Вокруг света на «Коршуне»

История юного моряка Ашанина во многом схожа с ранним периодом жизни самого Станюковича. Подобно герою повести, писатель в юности обучался в морском корпусе и был отправлен в кругосветное плавание. Обо всех впечатлениях, приключениях, происходивших во время этого плавания, и рассказывается в повести Константина Станюковича "Вокруг света на "Коршуне".

Художник В.М.Жук

Отрывок из произведения:

В один сумрачный ненастный день, в начале октября 186* года, в гардемаринскую роту морского кадетского корпуса неожиданно вошел директор, старый, необыкновенно простой и добродушный адмирал, которого кадеты нисколько не боялись, хотя он и любил иногда прикинуться строгим и сердито хмурил густые, нависшие и седые свои брови, журя какого-нибудь отчаянного шалуна. Но добрый взгляд маленьких выцветших глаз выдавал старика, и он никого не пугал.

Семеня разбитыми ногами, директор, в сопровождении поспешившего его встретить дежурного офицера, прошел в залу старшего, выпускного класса и, поздоровавшись с воспитанниками, ставшими во фронт, подошел к одному коротко остриженному белокурому юнцу с свежим отливавшим здоровым румянцем, жизнерадостным лицом, на котором, словно угольки, сверкали бойкие и живые карие глаза, и приветливо проговорил:

Рекомендуем почитать

Переиздание приключенческой повести А. Н. Рыбакова. Увлекательная по сюжету, насыщенная романтическими событиями, эта книга пользуется широкой популярностью среди юных читателей.

Печатается по изданию: Рыбаков А. Собр. соч., в 4-х т. М.: Сов. Россия, 1981. Т. I. — 528 с.

Художник: В. В. Соколов

Роман «Зверобой» — первая книга пенталогии замечательного американского писателя, посвященной приключениям охотника Натаниэля Бампо. В этом романе Купер обращается к юности героя. Жизнь Зверобоя (таково одно из прозвищ Натти Бампо) неотделима от жизни окружающих его лесов, рек, озер, от романтического мира индейских легенд. Здесь завязывается дружба Натти Бампо с отважным Чингачгуком. Действие в романе происходит в сороковые годы XVIII века.

Перевод с английского Т. Гриц

Художники Г. Г. Поплавский и Н. Н. Поплавская

Печатается по изданию: Купер Ф. Зверобой. — М.: Дет. лит., 1975.—511 с.

Книгу известного советского писателя-фантаста Ивана Ефремова составили повесть «Сердце Змеи» и научно-фантастический роман «Час Быка». Они являются логическим продолжением «Туманности Андромеды». Эти произведения рисуют будущее в оптимистических красках, проникнуты верой в неиссякаемые творческие силы и разум человека.

СОДЕРЖАНИЕ:

Сердце Змеи

Час Быка

Художник В. Малахов

Печатается по изданиям:

Ефремов И. Звездные корабли; Сердце Змеи: Повести. — Ростов н/Д: Ростов, кн. изд-во, 1984.

Ефремов И. Час Быка: Науч. — фантаст, роман. — М.: Мол. гвардия, 1970.

Роман Д. Фенимора Купера «Последний из могикан» входит в серию пяти всемирно известных романов автора: «Зверобой», «Последний из могикан», «Следопыт», «Пионеры» и «Прерия».

Данная книга посвящена описанию жизни и обычаев индейских племен и любимому герою Купера, охотнику и зверолову, — Натти Бампо.

Перевод с английского Е. М. ЧИСТЯКОВОЙ ВЕР и А. П. РЕПИНОЙ

Художник А. К. ШЕВЕРОВ

Печатается по изданию: Купер Ф. Последний из могикан. — М.: Правда, 1978.

Любопытно заглянуть в будущее, лет этак на сто вперед — не правда ли? Читатель имеет эту возможность. Вместе с героиней книги Алисой Селезневой и ее приятелем Пашкой Гераскиным он совершит не одно фантастическое путешествие во времени и пространстве, окунется в мир удивительных приключений.

СОДЕРЖАНИЕ:

ОТ АВТОРА

РЖАВЫЙ ФЕЛЬДМАРШАЛ. Повесть

ВОКРУГ СВЕТА В ТРИ ЧАСА. Рассказ

ЧУДОВИЩЕ У РОДНИКА. Рассказ

МОЖЕТ, ЭТО НЕ АЛИСА? Рассказ

КЛАД НАПОЛЕОНА. Рассказ

ВТОРОГОДНИКИ. Рассказ

УЗНИКИ «ЯМАГИРИ-МАРУ». Повесть

ПЛЕННИКИ АСТЕРОИДА. Повесть

Художник В. М. ЖУК

В этом сборнике представлены произведения признанных мастеров, которые пишут в жанре фантастики. Среди них — роман К. Саймака, рассказы Жерара Клейна, Фредрика Брауна, Бертрана Чендлера и др. Все эти произведения объединяет тема многообразия форм разумной жизни.

СОДЕРЖАНИЕ:

Клиффорд Саймак. ЗАПОВЕДНИК ГОБЛИНОВ. Пер. с англ. И. Гуровой

Франсис Карсак. ГОРЫ СУДЬБЫ. Пер. с франц. Ф. Мендельсона

Орасио Кирога. АНАКОНДА. Пер. с испан. С. Мамонтова

Жерар Клейн. ИОНА. Пер. с франц. А. Григорьева

Жерар Клейн. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. Пер с франц. А. Григорьева

Фредрик Браун. ЗВЕЗДНАЯ МЫШЬ. Пер. с англ. Л. Этуш

Бертран Чендлер. КЛЕТКА. Пер. с англ. А. Санина

Лино Альдани. КОРОК. Пер. с итал. Л. Вершинина

Гарри Уолтон. ТОТ, КТО ВСЕГДА ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Пер. с англ. И. Шуваловой

Г. Ануфриев, С. Солодовников. ВСЕ — ЖИВОЕ, ИЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. (Послесловие)

Составители: Г. Ануфриев, С. Солодовников

Художник: К. Шарангович

Увлекательный приключенческий роман о доблестном смельчаке Найджеле Лоринге, которому по плечу и рыцарские доспехи, и бремя рыцарского долга. Действие романа происходит в 1356 году в разгар Столетней войны, кульминацией действия служит битва при Пуатье, в которой англичане одержали решительную победу, взяв в плен французского короля.

Перевод с английского: Ирины Гавриловны Гуровой

Вступление и примечания: Кирилла Андерсона

Художник: Николай Васильевич Лямин

"В дебрях Центральной Азии" (записки кладоискателя) — третья книга В.А.Обручева (после "Плутонии" и "Земли Санникова") Золото старых рудников, сокровища древних городов и храмов — всё это не без приключений достается главным героям книги…

Текст печатается по изданию: Обручев В.А. В дебрях Центральной Азии (записки кладоискателя) М.: Географгиз, 1951

Другие книги автора Константин Михайлович Станюкович

Герои рассказов К. М. Станюковича – матросы и офицеры, умеющие побеждать опасности и выходить с честью из труднейших положений.

Для среднего школьного возраста.

Только что пробил колокол. Было шесть часов прелестного тропического утра на Атлантическом океане.

По бирюзовому небосклону, бесконечно высокому и прозрачно-нежному, местами подернутому, словно белоснежным кружевом, маленькими перистыми облачками, быстро поднимается золотистый шар солнца, жгучий и ослепительный, заливая радостным блеском водяную холмистую поверхность океана. Голубые рамки далекого горизонта ограничивают его беспредельную даль.

Волшебная тропическая ночь, вслед за закатом солнца, почти внезапно опустилась над Батавией [1] и, благодаря ветерку, дувшему с моря, дышала нежной прохладой, казавшейся таким счастьем после палящего зноя дня. Мириады звезд зажглись на небе, и луна, круглая и полная, лила свой серебристый свет с высоты бархатисто-темного купола и, медленно плывя, казалась задумчивой и томной.

В эту чудную ночь, накануне Рождества Христова, белый катер с клипера «Забияка», стоявшего верст за шесть, за семь на рейде, – дожидался у одной из пристаней нижней части города господ офицеров, бывших на берегу.

Жapa тропического дня начинала спадать. Солнце медленно катилось по горизонту.

Подгоняемый нежным пассатом, клипер нес свою парусину и бесшумно скользил по Атлантическому океану, узлов по семи. Пусто кругом: ни паруса, ни дымка на горизонте! Куда ни взглянешь, все та же безбрежная водяная равнина, слегка волнующаяся и рокочущая каким-то таинственным гулом, окаймленная со всех сторон прозрачной синевой безоблачного купола. Воздух мягок и прозрачен; от океана несет здоровым морским запахом.

Однажды, в начале декабря 186* года, когда щегольской корвет «Кречет» стоял на двух якорях на большом рейде Батавии, я — тогда юный гардемарин — правил вахтой с полуночи до четырех утра.

Огни были потушены. Вокруг царила тишина.

Капитан и большая часть офицеров были на берегу. Старший офицер, штурман, механик и «батя», как все звали иеромонаха Антония, никуда не съезжавшего с корвета, давно спали в своих душных каютах.

Команда спала на палубе. Отделение вахтенных дремало, примостившись на бухтах снастей и у пушек.

Константин Михайлович Станюкович — талантливый и умный, хорошо знающий жизнь и удивительно работоспособный писатель, создал множество произведений, среди которых романы, повести и пьесы, обличительные очерки и новеллы. Произведения его отличаются высоким гражданским чувством, прямо и остро решают вопросы морали, порядочности, честности, принципиальности.

В десятый том вошли рассказы и повести: «Дождался», «Свадебное путешествие», «Севастопольский мальчик», «Событие», «Мунька», «„Берег“ и море», «Собака», «Тоска», «Оба хороши» и маленькие рассказы.

http://ruslit.traumlibrary.net

Несколько лет тому назад мне пришлось гостить у одних знакомых на хуторе в степной части Крыма.

На этом хуторе, в числе работников, жил старый отставной матрос прежнего Черноморского флота Кириллыч. Он пробыл на службе лет двадцать и, как скромно выражался, «кое-что и повидал на своем веку». Он и «принял» немало линьков и «бою» от начальства, и с «черкесом» воевал во время крейсерств у Абхазских берегов тогда еще непокоренного Кавказа, он и с «туркой дрался» в Синопском сражении, бывши сигнальщиком на том самом корабле, где имел свой флаг адмирал Нахимов, и затем, во время осады Севастополя, безотлучно пробыл шесть месяцев на знаменитом четвертом бастионе, пока ядро не раздробило ему левую ногу.

Однажды вешним утром, когда в кронштадтских гаванях давно уже кипели работы по изготовлению судов к летнему плаванию, в столовую небольшой квартиры капитана второго ранга Василия Михайловича Лузгина вошел денщик, исполнявший обязанности лакея и повара. Звали его Иван Кокорин.

Обдергивая только что надетый поверх форменной матросской рубахи засаленный черный сюртук, Иван доложил своим мягким, вкрадчивым тенорком:

— Новый денщик явился, барыня. Барин из экипажа прислали.

Популярные книги в жанре Морские приключения

Небольшая приключенческая повесть. Пираты, острова, "Летучий Голландец"... И, конечно, пара мальчишек, влипших во все это. Повесть возникла из старой недоигранной ролевой игры, которую мы играли напару с Олей К., огромное спасибо ей за одного из главных героев, такого живого, хотя и немного мертвого.

— Годдэм! Московиты обнаглели! — в раздражении воскликнул первый лорд адмиралтейства, когда лондонские газеты сообщили об открытии русскими трёх новых земель на севере Тихого океана. — Для чего мы посылали туда Кука и Ванкувера? Чтобы они всё проворонили? чтобы подарили острова этому…

— Крузенштерну! — подсказал секретарь.

— Знакомая фамилия. Где я мог её встречать?

— В наградных списках, милорд. Прежде он служил в британском военном флоте. Его коллега Лисянский — тоже.

Троих матросов выбросило на необитаемый остров. Мучительный голод уже заставляет их подумывать о людоедстве…

Матрос Гарт перед смертью попросил товарища отвезти вдове сундук с вещами и последнее жалованье, четыре гинеи…

Вахтенный плывущего корабля исчез неизвестным образом и отсутствовал двое суток. Появившись после таинственного исчезновения, в объяснение он сплел фантастическую байку, за которую был отправлен в карцер.

На самом деле ничего фантастического в этом происшествии не было…

— Вам предстоит стать не более чем рукой марионетки, — провозгласил лорд Дангарт, вздымая для выразительности руки. — Вам не дано знать, что собирается делать кукловод, как дергаются ниточки или зачем вы выполняете действия, которые от вас требуют. Вам предстоит просто четко исполнять инструкции. Ведь именно за исполнительность вас нам и порекомендовали, Натаниэль…

Дринкуотер щурился, силясь разглядеть прорисовывающиеся на фоне яркого солнца силуэты двух графов. За окном, среди блестящих вод Спитхедского рейда, виднелись громады стоящего на якоре флота Канала. Под ногами он ощущал шевеление могучего корпуса «Королевы Шарлотты», поднимаемого приливом. С пару секунд он обдумывал предложение. За шесть лет, проведенных в качестве второго помощника на яхте-бакенщике Тринити-Хауза, он, по крайней мере, неплохо изучил Ла-Манш, и не так уж важно, переведут ли его на вооруженный куттер «Кестрел». Натаниэль стал исполняющим обязанности лейтенанта одиннадцать лет назад, и в тот момент ожидал от этого события великих последствий, но теперь он стал опытнее, обзавелся женой и достиг возраста, в котором тешившая его некогда идея сделать головокружительную карьеру морского офицера уже теряет свой блеск. Работа в Тринити-Хауз устраивала его, но ему все-таки польстило, когда Дангарт объявил, что именно его, Натаниэля Дринкуотера, выбрали для несения специальной службы на борту куттера, находящегося в непосредственном подчинении Адмиралтейства. Значимость именно этого факта особо подчеркнул второй его собеседник.

Шестнадцать чернокожих матросов украли оружие и взбунтовались против троих белых. Но капитан сумел вернуть себе власть над судном…

Сын капитана Морриса, Джордж, с детства мечтал о карьере моряка, грезил о схватках с пиратами, об опасностях и приключениях. Когда Джорджу исполнилось пятнадцать, отец взял его на свой корабль юнгой – и приключения не заставили себя долго ждать. Однажды на горизонте показались зловещие паруса пиратского судна "Черная Смерть"...

*В FB2-файле полностью сохранена орфография бумажного издания 1928 года*

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В основе остросюжетной приключенческой повести многочисленные испытания, которые довелось преодолеть главным героям, волею обстоятельств оказавшимся на небольшом острове и вынужденным бороться за свое существование и за возвращение на родину.

Рассказы посвящены самым насущным для юного читателя проблемам — экологическим и нравственным.

СОДЕРЖАНИЕ:

Пацаны купили остров. Повесть.

Филиппыч. Рассказ.

Николка и балаган. Рассказ.

Невинную душу отнять. Рассказ.

Художник В.П.Слаук

Роман о любви. Его автор — знаменитая писательница Надежда Александровна Тэффи (Лохвицкая), чья слава до революции была поистине оглушительной… В конце 1920-х годов, уже живя в Париже, она написала этот роман (никогда, кстати, не печатавшийся в СССР) с «закрученным» сюжетом, с преступлениями, парижскими ресторанами и дансингами, наркотиками, написанный как бы под звуки аргентинского танго — популярнейшего танца той эпохи…

Роман о любви?.. А может о расплате за любовь?

Эта книга о последних днях Великой Отечественной войны. Главного героя, молодого парня, в 17 лет призывают на фронт. Он заканчивает учебку в Ташкенте и попадает в штурмовой батальон. С первых дней парню пришлось окунуться в самое пекло. Впереди — город-крепость Кенигсберг. Батальон подходит к неприступному городу, и начинаются суровые будни осады — атаки, кровь, потери и так — до победного конца!…

История трагической любви известного дирижера и оперной дивы перетекает в историю отца и матери «рода людского» – Адама и Евы, и обе эти «внешние» линии, в свою очередь, причудливо переплетаются с внутренней – а возможно, и основной для романа – линией, главным персонажем которой становится великая музыка Берлиоза…

Три уровня повествования должны рано или поздно соединиться.

Но – что их объединит?