Водородный господин и кислородная барышня

Вот уже несколько лет Институт красоты „Косметикум Амулет – дамский хирургический салон" слыл волшебной лабораторией, побывав в которой любая женщина может до неузнаваемости изменить свой облик.

Отрывок из произведения:

© Художник Весела Христозова 1990

Эта химическая история произошла в далекой стране чудес – где-то в Соединенных Штатах. Если не ошибаюсь, в Милуоки. Или в Чикаго. Или в Вашингтоне. Да-да, именно в Вашингтоне. Один известный ученый пришел к заключению, что ткани человеческого тела состоят из шестнадцати химических элементов, образуя двадцать два основных химических типа, определяющих характер человека. А поэтому, как утверждал уважаемый ученый, существуют кальциевые, кислородные, водородные, азотные и другие люди.

Другие книги автора Святослав Минков

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

АЛХИМИЯ ЛЮБВИ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Для меня, понимаете, до сих пор еще неясно, почему мир устроен так, что хвост поросенка, например, задран кверху и завит колечком, в то время как хвост лисицы свободно опущен книзу и даже волочится по земле. Мне точно так же непонятно, почему зубы у негров белые, как у нас, а кожа черная, как деготь. Наконец, мне непонятно также, почему люди, объясняющиеся друг другу в любви и бывающие, так сказать, совсем эфирными в своих чувствах, впадают обыкновенно в такое невменяемое состояние души, что решают пожениться и превратиться, с позволения сказать, в обывателей.

Светослав Минков

Сахарная девочка

В одном заколдованном царстве был чудесный сад. Всё в этом саду было из сахара: и цветы, и деревья, и бабочки, и птицы, и даже златокудрая девочка, что по целым дням сидела на сахарной скамеечке и вязала сахарные кружева сахарным крючком.

А на другом конце земли, далеко от заколдованного царства, жил бедный кузнец с женой и малолетним сыном. Сын помогал отцу в работе, раздувал мехами горн.

Два года назад имя полковника Стамата Скаридова попало в списки офицеров, которым надлежало выйти в отставку, так сказать, по идейным причинам. Расставшись с офицерским мундиром, он скрепя сердце облачился в гражданскую одежду. В дурно сшитом костюме из грубой материи, которую он получил по наряду, от его внушительной внешности не осталось и следа. Скаридов стал рядовым гражданином республики и вместе с женой и дочерью начал новую жизнь в своей старой квартире из двух комнат, кухни и сумрачной гостиной с полузасохшим аспарагусом на окне.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ЗАПУТАННОЕ ДЕЛО

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

За несколько недель до Первого мая в одном из наших государственных учреждений берет свое начало эта памятная история.

Однажды утром заместитель начальника Пенчев явился на доклад к своему начальнику Генчеву и, став чинопочтительно перед его письменным столом, начал извлекать из своей папки всевозможные бумаги и документы на подпись и резолюцию. Работа шла, что называется, как по маслу. Начальник Генчев внимательно просматривал сквозь очки каждый документ, каждую бумажку, накладывал резолюцию и замысловато, кудрявыми буквами расписывался, а заместитель начальника Пенчев промакал чернила пресс-папье, время от времени почти незаметно позевывая. Однако в канцелярской практике встречаются иногда очень сложные и запутанные случаи. Именно такой случай явился и сейчас, когда заместитель начальника Пенчев подал начальнику Генчеву заявление об отпуске их провинциального чиновника Гервасия Зехтинкова.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ЧЕРЕЗ ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Да, скажу вам, братцы мои: никто из нас не упал на эту землю с неба. Вымыслом является и легенда об аисте, который разносил в своем красном клюве плаксивых младенцев по домам. Наше появление на белый свет есть не что иное, как благополучный конец опасного биологического процесса, или, точнее говоря, каждый из нас - это внезапно оторвавшийся плод от громадного дерева жизни, немножко горьковатый, немножко кисловатый плод, который так стукнул по носу отца и мать, что они в течение долгих лет подряд стоят ошеломленные от удара и все никак не могут понять: счастливы ли они, или несчастны.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ПОЕЗД

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Паровоз пыхтит, окутываясь густым белым паром. Еще несколько минут - и он заскользит по блестящим рельсам, исчезающим вдали. Моросит частый дождь, пахнет дымом, слышатся выкрики носильщиков, катящих маленькие тяжелые тележки с багажом. Из окон вагонов пугливо выглядывают улыбающиеся лица. Глаза их влажны и смотрят рассеянно. Уже давно прощаются отъезжающие и провожающие и повторяют одни и те же слова, будто не понимая друг друга как следует:

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

РАССКАЗ С ВИТАМИНАМИ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Мы являемся свидетелями чего-то удивительного. Ежедневно возникает какая-нибудь новая наука, посвященная нашему организму: вот маленький томик, написанный на общедоступном языке, с портретом автора, с предисловием и с формулами.

Наука о дыхании.

Наука о пищеварении.

Наука о нервной системе.

Наука о кровообращении.

И вот, наконец, и сама физиологическая химия забеременела от незаконной связи с ученым и родила самую полезную науку, так называемую науку о витаминах.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ЛЮБОПЫТНЫЕ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Нет, говорите что хотите, но нет более стихийного и всепоглощающего чувства, чем человеческое любопытство. Ни любовь, ни ненависть, ни даже страсть к рыболовству не могут сравниться с ним.

Иду я однажды по улице и вижу: на противоположном тротуаре сгрудилась толпа, качается и волнуется. Сначала я подумал, что народ собрался перед каким-нибудь магазином, но когда подошел поближе, то вдруг сделал странное открытие: перед толпой нет ни двери, ни окон и вообще нет никакого магазина. Все стоят перед какой-то облупленной стеной, скорбно почерневшей от дождей и времени, с любопытством вытягивают шеи в стараются что-то прочитать. Я понял тогда, что на стене наклеено какое-то важное сообщение, и, верный своему гражданскому долгу, пересекаю улицу и присоединяюсь к любопытствующим.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Прошу вас, благородные мидяне, расчехлите ваши бинокли: вот оно, мчится прямо на нас по оранжевым холмам пустынной долины, которую древние манускрипты называют Армагеддоном, из его раскалённых ноздрей с шипением выплёскивается жидкое олово, вздыбленный стальной загривок ощетинился тремя миллионами обоюдоострых бритвенных лезвий, в блестящих зрачках мерцает фиолетовое бешенство, вращающиеся кривые рога со свистом рассекают воздух, из-под ребристых подошв армейских ботинок разлетаются осколки раздавленных камней — вот оно, необъяснимое явление природы, изобретатель бесплодных желаний, тысячеликий кумир безумцев, великий Минотавр По Почте! Вот оно, самое омерзительное и ужасное чудовище, какое только в силах вообразить себе беспомощный человеческий разум! Вот оно, самое грандиозное событие нашей эпохи, подобного которому больше не способна породить эта ограниченная Вселенная! Разъярённый сердцебык — подобное зрелище стоит нескольких лет нашей жалкой, никчёмной жизни. Маэстро изначально динамичен, он внебрачное дитя энтропии, он демон загадочных космических аномалий, он не переставая бурлит в кипящих котлах двойных звёздных систем, он выбрасывает в пространство свои бесчисленные протуберанцы, он свирепствует и бросает клич, он сокрушает шипастыми копытами необитаемые ледяные миры, оглушительно трубя при этом победную песнь невидимой линии надоптического спектрального фокуса. Сейчас он собьёт нас с ног, разорвёт на куски и втопчет в жидкую грязь, но пока у нас ещё есть девятнадцать секунд, чтобы как следует рассмотреть его.

В сборник вошли рассказы польской писательницы Юлии Нидецкой, печатавшиеся в русскоязычном журнале «Горизонты техники для детей».

«...Пацюк молчал. Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски; одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. «Посмотрим, — говорил он сам себе, — как будет есть Пацюк вареники. Наклониться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану». Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснулся из миски, шлепнулся в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать. «Вишь какое диво!» — подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила...»

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Неправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Нет гуляющих пар — разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины — и те куда-то пропали.

Хочется славы, богатства, ну и власти, конечно?

В старину, если верить легендам и сказкам, чтобы получить все это, кто-то рыбку золотую ловил, кто-то отыскивал лампу с джинном, а кто-то размахивал волшебной палочкой или заключал сделку с темными силами.

Нынче времена другие… и способы творить чудеса во исполнение желаний — тоже.

Я зашел в этот магазин как бы случайно, прогуливаясь по улицам нормал-тауна. Сказать по правде, просто так я там не хожу. Ничего не имею против нормалов, но слишком там серо и скучно, и бываю я в этих местах только по делу.

Магазин «Геномы» я заприметил давно. Сначала мне о нем рассказали как о диковинке — ну действительно, все равно что автосалон «Автомобили» или магазин одежды под названием «Одежда». Простенько и безвкусно. На самом-то деле хозяин магазина знал, что делал, — это было единственное место в нормал-тауне, где можно было купить чеги — видоизменяющие ваш геном дозы ретровирусов. Нормалы-то такого не купят! А турист должен сразу понимать, что перед ним, а то, не дай Бог, перепутает с салоном бодибилдинга. Да-да, у нормалов они по-прежнему процветают!

Герои рассказа оказались на Венере в патовой ситуации- корабль неисправен, с туземцами конфликт. Выхода нет? Или...?

Судный день оказался не судным

Глава 1. Утро.

Часто можно услышать, что понедельник - день тяжелый. Зовись понедельник воскресеньем, то все бы говорили - воскресенье день тяжелый, пятницей – пятница день тяжелый. И не нужно ломать голову, чтобы объяснить это «волшебное» словосочетание. Понедельник идет после выходных, к которым люди очень быстро привыкают. Выходные, для работающих людей, грубо говоря, наркотик. Если лишают этого выходного, то начинается ломка, если же наоборот добавляют, то эйфория. Но самое важное, что это выражение люди непременно вспоминают, когда именно в понедельник с ними происходят неприятности. И не сказать, что эти неприятности особенные, и не случаются с ними в другие дни. Случаются. Но почему то фраза – понедельник день тяжелый – позволяет легче перенести эти неприятности. Не правда ли смешно, всю ответственность за случившееся валить на день недели?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Почему мы не слетали на Луну? — вопрос, который задается все чаще и чаще. Эта тема была строго засекречена, и только в последнее время некоторые сведения о нашей лунной программе появились в открытой печати. Можно согласиться с автором брошюры «Аполлоны» летят на Луну», писавшим, что даже успехи США в осуществлении высадки американских астронавтов на поверхность Луны освещались нашими средствами массовой информации явно односторонне и недостаточно. Замалчивая реальные факты, положение дел мы представляли таким образом, будто в СССР работы по пилотируемому полету на Луну не проводились и наши усилия были сосредоточены только на ее исследованиях при помощи автоматических космических аппаратов. Более того, мы даже стали утверждать, что в исследовании Луны можно обойтись только автоматическими аппаратами, что человеку на Луне делать нечего.

Сейчас пришло время не только прямо заявить, что в нашей стране существовала программа пилотируемого полета на Луну, но и рассказать о ее подробностях. К сожалению, она не имела далеко идущей цели и была подчинена лишь престижным соображениям — осуществить облет Луны, а затем и высадку человека на ее поверхность раньше американцев.

Первым, кто начал заниматься работами по освоению Луны, был коллектив, руководимый С.П.Королевым. Главный конструктор наметил реальные пути облета Луны космонавтами, высадки их на ее поверхность с возвращением на Землю. Автоматические космические аппараты «Луна» были этапами отработки элементов, аппаратуры и наземных средств ракетно-космических систем для исследования Луны при помощи пилотируемых космических кораблей. Дальний космос, Луна, ближайшие планеты Солнечной системы — это была цель всей его жизни.

Так почему же эти разработки не были завершены после его внезапной и преждевременной кончины? Почему мы не слетали на Луну?

Вот на эти вопросы я и попытаюсь ответить в этой брошюре.

Вместе с юным Эйдзи Миякэ читатель погружается в водоворот токийской жизни, переживает его фантазии и сны, листает письма его матери-алкоголички и дневники человека-торпеды, встречается с безжалостной Якудзой, Джоном Ленноном и богом грома. Ориентальный, головокружительный, пасторально-урбанистический, киберметафизический – такими эпитетами пользуются критики, ставя «Сон №9» в один ряд с произведениями Харуки Мураками.

И «Сон №9», и следующий роман Митчелла, «Облачный атлас», вошли в шортлист Букеровской премии.

Заповедь соблюдения поста есть первая заповедь, полученная человеком по сотворении его.

Согрешил Адам, вкусив плоды запретного древа, и страшная греховная порча проникла во весь человеческий род.

С той самой поры диавол получил доступ к сердцу падшего человека. С той самой поры совершенное творение Божие — Адам, не ведавший прежде ни злобы, ни печали, — стал подвержен страстям, в которых доныне, как в смоле адовой, кипят наши сердца, лишившиеся блаженного Богообщения.

Римские легионы покоряют Европу. Рушатся царства, слетают короны… И только горстка греческих «дикарей» – всего один город и с десяток деревень – не склоняет голову перед Вечным Римом.

Предводительницу сопротивления враги называют Старухой, а друзья Колдуньей. Откуда она родом и почему войска идут за нее на смерть – никому неизвестно.

Взятый в плен знатный патриций Валерий Гальба оказывается в лагере греческих патриотов и начинает понимать: расчетливый и мощный Рим может спалить огнем всё вокруг, но не сможет сделать рабами людей, которые любят. Любят родину и свободу.