Вокруг красной лампы

Артур Конан-Дойл

Вокруг красной лампы

Содержание:

Предисловие автора

Отстал от жизни

Его первая операция

Ветеран 1815 года

За грехи отцов

Неудачное начало

Проклятие Евы

Любящее сердце

Жена физиолога

Месть лорда Сэннокса

Успехи дипломатии

Перед камином

Фиаско в Лос Амигос

Женщина - врач

Из практики

Предисловие автора

(Извлечено из продолжительной и оживленной переписки с одним американским другом)

Рекомендуем почитать

Экстравагантный профессор Челленджер и падкий на сенсации репортер Эдвард Мелоун загораются идеей организовать экспедицию в Африку. Ее цель — подтвердить или опровергнуть утверждения Челленджера о том, что в самом сердце черного континента еще сохранились гигантские доисторические животные. Но экспедиция, начинавшаяся как курьез, оборачивается нешуточной борьбой за выживание. Герои должны оставить в прошлом свои разногласия и распри, чтобы просто выжить и суметь вернуться домой…

В сборник включены романы «Затерянный мир» и «Отравленный пояс».

Перевод: Игорь Гаврилов

В этот сборник вошли три научно-фантастических произведения Конан Дойла. Книги, которые в свое время считались шедеврами приключенческой и научно-фантастической литературы, и теперь не утратили своей привлекательности для читателя.

«Затерянный мир» – один из золотых образцов фантастики, роман, без которого не существовало бы ни культовой «Земли Санникова», ни сногсшибательных «Годзиллы» и «Парка Юрского периода».

Блистательный «Отравленный пояс» восхитит всех ценителей классической приключенческой литературы так же, как и один из первых образцов «фантастики катастроф» – повесть «Когда Земля вскрикнула».

Крупнейший английский писатель, тонкий мыслитель, общественный деятель, публицист, доктор медицины и доктор права сэр Артур Конан Дойль известен всему миру как непревзойдённый мастер детективного и приключенческого жанров. Однако огромный пласт его литературного наследия состоит из рассказов, не вошедших ни в один из официальных циклов: исторические, детективные, приключенческие, фантастические, рассказы о любви, хитроумных аферах, поразительных совпадениях, морских злоключениях… Есть и такие, где смешиваются разнообразные темы и жанры. Каждый такой рассказ – небольшой шедевр, не уступающий самым знаменитым произведениям мастера.

Представляем вниманию читателей второй том избранных рассказов автора, в том числе так называемых «апокрифов» – произведений, в разное время приписываемых перу Конан Дойля, не уступающих, однако, в виртуозном исполнении самому писателю.

Книга знакомит с произведениями на тему, которую читатели не привыкли связывать с пером Конан Дойла. Это мистические истории, рассказы о спиритических сеансах, удивительные и достаточно убедительные примеры существования потустороннего мира, описания встреч с людьми, давно ушедшими из жизни.

В настоящей книге Конан Дойл – автор несколько необычных для читателя сюжетов. В первой части он глубоко анализирует произведения наиболее талантливых, с его точки зрения, писателей, как бы открывая «волшебную дверь» и увлекая в их творческую лабораторию. Во второй части книги читатель попадает в мистический мир, представленный, тем не менее, так живо и реально, что создается ощущение, будто описанные удивительные события происходят наяву.

В настоящем издании представлены избранные рассказы писателя, собранные в пеструю, многоцветную мозаику, от тайн мистики, до детектива и приключений, дающую прекрасное представление о ярком таланте сэра Артура Конан Дойля.

В книгу вошли 13 рассказов и повесть «Долина Ужаса» – о приключениях знаменитого сыщика и его друга доктора Ватсона. Своеобразный склад ума, неиссякаемая энергия, удивительная логика и наблюдательность и здесь не подводят Шерлока Холмса. След велосипедного колеса, одна отсутствующая гантель, обрывок телеграммы, старая царапина на мебели и еще множество абсолютно не подозрительных, казалось бы, наблюдений становятся для героя книги неопровержимыми уликами при раскрытии серьезных преступлений и доказательствами его уникального таланта.

Профессор Маракот одержим идеей опуститься на океанское дно. В компании биолога Хедли и механика Сканлэна он осуществляет задуманное, но вследствие аварии исследователи оказываются отрезанными от корабля. Неожиданно на помощь отчаявшимся путешественникам приходят… атланты.

На страницах повести «Страна туманов» вы снова встретитесь с профессором Челленджером и журналистом Эдвардом Мэлоуном. Последний по заданию газеты пишет серию статей о спиритуалистах. Для этого он проводит собственное расследование…

Другие книги автора Артур Конан Дойль

В этот увесистый том включены практически все произведения Артура Конан Дойла о жизни и трудовой деятельности Шерлока Холмса: три повести и 56 рассказов.

Мистер Шерлок Холмс сидел за столом и завтракал. Обычно он вставал довольно поздно, если не считать тех нередких случаев, когда ему вовсе не приходилось ложиться. Я стоял на коврике у камина и вертел в руках палку, забытую нашим вчерашним посетителем, хорошую толстую палку с набалдашником — из тех, что именуются «веским доказательством». Чуть ниже набалдашника было врезано серебряное кольцо шириной около дюйма. На кольце было начертано: «Джеймсу Мортимеру, Ч. К. X. О., от его друзей по ЧКЛ» и дата: «1884». В прежние времена с такими палками — солидными, увесистыми, надежными — ходили почтенные домашние врачи.

Классика детектива – лучшие рассказы Артура Конан Дойла о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне в сборнике «Последнее дело Шерлока Холмса».

Военный врач Джон Уотсон ищет недорогое жилье. Его соседом по квартире оказывается загадочный Шерлок Холмс — «сыщик-консультант», способный раскрыть самые запутанные преступления. В это же время череда таинственных убийств, следующих друг за другом, ставит в тупик лондонскую полицию. С этого момента начинаются детективные приключения, без которых не мыслят своей жизни уже несколько поколений любителей этого жанра…

• Серебряный

• Желтое лицо

• Приключения клерка

• «Глория Скотт»

• Обряд дома Месгрейвов

• Рейгетские сквайры

• Горбун

• Постоянный пациент

• Морской договор

• Случай с переводчиком

• Последнее дело Холмса

Illustrations by Sidney Paget, 1893

«В те простодушные времена, — говорит автор романа, — жизнь являла собой чудо и глубокую тайну. Человек ходил по земле в трепете и боязни, ибо совсем близко над его головой находились Небеса, а под его ногами совсем близко прятался Ад. И во всем ему виделась рука Божья — и в радуге, и в комете, и в громе, и в ветре. Ну, а дьявол в открытую бесчинствовал на земле. <…> Гнусный Враг рода человеческого вечно таился за плечом человека, нашептывал ему черные помыслы, толкал на злодейства, пока над головой у него, смертного, витал Ангел-Хранитель, указывая ему узкий и крутой путь добра».

Действие знаменитой повести Артура Конан Дойла «Знак четырёх» крутится вокруг некоего ларца с сокровищами правителя индийского княжества Агры, похищенного некогда англичанином Джонатаном Смоллом и тремя туземцами во время боевых действий в Индии. Трудно сказать, знал ли Артур Конан Дойл подлинную подоплёку этого события или уж такова была сила его фантазии, что способна была порождать сюжеты, часто оказывавшиеся на поверку «почти подлинными», но очень похожая история с сокровищами восточного владыки и английскими солдатами случилась на самом деле. Совсем как в произведении автора, она долгие годы сохранялась в глубокой тайне и вышла наружу только осенью 1893 года, когда в городе Уодсворт скончался отставной солдат, долгое время прослуживший в колониях. Перед смертью он, призвав священника и полисмена, сделал официальное заявление о совершении им кражи. По словам умирающего, он, служа в пехотном полку, в 1885 году принимал участие в боевых действиях против войск короля Бирмы Тибо. После взятия города Мандалай, столицы Бирмы, этот солдат попал в отряд, который охранял королевский дворец…

Легенда об Атлантиде — идеальном государстве, в котором сбылась мечта человечества о счастье, всегда волновала умы и души. И каково же было изумление ученых, решивших исследовать глубочайшую океанскую впадину, когда именно там они обнаружили атлантов — потомков тех, кто выжил во время катастрофы и за счет удивительных научных технологий сделал для себя возможной жизнь под водой.

Популярные книги в жанре Классическая проза

Мы в восторге от того, что он избран! Наш почтенный друг с триумфом прошел в парламент нового созыва. Он — достойный депутат от Многословия, наилучшим образом представленного округа Англии.

Наш почтенный друг обратился к своим избирателям с поздравительным посланием, в коем он отдает должное этим благородным гражданам и каковое являет собой недурной образец сочинительства. Избрав его, — говорит он, — они увенчали себя славой, и Англия осталась себе верна. (В одном из своих предвыборных обращений он отметил, прибегнув к мало известной поэтической цитате, что «нам никакая участь не страшна[1]

Улицы Лондона в летнее утро, за час до восхода солнца, представляют собою картину, удивительную даже для тех немногих, кто, в злосчастной ли погоне за удовольствиями, или в не менее злосчастной погоне за наживой, достаточно к ней пригляделся. Холодом печали и запустения веет от безлюдных улиц, которые мы привыкли в другое время видеть заполненными шумной, бурливой толпой, от притихших, наглухо закрытых зданий, где день-деньской кипит жизнь, — и уже это одно поражает воображение.

Ему очень не хотелось говорить первым, прежде стольких почтенных членов их семейства, когда они, усевшись в кружок у огня в рождественский вечер, решили каждый рассказать какую-нибудь историю; и он скромно заметил, что было бы правильнее, если бы начать согласился «Джон, наш уважаемый хозяин» (за чье здоровье он предлагает выпить). Ему же самому, сказал он, так непривычно быть впереди других, что, право же… Но когда все хором вскричали, что начинать нужно именно ему, и заявили в один голос, что он может, должен и даже обязан начать, он перестал потирать руки, высвободил ноги из-под кресла и начал.

Я не привык писать для печати. Да и какой рабочий человек, ежели он трудится всю жизнь по двенадцати, а то и четырнадцати часов в сутки (не считая нескольких понедельников[1] и дней рождества и пасхи), умеет писать? Но меня просили рассказать попросту, что и как случилось, и вот я беру перо и чернила и пишу, стараясь по мере сил моих, в надежде, что мне простят мои промахи.

Я родился близ Лондона, но работаю в мастерской в Бирмингеме, почти с той самой поры, как закончилось мое ученичество. (Мастерскими мы называем то, что принято называть мануфактурами.) Ученье я проходил в Детфорде, недалеко от места, где родился. По ремеслу своему я кузнец. Имя мое Джон. А зовут меня чуть не с девятнадцати лет «Старый Джон» по той причине, что волос у меня маловато. Сейчас мне пятьдесят шесть, и волос у меня, можно сказать, столько же, сколько было и в девятнадцать, как уже упоминалось выше.

Пишущий эти непритязательные строки — официант, родился в семье официантов, имеет в настоящее время пять братьев официантов и одну сестру официантку, а посему он хотел бы сказать несколько слов насчет своей профессии, но предварительно почитает для себя удовольствием дружески посвятить свое сочинение Джозефу, почтенному метрдотелю кофейни «Шум и гам» (Лондон, Восточно-Центральный округ), ибо нет на свете человека, более достойного называться человеком и заслуживающего большего уважения за его ум и сердце, рассматривать ли его как официанта или же просто как представителя человеческого рода.

Должен признаться, что при всем желании увидеть воочию настоящего альтрурца, особого прилива радушия, когда гость наконец предстал передо мной, вслед за рекомендательным письмом, полученным от одного моего приятеля, я не ощутил. Правда, больших хлопот в гостинице с ним не предвиделось: мне надо было всего лишь снять номер и предупредить, чтобы никаких денег с него не брали под предлогом, что деньги их не имеют у нас хождения. Но последнее время мне особенно хорошо работалось — я жил в окружении своих героев, в местах, где разворачивалось действие романа, участвовал во всех описываемых там событиях — и мне вовсе не улыбалось вводить в наше общество своего гостя или покидать свою компанию ради него. И тем не менее, когда он наконец приехал, сошел с поезда и я пожал его протянутую руку, мне, против ожидания, не составило большого труда сказать, что я рад его видеть. Да я и правда был рад — стоило мне взглянуть ему в лицо, и я сразу же проникся к нему сильнейшей приязнью. Узнал я его без малейшего затруднения, так непохож он был на сошедших с поезда вместе с ним американцев, распаренных, озабоченных и недовольных. Был он нельзя сказать, чтобы молод, но, как говорится, в расцвете лет — возраст, когда наши соотечественники настолько поглощены заботой о том, как бы получше обеспечить свое будущее, что им, право, не до настоящего. Выражение его лица, а в особенности спокойные, ласковые глаза говорили о том, что альтрурец живет всецело в настоящем и что для него границы праздности навсегда отодвинуты за дальний горизонт; во всяком случае, такое впечатление создалось у меня при взгляде на него, почему, повествуя о нем, я и прибегаю невольно к несколько витиеватым выражениям. Роста он был выше среднего и обладал превосходной выправкой. Лицо его — там, где оно не было скрыто бородой, — загорело, то ли на солнце, то ли на морском ветру, и, не будь мне известно из письма приятеля, что он человек образованный и в своей стране небезызвестный, я никогда не заподозрил бы в нем кабинетного ученого; ни бледности, ни изможденности, свойственных людям, обремененным умственным трудом, в лице у него не замечалось. Взяв мою без особого энтузиазма протянутую руку, он так ее стиснул, что я решил избрать на будущее форму ежедневных приветствий, не требующую столь интенсивной работы мускулов.

Скука – моя болезнь, читатель! Я скучаю везде: дома, в гостях, за столом, лишь только утолю свой голод, на балу, лишь только войду в залу. Ничто не занимает мой ум, мое сердце, ничто не развлекает меня, и длиннее всего тянутся для меня мои дни.

А ведь я принадлежу к тем, кого зовут счастливцами. В двадцать четыре года я узнал лишь одно горе: потерю родителей. Сожаление о них – единственное чувство, которое еще меня трогает. К тому же я богат, меня все балуют, лелеют, ласкают, ищут со мной знакомства, я не знаю заботы ни о сегодняшнем, ни о завтрашнем дне. Все мне дается легко, все предо мною открыто. Прибавьте ко всему, что мой крестный отец (он же мой дядюшка) без памяти любит меня и назначил наследником всего своего огромного состояния.

Из огромного художественного наследия Вольтера наиболее известны "Философские повести", прежде всего "Задиг, или Судьба" (1747), "Кандид, или Оптимизм" (1759), "Простодушный" (1767). Писатель блистательно соединил традиционный литературный жанр, где раскрываются кардинальные вопросы бытия, различные философские доктрины, разработанные в свое время Монтескье и Дж.Свифтом, с пародией на слезливые романы о приключениях несчастных влюбленных. Как писал А.Пушкин, Вольтер наводнил Париж произведениями, в которых "философия заговорила общепонятным и шутливым языком".

Современному читателю предоставляется самому оценить насмешливый и стремительный стиль Вольтера, проверить знаменитый тезис писателя: "Все к лучшему в этом лучшем из возможных миров".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Доктор Стэнтон, состоятельный член кинологического клуба, удавлен поводком. Холли берет к себе его осиротевшего пса Рауди и постепенно втягивается в расследование убийства. Однако находчивая Холли Винтер с помощью четвероногих друзей находит разгадку тайны.

Наталья Кончаловская

Песня, собранная в кулак

Гонорар за эту книгу автор передает в фонд защиты мира.

СОДЕРЖАНИЕ

Один из ее друзей

Незабываемое

Клошары

"На балу удачи"

Тротуар

"Мой легионер"

В квартале Пигаль

"А она с нутром, эта малютка!"

Сорок лет тому назад

В доме на авеню де ля Гранд Арме

Размышления за красной скатертью

Начало большой песни

Валерий КОНДАКОВ

ЛЮБОВЬ ПОД ЗВЕЗДАМИ

Для астролога Виктора Бабенко небосвод над головой - это огромный циферблат с двенадцатью знаками зодиака вместо цифр. Солнце и Луна стрелки, отсчитывающие космический ритм всего сущего на Земле. Каждый из нас появился на свет в свой -звездный час. Каждый растет, стареет и умирает под звездами, которые озаряют весь путь по этой планете - от первого шага до последнего. Они просвечивают нас своими лучами, как хрусталь, предопределяя здоровье и недуги... В этом ровным счетом нет никакой мистики. Есть лишь космобиологические закономерности, известные людям еще в IV тысячелетии до нашей эры. Ни одна другая наука не может похвалиться столь древним происхождением. И ни одна наука не может пожаловаться на столь неблагодарное забвение людей. Забвение, которое, кстати, может обходиться обществу слишком дорого. Астролог В. Бабенко, посвятивший жизнь изучению космобиологических факторов, влияния их на человека, открывает нам забытые аксиомы, которые в наши дни звучат как сенсации. Хотя, если вдуматься, что в них необычного? Как говорится, мы живем в подлунном мире, и влиянию космических факторов подвержена вся наша жизнь. В том числе и такая сфера, как любовь. - Начать, наверное, надо с рождения человека. Ведь расположение звезд и планет именно в этот момент определяет всю дальнейшую жизнь,- предлагаю я Виктору Константиновичу. - Нет, рождением-человека мы, пожалуй, закончим,- возражает он.- А начать надо с любви, потому что без нее нет новой жизни. - Значит, поговорим о странностях любви? - Именно о странностях. Тем более что "на любовном фронте" теперь у нас серьезные непорядки. Институт семьи переживает тяжелейший кризис. Крайне редко встречаются пары, которые влюбились друг в друга, что называется, с первого взгляда и душа в душу прожили долгую супружескую жизнь. Зато разводы стали не исключением, а правилом. Эта беда для общества. Но настоящая трагедия - резкий рост числа внебрачных детей. Мало того, что они, как правило, "нежеланные гости" в этом мире. Страшнее, что это малыши с ослабленным здоровьем. - То, что вы говорите, общеизвестно: ученые тщательно анализируют социальные, экономические, нравственные, психологические и другие причины кризиса семьи. А что говорит на сей счет космобиология? - Начну с азов. Из Вселенной в наш организм поступают разного рода энергетические излучения, преобразуются в нем и возвращаются назад. Излучаясь из организма как из точки фокуса, они проходят через окружающий нас мир и также производят определенные преобразования на своем пути. Эти лучи вызывают разного рода биохимические процессы в тех организмах, с которыми взаимодействуют. Процессы могут носить характер разрушительный или созидательный. Как мы говорим, бывают в фазе и в противофазе. В подтверждение приведу классический пример: когда к комнатному цветку приближался тот, кто каждый раз срывал с него листья, лепестки сразу же сворачивались в бутон... Когда же подходил человек, который поливал его, ухаживал за ним, бутон раскрывался, медленно поворачиваясь навстречу. Такая же картина и в человеческих взаимоотношениях. Наблюдательные люди замечают влияние на них других, даже не вступая с ними в словесный контакт. Интуитивное, а точнее, подсознательное чувство симпатии или антипатии подсказывает, как относится к нам другой человек. Иными словами, в фазе или в противофазе находятся излучения нашего организма по отношению излучений его организма. - Но ведь это не всегда можно сразу почувствовать. Допустим, внешняя и сексуальная привлекательность подавляют негативные подсознательные ощущения... - Да, в этом вся сложность. Энергетические излучения организма - это квант. Наши с вами "квантовые тела" беспрерывно обмениваются сигналами, но мы, как правило, не воспринимаем их, ибо привыкли реагировать лишь на импульсы в определенном отрезке частот. И хотя эти квантовые сигналы недоступны органам чувств, тем не менее мы подсознательно знаем о них и называем чувствами - любовью, надеждой, ревностью... При всей своей неуловимости эти импульсы очень важны для нас, они имеют над нами огромное влияние. Во всяком случае, мы вольно или невольно подчиняемся им. - Короче, они служат продолжению рода? - Не только. Поле положительных импульсов способствует самосохранению организма. Опытами ученых разных стран убедительно доказано, что в этом случае на 60 процентов снижается заболеваемость атеросклерозом. Говоря другими словами, защитой от высоких доз холестерина служит... любовь. Это явно противоречит весьма распространенному в официальной медицине воззрению, согласно которому с болезнью, поражающей организм на молекулярном уровне, следует бороться тоже на таком же уровне. Но веди любовь - явление отнюдь не молекулярного порядка. А вот еще факт. Зарубежные медики, обследовав десять тысяч человек, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, установили: при прочих равных условиях те из мужчин, у кого благополучная семейная жизнь, вдвое меньше болели, чем те, кто указал на недостаток согласия в семье. Часто заболевали вдовцы, то есть опять-таки те, кто лишен постоянной женской заботы и любви. - В чем, на ваш взгляд, механизм ее целительной силы? - Выскажу сугубо личную точку зрения. Любовь усиливает взаимосвязь организма с источниками энергии в Солнечной системе. Так сказать, проводит дополнительную подзарядку. При этом речь должна идти об огромных величинах: ведь известно, что человеческий организм излучает энергии больше, чем Солнце в пересчете на грамм-массу. Представьте себе столь мощный поток любви! - Но это может быть излучение и в антифазе. Тогда эффект будет обратный истрепанные нервы, расшатанное здоровье, личное несчастье, а то и жизненная трагедия. Как тут не ошибиться? - В практическом плане раньше этому в значительной мере служил институт помолвки. За время до свадьбы организмы молодых людей с неизбежностью чувствовали, в фазе или антифазе находятся их излучения. Кстати, они, эти импульсы, не зависят ни от внешности, ни от возраста. Поэтому столь часто счастливыми оказываются так называемые странные браки, когда красавица выходит замуж отнюдь не за Аполлона или между супругами большая разница в возрасте. Сторонние люди никак не поймут, что накрепко связывает эти пары, хотя отгадка здесь, как видите, проста. - А как в наши дни помочь влюбленным? - Я бы предложил совершенно элементарные, с точки зрения астролога, вещи: перед вступлением в брак тщательно изучить гороскопы жениха и невесты с точки зрения их личностной и биоритмической совместимости. Благоприятное расположение планет укажет на возможность прочного брака - тогда впору играть свадьбу. И, напротив, неблагоприятное расположение сулит непостоянный, скоротечный союз. Я повторяю аксиомы космобиологии, но для большинства наших сограждан это, как ни странно, открытие. Хотя на Западе вот уже полвека действуют посреднические брачные конторы, которые оказывают консультационные услуги желающим вступить в брак. Есть среди этих контор откровенно халтурные, но большинство работают на высоком научном уровне. - Вы ведь тоже создали в Одессе такую фирму - первую в стране? - Да, она работает уже много лет, и я очень прошу читателей не путать ее с многочисленными посредническими кооперативами, которые подбирают супружеские пары на основе многостраничных тестов. Результативность их, на мой взгляд, невелика, так как партнеры в тестах оценивают себя завышение или, наоборот, комплексуют. У нас субъективность полностью исключается. Мы составляем гороскоп на каждого клиента: один экземпляр посылаем ему, другой храним в картотеке. На основании астрологических данных, учитывающих черты характера, внешние данные, состояние здоровья, подбираем варианты. - Нельзя ли подробнее? - Не видя человека, по астрологическим данным можно точно определить положительные и отрицательные черты характера, а по времени и месту рождения - его внешность: цвет волос, черты лица, фигуру и т.д., его профессиональные наклонности, состояние здоровья. Супружеская пара подбирается так, чтобы отрицательные черты характера, которые есть у любого человека, не вызывали раздражения, разногласия и отрицательных эмоций у обоих. Только в этом случае избранникам будет сопутствовать единство в чувствах, мыслях и поступках. Это позволяет продлить медовый месяц до конца жизни. Мы ведем близкий к идеальному подбор пар по двадцати двум биоритмам, и, право слово, ошибок ЭВМ почти не делает. - Выходит, любовь можно рассчитать по составным на компьютере? - Мы лишь поверяем гармонию алгеброй. Создаем предрасположение для любви. А уж как потом сложатся отношения, это сугубо личное дело двоих. - И вы больше не вмешиваетесь? - Конечно. Мы всего лишь рекомендуем. Хотя многие потом пишут нам. Как правило, благодарят за знакомство. Наши семьи счастливо живут сейчас от Калининграда до Тихого океана. Хотя, должен сказать, что распад СССР резко сузил сферу знакомств, и мы, не желая осложнять жизнь будущих молодых семей, просто не знаем, что делать с письмами из так называемого ближнего зарубежья. Уму непостижимо, что натворили политики в семейной жизни миллионов людей! - Но ведь ваша фирма может подбирать не только супругов? - Разумеется. Например, мы просчитывали совместимость экипажа космонавтов, подбирали участников экспедиций. И даже членов руководящих комитетов. - Что бы вы пожелали людям, вступающим в брак? - Как видите, любовь - это величайшая жизненная энергия. Причем не в переносном, как понимают поэты, а в прямом смысле слова. Так не растрачивайте ее на мелочи! Помните: каждое любовное приключение лишает вас не только частицы любви, но и жизненной энергии. - Но вот отзвучал марш Мендельсона. Молодые супруги ждут первенца. Чем космобиология способна им помочь? - По времени зачатия, точнее, по расположению звезд в этот момент, можно со стопроцентной точностью определить, кто родится - мальчик или девочка? Больше того: возможно достоверно прогнозировать здоровье ребенка, его будущий характер и даже внешние данные. Кстати, при элементарной астрологической подготовке этим могли бы заниматься врачи из женских консультаций. - Вопрос на засыпку: а можно ли заранее запрограммировать пол ребенка? Мол, хочу мальчика - и точка! - Представьте себе, можно. Пол ребенка зависит от того, в каком зодиакальном знаке, мужском или женском, находится Луна в момент зачатия. В зависимости от этого астрологи дают будущим родителям свои рекомендации, когда именно - по часам и минутам - им следует заняться продолжением рода. - Для многих семей большим горем стало отсутствие детей. - Как известно, все процессы в организме женщины протекают по лунному календарю. Поэтому для каждой надо рассчитывать так называемый календарь фертильности на основе данных о положении Луны, Солнца и планет в момент ее рождения. Это, кстати, весьма трудоемкая работа. Многие женщины, которых медицина считает бесплодными, при строго определенном расположении светил способны стать матерями. Обычно в месяц бывает два таких благоприятных для каждой женщины момента. - Фантастика! Но почему мы-то этого не делаем? - Да потому, что медицина, обязанная своим появлением на свет астрологии, затем напрочь отреклась от своей праматери...

Александp KОHДАУРОВ

ФЕМИДА УЛЫБАЕТСЯ

Сyдебные системы множества стpан базиpyются на понятии пpецедента слyчая, pассматpивавшегося в сyдебной пpактике pанее с вынесением pешения по немy, автоматически пpинимающего силy закона. С одной стоpоны это достаточно yдобно - не нyжно многокpатно "обсасывать" однотипные дела, а достаточно пpосто сослаться на пpецедент. С дpyгой - многолетняя сyдебная пpактика накапливает весьма оpигинальные законы.