз в Чёрные горы, да забрёл так далеко, что и не знал уж, как ему назад дорогу найти.

С вечера, как только первые сумерки опустились на землю, брёл он и брёл вдоль берега буйной стремительной горной реки; она бурлила и пенилась, брызги долетали до самой тропинки у края обрыва.

И как ни искал охотник мостика или брода, не смог он на другой берег перебраться.

Элиас был бедным рыбаком в Хельгеланде и жил на уединенном острове. Однажды он метнул гарпун в непростого тюленя…

Популярные книги в жанре Сказка

Наконец-то, у Любавы появилась родная сестра. Это была малюсенькая шимпанзе, очень похожая на Папу…

Любава не любила делать уроки, предпочитала спать. А Мама, услышав нерабочую тишину, заходила к Любаве в комнату и ее будила. Но однажды в комнате царила не тишина, а странный шум…

События, о которых я расскажу, случились на цветущей планете, где возможности человека могли состязаться только с воображением. Люди проникли в недра и в небеса, одолевали Пространство и Время, умели перевоплощаться физически и совершать еще много разных «чудес». Жили они очень долго и не знали болезней, пока не обрушилось на планету несчастье, которому дали название Новой Чумы. Без следа и свидетелей эта беда отнимала у общества наиболее преданных Высшей Науке мужей. Ходило поверье, что существует граница познания, и каждый, переступивший порог,

Когда-то давным-давно гнэльфы жили и там, и сям, и даже повсюду. Но потом на земном шаре потихоньку прибавилось, и гнэльфам пришлось ужаться и поселиться в пределах нынешней территории. Старейшины гнэльфов срочно провели границу, их жены придумали и сшили красивый государственный флаг из разноцветных лоскутов, а самый мудрый и грамотный гнэльф по имени Альтерфатти заперся на три дня и три ночи в своем кабинете и сочинил за этот кратчайший срок для своих сородичей Конституцию и Свод Законов. Когда с формальностями было покончено, гнэльфы облегченно вздохнули и стали жить так, как жили прежде: весело, но в заботах. А вы ведь знаете, как проходит подобная жизнь: быстро, словно один счастливый миг… Не успели гнэльфы и опомниться, а уже наступили наши дни. Ну что ж, возможно, оно и к лучшему. Ведь именно в это время и произошла та история, о которой я хочу вам рассказать.

Жил в одной деревне на самой окраине парень-сирота. Звали его Ваньша, а прозвище у него было «Гармонист». Потому как никто в деревне лучше Ваньши играть на гармонике не мог. Выйдет он, бывало, на улицу, сядет на лавочку, растянет меха и… Куда все ссоры и горести у людей подеваются! Соберутся вокруг него соседи кружком, слушают, да отчего-то душой незаметно для самих себя светлеют.

– Волшебная, – говорят соседи, – у тебя, Ваньша, гармоника. Будто не просто музыка из нее льется, а с колдовскими заговорами. После нее и лечиться не надо – все хворости сами прочь летят.

Жили в одном лесу маленькие лешачата: Шустрик и Уморушка. Отправились они как-то раз на речку купаться. Смотрят, а на берегу, на желтом песочке лежат их верные друзья водяной Бульбульчик, домовой Завывайка и два брата-лешачонка из соседней рощи – Черныш и Пятнашка. И все о чем-то горячо спорят.

– Вы о чем спорите? – спросил Шустрик, ложась рядом с Пятнашкой.

– Мы не спорим, – ответил лешачонок с разноцветными волосами. – Мы выясняем, кто из нас самый смелый.

Жил в сорока верстах от Черного Бора в городе Кудеярове купец один – Иван Алтынников. Завидущий-презавидущий!.. У кого что увидит, так весь завистью и запылает: почему его? почему не мое?.. Бывало, дня по три ходит туча тучей, не ест, не пьет – одно дело делает: завидует. Другие купцы на что жадины, и те над ним смеются:

– Ты, – говорят, – Ивашка, не скупись, тряхни мошной, купи вещь облюбованную!

А он в ответ: «Купил бы, братцы, да денег жалко: сейчас деньги мои, а куплю – чужими станут. Я тогда от зависти совсем помру».

Шел однажды вечером рыжий пес-дворняга по имени Жюль (вообще-то его звали Жуликом, но сам он себя называл Жюлем) по засыпанной снегом улице к себе домой. Шел, о чем-то мечтал…

И вдруг – хрясь! – ему по голове чей-то дамский сапожок. Бедняга даже присел от страха.

А это, оказывается, две подружки – собачки – Белка и Стрелка – сапожок через забор кинули.

– Ой! – пискнула Стрелка. – Это – Жулик!

– Первый раз не считается! – вскрикнула Белка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Место казалось плотным, но Кика знала, какая прорва скрывается под ковром переплетшихся трав. Конечно, кто опаско ходит, тот пройдет, но девка с коробом клюквы за плечами шагала, не чая никакой беды, и, конечно же, вляпалась в самую хлябь. Оно и обошлось бы, девчоночка была худехонькая, а ивовые лапотки расшлепаны, что гусиная лапа. Этак можно через любую топь словно на лыжах пройти, но за плечами в щепном коробке лежало поболе пуда сладкой подснежной клюквы, и ягодный груз потянул девчонку вниз.

Ван Гариц долго всматривался в недобро синеющую даль, и воины за его спиной молча ждали. Лес уходил к горизонту, тёмно-однообразный словно шкура спящего зверя. На ближних холмах можно было рассмотреть вершины отдельных, особенно больших елей, а вдалеке лес сливался в сплошную грозовую тучу, беспросветную даже в этот солнечный день. Дымный волок, поднимавшийся у самой грани земли, казался обрывком этой тучи.

– Это и есть Огнёво? – спросил ван Гариц, указав рукоятью плети на дым.

Нет у слуги Радима ни одной свободной минуты: то нужно кипяток принести, то дров наколоть… Но, благодаря своему невероятному проворству, ему удается успевать делать все. Вот и когда к нему в трактир забрела пара охотников на нежить, он умудрился помочь им справиться с оборотнем, сидевшим по соседству...

А эльфы все-таки есть! И хотя они не совсем такие, как думали многие почитатели одного английского профессора, но говорят они действительно на языке квенья, а это значит, что создатель «Властелина колец» все-таки что-то знал о них… Но лесной народ, совсем не желает общаться с людьми – по заключенному между эльфами и представителями человечества договору старый лес Лориен стал чем-то вроде заповедника. Но одного человека эльфы все-таки к себе пускают – это Роман Евсеев, которого ещё в детстве пожалел стоящий на страже границ заповедного леса эльф Анётель. Только Роман действительно знает лесной народ, понимает его, и только он может попытаться спасти это удивительное племя, которое кажется уже обреченным на гибель – ведь уже более трех сотен лет не родилось ни одного эльфа…