Военная тайна

Сергей Калугин

Военная тайна

Однажды Сергей Калугин обнаружил себя в компании некоего сторожа; после серии опрокидывающих движений в области ротового отверстия сторож поведал Сергею удивительную историю своей жизни. Мэтр был так вдохновлен, что впоследствии зафиксировал ее для потомков по памяти и - как он уверяет почти один к одному

ВОЕННАЯ ТАЙНА

Быль.

Я в гэдээре служил... Теперь фээргэ... А тогда чего... Тогда чего мы знали... Тогда гэдээр... Ну вот. Я был в этой... Как ее... Ну, в общем не в контрразведке, контрразведка у них отдельно была. Там все строго было, прям... Не, ну там строго было настолько, что... Очень было строго, а у нас... У нас не так... А там все строго... Да... Ну, у нас какие задания были... Я в гражданке ходил. Прям ходил в гражданке. У меня костюм был. Не, ну не так чтобы "костюм", а просто. Не "костюм" уж какой я там не знаю, а просто - костюм. Я в нем и ходил. У нас как было - ты ходишь, смотришь ходи. Но если попался - бздец. Так ходить можно сколько угодно, я ходил постоянно, постоянно в гражданке, но если попался - бздец. Нет, у нас не контрразведка, там у них отдельно, там совсем строго было. Настолько строго, что... Прям... Очень строго... У нас не так... Но тоже... И задания давали, смотреть как чего. Например - у них тоже вечный огонь есть. Надо посмотреть, во сколько сменяется... Ну он, конечно, по другому называется у них... Не вечный огонь... Но тоже... Горит... И название другое, по-ихнему, по-немецки, как его... Счас не помню... Тогда-то я знал... И часовые, все чин-чинарем. И вот получаю задание. Узнать во сколько сменяется... Ну этот. Ну караул в общем. Нет, я язык не знал. А зачем? А вот так. Не, там не нужно было. То есть чего-то знал, но не так чтобы... Я знал чего - Хальт! Их вердершиксен! Чему нас еще учили. А язык - зачем, там в магазинах все прям по-немецки, английски и по-русски написано. Прям у каждых... То есть нужны тебе, допустим, ботинки... Там не так чтобы прям как русско там какой словарь, а прям буковками по-ихнему, не как в словарях, а прям по-русски там Ихт... Нихт... Ну и так далее. То есть ты заходишь, смотришь, так-так-так, и продавщице говоришь, там: фрау... мол ихт-нихт, и она: " А, ферштейн, битте" и дает тебе какой нужен размер. Ты прям меряешь, ну и покупаешь.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее
Поэтический сборник Содержание: Правдивость чувств и искренность эмоций - предисловие (А.Бутевич) Все видела, все знала Я смотрела на эти руки Сто сорок жизненных мгновений

Главный редактор Марина Саввиных

Заместители главного редактора Эдуард Русаков Александр Астраханцев

Ответственный секретарь Михаил Стрельцов

Редакционная коллегия

Николай Алешков Набережные Челны

Алексей Бабий Красноярск

Юрий Беликов Пермь

Светлана Василенко Москва

Михаил Гундарин Барнаул

Дмитрий Мурзин Кемерово

Сергей Кузнечихин Красноярск

Валентин Курбатов Псков

Александр Лейфер Омск

Александр Кушнер

Стихотворения

Четыре десятилетия

Прогресс-Плеяда

Москва

2000

Decima

Книга стихов для меня, лирического поэта, принципиально новый поэтический жанр, возникший в начале XIX века («Сумерки» Баратынского) и закрепившийся в поэзии XX века («Кипарисовый ларец», «Камень», «Форель разбивает лёд»; Блок тоже обозначал свой путь книгами стихов).

Книга стихов даёт возможность поэту, в обход эпического жанра, поэмы, повествовательного сюжета, – создать целостную картину мира из осколков ежедневных впечатлений. Книга стихов – это пылающий кусок жизни, отчёт лирического поэта за несколько лет счастливого труда.

А. А. Кулешов — выдающийся поэт Белоруссии, дважды лауреат Государственной премии, творчество которого раскрывает широкую панораму жизни родной страны в ее борьбе за идеалы гуманизма. Всесоюзную известность принесла Кулешову поэма «Знамя бригады», одно из крупнейших явлений советской литературы в годы Великой Отечественной войны.

В первом томе академического издания собрания сочинений Некрасова помещены стихотворения 1838–1855 гг., т. е. большого промежутка времени от начала творческого пути поэта и вплоть до той поры, когда в его стихах явственно прозвучали призывы к революционной борьбе. Произведения, представленные в настоящем томе, принадлежат к ценнейшим художественным документам той эпохи. Вместе с тем они характеризуют становление Некрасова как поэта, зарождение и развитие революционно-демократических мотивов в его творчестве.

В данной электронной редакции опущен раздел «Другие редакции и варианты».

http://ruslit.traumlibrary.net

Зорин Александр Иванович родился в 1941 году в Москве. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Автор восьми поэтических сборников, статей о русской литературе XIX–XX веков, сборника эссе о русских поэтах и мемуарной книги «Ангел-чернорабочий» об о. Александре Мене. Живет в Москве.

Пользуясь случаем, сердечно поздравляем нашего автора с юбилеем.

* * *
Проснулся я под утро, как очнулся.
Оставить отзыв