Волнистые эссе

NoMad Frog

ВОЛHИСТЫЕ ЭССЕ

ВСТУПЛЕHИЕ

Удивительное дело. Стал замечать за собой замечательную способность навроде попугайской. Только пародируется не смысл чужой речи, а её стиль, интонации, внутренний настрой. Получается типа раскрашивания старой, выцветшей чёрно-белой фотографии - вроде, то же самое, но в каких-то карамельных, неестественных оттенках, кляксах и с высунутым от усердия языком. Вот, например, сижу я сейчас перед ящиком для идиотов (перед этим, на котором появляются строчки и буковки)

Другие книги автора NoMad Frog
Автор: NoMad Frog

NoMad Frog

RESPAWN

(с) 2002 NoMad Frog

"Я сделаю вас ловцами душ среди человеков" (с)

К 2057-му году на Земле многое изменилось - но многие остались прежними.

INTRO

Процесс экономической и политической глобализации фактически завершён. СШАКМ, Европейский Союз, пост-СHГ, Китай, Австралия - эти и многие другие государства исчезли с карт, образовав Союз Мира - самое крупное новообразование из когда-либо известных человечеству. Южная Америка вышла из большой игры, пожирая самоё себя в бесконечных попытках справиться с непрекращающимися волнами финансовых кризисов и социальными проблемами. Африка обезлюдела - СПИД, как и полвека назад, остаётся там неизлечимой болезнью, и лишь этнические войны за редкие оазисы среди затянувших чёрный континент песков продолжают создавать иллюзию жизни - копошение червей на трупе. Запасы нефти, газа и др.

NoMad Frog

РЫБАЛКА

Рассказ

Вчера ко мне пробрался Бог.

Был он небольшого росточка, в надтреснутом пенсне и вроде как слегка навеселе - говорлив больно. Случилось это явление, как обычно, неожиданно. Сначала я просто лежал и глядел в потолок, собирая трещинки в одну длинную дорогу, по которой можно уйти... Потом встал, подошёл к вделанному в стену стальному крану, медленно подтянул за цепочку валяющуюся рядом кружку. Аккуратно подставил её под кран (помню, как в первые годы я забавлялся, играя с кружкой и краном...). Потекла вода. Водичка. Повернувшись, насколько позволяла цепочка, я тихонько прихлёбывал тепловатую воду со ставшим давным-давно привычным и даже, наверное, необходимым сладковатым привкусом, искоса поглядывая на особо упрямые тропинки-трещины. Когда в кране _забулькало_ ! Я отшатнулся. Оттуда, где всегда есть водичка, медленно раздуваясь, свесилась белёсая сопля. Она росла, переливаясь всеми цветами (цветами ? всеми оттенками цветов ! Даже _зелёным_ !!!) в сухом электрическом свете, пока не коснулась мякоти пола... Дззыынььььььььььь !

NoMad Frog

Даты взаймы

v1.1

Рассказ

Вадим трясся в пустом автобусе. Расхлябанный "ЗИЛок" трясся с ним в унисон под аккомпанемент просёлочных ухабов, как параллакс... тьфу ты, паралитик ! Мысли путались и ходили кругом. Токало в виске. За пыльным окном, дёргаясь, старой кинохроникой мотались неровные шеренги клёнов - после обеда обещали грозу. Вадим с омерзением стянул липкую, как растаявший леденец, шляпу, оцарапал большой палец о воткнутую в тулью иголку, чертыхнулся и раздражённо бросил её на дерматин сиденья. Сипло всхрапнув, водила наконец перевалил плешивую верхушку холма... И Вадим увидел, как внизу, у самой излучины Голожовки, сверкнуло что-то яростно-надраенное, алюминиевое, самолётно-нездешнее. Шляпа скакнула и укатилась вперёд по проходу. Оглушительно хлопнул глушок. Hо он, нянча на коленях серо-коричневый саквояж, безотрывно уже глядел на маячащий среди дачного шофёра... шифера блеск. За всё время он только раз мельком глянул на часы. Время было дорого. Время было (больше, чем) деньги.

Популярные книги в жанре Современная проза

Роман современной швейцарской писательницы рассказывает долгую и непростую историю отношений знаменитого театрального актера Т. и его поклонницы Эфины, растянувшихся на целую жизнь.

Опубликовано в журнале «Дружба Народов» 2009, № 4.

АНАТОЛИЙ КОЗЛОВ

ПРИМИРИТЬСЯ С ВЕТРОМ

Повесть

Тишина. Пустота в душе. Никакой карманный китайский фонарик, купленный на рынке в Ждановичах, не способен разогнать темень в глубине моей души. Там беспросветная, тяжелая, глухая ночь, хоть стальным ножом режь — не останется ни бороздки-следа, ни даже царапины...

Да вроде все как обычно. День за днем. Утренний эспрессо в чашке, сига­рета зажата в пальцах. Чистота и порядок на кухонном столе. Белая пепельница с логотипом «Fabuљ», наполненная окурками-фильтрами. И тишина, безраз­личие, тоска. Сердце в груди не стучит надрывно. Наоборот, затаилось где-то между ребрами, словно виновато в чем-то. Ждет. Чего? Что же ты, мое хоро­шее, онемело? Протестуй, толкайся, гони по венам кровь так, чтобы в ушах гул стоял, пульсируй в висках, чтобы глаза застило. Не молчи, мое верное сердце. Не бойся меня, господина, хотя — кто из нас Господин?.. Не волнуйся, мое израненное, истерзанное сердце. Переживем и это. Научились. Никто не заме­тит неладного. Нашей боли. Темная ночь светлее чужой души. И я вымучен­но, криво улыбаюсь сам себе, в никуда, в застеколье окна — в неизвестность. А сердце молчит. Не реагирует ни на крепкий кофе, ни на десяток выкуренных сигарет. Оно затаилось-схоронилось, словно напроказивший ребенок от отца. Ребенок, рассыпавший соль, целый пакет, на только вчера постеленный в зале новый ковер. Горка соли на шикарном ковре. Неизбежность наказания. Для ребенка — возможно. Только какое я имею право тебя корить, а? Ты единствен­ный свидетель моих побед и поражений, скорбных и счастливых мгновений, обманов (нас тобой обманывали) и унижений. Ты же меня учило доброте и терпению. Ты. И кажется, кое-чему я научился. Ведь если что-то болит, зна­чит, еще есть чему болеть. У меня все тело заполнено тишиной и пустотой. Я равен безграничной пустыне. Моисеевой пустыне, которую и в сорок лет не преодолеть. Моя пустыня неподвластна времени. Во что или в кого верить? В людей вообще? В конкретного человека? Нет. Я не живу иллюзиями. В себя? Сколько можно! А главное — во имя чего? Остается Всевышний. Но у Него столько хлопот, к Нему обращено столько просьб, молитв, что Ему тяжело рас­смотреть среди мириад душ мою пульсирующую точку.

ЧАСТЬ 1

РАБОТА

Рита сидит на балконе, без нее обойдутся. И зачем, спрашивается, она пишет эти сценарии? Отсняли уже восемь стариков, хоть бы один сценарий пригодился – приходишь на съемку, и все летит к чертям… Казалось – хороший заказ, чего проще? Интервью со старичками-киношниками, показать их фотографии в молодости, разбавить хроникой, кадрами из фильмов, воспоминаниями близких людей. Милый проектик под кодовым названием «Уходящая натура». Мягко сказано. Натура одной ногой уже в могиле, другой – в маразме. Если б знать заранее, ни за что бы не согласилась… Нет, это просто личное невезение, бывают совершенно нормальные старики, которые здраво рассуждают, отвечают на вопросы. Взять того краеведа из Минусинска… или художника Ефимова в прошлом году снимали, ему вообще за сто перевалило… а это полный мрак. Кого ни возьми, маразм в расцвете сил. И еще одиночество сказывается, у киномамонтов явный дефицит общения, а тут столько внимания…

С ранних лет Жене говорили, что она должна быть хорошей: выучиться на переводчика, выйти замуж, родить детей. Теперь ей под тридцать, ни мужа, ни детей – только проблемы с алкоголем и непреодолимая тяга к двоюродному брату.

Даша, как ее мать, не умеет выбирать мужчин. Она ищет похожих на отца, пьющих кухонных боксеров, и выходит замуж за одного из них.

Илья боится не быть настоящим мужчиной. Зарабатывать нужно лучше, любить семью – больше, да только смысл исчез и жизнь превратилась в день сурка. Новый роман Веры Богдановой «Сезон отравленных плодов» – о поколении современных тридцатилетних, выросших в хаосе девяностых и терактах нулевых. Герои романа боятся жить своей жизнью, да и вообще – можно ли обрести счастье, когда мир вокруг взрывается и горит?

Анна Матвеева – автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Завидное чувство Веры Стениной» и «Есть!», сборников рассказов «Спрятанные реки», «Лолотта и другие парижские истории», «Катя едет в Сочи», а также книг «Горожане» и «Картинные девушки». Финалист премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер».

«Каждые сто лет» – «роман с дневником», личная и очень современная история, рассказанная двумя женщинами. Они начинают вести дневник в детстве: Ксеничка Лёвшина в 1893 году в Полтаве, а Ксана Лесовая – в 1980-м в Свердловске, и продолжают свои записи всю жизнь. Но разве дневники не пишут для того, чтобы их кто-то прочёл? Взрослая Ксана, талантливый переводчик, постоянно задаёт себе вопрос: насколько можно быть откровенной с листом бумаги, и, как в детстве, продолжает искать следы Ксенички. Похоже, судьба водит их одними и теми же путями и упорно пытается столкнуть. Да только между ними – почти сто лет…

Дмитрий Данилов – драматург («Человек из Подольска», «Серёжа очень тупой»), прозаик («Описание города», «Есть вещи поважнее футбола», «Горизонтальное положение»), поэт. Лауреат многих премий. За кажущейся простотой его текстов прячется философия тонко чувствующего и всё подмечающего человека, а в описаниях повседневной жизни – абсурд нашей действительности.

Главный герой новой книги «Саша, привет!» живёт под надзором в ожидании смерти. Что он совершил – тяжёлое преступление или незначительную провинность? И что за текст перед нами – антиутопия или самый реалистичный роман?

Содержит нецензурную брань!

В книге «О дружбе» научный журналист Лидия Денворт отправляется на поиски биологических, психологических и эволюционных основ дружбы. Вместе с ней мы посещаем обезьяний заповедник в Пуэрто-Рико и колонию бабуинов в Кении, чтобы исследовать социальные связи обезьян, позволяющие понять наши собственные. Автор показывает, что дружба зародилась на заре человечества: стремление к установлению близких связей существует и у приматов. Лидия Денворт также встречается с учеными, работающими на передовых рубежах исследований мозга и генетики, и обнаруживает, что дружба находит отражение в мозговых волнах, геномах, а также сердечно-сосудистой и иммунной системах человека, одиночество же может нанести ощутимый вред здоровью и повышает риск смерти. Автор приходит к выводу, что социальные связи критически важны для здоровья и долголетия, и призывает нас уделять особое внимание нашим дружеским отношениям, взращивать нашу дружбу.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В о п р о с ы и о т в е т ы

с о в е т с к о й

э к с п е p т н о й с и с т е м ы

и л и

а р м я н с к о г о р а д и о

Можно ли яйца красить кисточкой ?

- Можно, если муж не боится щекотки.

Каким должен быть горшок в малогабаритной квартире ?

- Таким же, как обычно, только ручками во внутрь.

Может ли женщина забеременеть от пыли ?

- Может, если пыль стоит столбом.

Может ли вегетарианец любить женщину ?

Воровки платили своим телом

Когда в монитоpе возникла эта сpеднего возpаста, статная, с yхоженным лицом женщина, Федя откинyлся на спинкy кpесла и пеpевел взгляд на центpальный экpан, кyда шло паноpамное изобpажение из тоpгового зала. Пpисматpивать за этой состоятельной мадам, небpоско, но доpого одетой, смысла не было - люди такого соpта не гpешат мелким воpовством.

В шиpоком поле экpана стояла знакомая до мелочей каpтинка, к котоpой Федя так пpивык за год pаботы в слyжбе охpаны этого магазина.

Irina N.

Воспоминания

Это просто милые моему сердцу воспоминания. Боюсь, что большой смысловой нагрузки они не несут.

... Hам обоим по восемнадцать. Мы не виделись почти год. Ты так изменился, я едва узнаю бывшего мальчика в этом статном юноше, только глаза твои прежние - взгляд все тот же влюбленный. Мне льстит, что ты не забыл меня за это время, хотя наверняка у тебя уже были другие... Как когда-то, ты притягиваешь меня к себе на колени, я по старой памяти позволяю это, мы дружески болтаем, смеемся, и я вдруг чувствую, что ты хочешь, очень хочешь, но сдерживаешься, начинаешь ласкать мое лицо кончиками пальцев, проводишь рукой по моим длинным волосам... Я теряю нить разговора, мысли путаются, нужно срочно прекратить все это, пока не поздно. Вскакиваю с твоих колен, отхожу на метр, скрещиваю руки на груди. Переведя дыхание, предлагаю тебе чаю. Ты не возражаешь, просто следишь за мной своими добрыми сумасшедшими глазами, мы опять о чем-то разговариваем, но взгляды ведут свой диалог, и я вдруг начинаю чувствовать: _это_ - произойдет. Все уже было у нас когда-то: твоя влюбленность - моя холодность, твои мольбы мое пренебрежение, твои обиды в ответ, ревность. Странные у нас были отношения - дружба-вражда, то задушевные разговоры, то ссоры, иногда публичные на потеху одноклассникам, которые заключали на нас пари: поженимся мы или нет. Потом ты уехал, и я вздохнула с облегчением: больше не увижу тебя никогда, наконец-то ты оставил меня в покое, раз не могу полюбить, так будет лучше для нас обоих, но к этому примешивалось и сожаление: ну как же я без тебя? Потеряла друга. Только пожив без тебя, я начала осознавать свою утрату: ты знал обо мне все и любил меня такой, какая я есть, тебе можно было не врать ни в чем, ты принимал меня всякой, и теперь тебя рядом - нет. У меня много "поклонников", всегда есть с кем весело провести время, но сердце - молчит. И вдруг, спустя год, сегодня, когда мы видимся вновь, как старые друзья, я смотрю на тебя и вдруг понимаю: ничего не окончено! Все только начинается! Господи, как страшно-то. Я боюсь, и в то же время чувствую, что созрела, я не хочу больше держать круговую оборону, я так устала от одиночества и не хочу больше сопротивляться. Я решилась. Hаступает черный осенний вечер. В моей комнате неярко светит настольная лампа, отбрасывая блики на полировку. Я помню все до мелочей: на мне мягкая шерстяная юбка, она покалывает бедра, потому, что я сняла трусики, чтобы тебе было удобней. Hужно сделать все быстро, потому что в соседней комнате младший брат, он может обнаружить, что мы заперлись на ключ. Мы в одежде, целуемся, ты сжимаешь меня в объятьях, меня трясет от волнения. Кровать слегка скрипит, когда ты ложишься на меня, приподняв юбку. Я вся мокрая там, твой член входит легко, как нож в масло, я чувствую, какой он толстый, крепкий, готовый лопнуть от напряжения. Ты кончаешь, я смотрю на твое лицо, прямо в затуманенные, пьяные от счастья глаза, потом, уже встав, чувствую, как сперма стекает по ногам... Мы стоим обнявшись, я греюсь теплом твоего тела, прячу лицо у тебя на груди. Страна родная - мужские объятья, где можно спрятаться от всех бед... Со страхом ищу выражение равнодушия на твоем лице, но его нет, ты не выпускаешь меня из рук, целуешь щеки, волосы, шепчешь: "Я так счастлив", и я чувствую, как потихоньку начинает таять в душе лед отчуждения и нелюбви, в которых я жила. Скоро должна прийти мать, мы одеваемся и выскальзываем из дома на темную осеннюю улицу. Чистый холодный воздух, под ногами шуршат листья. В парковой аллее среди деревьев черно, ничего не видно, только слышно, как вдалеке проезжает троллейбус. Я курю, смотрю в темноте на красный огонек сигареты, ты закуриваешь со мной за компанию, что-то внушаешь мне о том, как некрасиво девушке курить, уговариваешь бросить... Скрипит под ногами гравий дорожки, я что-то рассказываю тебе, посреди разговора ты вдруг хватаешь меня, разворачиваешь к себе и начинаешь жадно целовать... В черном небе над нами - звезды... ... В телефонной будке тепло и пахнет железом, обшарпаные стены, наши отражения на черном стекле. Ты разговариваешь с приятелем, не выпуская меня из объятий, он спрашивает, почему у тебя такой счастливый голос, ты только смеешься в ответ. Пока он что-то тебе длинно рассказывает, начинаешь целовать мою щеку, иногда ему поддакивая, и снова смеешься от счастья... Я изучаю кончиками пальцев твое такое знакомое и незнакомое лицо, прижимаюсь к тебе все крепче... И тут вдруг до меня доходит: ЧТОБЫ СТАТЬ СЧАСТЛИВОЙ, HУЖHО ПРОСТО РАЗРЕШИТЬ СЕБЕ ЭТО, разрешить - и довериться тебе. Вот и все.

В О С П О М И Н А Н И Я М О Л О Д О Й Ж Е Н Щ И Н Ы

------------------------------------------------------

Я родилась 1 января 1940 года. Мать умерла, едва выпустив меня на свет. Кто меня выкормил - я не знаю. До 10 лет я своего отца и не видела. Он служил агентом в компании "Гиппера" и мотался по всему свету, редко появлялся дома, да и то чаще по ночам, когда я уже спала.

Однажды я, проснулась утром, увидела возле своей кровати бородатого мужчину. Он похлопал меня ладошкой по щеке и ушел. С тех пор он всегда был дома. Мы переехали жить в другую квартиру. Отец нанял новую няню, а фрау Олхель, воспитавшую меня, куда-то отправил.