Волчонок

Трудно, наверное, быть не таким как все, особенно, если по своему личному мнению ты от всех остальных не так уж сильно и отличаешься. Только вот, поди, объясни это тем остальным. Ещё труднее понять, почему, когда ты к ним со всей душой, они тебе в ответ только серебряным крестом в морду тычут, да святой водой окропляют. А если вдруг ты по доброте душевной решишь не связываться с супостатами, да оборотней обращённых не плодить, так они тебе ещё и оглоблей по заду поддадут…

Отрывок из произведения:

Снаружи завывала вьюга, снег припорошил всё вокруг и сам дом, и околицу, и огороды, и лес, начинающийся сразу за заборами. Денёк сегодня выдался не в меру холодный, а тут и вечер подкрался незаметно, а за ним и неминуемая ночь.

Казалось и зверский холод и сама ночь и полная луна являют собой какое-то особое, дьявольское предзнаменование. Вот только какое именно, в этом был главный вопрос. И ответить на него вряд ли кто-то был сейчас в силах….

Другие книги автора Надежда Башлакова

Ведьму от сожжения на костре спасает дракон. Между ними начинается некоторое противостояние, а затем завязываются дружеские отношения…

Самолёт терпит крушение, попадая в портал. Единственная выжившая девушка — Виктория приходит в себя в плену у драков. Ей удаётся бежать. В новом мире она встречает множество мифических существ, обретает дружбу и любовь. Здесь Виктория находит семью, которая с радостью принимает её в своё лоно.

Пыталась вставить в «Волчонка» краткое содержание и раскрытие темы для конкурса, да так усердно, что это зацепило и «Рождение Топаз». Теперь вроде всё на своих местах. Итак, этот роман в некоторой степени относится к поджанру русское фэнтези, правда, страна, где происходят события вымышленная, а вот боги и духи славянские, то есть самые что ни есть нам родные.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Михаил Бобров

Серое утро

Соул - застывшая молния. Откровение главного пути.

Великая энергия солнца - не подарок, а поручение.

Не ставьте ограничений - сейчас вы более свободны, чем всегда.

"Руны - названия и толкования".

Неизвестный автор.

К этому утру лучше всего подходила музыка ДДТ. Не песня - ни одна из их песен; а музыка, проигрыш, кажущаяся бессмысленной музыкальная тема, создающая ощущение чего-то подкрадывающегося, страшного своей неизвестностью.

Решающее сражение должно было разыграться под стенами Балад Нарана, именно туда, к последней крепости Эльвалье, двигались главные силы черного воинства лорда Бэйна. Неисчислимые полчища забили дороги. С руганью и криками кавалерийские полки кое-как продирались сквозь плотные ряды тяжелой пехоты. Свирепые волколаки яростно огрызались, когда мимо них тащились черные тролли с огромными топорами на плечах. Однако даже бешеные волки испуганно прижимали уши, едва заметив приближающиеся мрачные силуэты умертвий, почуяв их ледяное дыхание. На мостах то и дело возникали заторы, и командующим армиями стоило величайших трудов наладить хоть какое-то подобие порядка. Лишь отряды гриффинов свободно проносились в воздухе над дикой сумятицей, стремясь к цели — осажденному Балад Нарану.

Алексей Борзенков

-=[ * * * ]=

Вот, только что закончил, с пылу с жару, как говорится. Вначале пытался написать из этого что-то большое, но так и не смог, так что получилось то, что получилось - всего 11KB. Hадеюсь, вам это понравится, но любая критика/комментарии и так далее только приветствуется.

Да, кстати, постить в фэху разрешаю, под тем же именем, что и в прошлый раз, т.е. Алексей Борзенков. Так что можете не боятся, я буду только рад. Дело в том, что это уже законченное мной произведение, и поэтому... можно! :)

Ann the Dragon

Вымирающий вид

1.

Она родилась в семье сильных мужчин, доблестных воинов и верных любящих женщин. Сколько она помнила себя, в их доме царила атмосфера ожидания, бабушка ждала неуспокоившегося деда, мама - рвущегося в бой отца и лишь очень редко в дом заглядывала неподдельная радость, когда возвращались воины, рассаживались в любимые кресла и рассказывали облепившим их детям о разных странах, о прекрасных замках и диковинных зверях. В такие минуты женщины, затаив дыхание и утирая непрошенную слезу, молились, что мужчины останутся, и весной они все вместе посеют хлеб, а по осени вся семья соберется на празднике жатвы и встретит рождество вместе. Hо королю всегда мало было утвержденных границ и завоеванных земель, и он объявлял очередной поход, а воины снимали со стены оружие, оседлывали коней и уходили, чтоб блеснуть в бою, победить или погибнуть, ведь в этом суть жизни воина, в звоне скрещенного оружия, в благородном гарцевании верного коня, в неумолимой пляске кипящего боя. А женщины опять молили богов о возвращении любимых, о том, чтоб они остались живы, о том, чтоб боги позволили увидеть воинов еще раз. Она увидела его случайно, когда по привычке прогуливалась на рассвете по лесу. Он сидел на большем буром валуне, опустив голову, о чем-то размышляя. Ранний ветер играл его непокорными темнорусыми волосами, а лучи только что родившегося солнца, отражаясь в нежной прохладе реки, скакали по его красивому серьезному лицу. Hа нем был плащ с переплетенными змеями, и она в ужасе отступила в заросли кустарника. Она знала, кто он. Его боялись, ненавидели молодые воины, уважали, но сторонились старики. Hо и те и другие знали, что он один из лучших воинов этого королевства. Дед говорил, что он умел как ветеран, быстр как молния и жесток как сама смерть. У его ног разбилось не одно девичье сердце. Кого-то он приближал к себе, но быстро оставлял, с циничной улыбкой уходя, а девушки горько плакали, а одна, не пережив горя бросилась с крепостной стены. Ее родные прокляли его, а он с ухмылкой пошел дальше. Вспомнив все это, она захотела поскорее уйти, но ветерок и блики воды не отпустили ее, и она стояла за плотной паутинкой кустарника,не шевелясь, боясь выдать себя. Она смотрела на него, давая себе отчет в том, что уже не сможет не думать о нем, не искать его глазами и будет ждать его из каждого похода и бежать к городским воротам, чтоб увидеть его, убедиться в том, что он жив, чтобы потом уйти домой и ждать, плача и молясь о том, что он придет и постучит в ее дверь, а войдя в дом, останется навсегда....

Эту книгу составил четвертый роман фантастической саги о Воплощениях Бессмертия, в котором место кровавого воплощения Войны занимает человек, не веривший ни в Бога, ни в Дьявола. Но даже индийскому радже приходитсяраспутывать коварные замыслы Отца лжи, чтобы война служила уничтожению зла, а не порождала его.

Эту книгу составил второй роман фантастической эпопеи о Воплощениях Бессмертия. Речь в нем пойдет об обычном человеке, которому судьба предназначила занять место одного из Воплощений — Времени, чьим символом являются Песочные Часы.

Голуб Роман

Последний Переход

(Из цикла Дети Радуги).

...А он приходит, чтобы вновь уйти

Печальный рыцарь, ищущий кого-то,

Кого-то, кого встретил на пути

И потерял...

Часть Первая - Возвращение.

Пролог.

Опять дождь. Резкий холодный ветер. Серо-стальное неспокойное море, с ревом бьющееся в непоколебимую грудь прибрежных каменных утесов в надежде когда-нибудь сломить непокорных гигантов. Hизкие свинцовые тучи, медленно ползущие над головой. Холодные, крупные капли, летящие к земле и взбивающие тяжелый бархат мокрого песка...

Роман Голуб

Пустая комната

(из цикла: "Дети Радуги")

Пролог

Пустая комната... Серые, обшарпанные стены, потолок с облупившейся известкой и, зияющими сквозь нее, трухлявыми балками перекрытия... Грязный пол, покрытый зеленоватой плесенью с редкими вкраплениями крысиного помета...

Это мой самый страшный сон... Всегда, когда я вижу его, мое сознание охватывает Пустота...

Пустая комната, комната для меня...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Фантастическая история, описанная ниже, является плодом воображения автора. При работе над романом не использовано ни одного документа с грифом «Совершенно секретно». Автор не уверен в существование планеты Фербис. Любые совпадения названий: государств, организаций, должностей, имен и фамилий, а так же технологий, спец подразделений и всего остального — совершенно случайны…

XX–XI — века, где правит бал прогресс и наука. Но что если это лишь ширма, под которой прячется нечто более глубинное? Магия, например.

Вы спросите — так ли это? И если да, то, как тогда живёт современная ведьма в нынешнее время?

Ответ: скрытно! А так же довольно прозаично, скучно и однообразно! По крайней мере, так думает Оливия Уорен — ведьма из рода могущественных колдуний. Однако девушка смирилась с таким положение дел, где ей не дано демонстрировать свои способности, и приняла «правила игры» мира простых смертных. Может поэтому она оказывается столь дезориентированной, когда спокойная и размеренная жизнь в один прекрасный день становить с ног на голову!? А смерть уж дышит в затылок, надвигается беда и помочь некому, кроме незнакомца, окутанного тайной, диктующего свои условия и вообще чересчур наглого. Что делать несчастной девушке? Сдаться и предаться в руки коварной судьбы? Или может, наконец, вспомнить, кто она и вступить в бой, черпая силу у колдовского наследия данного ей?

Уникальные воспоминания MG-Schutze (пулеметчика) мотопехотных частей 24-й танковой дивизии Вермахта, прошедшего через самые кровавые бои Восточного фронта, чудом вырвавшегося из Сталинградского котла, где полегла вся его дивизия, выжившего в кромешном аду Никопольского плацдарма и после страшного разгрома немецких войск в Румынии. Несмотря на строжайший запрет, Киншерманн всю войну вел фронтовой дневник, на основе которого и написана данная книга.

Эти мемуары — редкая возможность увидеть Великую Отечественную «с той стороны». Откройте для себя «окопную правду» по-немецки. Загляните в душу врага. Попробуйте на вкус соленый, кроваво-красный снег Восточного фронта…

Маленькое подсолнечное поле сиротливо ютилось между рекой и низким лесом. Догорал август. Семечки высыпались, но никто не приходил убрать урожай. Никто не придет и поздней осенью, когда зарядят тихие осенние дожди. Так и останутся стоять подсолнухи, с надломленными стеблями и полупустыми корзинками, засыпанные снегом, который повалит после дождей.

Но сейчас над подсолнухами жужжат дикие пчелы.

Их стремительный полет заканчивается на желтых цветах. Посидев там недолго, пчелы взмывают вверх и летят над лесом, над дикими каштанами и акациями, потом опускаются на полевые цветы, на пожухлые травы. По-видимому, гнезда, где они копят мед, совсем близко, может быть, в скалах у реки, потому что он чувствовал тонкий аромат меда.