Внутренние проблемы фирмы

Андрей Дремлюга

Внутренние проблемы фирмы

Перед огромным, дубовым столом работы 18-го века, на троне-из-костей, сидел мужчина. Его широкое лицо с квадратной нижней челюстью и орлиным носом, было белее мела, казалось в лице не было ни кровинки, да и откуда ей взяться. Высокий, без морщин, бледный лоб венчала корона из человеческих костей. Чернее вороньего крыла волосы, ниспадавшие на тёмно-синюю футболку с эмблемой "NIKE", облегающую могучий торс, в контрасте с бледным лицом производили неизгладимое впечатление, ужасающее и завораживающие одновременно. Наряд мужчины завершали джинсы, под цвет футболки, по верх которых были надеты высокие чёрные ботфорты из полированной кожи. Он с удовольствием, в прочем, не отразившемся на лице, затянулся ментоловой сигаретой "Dunhill" и стряхнул пепел в человеческий череп, украшавший подлокотник трона, из которого местный умелец сделал пепельницу, когда шеф пристрастился к курению.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

Опять это проклятое ощущение, что на меня кто—то смотрит. И снова чувство, что все, что я делаю и вижу, тысячи раз уже было. Может потому, что городишко этой вшивый, ничем не отличается от всех остальных распроклятых городишек среднего Запада?

Солнце в зените жарит вовсю, и небо серое от пыли, так что гор на горизонте почти и не видать, и пустая главная улица — Мейн—стрит — как же ей еще называться? Пост—оффис, трехэтажное здание банка, закрытый магазин скобяных изделий — жара, сьеста. Двухэтажные дома состоятельных граждан — с плоскими крышами, верандами, навесами и деревянными колоннами. Полосатые занавески и горшки с геранью.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

Тот весенний день 1284 года, когда осиротела половина семей в городе, тот день, о котором во всем мире восемь веков будут рассказывать всякие были и небылицы семилетняя Трудхен неожиданно для себя самой провела в подвале.

Едва она высунула за ворота отцовского дома свой любопытный носик, услышала перестук капели, журчание бегущих по краям улицы ручьев, и выскользнула навстречу этим маленьким Рейну и Везеру, как на нее ястребом налетела матушка. Щеки Трудхен обожгли две пощечины, и в следующее мгновение матушка уже тащила ее за руку спасибо, не за косу через двор, совершенно на заботясь о том, что дите спотыкается, мочит в лужах подол и башмаки, и приговаривала Ах ты, дрянь маленькая! Говорила тебе, за порог не суйся? Говорила? В могилу меня свести хочешь? Трудхен ревела. Всхлипывала и матушка Говорила тебе, дрянь маленькая? Говорила? Вот вернется отец, пусть сам тебя выпускает! И девочка была слишком мала для того, чтоб расслышать в голосе женщины страх.

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

Нечто Странное, мрачное и зловещее встречает героев в запутанных лабиринтах блестяще сконструированной реальности.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Генри Дресинг

История Эрика

Часть 1.

Эрику Вильямсону было 13 лет. Он был высоким парнем для его возраста, почти 6 футов ростом. Он обладал атлетическим телосложением: стройный, весящий около 145 фунтов - и имел огненно-рыжие волосы и зеленые глаза. Если близко приглядеться, вы могли бы увидеть немного веснушек на его переносице. Он был еще только ребенком, но, несмотря на рыжие волосы и зеленые глаза, у него был добродушно-веселый характер. Как правило, он не вел себя дурно, но в те моменты, когда это случалось, ему обычно подтягивали дисциплину, укладывая через отцовское колено для хорошего, крепкого шлепания.

Стоян Дринов

Мать

Жила-была старушка.

Однажды она взяла прялку, веретено, села у калитки и стала прясть пряжу. Прядёт себе, сучит пальцами тонкую нить, а сама знай поглядывает на дорогу, не покажется ли прохожий. Смотрит и прядёт, смотрит и прядет.

Вдруг видит: едут мимо торговцы вином. Целый караван.

- Эй, проезжие, люди добрые! - крикнула старушка. - Погодите, остановитесь, я хочу вас кое о чём спросить.

Остановились торговцы, старушка и спрашивает:

Андрей Янович Дрипе

ПОСЛЕДНИЙ БАРЬЕР

Анонс

Андрей Дрипе автор нескольких повестей о школьной жизни, педагог по профессии, работал воспитателем в колонии для несовершеннолетних правонарушителей.

"Последний барьер" - это раздумья о долге воспитателя, о личной ответственности за тех, чьи судьбы ему доверены.

Пафос романа, основная мысль его - активное, страстно заинтересованное утверждение высоких принципов коммунистической морали.

Овсей Дриз

Старый Хелом

Перевод: Г. Сапгир

БИСЕРНАЯ ЗАКЛАДКА

Тихо над Хеломом

Шли облака.

Тихо и плавно

Струилась река.

Тихо цвели

Лебеда и картошка.

Тихо и нежно

Мяукала кошка.

Тикали тихо

Часы на стене.

Плакали тихо

Детишки во сне.

И в книге старинной

Тихо и сладко

Забытая всеми

Дремала закладка.

И вечно бы в Хеломе