Воин

Воин
Автор:
Перевод: Павел Киракозов
Жанр: Научная фантастика
Серии: Координаты чудес, Дорсай
Год: 1997
ISBN: 5-15-000428-6

Воины Дорсая — офицеры и солдаты, мужчины и женщины, старики и дети, — сражаясь за свою независимость, противостоят захватчикам-землянам. Ум, сила и отвага — против подлости и коварства. Кровопролитные сряжекия на планетах и в космосе, опасные операциии космические десанты — таков удел обитателей Дорсая, планеты космических героев, известной всей Галактике.

Этот том знаменитого военно-фантастического цикла Гордона Р.Диксона «Дорсай», вошедший в сокровищницу мировой фантастики, включает короткие романы «Аманда Морган», «Братья», «Потерянный» и «Воин».

Отрывок из произведения:

Из-за перегрузки Лонг-Айлендского космопорта посадка корабля с Фриленда задерживалась. На пустом бетонном поле у стены космопорта стояли два полицейских офицера. Поднятые воротники плащей плохо защищали от дождя, а укрыться поблизости было негде. Дождь сменился снегом, и по посадочному полю побежали волны поземки. И в это снежное месиво опускался космический корабль.

— Приземлились, — в голосе лейтенанта Манхэттенской полиции Тибурна не было слышно особой радости.

Рекомендуем почитать

Эта книга – первая публикация на русском языке современного американского писателя Джека Макдевита. Вниманию читателей предлагается его роман «Военный талант».

История войны, которую вели земные колонии с «чужими», и величайшего полководца этой войны. История бесплодных побед, сокрушительных поражений, предательства и героизма. История, написанная как детектив, потому что «правда – дочь времени» и разрешить величайшую загадку этой войны удается лишь двести лет спустя... The acclaimed classic novel and fan favorite—the far-future story of one man’s quest to discover the truth behind a galactic war hero.

Йен М. Бэнкс — один из признанных мастеров «интеллектуальной космической оперы», писатель, создавший свою собственную Вселенную. Вселенную, в которой идёт ВОЙНА…

Война двух крупнейших галактических цивилизаций — республиканской Культуры и Идиранской империи.

Война, в которую Культура втянулась, только чтобы спасти свой душевный покой… самое ценное, что имела.

Война, которую идиране начали, потому что понимали: джихад должен расширяться, чтобы не стать бессмысленным.

Война, которая растянулась на сорок восемь лет и один месяц. Общее число павших — 851,4 миллиарда. Потери кораблей — 91 215 660. Количество уничтоженных планет — 53.

Учёные считали эту войну самым значительным конфликтом за последние пятьдесят тысяч лет Галактической истории.

Перед вами — один из эпизодов этой войны. Эпизод, который начался, как говорят, на планете под названием Мир Шара…

Он – беглец со страшной каторжной планеты, на которую его сослали по обвинению в преступлении, которого он не совершал. Единственный, кому удалось вырваться оттуда, откуда не удалось бежать представителю еще ни одной расы.

Он – бежит с планеты на планету, от одной звездной системы – к другой. Бежит по Галактике, поделенной между могущественными расами, считающими землян жалкой пародией на цивилизацию. Позади – погоня. Впереди – новые и новые приключения...

Кто он, галактический герой, кумир школьниц и газетчиков? Кто он — цвет гуманоидно-негуманоидной армии, сумевший свершить чертову уйму великих подвигов, главный из коих — превращение самой, что ни на есть препаскуднейшей боевой единицы Космического Легиона в истинную легенду милитаризма? Вы поняли, о ком идет речь? Ну, ясное дело, поняли! Кто же не слышал о деяниях неустрашимого Уильяма Шутта и его Шуттовской роты?.. И вот, значит, приключения продолжаются. Ибо кому ж еще могут доверить сложное дело «оцивилизовывания» недоразвитой, унылой планетки до высокого статуса межмировой игральной площадки? Кто, как не Шуттовская рота, способна из ничего (в космическом и прямом смысле) сделать немалые ШУТТОВСКИЕ ДЕНЬГИ?..

Признанный мастер военно — приключенческой фантастики Дэвид Дрейк в романе `Поход` пересказывает миф об аргонавтах — но только в космическом антураже. Преодолев множество препятствий, экипаж межзвездного `Арго`находит свое золотое руно.

Это – история Ловцов звёзд, бродяг, что блуждают по самым дальним уголкам Вселенной и пасут стада Звёздных рыб, таинственных, огромных, разумных порождений Космоса. Это – история самого драгоценного в мире вещества и самого ужасного в мире наркотика. История алчности, предательства и отваги, граничащей то ли с героизмом, то ли с безумием. Это – история страшного преступления, взывающего к отмщению, и возмездия, которое станет еще более жестоким и безжалостным. История верной дружбы двух людей – того, чье имя знает вся Галактика, итого, у которого множество имен. Люди совершают невозможное. Люди творят легенду. История продолжается…

Они блуждали по межзвездным пространствам в поисках планет с разумной жизнью.

Они искали союзников в бесконечной, безжалостной Войне — войне за высокую Цель своей расы.

Они знали — полезен в этой войне может быть — должен быть! — каждый вступивший (вольно или невольно) в их вселенскую битву. Следующий «воин поневоле» — землянин. Но — что знают пришельцы о землянах? Что знают они о человеческой воле к выживанию и победе?

Похоже, отчаянный парень с нашей планеты способен научить воевать тех, для кого война — цель и смысл существования…

Раз познакомившись с творчеством Грега Бира, вы никогда уже его не забудете. Звездный путь этого неподражаемого, оригинального автора, выделяющегося даже среди последнего поколения фантастов, буквально усыпан самыми знаменитыми премиями. Повесть «Музыка, звучащая в крови» удостоена «Хьюго» 1984-го и «Небьюлы» 1983-го. «Касательные» — рассказ, завоевавший «Хьюго»-87 и «Небьюлу»-86. «Смертельная схватка» — тоже обладатель премии «Небьюла».

Другие книги автора Гордон Диксон

Это первая книга знаменитой трилогии о короле Артуре и маге Мерлине. Вторая («Полые холмы») и третья («Последнее колдовство») многократно издавались в СССР и затем в СНГ государственными и прочими издательствами. Разумеется, без упоминания, что это лишь продолжение.

Восполняем их промахи. Разумеется, только в интересах читателей, так как произведения Мэри Стюарт лежат вне интересов фирмы «Змей Горыныч».

Гордон ДИКСОН, Челси Квинн ЯРБРО. СОШЕСТВИЕ НА ПЛАНЕТУ ОБРЕЧЕННЫХ

Что опаснее для судеб Вселенной — темные страсти, способные овладеть человеком, или беспрекословное повиновение роботов, готовых выполнить любую волю людей? Знаменитые авторы космического боевика задумываются и над этой проблемой.

Аллен СТИЛ. КУДА МУДРЕЦ БОИТСЯ И СТУПИТЬ…

Исследование подробностей загадочной гибели «Титаника» давно отдано на откуп кинематографистам. Судьба дирижабля «Гинденбург» заинтересовала американского фантаста.

Андрей САЛОМАТОВ. ПРАЗДНИК

Гости, которые нагрянули к вам не из другого города и даже не с соседней улицы, а с ваших собственных антресолей, — это что-то новенькое.

Диана ДУЭЙН. НЕ ТРОГАЙ ЭТУ ГАДОСТЬ!

Если молодая симпатичная девушка отправляется на поиски приключений, да еще и абсолютно обнаженной, то она эти приключения получит. Но совсем не те, о которых вы подумали…

Мария ГАЛИНА. ФОРЕЛЬ

Двое бродяг, возвращающиеся из скитаний по мирам на родную и желанную Землю, неожиданно узнают друг о друге и о самих себе самое главное.

Николай ГОРБУНОВ. ГИБЕЛЬ ТИТАНОВ

Как и почему погиб дирижабль «Граф Гинденбург», пак повлияла эта трагедия на историю воздухоплавания?

Вл. ГАКОВ. ПУТЬ ДОРСАЯ

Всю свою жизнь Гордон Диксон осваивает новые миры и борется за торжество Закона и Порядка в галактике.

ЗВЕЗДНЫЙ ПОРТ

Вас ждут очередные приключения на астероиде, новые истории Старого Капитана, переписка с землянами и неземлянами, гневная отповедь плохим переводчикам и многое другое.

ПРИЗ ЧИТАТЕЛЬСКИХ СИМПАТИЙ

В голосовании приняли участие 428 читателей нашего журнала. Репортаж о награждении победителей и последующем космическом полете читайте в этом номере.

КУРСОР

Отовсюду обо всем — мир фантастики в разрезе событий и планов.

РЕЦЕНЗИИ

Как всегда — мнение рецензента не догма, по прислушаться стоит.

ПЕРСОНАЛИИ

Некоторые подробности об авторах этого номера.

ВИДЕОДРОМ

Страх и смех, слезы и улыбки в кинофантастике должны быть умело дозированы.

О фильмах, снятых по произведениям Рэя Брэдбери, читайте в рубрике «Экранизация».

Лэнс Хенриксен разрезан пополам, но от этого он не стал хуже.

Кто не знает драконов? Какой истинный поклонник фантастики и фэнтези не встречал этих существ на страницах своих самых любимых произведений? Драконы огромные и крошечные, смешные и коварные, послушные и свирепые — такие разные и такие вездесущие! В данной антологии представлена уникальная коллекция повестей и рассказов, посвященных этим огнедышащим рептилиям, порой добрым, порой жестоким, но неизменно очаровательным. Здесь вы найдете знаменитых драконов Земноморья и Перна, мудрых драконов, слабых драконов, драконов, огромных, как горная цепь, и драконов, способных уместиться на книжной полке. Под одной обложкой собраны двадцать шесть блистательных произведений, принадлежащих перу таких мастеров жанра, как Роджер Желязны, Орсон Скотт Кард, Джордж Мартин, Джеймс Блэйлок, Майкл Суэнвик и многих других. Эта потрясающая антология займет достойное место в вашей библиотеке!

Masters of Everon. 1979. 

Земляне колонизируют одну звездную систему за другой, и экспансии их, похоже, нет и не будет конца. Эверон — похоже, всего лишь одна из планет на бесконечном пути новых хозяев Вселенной. Но — ВСЕГО ЛИШЬ? Или — ПОХОЖЕ? Космическая компания «грузов и перевозок» может, конечно, называться «Хозяева Эверона», однако кто же — ИСТИННЫЕ ХОЗЯЕВА Эверона? Быть может, аборигены-маолоты — огромные разумные кошки? Аборигены, возможно, держащие в своих пушисто-когтистых лапах многие из ключей к тайнам Вселенной — тайнам, которые мечтает разрешить молодой ксенобиолог-землянин, взявший на воспитание маленького маолота?..

Трехметровые гиганты, населяющие планету Дилбия, совсем не похожи налюдей. Человечество пытается установить с ними дружеские контакты, но отсутствие взаимопонимания препятствует этому. Для разрешения очередного конфликта нужен человек, обладающий ловкостью акробата и терпением святого. Выбор пал на Джона Тарди. Действуя где умом и находчивостью, а где силой и ловкостью, землянин заставляет дилбиан изменить свое мнение о людях.

В сборник американской фантастики вошли произведения таких крупнейших писателей, как Р.Шекли, А.Азимов, К.Саймак и других, завоевавших заслуженную популярность фантастов. В основном произведения, представленные в книге, можно отнести к жанру фантастическою детектива.

СОДЕРЖАНИЕ:

Роберт Шекли. ОРДЕР НА УБИЙСТВО. Пер. Т. Озерской

Роберт Шекли. ТРИ СМЕРТИ БЕНА БАКСТЕРА. Пер. Р. Гальпериной

Роберт Шекли. ВОР ВО ВРЕМЕНИ. Пер. Б. Клюевой

Роберт Шекли. ПРИЗРАК-5. Пер. Н.Евдокимовой

Айзек Азимов. ПОЮЩИЙ КОЛОКОЛЬЧИК. Пер. Н. Гвоздаревой

Айзек Азимов. НОЧЬ, КОТОРАЯ УМИРАЕТ. Пер. Е. Васильевой

Клиффорд Саймак. КТО ТАМ, В ТОЛЩЕ СКАЛ? Пер. О. Битова

Клиффорд Саймак. ИЗГОРОДЬ. Пер. В. Баканова

Клиффорд Саймак. МИРАЖ. Пер. О. Битова

Эдмонд Гамильтон. ОТВЕРЖЕННЫЙ. Пер. М. Гилинского

Джек Финней. ЛИЦО НА ФОТОГРАФИИ. Пер. В. Волина

Джек Финней. ХВАТИТ МАХАТЬ РУКАМИ. Пер. А. Иорданского

Гордон Р. Диксон. МИСТЕР СУПСТОУН. Пер. В. Казанцева

Фредрик Браун. ВАЖНАЯ ПЕРСОНА. Пер. О. Битова

Джеймс Уайт. СМЕРТОНОСНЫЙ МУСОР. Пер. И. Можейко

Сирил Корнблат. ГОМЕС. Пер. Т. Хейфец

Сирил Корнблат. ЧЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК. Пер. М. Дмитриевой, с сокращениями

Роберт Силверберг. ТОРГОВЦЫ БОЛЬЮ. Пер. Л. Этуш

Доналд Уэстлейк. СМЕРТЬ НА АСТЕРОИДЕ. Пер. Е. Владимировой

Урсула Ле Гуин. МАСТЕРА. Пер. Р. Рыбкина

Составитель В.РОДИКОВ

Картины миров, в чем-то сходных с привычным, нашим миром, а в чем-то отличающихся от него, фантазии на тему параллельной истории, рассказы о необычных способностях человека, которые могут возникнуть в процессе его эволюции, — все это есть в сборнике. Богатая выдумка, авторское мастерство и гуманистическая направленность произведений наверняка привлекут к сборнику симпатии самого широкого круга читателей.

Составление, вступительная статья В. Кана.

Космические приключения и путешествия во времени, удивительная внеземная разумная жизнь и острые проблемы будущего, в котором различимо наше настоящее, — вот что составляет содержание сборника научно-фантастических произведений писателей США. Среди авторов — Р.Хайнлайн, Д.Киз, Р.Желязин, Д.Ганн, Т.Старджон, Г.Диксон. Сборник завершает четырнадцатитомную библиотеку американской фантастики.

СОДЕРЖАНИЕ:

Роберт Хайнлайн.Дом, который построил Тил

(перевод Д.Горфинкеля)

Кит Рид.Автоматический тигр

(перевод Б.Белкина)

Дэниел Киз.Цветы для Элджернона

(перевод С.Васильевой)

Дональд Уэстлейк.Победитель

(перевод И.Авдакова)

Роберт Крэйн.Пурпурные Поля

(перевод Н.Евдокимовой)

Джеймс Макконнелл.Теория обучения

(перевод И.Гуровой)

Альфред Ван Вогт.Часы времени

(перевод М.Гилинского)

Маргарет Сент-Клэр.Потребители

(перевод Кира Булычева)

Уильям Ф.Нолан.И веки смежит мне усталость

(перевод В.Казанцева)

Теодор Томас.Сломанная линейка

(перевод Кира Булычева)

Роджер Желязны.Ключи к декабрю

(перевод В.Баканова)

Мартин Гарднер.Остров пяти красок

(перевод Ю.Данилова)

Джордж Сампер Элби.Вершина

(перевод С.Васильевой)

Джеймс Ганн.Где бы ты ни был

(перевод Ю.Эстрина)

Теодор Старджон.Скальпель Оккама

(перевод Я.Берлина)

Уильям Моррисон.Мешок

(перевод С.Бережкова)

Роберт Янг.Девушка-одуванчик

(перевод Ю.Гершевич и Д.Жукова)

Гордон Р.Диксон.Лалангамена

(перевод В.Баканова)

Теодор Томас.Целитель

(перевод А.Корженевского)

Алан Аркин.Кулинарные возможности

(перевод А.Корженевского)

Роберт Артур.Марки страны Эльдорадо

(перевод А.Корженевского)

Деймон Найт.Большой бум

(перевод А.Корженевского)

Кейт Уилхелм.Крошка, ты была бесподобна!

(перевод А.Корженевского)

Энтони Бучер.Поиски святого Аквина

(перевод А.Корженевского)

В.Гопман.Время фантастики

Печатается по тексту изданий:

Библиотека современной фантастики. Т. 10. — М.: Молодая гвардия, 1967

Трудная задача: Сборник научно-фантастических произведений. — М.: Мир, 1982

Американская фантастика: Сборник. — М.: Радуга, 1988

Лалангамена: Сборник научно-фантастических произведений. — М.: Мир, 1985

Оформление: Александр Быков

Книга издана при содействии акционерного банка “Деловая Россия”

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Валерий Вотрин

ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ СВ. МАТИАСА РАТМАНА, УНИВЕРСИТЕТСКОГО ПРОФЕССОРА

Всю свою жизнь профессор Матиас Ратман посвятил кропотливому изучению житий святых и мучеников церкви.

Другого такого знатока в этой области невозможно было сыскать и в Григорианском университете.

Самая незначительная деталь биографии того или иного святого нашла свое отражение в биографии профессора.

Жизнь его вобрала в себя множество самых ярких фактов из биографий великих святых и страстотерпцев и в конце стала походить на жизнь отшельника-аскета, преисполненного благодати.

Жебе

ШАРЛЬ РЕБУАЗЬЕ-КЛУАЗОН ОБВИНЯЕТ

Перевод с франц. Н. Скворцовой

13 августа 1963 года все главные редакторы французских газет и журналов нашли в своей почте письмо следующего содержания:

"Господин Главный Редактор!

Меня зовут Шарль Ребуазье-Клуазон. Мое имя Вам, без сомнения, знакомо, так как часто удостаивалось чести быть помещенным на страницах Вашей газеты и читатели не раз содрогались, читая рассказы о покушениях, объектом которых я являюсь на протяжении вот уже долгих лет.

В. Журавлева.

Эти удивительные звезды

Бакинцы, бывавшие до войны в Нагорном парке, вероятно помнят старика с телескопом. Я была тогда совсем девчонкой, но хорошо помню и старика, и телескоп, и косую надпись на жестяном плакатике: "Аттракцион "Зрительная труба" - 30 коп".

"Зрительная труба" стояла в самой высокой части Нагорного парка, на каменных плитах возле недостроенного бассейна. Сквозь щели между плитами пробивалась трава, и массивный деревянный штатив телескопа казался вросшим в землю.

ВАЛЕНТИНА ЖУРАВЛЕВА

Придет такой день

Не читайте этот рассказ днем, потому что вас будут отвлекать тысячи назойливых мелочей. Лучше всего читать ночью, когда на столе лежит теплый круг света от лампы и сквозь полуоткрытое окно слышно, как шуршит дождь.

Не читайте этот рассказ, если вас раздражают исторические и научные неточности. Действительность здесь основательно перемешана с вымыслом. Сведения, которыми я располагала, были так противоречивы, что пришлось выбирать почти наугад. Кое-что я присочинила сама.

Белла Жужунава

Товары - почтой

Здравствуйте, уважаемые товарищи!

Пишет вам Соколова Вера из деревни имени Сорокалетия Великой Революции.

Сначала немного о себе. В нашей деревне, кроме меня, остались одни только старики и старухи. Я не уехала из-за матери, которая вот уже много лет не встает. Раньше я работала в Хозяйстве, а теперь не работаю нигде, потому что водители автобуса отказываются из-за меня делать крюк, а ходить каждый день в одну сторону по 18 километров мне надоело. Сначала я расстраивалась из-за работы, а теперь не жалею. У нас на огороде все растет очень хорошо, и несколько раз за лето я добираюсь до рынка, на это и живем. Я очень много читаю, просто жить без этого не могу. Книги я покупаю и еще беру в одном месте, а где, я вам не могу сказать.

Белла Жужунава

Трубка вождя

Наконец-то мне повезло и я переселился в Трубку Вождя. В семье, как говорится, не без урода. Был такой и у нас, царство ему небесное. Надрался мухобойки и свалился вниз. В лепешку, конечно. В результате его жилье перешло ко мне. Вот так всегда бывает в жизни: что одному - удача, то другому - совсем наоборот.

До этого я жил в Ухе Вождя. Ужасно! Ни согнуться, ни разогнуться. Единственное, что там можно было делать, это сидеть. Ел сидя, спал сидя. Короче, отсидел два года.

Рене Зюсан

Геометрическая задача

Когда я излагаю свою идею, все неизменно пожимают плечами. Меня это не удивляет - такова участь всех новаторов. Люди считают их сумасшедшими, пока истина не становится очевидной. Тогда все поражаются: как они не додумались до этого сами! А мою теорию очень легко могут проверить. И не гениальные ученые или совершенные электронно-вычислительные машины, а вы, я, любой, кто имеет простое начальное образование.

ВЛАДИМИР ТЫЧИНА

БИОГРАФИЯ

Когда-то, давным-давно, он был Владимиром. И лишь потом, на рубеже третьего тысячелетия, товарищи стали называть его Мирвлади дли просто Мир. Ему (понравилось новое имя, и он постепенно отвык от настоящего. В документах старых времен значилось: Владимир Васильевич Степнов. Место рождения - Москва. Год рождения... Да! Как давно это было! Первая треть двадцатого столетия! Свои даты он знал, он помнил их. Но какое же далекое время! Детство. Он старался часто вспоминать его. Но помнил не все. Порой не верилось, что был когда-то мальчиком, юношей. Не восстанавливались в памяти ни места, ни лица... Иногда вдруг кусочек давнего вспыхивал ярко и выпукло. Тогда вспоминался день среди зеленых дубов, насквозь пронизанных солнцем. Он - барабанщик рядом с пионерским знаменем. Неумело, зато торжественно хрипит горн. Красногалстучными неровными шеренгами топает отряд. Сияющие глаза. Разноцветная толпа взрослых: папы и мамы, бабушки и дедушки... И тоже улыбаются, и очень гордятся. И вдруг все смешалось. Война всплывала по памяти, по кинохроникам. Зеленый мир стал серым и непонятным. Деревья и голубое небо покрылись темной маскирующей серостью. Воздушные тревоги, сирены... Сырые стены бомбоубежищ встряхивались как картонные. Отца помнил слабо. Осталось от него что-то неясное и светлое. Знал: отец был инженером и мечтал строить плотины, электростанции. И не успел. Запомнилось страшное. Они с матерью в госпитале. Белые койки, белые люди, белые бинты... Белое чужое лицо с закрытыми глазами. Отец! Мать прислушивается к умирающему голосу, что-то говорит. А он стоит рядом. одеревеневший, И только потом вцепился в отца, стараясь удержать его руками, плачем, зовом... Осталась как-то сразу почерневшая мать. И еще... знакомые и незнакомые люди, воспаленные войной и очень серьезные. Холодная и голодная, но решительная военная Москва. Опять и опять проносятся в памяти рваные куски далекого прошлого. Детства не стало. Вот вместе с женщинами и сверстниками выбрасывает из противотанкового рва землю лопатой. Он не слышал крика: "Во-о-оздух! Не-мец летит!" Только в последний момент, когда мать, сбив его с ног, закрыла собой, он успел заметить слева пляшущие фонтанчики земли. Самолет с черно-белыми крестами вернулся и, завывая, пролетел чуточку в стороне. Они лежали не шевелясь, пока снова не застрекотали кузнечики. Потом хоронили убитых. Вспоминалось, как в едва не разваливающихся, до отказа набитых вагонах редких тогда поездов ездили за город сажать картошку. Опасение многих москвичей, не уехавших в "эвaкуaцию", было в этой картошке. Вспоминался ломоть черного хлеба завтраки в зимнем холодном классе... Или хлебные карточки, которые он однажды потерял. Мальчик тосковал об отце и не верил, что отца не будет больше. Мать не противилась: пусть верит. Нет! Не хотелось вспоминать о войне. Но ведь она была! Она жестко врезалась в память. Если бы он был врачом! Он непременно спас бы отца! Наивный подросток, наивные мысли... Он стал врачом. Хирургом. Время заскользило, будто под невидимым парусом. Хирургия, могущественная хирургия бессильно пасует перед старостью. Когда же впервые возникла эта мысль? Нет. Не запомнилось. Когда вдруг постарела мать? Друзья? Он сам? Не помнит. Стало ясно одно: хирургия могуча только на "сейчас", на тот миг, когда человек жив. Он стал спешить. Успеть сделать возможное и невозможное, чтобы победить смерть. А пока "ближайшая задача бороться со старостью. И правильно! Слишком много пережила Земля, слишком много познал человек, чтобы поступиться своим правом жить. Хирург стал геронтологом. Требуется кардинальное решение, которое позволит не признавать самую смерть, а тем более старость. Деятельная жизнь, укладывающаяся в две, четыре, пять человеческих жизней, - вот что надо создать! Почему смерти дано право вырывать из жизни людей в там расцвете творческих сил, когда их ценность для общества становится особенно весомой? Уходя в небытие, человек уносит с собой свою неповторимую личность, индивидуальность творческих планов и своеобразие их претворения. Трагедия! Разве вправе человечество растрачивать богатства, накапливаемые в каждом живущем на Земле? Человек должен. жить не одну сотню лет, а несколько... Так размышлял будущий Мирвлади. С тех пор эти мысли вершили его судьбой. Они заставляли исступленно работать, думать, искать и работать... Но какое-то внутреннее беспокойство слишком уж часто посещало его, заставляя вспоминать минувшее. И чем отдаленнее было прошедшее, тем отчетливее и острее оно всплывало в памяти. Он не всегда осознавал причины этой ностальгии. Порой воспоминания были столь тягостны, что вынуждали его кудато идти, хвататься за любое дело: лишь бы приглушить боль.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

По завещанию отца Ева Сомсрвилль получит наследство только в том случае, если выйдет замуж за мистера Фицалана — человека, который три года назад сыграл в ее жизни роковую роль. Решится ли после этого Ева на такой шаг?

CHARLES DIEHL

FIGURES BYZANTINES

SERIE 1-2

ШАРЛЬ ДИЛЬ

ВИЗАНТИЙСКИЕ ПОРТРЕТЫ

ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО

М. Безобразовой

Аннотация издательства 1994 г.

Шарль Диль (1859-1944) - известный французский ученый, автор многих работ по истории Византии и византийского искусства. Со страниц его книги, написанной живо и увлекательно, перед читателем в исторической перспективе предстает целая портретная галерея византийских императоров и императриц от Василия I, простого крестьянина, достигшего трона при помощи кровавых преступлений, до разветвленных императорских династий Комнинов и Палеологов. Однако подавляющее большинство очерков посвящено византийским женщинам, влияние которых и в те времена основывалось на мужской слабости, на увлечении женской красотой. Материалы для своих портретов автор извлекает непосредственно из греческих летописей, речей и проповедей, дополняя их порой романтическим вымыслом. На русском языке книга впервые увидела свет в 1914 году в издательстве М. и С. Сабашниковых.

В.М.Дильман

Большие биологические часы (введение в интегральную медицину)

Автор - В.М. Дильман, доктор медицинских наук, профессор. Научные и врачебные исследования посвящены проблемам эндокринологии, онкологии, теоретической гинекологии, геронтологии. Основные монографии: Клиническое применение основных гормонов и их аналогов. Вильнюс, 1961; Старение, климакс и рак. Медицина, 1968; Эндокринологическая онкология. Медицина, 1974; Закон отклонения гомеостаза и болезни старения. P.S.G. Published Company, 1981, США.

Только в парке он мог находиться больше двух часов подряд. Бесцельное нетерпение постоянно гнало его кудато, и только здесь он бездумно бродил или бегал до полного изнеможения. Конечно, это тоже была иллюзия: каких-нибудь пятьсот шагов – и он натыкался на невидимую стену, за которой холодными зубами звезд все так же оскаливал на него свою пасть Космос. Как и все предшествующие пятьдесят лет. По другую сторону города-спутника, куда они оба старались не заходить, словно кипящая от синеватых туманов гималайская бездна, курилась Земля.