Воин Лемурии

Воин Лемурии
Автор:
Перевод: С. Молитвин
Жанр: Фэнтези
Серии: Золотая серия фэнтези, Лемурия
Год: 2002
ISBN: 5-17-014954-9

... Мир далекой древности.

Эпоха, когда молода еще была гордая Лемурия — и жалкими дикарями пока что слыли майя и атланты.

Эпоха, когда жили еще на земле и великие, могущественные боги, и страшные, кровавые чудовища, и суровые, мудрые маги.

Эпоха, когда судьба, коей подвластны не только люди, но и боги, послала в мир могущественнейшего из воинов былого — северного варвара Тонгора из клана валькиров, — героя, с коим не сравниться было ни Куллу-Завоевателю, ни Конану-Разрушителю...

Отрывок из произведения:

Ужасный ураган бушевал над непроходимыми джунглями древней Лемурии. Багровые вспышки молний озаряли гонимые ветром тяжелые тучи, подсвечивали низвергавшиеся с неба потоки воды. Стена дождя прижимала к земле деревья, а ветер завывал так, что казалось, над лесом, корчась в немыслимых муках, носятся демоны.

В тысяче футах над джунглями сражался с разбушевавшейся стихией маленький летучий корабль. Его тонкая обшивка вибрировала под натиском бури. Суденышко рыскало из стороны в сторону, словно подхваченный ветром листок. Двигатель тщетно силился противостоять злобной мощи бури, внезапно разразившейся над погруженной во тьму Лемурией, и теперь только уникальные свойства урилиума — волшебного металла, из которого был изготовлен корпус летучей лодки, спасали людей от неминуемой гибели, поджидавшей их в истерзанном ураганом лесу.

Рекомендуем почитать

Анджей Сапковский. Автор, чьи произведения в нашей стране не уступают популярностью «Властелину Колец». Писатель, создавший «Ведьмака». Теперь легендарный цикл закончен. Мы расстались с Геральтом, Цири и Йеннифер… но Мастер дарит нам новую сагу – сагу о Рейневане!

В лето Господне 1420 конец света… не наступил.

Не был освобожден из заточения Сатана.

Не сгорел и не погиб мир.

Ну, во всяком случае – не весь.

Но все равно – было весело.

Наемникам наплевать – на чьей стороне сражаться. Согласно меткой пословице, за золото они готовы идти хоть на всадников Апокалипсиса. Однако для лихих парней из Черного Отряда эта пословица неожиданно становится реальностью…

Их нанимают не короли, не графы – великие маги и чернокнижники. Они сражаются то на стороне Света, то на стороне Тьмы, и противники их – не только люди, но демоны, монстры и даже древние боги…

Смерть? Опасность? Наплевать. Наемники издавна торгуют собственной кровью. А страх перед высшими силами и вовсе неведом лучшим «солдатам удачи» мира!

Это — самая прославленная «артуриана» XX века!

Не просто фэнтези, а ЛИТЕРАТУРНАЯ ЛЕГЕНДА, озаряющая тьму давно прошедших времен светом безграничного воображения...

Не просто увлекательные приключения, а истинная Высокая магия и истинный, высокий дух первоначального, полузабытого артуровского мифа...

Это — чудо, созданное великолепным пером Мэри Стюарт.

Сказание о деяниях Мерлина, величайшего из магов Британии, и Артура, благороднейшего из британских королей. Сага о любви женщины, которую когда-нибудь назовут Гвиневерой, и славного рыцаря, которого еще не назвали Ланселотом.

Повесть о королеве-колдунье, верившей в судьбу, и принце-бастарде, тщетно пытавшемся судьбу превозмочь.

Это — драгоценный подарок для всех, кому хочется еще раз оказаться в мире Артура.

Не пропустите!

Уйдя из Королевской Гавани, Дунк присягнул старому лорду Юстасу Осгри. Однажды, во время засухи, соседка Осгри леди Роанна по прозвищу Горячая Вдова запрудила единственный ручей, орошавший окрестные земли. Не имея возможности отстоять свою воду силой, сир Юстас отправляет Дунка послом к Роанне, предлагая выкуп за то, что та уберет плотину.

Нижеследующая история произошла задолго до событий, описанных в «Первом Правиле Волшебника».

Это — самая прославленная «артуриана»XX века!

Не просто фэнтези, но — ЛИТЕРАТУРНАЯ ЛЕГЕНДА, озаряющая тьму давно прошедших времен светом безграничного воображения.

Не просто увлекательные приключения, но — истинная Высокая магия и истинный, высокий дух первоначального, полузабытого артуровского мифа.

Это — чудо, созданное великолепным пером Мэри Стюарт.

Сказание о деяниях Мерлина, величайшего из магов Британии, и Артура, благороднейшего из британских королей. Сага о любви женщины, которую когда-нибудь назовут Гвиневерой, и славного рыцаря, которого еще не назвали Ланселотом. Повесть о королеве-колдунье, верившей в судьбу, и принце-бастарде, тщетно пытавшемся судьбу превозмочь.

Это — драгоценный подарок для всех, кому хочется еще раз оказаться в мире Артура.

Не пропустите!

Кристофер Сташеф — человек, который сумел сказать собственное — бесконечно оригинальное — слово там, где сделать это, казалось бы, было уже практически невозможно. То есть — в жанре иронической фэнтези. В мире высоких замков, сильно нуждающихся в ремонте, прекрасных принцесс, из последних сил правящих разваливающимися по швам королевствами, обольстительных и веселых ведьмочек, гнусных до неправдоподобия монстров и — чародеев поневоле. Чародеев, чье единственное оружие в мире «меча и магии» — юмор, юмор и еще раз юмор! Мы росли на саге о невероятных приключениях достославного сэра Рода Гэллоугласса. Мы — выросли. Приключения — остались. Мы никогда не сумеем вырасти из этих приключений!

«Хроники Дерини». Уникальная сага— «фэнтези», раз и навсегда вписавшая имя Кэтрин Куртц в золотой фонд жанра «литературной легенды».

«Хроники Дерини». Сказание о мире странном, прозрачном и прекрасном, о мире изощренно-изысканных придворных интриг, жестоких и отчаянных поединков «меча и колдовства», о мире прекрасных дам, бесстрашных кавалеров, порочных чернокнижников и надменных святых. Сказание о мире, силою магии живущем — и магию за великий грех считающем.

Настоящие поклонники фэнтези!

«Хроники Дерини» должны стоять на вашей книжной полке — между Толкиным и Желязны. Особенно — ПОЛНЫЕ «Хроники Дерини»!

Другие книги автора Лин Картер

Содержание:

1.Роберт Говард.«Гиборийская эра» (The Hyborean Age)[=Хайборийская эра] (1936)

2.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Легионы смерти» (Legions of the Dead)[=Воинство мертвецов] (1978)

3.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Поединок в гробнице» (Thing in the Crypt)[=В склепе; Хозяин древнего меча; Страшилище в склепе; Тварь в склепе] (1967)

4.Роберт Говард.«Башня Слона» (The Tower of the Elephant)[=Слоновая башня] (1933)

5.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«В зале мертвецов» (The Hall of the Dead)[=Дворец умерших] (1967)

6.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Бог в чаше» (The God in the Bowl)[=Бог в цилиндре] (1952)

7.Роберт Говард.«Полный дом негодяев» (Rogues in the House)[=Сплошь негодяи в доме ; Багряный Жрец; Красный монах; Оборотень] (1934)

8.Роберт Говард, Лин Картер.«Рука Нергала» (The Hand of Nergal)[=Длань Нергала] (1967)

9.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Город черепов» (The City of Skulls) (1967)

10.Лайон Спрэг де Камп, Бьёрн Ниберг.«Люди туманных гор» (The People of the Summit)[=Народ вершин] (1978)

11.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Проклятие монолита» (The Curse of the Monolith )[=Каменное проклятие; Страж проклятого монолита; Conan and the Cenotaph] (1968)

12.Лайон Спрэг де Камп.«Подземелье смерти» (Conan and the Spider God)[=Конан и бог-паук] (1980)

13.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Бог, запятнанный кровью» (The Bloodstained God )[=Конан: Окровавленный Бог] (1955)

14.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп. «Дочь ледяного гиганта» (The Frost Giant's Daughter)[=Дочь исполина льдов; Дочь ледяного исполина] (1953)

15.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Логово ледяного червя» (The Lair of the Ice Worm) (1969)

16.Роберт Говард.«Королева чёрного побережья» (Queen of the Black Coast)[=Королева чёрного берега] (1934)

17.Роберт Говард.«Долина пропавших женщин» (The Vale of Lost Women)[=Долина исчезнувших женщин] (1967)

18.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Замок ужаса» (The Castle of Terror) (1969)

19.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Рыло во тьме» (The Snout in the Dark)[=Ужас во тьме; Морда в темноте; Тварь в алой башне] (1969)

20.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Ястребы над Шемом» (Hawks over Shem)[=Конан-разбойник] (1955)

21.Роберт Говард.«Черный колосс» (Black Colossus)[=Черный исполин] (1933)

22.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер. «Благородный узник» (Shadows in the Dark)[=Тени во тьме] (1978)

23.Роберт Говард.«Тени в лунном свете» (Shadows in the Moonlight)[=Тени в блеске луны] (1934)

24.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Дорога орлов» (The Road of the Eagles)[=Conan, Man of Destiny] (1955)

25.Роберт Говард.«И родится ведьма» (A Witch Shall Be Born)[=«Раз в столетье рождается ведьма»; Знак ведьмы; Ведьма, которая родится; И родится же ведьма; «...Родится ведьма»] (1934)

26.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Черные слёзы» (Black Tears) (1968)

27.Роберт Говард.«Тени в Замбуле» (Shadows in Zamboula)[=The Man-Eaters of Zamboula;Призраки Замбулы ; Ночные тени Замбулы; Людоеды Замбулы] (1935)

28.Лайон Спрэг де Камп, Бьёрн Ниберг. «Звезда Хоралы» (The Star of Khorala)[=Звезда Хораллы] (1978)

29. Роберт Говард. «Дьяол из железа» (The Devil in Iron)[=Дьявол в железе; Железный дьявол; Стальной демон] (1934)

30.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Огненный нож» (The Flame Knife)[=Огненный кинжал; Кинжалы Джезма] (1955)

31.Роберт Говард.«Люди чёрного круга» (The People of the Black Circle)[=Черные колдуны] (1934)

32.Роберт Говард.«Ползущая тень» (The Slithering Shadow)[=Xuthal of the Dusk; Скользящая тень; Чёрная тень; Сумерки Ксутала] (1933)

33.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Барабаны Томбалку» (Drums of Tombalku) (1966)

34.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Крылатая тварь» (The Gem in the Tower)[=Камень на башне] (1978)

35.Роберт Говард.«Заводь чёрного демона» (The Pool of the Black One )[=Бассейн чёрных дьяволов; Колодец чёрных демонов; Остров чёрных демонов; Источник чёрных; Изумрудная бездна] (1933)

36.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Корона кобры» (Conan the Buccaneer)[=Конан-корсар] (1971)

37.Роберт Говард.«Алые когти» (Red Nails)[=Гвозди с красными шляпками; Красные гвозди] (1936)

38. Роберт Говард. «Сокровища Гвалура» (Jewels of Gwahlur)[=The Servants of Bit-Yakin; Драгоценности Гуахаура] (1935)

39.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Воля богини Небетет» (The Ivory Goddess)[=Богиня из слоновой кости] (1978)

40.Роберт Говард. «За Черной рекой» (Beyond the Black River)[=По ту сторону Чёрной реки] (1935)

41.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер. «Гроза над Чохирой» (Moon of Blood)[=Кровавая луна] (1978)

42.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Сокровища Траникоса» (The Treasure of Tranicos)[=The Black Stranger (Черный незнакомец; Драгоценности Траникоса] (1953)

43.Роберт Говард, Лайон Спрэг де Камп.«Волки по ту сторону границы» (Wolves Beyond the Border)[=Волчий рубеж] (1967)

44.Роберт Говард.«Феникс на мече» (The Phoenix on the Sword) (1932)

45.Роберт Говард.«Алая цитадель» (The Scarlet Citadel)[=Багряная цитадель, Конан-король!] (1933)

46.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Под знаменем Льва» (Conan the Liberator)[=Под знаменем чёрных драконов] (1979)

47.Роберт Говард.«Час дракона» (The Hour of the Dragon)[=Конан-завоеватель (Conan the Conqueror; Конан-варвар]

48.Лайон Спрэг де Камп, Бьёрн Ниберг.«Возвращение Конана» (The Return of Conan )[=Мститель, Конан-мститель; Conan the Avenger] (1957)

49.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Гиперборейская колдунья» (The Witches of the Mists) (1972)

50.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Черный сфинкс Нептху» (Black Sphinx of Nebthu) (1973)

51.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Алая луна Зембабве» (Red Moon of Zembabwei)[=Алая луна Зимбабве] (1974)

52.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Тени каменного черепа» (Shadows in the Skulls)[=Тени в черепе] (1975)

53.Лайон Спрэг де Камп, Лин Картер.«Тени ужаса» (Conan of the Isles)[=Конан-островитянин] (1968)

В холодных глазах Кулла, царя Валузии, отразилось некоторое замешательство, когда в его покои ворвался человек и встал прямо перед царем, дрожа от гнева. Монарх вздохнул, — он узнал нарушителя спокойствия. Ему известен был бешеный нрав служивших ему варваров. Разве и сам он не был родом из Атлантиды? Брул Копьебой, стоя посреди царского чертога, демонстративно срывая со своего обмундирования эмблемы Валузии одну за другой, явно желая показать, что больше не имеет ничего общего с Империей. Куллу было понятно значение этого жеста.

Тот-Амон категорически не согласен с Конаном и в последний момент ускользает на драконе. Конан упорно настаивает на своей версии событий.

Аквилония находится во власти безумного короля Нумедидеса, все мятежи давно подавлены, люди потеряли надежду. Киммерийский воин Конан, раздобыв сокровища Траникоса, собирает огромную армию и пытается свергнуть тирана с престола.

Конан по прежнему удачливый вождь зуагиров, и по прежнему его верные степняки совершают внезапные нападения на небольшие города и караван-сараи, расположенные вдоль границ Турана. Разгневанный Ездигерд, молодой царь Турана, посылает большой отряд воинов для того, чтобы покончить с разбойниками. Побратим Ольгерда, бывшего главаря зуагиров, ведомый жаждой наживы и ненавистью к Конану, заманивает отряд в узкий проход в горах, где по склонам в засаде находятся туранцы. Сумеет ли Конан и его отряд выбраться из смертельной западни?…

Конан и Арно, командиры Золотых Львов (приграничной стражи Аквилонии), ведут войска в пиктские пущи. От нападения больших змей войска рассеяны, а многие погибли. Конан вместе с полусотником Флавием пробираются к Поляне Совета, где проводится собрание пиктских вождей. Там они узнают о том, кто оказался предателем, пославшим войска на верную смерть. Конан решает отомстить — как аквилонскому предателю, так и устроившим резню в лесу пиктам.

Роман является новеллизацией фильма «Конан-варвар» (который, в свою очередь, снят по мотивам книжного сериала о Конане-Варваре), выполненной видными продолжателями саги о Конане.

Ребёнком Конан попал в рабство, которое сделало из него раба-гладиатора. Обретя свободу, Конан ищет виновников гибели своего племени, становясь попутно вором. В башне змея в Заморе он находит следы колдуна, уничтожившего его племя. Вместе с обретёнными друзьями, Конан объявляет войну колдуну Тулса-Дууму.

P.S. Роман в корне расходится с классической хронологией книжного сериала, поэтому традиционно в него не включается.

Обиженный шаман покинул своих соплеменников, отрекся от почитания Древних и, замыслив отомстить, решил осквернить святыню Цаттогуа и похитить хранящийся там колдовской свиток.

Рассказ входит в первую часть («Истории старших магов») «Книги Эйбон» (Book of Eibon). Написан по наброскам К. Э. Смита Лином Картером.

Популярные книги в жанре Фэнтези

— Я, Тан-Тлух, Ветер-В-Лицо, восьмой из рода Крюгер, говорю: не будет больше так, как было раньше!

— Я беру твое слово, Тан-Тлух. Но помни: сказанное здесь доносится до Предков!

Неподвижным, как всегда, было тяжелое, словно вырезанное из мореного дуба лицо Внемлющего. И голос звучал мерно, без гнева и страха, словно не топор сверкал в руке Тан-Тлуха, пришедшего с оружием к Дому Завета. И Тан-Тлух почувствовал, что кровь его становится жидкой и сердце не верит рукам. Предки слышат! Сила их обернется против него и выжмет из груди дыхание, если посмеет он угрожать Внемлющему.

Чужестранцы-аллемани, вторгшиеся в земли колдуний шари'а, обещали мир и покровительство… и жестоко лгали. Ныне шари'а — бесправные рабы суровых завоевателей, их столица — Колдовское Ущелье — лежит в жалких руинах, а магия — даже самая невинная — объявлена ВНЕ ЗАКОНА и карается смертью. Нелегко выжить в этом мире юной целительнице Брилли Мефелл, ежеминутно ждущей ареста и казни. Но все чаще являются ей в видениях давно погибшие великие волшебницы из Колдовского Ущелья, зовущие ее Избранной и утверждающие, что ее предназначение — возродить былое могущество магического народа…

Капитан. Доброе утречко, привет-привет-приветик, мои наилучшие пожелания всем и каждому! Сколько же нас всего здесь, на борту нашего славного звездолета? Давайте-ка разберемся. С вами говорит, натурально, капитан — собственной персоной. Есть еще Первый помощник, с которым не все… как бы это помягче… ну, словом, он не совсем такой, как другие. Впрочем, с ушами у него все в полном ажуре. Доводилось мне встречать первых помощников с чертовски забавными лопухами, но к нашему такое определенно не относится. Значится, так… Еще имеется Бортинженер, запас слов у которого сводится к перечислению признаков износа клапанов, а также Чокнутый Второй помощник, который, запертый в кают-компании, выдирает там набивку из мебели и расстреливает заготовленными впрок комками шерсти приборы рассеянного освещения. Затем следует Связист, неизменно склоненный над своим вечно свистящим радиоприемником и всегда в наушниках. Бульканье и шипение, в которые он так внимательно вслушивается, по-моему, самый что ни на есть обычный звездный фон. Там ведь очень шумно — снаружи… Все, что ли? Никто больше на ум не приходит. Доблестный наш экипаж весьма невелик, зато все в нем как на подбор — одни офицеры. Сколько всего получается? Вроде бы шесть?

Он был хорошим мужем, хорошим отцом. И я не понимаю. Не верю. Не могу поверить в то, что случилось. Я видела, как все произошло, но это неправда. Невозможно, невероятно. Он всегда был таким добрым. Если бы вы только видели, как он играл с детьми, — любой, кто увидел бы его с детьми, с уверенностью сказал бы, что в нем нет ничего плохого, ни капельки.

Когда я впервые встретила его, он все еще жил со своей мамой, недалеко от Весеннего озера. Я часто видела их вместе, мать и сыновей, и думаю, что не знала другого такого, у кого были бы настолько хорошие отношения с семьей. Однажды я гуляла в лесу и увидела, как он возвращался с охоты. Он не поймал даже полевой мышки, но отсутствие добычи не повергло его в уныние. Наслаждаясь утренним воздухом, он весело шагал по тропинке. И это

Раненый рабочий каменоломни лежал на высокой больничной кровати. В сознание он еще не приходил, но само его молчание было внушительным, давящим; его тело, накрытое простыней с намертво застывшими складками, и равнодушное лицо казались телом и лицом статуи. Мать рабочего, словно бросая вызов его молчанию и равнодушию, заговорила вдруг очень громко:

— Ну зачем, зачем ты это сделал? Или ты хочешь умереть раньше меня? Нет, вы только посмотрите на него, на моего сына, на моего красавца, моего ястреба, на мою полноводную реку! — Она точно выставляла напоказ свое горе, летела навстречу возможности выплеснуть его, точно жаворонок навстречу утренней заре. Молчание сына и громкий протест матери означали одно и то же: нестерпимое стало реальностью. Младший сын женщины стоял рядом и слушал. Молчание брата и крики матери измучили его, наполнили его душу тоской, огромной, как сама жизнь. Бесчувственное, безразличное ко всему тело брата, раскрошенное на куски, как кусок мела, давило на него своей тяжестью, ему хотелось убежать отсюда, спастись.

Солнечный свет, как всегда в октябре, желтыми полосами ложился поперек улицы; сотни сухих золотистых полудней шуршали под ногами. Лишь почтенный возраст спасал сикоморы от излишней назойливости. Зато в течение нескольких кварталов ее буквально преследовали фамильярно-дружески настроенные тени знакомых кирпичных стен и балконов. Фонтаны разговаривали с ней так, словно она никуда и не уезжала. Ее не было здесь восемь лет, а этот дурацкий город даже не заметил ее отсутствия; залитый солнечным светом, наполненный шумом множества фонтанов, он обступал ее со всех сторон, точно стены родного дома. Смущенная и обиженная, она прошла мимо дома номер 18 по улице Рейн, даже не взглянув ни на дверь в парадном, ни на ограду сада, хотя каким-то образом — не глазами — все-таки заметила, что и дверь, и калитка в сад заперты. После этого город постепенно отступился и оставил ее наконец в покое. Через один-два квартала он ее уже практически не узнавал. Фонтаны теперь разговаривали с кем-то другим. Теперь ее охватило иное смущение: она не узнавала ни перекрестков, ни подъездов домов, ни окон, ни витрин магазинов и, стыдясь, вынуждена была обращаться с вопросами к уличным указателям и табличкам с номерами домов, а когда отыскала нужный дом и в нем оказалось несколько подъездов, то пришлось войти и сперва спросить у открытых дверей, туда ли она попала. Неубранные постели, семейные ссоры, не до конца застегнутые платья отослали ее наверх, на четвертый этаж, но там на ее стук ответила лишь изящная надпись на дверной табличке: Ф.Л.ПАНИН. Она заглянула внутрь. Комната в мансарде была забита тяжелыми диванами и столами и имела вид разоренного жилища; комната казалась абсолютно чужой, залитой солнцем, душной и беззащитной.

Солли была космическим ребенком — дочерью посланников-мобилей, которые жили то на одном, то на другом корабле, мотаясь по разным мирам и планетам. К десяти годам она налетала пятьсот световых лет, а к двадцати пяти прошла через альтерранскую революцию, научилась айджи на Терре и прозорливому мышлению у старого хилфера на Роканане, закончила хайнанский университет, получила ранг наблюдателя и выжила в командировке на смертоносной умирающей Кеаке, проскочив при этом на предельной скорости еще полтысячи световых. Несмотря на молодость она повидала многое.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эпоха, когда молода еще была гордая Лемурия — и жалкими дикарями пока что слыли майя и атланты.

Эпоха, когда жили еще на земле и великие, могущественные боги, и страшные, кровавые чудовища, и суровые, мудрые маги.

Эпоха, когда судьба, коей подвластны не только люди, но и боги, послала в мир могущественнейшего из воинов былого — северного варвара Тонгора из клана валькиров, — героя, с коим не сравниться было ни Куллу-Завоевателю, ни Конану-Разрушителю...

Синяя Борода слушает Вагнера и увлекается символистами. Кот в сапогах примеряет роль Фигаро. Красная Шапочка зубастее любого волка. Любовь Красавицы обращает зверя в человека, но любовь Чудовища делает из человека зверя.

Это — не Шарль Перро. Это — Анджела Картер, удивительная и неповторимая. В своем сборнике рассказов, где невинные сюжеты из Шарля Перро преобразуются в сумрачные страшилки, готические и эротические, писательница добилась ослепительного совершенства...

Реалистическая, трагифарсовая грань творчества выдающейся английской «магической реалистки». Время действия — 1969 год. Место действия — сонная городская окраина. В любовном треугольнике — намного больше сторон и страстей, чем открыто взгляду.

Она были слишком своеобразным, слишком неистовым писателем: попеременно чопорной и скандальной, экзотической и обыденной, изысканной и вульгарной, манерной и скабрезной, занимательной и обличительной, пышной и мрачной. От транссексуальной колоратуры «Страстей новой Евы» и до бесшабашных мюзик-холльных вечеринок «Мудрых детей» ее романы не спутаешь ни с какими другими... Иногда на протяжении романа характерный для Картер голос, эти пропитанные опиумным дымом каденции, то и дело прерываемые режущими по живому или комическими диссонансами, эта смесь лунного камня с фальшивыми бриллиантами, изобилия и мошенничества может утомлять. В своих рассказах она способна ослеплять, когтить и ускользать, оставаясь все время впереди.