Военные игры

Это - первый рассказ о Хогбенах, написанный Генри Каттнером в 1941 году. Напечатан он был всего два раза - в малотиражном журнале "Thrilling Adventures" в 1941 и в буклете "Kuttner Times Three", изданном фанами в 1988 году тиражом 200 экз.

Отрывок из произведения:

Я раньше как думал: армейская жизнь – это маршируй себе с винтовкой в руках да форму носи. В общем, сначала-то я обрадовался, что выберусь с холмов нашего Кентукки, потому как решил, что смогу поглядеть на мир, а то, может, и чего поинтереснее со мной приключится.

С тех пор как пристукнули последнего из Флетчеров, у нас в Пайни наступила скука жуткая, да и дядюшка Элмер все ныл, что вот зачем, мол, он прикончил Джареда Флетчера, ведь тот был последним из клана и не с кем ему теперь будет драться. После этого дядюшка по-серьезному пристрастился к кукурузной браге, и нам приходилось гнать самогонку сверхурочно, чтобы выпивка у него не кончалась.

Рекомендуем почитать

В богом забытой глуши живет-поживает развеселое семейство мутантов Хогбенов, вовсе не напрашивающихся на неприятности, но постоянно в них влипающих — как будто если у человека три ноги и способность пускать, когда хочется пить, дождичек прямо себе в рот,то он и не человек вовсе!

«Вокруг света», 1967, № 8 Послесловие Ю. Кагарлицкого.

После переезда на новое место жительства, малыш Сонк соорудил в курятнике урановый котёл...

Чтобы выполнить свое обещание, данное ненароком отвратительным личностям, Сонк и Дедуля создают новые вирусы, вызывающие чихание.

fantlab.ru © Sashenka

Чтобы выполнить свое обещание, данное ненароком отвратительным личностям, Сонк и Дедуля создают новые вирусы, вызывающие чихание.

Другие книги автора Генри Каттнер

В богом забытой глуши живет-поживает развеселое семейство мутантов Хогбенов, вовсе не напрашивающихся на неприятности, но постоянно в них влипающих — как будто если у человека три ноги и способность пускать, когда хочется пить, дождичек прямо себе в рот, то он и не человек вовсе!

А еще вам предстоят приятные встречи с роботом-зазнайкой, безумным изобретателем, механическими фуриями, несчастным пришельцем из космоса, принятым за американского туриста, и всеми-всеми-всеми героями необыкновенных рассказов великого фантаста…

Вновь откуда-то появилось сильное желание убежать, спрятаться. Ничего не предвещало опасности, кроме маленькой струйки дыма где-то на севере. Тоненькая, едва видимая, она извивалась и вздрагивала, как невиданный прозрачный росток, тянущийся к звездам. Это желание да еще непонятно откуда поднимавшийся страх уже долгое время преследовали меня. Я прекрасно понимал, что нет никаких причин для тревоги. Все, что я видел, — это просто дым костра или дым, поднимавшийся из болот, окружающих одно запущенное местечко в пятидесяти милях от Чикаго. А это уж совсем не место для суеверий. Между его небоскребами вряд ли найдется место призракам!

Генри КАТТНЕР

Кэтрин Л. МУР

КОТЕЛ С НЕПРИЯТНОСТЯМИ

Лемюэла мы прозвали Горбун, потому что у него три ноги. Когда Лемюэл подрос (как раз в войну Севера с Югом), он стал поджимать лишнюю ногу внутрь штанов, чтобы никто ее не видел и зря язык не чесал. Ясное дело, вид у него при этом был самый что ни на есть верблюжий, но ведь Лемюэл не любитель форсить. Хорошо, что руки и ноги у него сгибаются не только в локтях и коленях, но и еще в двух суставах, иначе поджатую ногу вечно сводили бы судороги.

Г.Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

"Мифы Ктулху" — наиболее представительный из "официальных" сборников так называемой постлавкрафтианы; здесь такие мастера, как Стивен Кинг, Генри Каттнер, Роберт Блох, Фриц Лейбер и другие, отдают дань памяти отцу-основателю жанра, пробуют на прочность заявленные им приемы, исследуют, каждый на свой манер, географию его легендарного воображения.

Дьявол криво улыбнулся.

— Видите ли, — молвил он, — это довольно необычно. Я даже сомневаюсь…

— Давайте без болтовни. Хотите вы мою душу или нет? — отбросив дипломатию, спросил Джеймс Фенвик.

— Естественно, — ответил нечистый, — но нужно кое-что продумать. Условия договора весьма затрудняют ее получение.

— Неужели я требую слишком многого? — бросил Фенвик, похрустывая суставами пальцев. — Всего-то бессмертия. Удивительно, что другим это не приходит в голову. Вариант беспроигрышный. Ну, что же вы струсили? Или не верите в себя?

Роман «Тёмный мир» – самое знаменитое произведение данных авторов жанра «фэнтези», раскованной фантастики и яркой образности.

В прекрасные майские дни в городе, в котором жил Вильсон, появились необычные люди. Казалось, они уверены в том, что земной шар вращается по их прихоти, каждая линия их одежды дышала совершенством, голоса отличались почти невероятным изяществом…

Эти люди стали арендовать соседние дома на одной из улиц…

fantlab.ru © Sashenka

Ученый Гэлбрейт приехал изучать естесственные мутации и вызвал комиссию из Нью-Йорка...

С тех пор Хогбены порой его исследуют сами.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Очередная порция интеллектуального и весёлого стёба от Клеолинды Джонс, на этот раз объектом пародии стали фильмы об отважном и непревзойдённом Мэри Сьёттере... то есть Гарри Поттере и его друзьях.

Ян Подопригора - весёлый, но цинично-ироничный антисоциальный элемент (бандит-налётчик) загремел в другой мир, в 2005 год, в котором сохранился и процветает благодаря НЭПу СССР. Попал он туда не один, а в компании с Гердой Шлоссе - самой обыкновенной фашисткой, банальной танкисткой из дивизии СС "Мёртвая голова", выдернутой, по случайности из 1942 года, прямо с Восточного фронта.

Эта сладкая парочка спуталась в СССР с Сика-Пукой - американским разведчиком, самобытным шпионом из ЦРУ, заброшенным в страну советов с секретнейшим поручением Цента.

Долго ли, коротко, но добром это не кончилось...

Волею судьбы Ян и Герда оказались между двух негасимых огней, посреди смертельного конфликта КГБ и СМЕРШа...

Неопознанной формы корабль неизвестной эскадры неизвестного флота неизвестной расы грозно разрезал своим носовым кильватером пустоту космоса, зловеще поблескивая шпангоутами в свете пролетающих комет. Кувыркавшиеся вокруг него гнутые железяки, матерящиеся люди, и многотоннажный контейнер с ворованной селедкой говорили о неизмеримой огневой мощи этого корабля, легко разделавшегося с остатками земного флота. Да-да, того самого флота, который объединенное военно-административное командование с трудом, по крупицам, собирало на просторах освоенной Вселенной, выпрашивало у глав государств, выставив единым кулаком против вражеских армад в области Нептуна. Сквозь большие стрельчатые окна в бортах неприятельского корабля виднелись титанические тушки пришельцев, суетившихся у мощных орудий с огромными жерлами. Все устрашающие инопланетные пушки направлены на оставшийся в живых корабль землян, героический, броненосный и бронепалубный, флота Его Императорского Величества Пожизненного Президента, лейб-гвардии миноносный крейсер „Беспредельный“.

Сиреневые сумерки накатывали на Ортолан, теплый ветерок благоухал распустившейся черемухой. Дико орали коты под выползающей луной: прошедшая зима выдалась холодной, в марте полосатым порезвиться не очень удалось, вот они и отрывались сейчас. Однако, Дориан Лямо плевать хотел на красоты весенней столицы, еще меньше его волновали кошачьи амуры. Шута занимал более насущный вопрос: он бежал. Э-э-э… Пардон, одно уточнение: технически он, скорее, скакал и перепрыгивал, спускался и поднимался, чем бежал. Согласитесь, тяжело назвать дикое перемещение по крышам, паркам и кладбищам именно бегом, такой стиль передвижения ближе к акробатике. Особенно, если учесть прыскающих из-под ног котов. Да и суть того, что я назвал «бежал», заключалась не в стиле, и даже не в названии, а в том, что Лямо очень хотелось выжить. И по возможности – остаться невредимым: шуту не нравились мысли о том, что с ним собираются сотворить. Вы можете спросить, с чего он решил? Долгие годы жизни, опыт и интуиция подсказывали Дориану, что гнали его вполне профессионально, и, если бы хотели убить, то давно бы это сделали. Отсюда и предположение о том, что его предпочли изловить живьем.

Житие Узбада Мад`Гердана Золотой Кружки

Среди авторов: Дмитрий «Видгри» Горелов, Мурат «Строри» Коркмазов, Евгений «Ден» Климкин

Неконченная попытка слить Гаррета у Глена Кука. Получилось наверное даже и неплохо, да и потенциал есть... Вот только нет сил продолжить.

Хороший рассказ вырастает из истории, которую можно крутить в руках, как хрустальный шарик, можно поднести совсем близко к глазам, чтобы разглядеть, кто её населяет, можно встряхнуть и посмотреть, как кружатся, сталкиваются, взлетают и падают фигурки, и, затаив дыхание, аккуратно и осторожно положить обратно на подставку, чтобы нечаянным толчком не разрушить хрупкую случайную гармонию.

А плохому рассказу расти неоткуда, там и истории-то никакой нет, а всё поле зрения заслонил один-единственный персонаж, да ещё и персонаж-то самый что ни на есть унылый — сколько ни обходи его с разных сторон, интереснее не станет, и даже имя у него самое скучное — Вова.

Пропажа правительственного агента, заставляет Майкрофта, обратиться за помочью к брату, Шерлоку Холмсу. Но вскоре пропадает и сам Холмс. Вы даже не представляете, ЧТО ИМЕННО таится за фасадом тихой и спокойной викторианской Англии. Битву за будущее ведет команда из лучших сыщиков: Ватсона, Лейстрейда и примкнувшей к ним Элизы Дулитл.

-----

Обложка от wotti

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Примо Леви

Primo Levi

Il sistema periodico

Перевод с итальянского

Елены Дмитриевой и Ирины Шубиной

Москва, «Текст», 2008

Серия основана в 2005 году

Оформление серии А. Бондаренко

Первое издание на русском языке

Ибергекумене цорес из гут цу дерцейлн.

(О минувших несчастьях рассказывать легко.)

Бассейн капризной донны, причиндалы веселого дона и один бездарный офицер приводят селение на грань катастрофы. Латиноамериканская страна истерзана экономическим кризисом, политической неразберихой и произволом военных. Президент увлечен алхимией. Главнокомандующие плетут интриги. Тайная полиция терроризирует население. Горы кишат партизанами, джунгли – «внезапной смертью от грома». «Эти люди любят все человечество, но не задумываясь убивают друг друга». Богом забытое селение хранят духи, кошки и неистребимое жизнелюбие.

Трагикомический фарс в традициях магического реализма, первая часть трилогии Луи де Берньера – впервые на русском языке.

A Symbolic-Experiential Approach

Витакер – самый странный классик семейной терапии, ее пророк и юродивый. Его парадоксы озадачивают, а свобода мышления просто бьет наповал. А работа его и впрямь сродни сложному танцу. Грацией. Сочетанием продуманного рисунка с импровизацией. Отсутствием случайных действий. Видимой легкостью, за которой – часы “у станка”. Его молодой коллега сделал бесценную работу: он задавал старому мастеру такие вопросы, на которые ему было интересно отвечать. В общем, врачи и психологи получат своего рода “платиновый эталон” (повторить нельзя, но сравнивать себя необходимо), а любознательный массовый читатель – просто классное чтение и новые идеи о собственной семье.

Преуспевающий столичный журналист Михаил Невский решил провести отпуск в маленьком санатории, затерявшемся в русской глубинке. Скучное `укрепление здоровья` не удалось. Сначала на пути героя встретилась поразившая его женщина, потом тихий городок потрясло известие о злодейском убийстве всеми уважаемого человека. Кем стал Михаил: добровольным помощником милиции, частным детективом? Наверное, это не важно. Главное, чтобы зло было наказано, а читатель получил ответ на щедро разбросанные по страницам книги загадки.

Роман написан в жанре классического детектива.