Волк и цветок

Фарид Джасим

ВОЛК И ЦВЕТОК

Солнце клонилось к горизонту, его слабые лучи с трудом пробивались сквозь облака. Был тихий осенний день. Лес, одетый в золото и янтарь, стоял неподвижный и смиренный, ожидая прихода холодов. По лесу тянулась узенькая, едва заметная тропинка, покрытая опавшими листьями. А по этой тропинке бежал волк.

Он бежал к своему логову, уворачиваясь от низких веток и перескакивая через рытвины и ухабы, чтобы отдохнуть перед предстоящей охотой,. Тропа петляла по лесу и вскоре вывела его на небольшую полянку. Тут волк замер, подозрительно принюхиваясь и озираясь по сторонам. Но все было спокойно обычные запахи и звуки леса. Опасности по близости не было. Зверь позволил себе расслабиться и прилег на траву, чтобы отдышаться прежде чем продолжить путь. И вдруг откуда-то из-за спины он услышал тоненький тихий голосок:

Другие книги автора Фарид Джасим

Трое юношей удобно расположились вокруг костра. Пламя отражалось от металла их шлемов и плясало на заточенных клинках мечей, сложенных на холодном каменном полу пещеры. Они тянули руки к огню, словно пытаясь ухватиться за один из его неуловимых язычков, и время от времени бросали тревожные взгляды на медвежью шкуру, закрывающую вход в пещеру. Юноши ждали своего четвертого брата, который должен был прийти с минуты на минуту. Напрягая слух, они пытались расслышать звук шагов среди завываний ветра и шума дождя.

Фарид Джасим

ВЛЮБЛЕННЫЙ БОГ

Закат был великолепен.

Розовые облака, красное солнце, наполовину окунувшееся в море, небо полная гамма цветов. Одинокий кораблик, плывущий под треугольным парусом по спокойному морю. Мир, покой, красота.

- Идеальный пейзаж для художника, - проговорил я, глядя в окно. Впрочем, не только для художника, для всех. Но красоту, к сожалению, не все и не всегда замечают.

'Жаль, что завтра этого всего уже не будет' - добавил я про себя.

Фарид Джасим

НАД МОГИЛОЙ БОГА

Прощай! Настал тот миг, когда мы должны расстаться. Я долго думал раньше, придет ли этот миг когда-нибудь, но свято верил в то, что это невозможно. Мы связаны на веки, мы одно целое. Я думал так и был прав. Но все меняется - и люди, и мир, и боги. Я стал взрослым.

Прости! Я в долгу перед тобой. Ты был нужен, когда я был ребенком и когда я взрослел. Ты был со мной, охранял, помогал, спасал, давал надежду и избавлял от страха. Я благодарен тебе за это, и я буду помнить о твоей помощи всегда.

ФАРИД ДЖАСИМ

СЕРЕБРЯHЫЙ ЛУННЫЙ СВЕТ

"Тот, кто не заполняет свой

мир призраками, остается

один."

Антонио Поркья

Мы познакомились случайно.

Мне было грустно, и я бесцельно бродил по ночному парку. Там я ее и встретил в первый раз. Она улыбнулась и исчезла, не произнеся ни звука. Я стал ее искать, но вокруг никого не было. Я тогда не знал, что она серебрянный лунный свет.

Потом было несколько ночей, когда я приходил на то же место и ждал. Ее все не было и не было. Она пришла лишь на четвертую ночь и, мелькнув среди деревьев, приблизилась ко мне. Улыбнувшись, она погладила меня по щеке и исчезла опять. На этот раз на долго.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Рассказ входит в антологию «Аэлита. Новая волна / 003»

Любой вам скажет, кого ни спроси, если он не закоснел в привычке смотреть одни и те же программы по одним и тем же каналам на одном и том же языке из одной и той же страны изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год… На чем я остановился? Ах да. Любой настоящий знаток и ценитель, чутко следящий за новинками стереовидения, скажет вам: истинная сила СВ в его неуловимости, постоянной изменчивости, вечном движении. Только вы подумали, что напали на нечто стоящее, и плюхнулись в кресло с кружкой пива в руке, как передача тускнеет, и вы остаетесь в дураках, увязнув в остатках некогда живого и яркого зрелища. Люди слабые скрипят зубами, пьют пиво и стараются не принимать этого близко к сердцу. Сильные же люди скрипят зубами, вскакивают и начинают переключать каналы. Они знают - гений СВ где-то здесь, он не умирает. Он только переходит из одного места в другое. И сильный не удовольствуется малым, он преодолеет все и найдет настоящую жемчужину. Но как легко, однако, забывается, что и эта передача может вскорости измениться. Да вы и сами не прочь забыть об этом ее свойстве, забыть и поселиться в ней навсегда.

Львов А. Бульвар Целакантус: Повести и рассказы. / Художник К. Соостер. М.: Молодая гвардия, 1967. - (Библиотека советской фантастики). — 176 стр.

«Бульвар Целакантус» — первый сборник фантастических рассказов молодого писателя.

Товарищи читатели!

Редакция фантастики, приключений и путешествий просит вас присылать краткие отзывы о книгах, а также свои предложения по улучшению их содержания и оформлении.

Наш адрес: Москва, А -30, Сущевская, 21. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Массовый отдел.

Трэшевый дистопический стёб в двух частях.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

— Они напоминают мне гадаринских свиней,[1] — объявила Милдред Пелам.

Прервав осмотр битком набитого пляжа, подступавшего к террасе кафетерия, Роджер Пелам взглянул на жену.

— Почему ты так говоришь?

Какое-то время Милдред продолжала читать, потом опустила книгу.

— Ну, а разве нет? — риторически спросила она. — Они похожи на свиней.

Пелам едва улыбнулся при этом слабом, но характерном проявлении мизантропии. Он внимательно посмотрел на торчавшие из шортов собственные белые коленки, на полные руки и плечи жены.

Главная тема научно-фантастических рассказов молодого украинского писателя Александра Тесленко — биоконструирование, отношения человека с удивительным миром, созданным его умом и талантом. Сюжеты рассказов вытекают из устремлений нашего современника, из его интенсивного научного поиска, из его чувства высокой ответственности за жизнь человека, за судьбы мира.

эта повесть, описывающая приключения двух братьев Ника и Эрика Отфридсона, представляет собой вторую часть трилогии про никсов – стражей водных путей ведущих в волшебный мир. События разворачиваются во время второй мировой войны

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гусейн Джавид

Князь

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Князь - статный, с горделивым взором, черноволосый грузин, 40 лет. Жасмен - вторая жена Князя, 22 лет. Лена - дочь Князя от первой жены, 19 лет. Соломон - дядя Князя, 60 лет. Антон - сын садовника, техник, 27 лет. Марго - мать Антона, седоволосая, в национальной одежде, служанка Князя, 50 лет. Шакро - из приближенных Князя, оппозиционер-социалист, 35 лет. Старик немец - без одной руки, 70 лет. Немка - 45 лет. Ее дочь - блондинка, 19 лет. Первый рабочий. Второй рабочий. Крестьянин. Кинто. Сыщик. Гость. Рабочие, полицейские, слуги, музыканты, гости, клиенты и другие.

Гусейн Джавид

Шейда

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Меджид-Эфенди - директор типографии. Ашраф - его сын

Шейда Рамзи Рауф редакторы

Макс Мюллер - немец, художник. Роза - дочь Мюллера. Мария - мать Розы. Масуд - главный наборщик.

Гара Муса Юсиф наборщики

Могильщик, ангел в черной одежде, другие наборщики, музыканты, полицейские и тюремные служители.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Большая комната, принадлежащая дирекции типографии. Одна дверь и два окна комнаты выходят на улицу, слева другая, постоянно открытая дверь ведет в типографию. На стенах висят календари, карты... Справа и слева стулья и столы. На столах - книги, брошюры, журналы, газеты и пр. Конец зимы. Когда открывается занавес, Рауф за столом у окна что-то энергично пишет, светловолосый и чувствительный Шейда, дымя сигарой, задумался, приставив руку ко лбу.

Гусейн Джавид

Шейх-Санан

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Шейх-Кабир - седовласый почтенный богослов, известный своей добродетелью и ученостью, знаток религиозных доктрин. Шейх-Абузар - его приближенный и домоправитель. 3ахра - дочь Шейх-Кабира. Азра - подруга Захры, дочь Шейх-Абузара. Шейх-Санан - ученик Шейх-Кабира, тридцати лет.

Шейх-Хади Шейх-Садра Абулула товарищи Шейх-Санана.

Шейх-Марван - ученик Шейх-Кабира, одноглазый, среднего возраста. Шейх-Наим - товарищ Шейх-Марвана.

РИЧАРД ДЖЭССЕП – представитель среднего поколения писателей, мастеров детективного жанра. Автор множества остросюжетных рассказов, а также романов «Суббота в Шайенне», «Юные не плачут», «Техасский изгнанник», «Месть команчей» и др.