Вместе с флотом

Аннотация издательства: «Автор в годы Великой Отечественной войны командовал Северным флотом,  Ставшим затем Краснознаменным. В книге говорится об особенностях боевых действий в условиях Заполярья, о подвигах подводников, летчиков, морских пехотинцев, моряков подводных{1} кораблей, о совершенствовании их боевого мастерства».

Мемуары адмирала А. Головко, созданные на основе дневниковых записей военного времени. В них рассказывается о действиях Северного флота в годы Великой Отечественной войны. В тексте приводится разбивка на страницы в соответствии с печатным оригиналом. Номер страницы приводится в конце страницы в квадратных скобках и отделяется от следующей страницы пустой строкой. Примечания в печатном оригинале приводятся постранично с постранично нумерацией. Расположение иллюстраций не соответствует печатному изданию. — V_E.

Отрывок из произведения:

Автор книги широко известен в нашей стране. Его имя по праву стоит в ряду имен талантливых советских военачальников. Арсений Григорьевич Головко с первого и до последнего дня войны стоял во главе Северного флота. Он первым из командующих флотами того времени выступил с мемуарами, вышедшими в 1960 году — за два года до кончины автора. Воспоминания адмирала вызвали огромный интерес в Советской стране и за рубежом.

Такой успех не случаен. Автор сумел ярко рассказать о несгибаемой стойкости и героизме советских военных моряков, их беспредельной верности и преданности своему народу, Родине, Коммунистической партии. Молодой, только что созданный накануне войны Северный флот, тесно взаимодействуя с войсками Карельского фронта, не только выдержал сильнейший натиск противника на Крайнем Севере, но и внес весомый вклад в разгром врага, надежно прикрывал правый фланг всего огромного фронта, защищал внутренние и внешние морские перевозки, вел активные операции на вражеских коммуникациях.

Рекомендуем почитать

Книга Маршала Советского Союза Александра Михайловича Василевского рассказывает о годах службы в Красной армии. Автор вспоминает о своем участии в Гражданской и Великой Отечественной войнах, в разгроме Японии и о работе Ставки Верховного Главнокомандования.

На страницах книги А.М. Василевский делится впечатлениями о своих современниках и сослуживцах — М.В. Фрунзе, И.П. Уборевиче, Б.М. Шапошникове, М.Н. Тухачевском, К.Е. Ворошилове. Книга адресована широкому кругу читателей.

В годы Великой Отечественной войны в печати появлялись короткие сообщения о действиях воздушнодесантного отряда под командой известного мастера парашютного спорта Ивана Георгиевича Старчака. В то время нельзя было открыто писать ни о месте, где сражались десантники, ни о подробностях боев. И только теперь, более двадцати лет спустя, бывший начальник парашютно-десантной службы Западного фронта И. Г. Старчак рассказывает о людях, героически бившихся с врагом в его тылу.

Генерал-лейтенант артиллерии Иван Семенович Стрельбицкий, автор книги «Штурм», родился в городе Горловке, Донецкой области. Член КПСС с 1919 года. Свыше сорока лет прослужил в рядах Советской Армии и прошел путь от курсанта до командующего артиллерией армии. Участник трех войн. Награжден многими орденами и медалями. В книге «Штурм» рассказывается о боях за освобождение Донбасса и Крыма. Автор повествует о советских солдатах, офицерах и генералах, самоотверженно сражавшихся с врагом, показывает, как в тяжелых условиях войны раскрывались и закалялись их характеры.

После выхода книги «Штурм» в 1962 году автор получил много писем читателей, в которых высказывались ценные предложения и замечания. Он учел их при подготовке нового издания своего труда: шире и ярче показал бои за освобождение Севастополя, с душевной теплотой поведал о рядовых тружениках войны, подвиги которых стали ему известны в результате дополнительных изысканий в архивах и встреч с товарищами по оружию.

«Собственные записки» русского военачальника Николая Николаевича Муравьева (1794–1866) – уникальный исторический источник по объему и широте описанных событий. В настоящем издании публикуется их первая часть, посвященная тому времени, когда автор офицером Свиты Его Величества по квартирмейстерской части участвовал в основных сражениях Отечественной войны 1812 года и Заграничного похода русской армии 1813–1814 годов.

По полноте нарисованных картин войны, по богатству сведений о военно-походной жизни русской армии, по своей безукоризненной правдивости и литературной завершенности записки Н. Н. Муравьева являются одним из самых заметных явлений в русской мемуарной литературе, посвященной эпохе 1812 года.

Есть в Ростовской области село Ново-Кузнецовское, Зерноградского района. Здесь установлен бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза, автора этой книги Д. Д. Лелюшенко. Битва под Москвой, Сталинградская битва, бои за Донбасс, освобождение Львова, Висло-Одерская и Силезская операции, штурм Берлина, героический рейд на Прагу — вот далеко не полный перечень этапов большого боевого пути, пройденного им в годы Великой Отечественной войны. Книга «Заря победы» посвящена событиям памятного всем 1941 года. Главное место в ней составляют воспоминания о битве за Москву. Д. Д. Лелюшенко, командовавший в тот период 5-й и 30-й армиями, обстоятельно повествует о том, как осуществлялась героическая оборона нашей столицы, как готовилось и проводилось контрнаступление. С большой теплотой вспоминает автор воевавших рядом с ним бойцов, командиров, добровольцев-москвичей.

Кровавые события в далекой Якутии, о которых повествуется в этой книге, разыгрались в то время, когда на Курилах и Сахалине еще хозяйничали японские интервенты. Под защитой их штыков на Дальнем Востоке, в Приморье властвовал со своей «земской ратью» царский генерал Дитерихс. На Камчатке, на Охотском побережье и на крайнем севере Якутии рыскали белые банды бочкаревцев, артемьевцев, а в верховьях Лены и по всей обширной таежной Иркутской губернии, от Байкала до Енисея, зверствовали отряды, отставшие от разгромленной колчаковской армии. Не добит был и барон Унгерн, прорвавшийся из Монголии в Советское Забайкалье. Все эти многочисленные враги Советской власти отвлекали на себя, а также для охраны Забайкальской железной дороги значительные силы действовавшей там нашей 5-й армии.

Главные герои книги — солдаты, сержанты, офицеры — участники Великой Отечественной войны. Автор настолько хорошо знает этих людей, так ярко и объемно воссоздает их образы, что они встают перед нами как живые. Читателям наверняка запомнятся и полюбятся очень разные по характеру солдаты братья Кругловы, по-житейски мудрый командир снайперского пулеметного расчета Иванов, врожденные разведчики младший лейтенант Калинкин и старшина Дубинда, скромный, самоотверженно трудолюбивый начальник штаба части Алехин и многие другие. Особый интерес представляют страницы, посвященные пока еще слабо отраженным в литературе оборонительным боям 18-й армии на государственной границе. Книга подкупает своей искренностью и объективностью.

Герой Советского Союза генерал-лейтенант С. А. Андрющенко все годы Великой Отечественной войны провел на фронте, участвовал в боях за Крым и Кавказ, а с 1943 года и до Дня Победы воевал в составе 23-го стрелкового корпуса, будучи начальником штабов 23-й стрелковой дивизии, а затем названного корпуса, части которого сражались за освобождение от фашистского ига Украины, Польши, Венгрии, Австрии и Чехословакии. В своей книге автор повествует о деятельности штабов корпуса и дивизий, о боевых действиях соединений и частей, о героизме и мужестве красноармейцев, сержантов и офицеров, об их подвигах, об интересных встречах с известными советскими военачальниками.

Другие книги автора Арсений Григорьевич Головко

Мемуары адмирала А. Головко, созданные на основе дневниковых записей военного времени. В них рассказывается о действиях Северного флота в годы Великой Отечественной войны. В тексте приводится разбивка на страницы. Номер страницы приводится в конце страницы в квадратных скобках и отделяется от следующей страницы пустой строкой.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Мемуары вдовы известного русского поэта Даниила Андреева, автора «Розы Мира», — увлекательнейший рассказ о необычной женской судьбе, о необычной любви, о необычном поэте и о самой обычной для XX века и России доле. Эта книга о противостоянии талантливой мужественной женщины суровой эпохе.

Алла Александровна Андреева обладает литературным даром и чувством слова, поэтому книга читается буквально на одном дыхании.

Настоящая биография написана на основании изучения всех сохранившихся до наших дней материалов, касающихся жизни Галилея, — его огромной переписки, его сочинений, документов инквизиции и заметок, относящихся к истории его научных открытий и частной жизни. Они опубликованы в двадцатитомном персональном издании Галилея.

«Скончался A.A. Рассказов.

Какое старое это имя!

Какого далекого, какого другого времени!

Все те светила, среди которых небольшой, но яркой звездочкой горел в Малом театре его талант, давным-давно перешли в „труппу Ваганьковского кладбища“…»

Предлагаемая беллетризованная биография Чарльза Диккенса — попытка изобразить жизнь писателя как историю его обогащения жизненным опытом, как историю его идей и его книг. Материал книги содержит описание социально-политического фона, на котором раскрывается творчество Диккенса. Также в биографии уделено внимание краткому изложению сюжетов основных произведений писателя, которое должно помочь читателю в раскрытии общественного лица Диккенса, проследить путь, каким шло развитие его миросозерцания.

Герой этой книги – Иван Сытин – благодаря упорству, практической сметке и ловкости стал богатым и влиятельным издателем России. Он стал одним из первых предпринимателей, активно насаждавших грамотность в народе.

…На одной из невзрачных улиц Воронежа, в невзрачном доме жил, творил, готовился к исходу и преображению пушкин русской поэзии двадцатого столетия по имени Мандельштам…

До столетия со дня рождения Велимира Хлебникова осталось около трех лет. Срок вроде бы немалый. К этому времени, возможно, откроют мемориальный музей поэта в Астрахани. Несомненно, и толстые журналы, и литературные еженедельники успеют заказать и получить обязательные в таких случаях статьи. Не исключено, что в плане какого-либо издательства окажется сборник Хлебникова. Ведь единственное собрание сочинений поэта, которого при жизни называли гением, а Маяковский считал своим учителем, вышло в начале тридцатых годов, то есть пятьдесят лет назад, и давно стало библиографической редкостью. Последний же раз стихи В. Хлебникова были изданы в малой серии «Библиотека поэтов» двадцать два года назад. Ни в одном книгохранилище, кроме центральных, нет произведений Хлебникова, его не знают молодые поколения. Похоже, забвение, окутывающее Велимира Хлебникова, никого не тревожит (я говорю об издательском мире). Однако отдельных лиц тревожит. И вот один из таких, встревоженных, пермяк Владимир Молотилов, рабочий-наладчик двадцати семи лет, непубликовавшийся поэт, решил, что настала пора «возмутить стоячие воды», прислал мне письмо: походатайствуйте!

Книга Б. Я. Фрезинского посвящена судьбе петроградских писателей, образовавших в феврале 1921 г. литературную группу «Серапионовы братья». В состав этой группы входили М. Зощенко, Н. Никитин, Вс. Иванов, М. Слонимский, К. Федин В. Каверин, Л. Лунц, И. Груздев, Е. Полонская и Н. Тихонов.

Первая часть книги содержит литературно-биографические портреты участников группы (на протяжении всего творческого и жизненного пути). Вторая — на тщательно рассмотренных конкретных сюжетах позволяет увидеть, как именно государственный каток перемалывал судьбы русских писателей XX века, насколько губительным для них оказались попытки заигрывать с режимом и как некоторым из них удавалось сохранять человеческое достоинство вопреки обстоятельствам жестокого времени. Автор широко использовал в книге малоизвестные и неопубликованные материалы государственных и частных архивов. В качестве приложения публикуются малоизвестные статьи участников группы, а также высказывания их коллег, критиков и политиков 1920-х гг. о Серапионовых братьях.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Нэт Прикли

Зона Сумерек

("Мир Пауков". Книга 4-я)

[фрагмент]

Серые горы. Все, что Найл слышал о них за свою недолгую жизнь, так это то, что они замыкают пустыню, в которой он родился и вырос, с востока и тянутся почти до самого моря, оставив лишь узенькую полоску плодородной земли для обитателей далекой Провинции. Настолько далекой, что она выпадала из круга ментальной силы Смертоносца-Повелителя, и там существовал некий свой маленький мирок, в котором, однако, пауки точно так же правили людьми, как и здесь, в городе. Восьмилапые обитатели Провинции, не смотря на некоторую самостоятельность, тем не менее признавали верховную власть Смертоносца-Повелителя, и подчинялись его прямым приказам, приносимым специальными посыльными. Нужда в передаче приказов возникала редко. Несколько раз, когда пауки-волки слишком рьяно прочесывали пустыню в своей охоте на диких людей, не оставляя в живых почти никого из добычи, селекционерам города приходилось запрашивать двуногих слуг из приморских земель для поддержания породы; однажды на верфи закончился лес для строительства кораблей, и его пришлось везти из Провинции; и, наконец, после трагической гибели армии Квизиба Мудрого, сюда был отправлен приказ построить стену, отделяющую владения Мага от прочих земель. Впрочем, двуногие обитатели пустыни старались не приближаться к местам, где легко наткнуться на паука-смертоносца - и неминуемо оказаться у него в желудке, - а потому горы для них олицетворялись высокими снежными вершинами Северного Хайбада и несколькими пологами пиками, выглядывающими из-за горизонта несколько правее. Хорошие ориентиры для ушедших далеко от дома путников - и ничего более. Посланник Богини мучительно пытался вспомнить хоть что-нибудь еще - и не мог. Точнее - не знал. Нет, разумеется, среди сведений, вкаченных ему в память Белой Башней в достатке имелось сведений о самых высоких вершинах и их местонахождении, о теории возникновения складок местности в результате движения и столкновений континентальных плит, об эрозии и выветривании но что все это могло дать человеку, собравшемуся проникнуть глубоко в горный массив? Найл хотел знать, что брать с собой, что одевать, на какую пищу рассчитывать, кого опасаться, рассчитывать ли на местные источники воды? Увы, спросить было не у кого. Досадный просчет, всего лишь один жест - они с Симеоном совместили половинки расколотого злобного божка - и единственный свидетель, единственный человек, способный рассказать о логове Мага, умер. Сейчас Найл многое бы отдал, лишь бы хоть на мгновение, хоть на доли секунды вернуть то время, когда можно было просто отбросить осколки маленькой фигурки в разные стороны, а потом подробно расспросить девушку, которая сейчас мертвою лежала на пороге комнаты. Увы, поздно. Из-за стены послышался звонкий смех. Найл узнал голос Даны. Значит, Вайгу опять стало легче. У постели брата собралась вся семья - сестры и мать. Они впадали в отчаяние, когда Вайг терял сознание, искренне радовались, когда он приходил в сознание. Женщины искренне надеялись, что кризис миновал, и больной пойдет на поправку. У правителя язык не повернулся сказать им, что Маг отмерил своей жертве всего лишь тридцать дней жизни. Тридцать дней, из которых прошло уже три. - Завтра утром, - решительно произнес Найл. - Что "завтра утром"? - вздрогнул Симеон, склонившейся над умершей лазутчицей Мага. - Завтра утром я отправляюсь в Серые горы, чтобы сразиться с этим злобным колдуном. - Один ты не справишься, - выпрямился медик. - Ты даже не представляешь, какие тебя могут ждать опасности. Я отправлюсь с тобой. - А ты - знаешь? - приподнял брови правитель города. - Нет, - согласился Симеон, - не знаю. Но у меня есть опыт лечения людей, распознавания ядовитых растений, болезней. Я смогу вовремя предупредить тебя об опасности. - Отчего она умерла? - кивнул Посланник на лазутчицу. - Не знаю, - со вздохом признал Симеон. - Я бы признал ее абсолютно здоровой... Не будь она такой неживой. Найл молча улыбнулся. - Нет, я действительно нужен тебе в походе! - заторопился медик, поняв мысль правителя. - Я могу... - Нет, Симеон, - покачал головою Посланник Богини. - Ты нужен мне здесь, рядом с братом. Сам я как-нибудь выкручусь. Я ведь в пустыне вырос, ее ловушки куда лучше тебя знаю. Ну, а горы... Разберусь, не маленький. Симеон открыл рот - и тут же закрыл, однако Найл сумел ощутить возникшую в голове тридцатилетнего мужчины мысль: "Тебе ведь нет еще и шестнадцати!" Что ж, возможно это было и так. Однако Найлу до пятнадцати лет пришлось расти в пустыне, каждодневно борясь за свою жизнь, ему пришлось выдержать схватку с серым скорпионом, и несколько раз драться с пауками-верблюдами; в рукопашной схватке он победил паука-смертоносца; он прошел через унижения плена и соблазны Каззака; он обрел знания Белой Башни и решился на бунт против восьмилапых; он пересек Дельту и лично разговаривал с Великой Богиней. Что мог противопоставить ему любой из горожан? Бывшие рабы Смертоносца-Повелителя рождались и росли на острове Детей, сытые и ухоженные, в полной безопасности, после чего переселялись в казармы, с их теплыми мягкими постелями и неизменно полными котлами с мясной кашей или супом. Они привыкли бояться только гнева надсмотрщиц и всесильных пауков, да кнута, побуждавшего их к каждодневному труду. Нет, право на принятие решения никак не зависит от возраста - оно зависит только от состояния души, и не даром именно он, вернулся из Дельты в город Посланником Богини, вестником ее воли и могущества. - Ты останешься здесь, Симеон, - сказал правитель спокойным, но твердым голосом. - Ты нужен моему брату. На этот раз медик спорить не рискнул. Посланник Богини поднялся в свою комнату, и начал собираться. Осмотрел старые, хорошо сидящие по ноге сандалии - нет ли трещин в подошве, не перетерлись ли ремни; точно так же внимательно осмотрел тунику. Что еще может понадобиться путнику в дальней дороге? Копье и нож, да мягкий кожаный бурдючок для воды. Нож правителя лежал на столе, рядом с полной фруктами вазой, а вот копьем и бурдюком последний раз Найл пользовался настолько давно, что уже и забыл, когда это было. - Джарита! - распахнул правитель дверь, и взгляд его упал на молоденькую служанку, лет десяти, с еще не сформировавшейся грудью и тонкими ножками. Уже более спокойным тоном Найл попросил: - Позови ко мне свою начальницу. - Да, мой господин, - поклонилась девочка и громко утопала по коридору. Оставалось загадкой, как такое маленькое существо могло производить так много шума. Посланник Богини вернулся в комнату, взял из вазы кисть винограда, прихватил губами сразу несколько ягод, прижал к небу языком, наслаждаясь ощущением прохладного сока, растекающегося во рту. Подумать только, живя в пустыне, он даже не подозревал о существовании винограда, персиков, слив, груш! Правда, в городе не знали про такую пустынную ягоду, как арбуз, но правитель собирался исправить это упущение в самое ближайшее время. - Вы звали меня, мой господин? - бесшумно вошла в двери старшая служанка и покорно склонила голову. Мускулистая, с широкими плечами, широкими бедрами, высокой грудью и длинными кудрями, она представляла собой идеал женщины с точки зрения смертоносцев. Именно такими они представляли своих слуг, именно такую породу выводили. Естественно, для услужения во дворец Посланника Богини были выделены лучшие из лучших, породистые из породистых. - Мне нужно мое копье, Джарита, и небольшой бурдюк для воды. - Вы желаете нести его сами, мой господин? - А кто еще может его понести? - сразу почувствовал подтекст правитель. - Нефтис собирает стражниц, чтобы вместе с вами отправиться в поход, доложила служанка. - Та-ак, - возмутился Найл. - Только что одного осадил, так теперь вторая путаться под ногами собирается. Где она?! - На первом этаже, возле парадной двери, - оживилась Джарита. Между нею и начальницей охраны Посланник Богини постоянно шла скрытая борьба за внимание правителя. Служанка почувствовала, что соперницу ждет явный нагоняй, и она не смогла сдержать довольной улыбки. - Оч-чень хорошо, - Найл отстранил служанку и быстрым шагом пошел по коридору. Однако искать Нефтис не пришлось - сама вышла навстречу правителю, и почтительно склонила голову: - К вам пришел смертоносец Дравиг, мой господин. - Он что-нибудь говорил? Визит начальника охраны Смертоносца-Повелителя не мог не вызвать у Посланника Богини тревогу, заставившую моментально забыть про раздражение на своевольную стражницу. Дравиг, не просто заботился о безопасности престарелых паучьих самок, составлявших вместе сущность правителя восьмилапых, и являсся руководителем войска, но еще и выполнял функции первого советника Смертоносца-Повелителя. Старый паук, ворс которого выцвел от времени, а хитин местами начал покрываться ирещинами, как пересохшая глина, решал вопросы, до которых не снисходил его господин - а таких оказывалось очень много, если не большинство. Иногда возникало ощущение, что именно Дравиг правит пауками, настолько часто он принимал решения и претворял их в жизнь. - Он сообщил только то, что желает видеть вас, мой господин. - Он один? - Да, мой господин. - Он торопил тебя? - Он готов ждать, пока вы освободитесь, мой господин. - Это хорошо, - с облегчением перевел дух Посланник Богини. Если у Смертоносца-Повелителя возникали претензии к двуногим обитателям города, его посланец обычно являлся в сопровождении внушительной охраны, как бы демонстрируя недоверие к правителю людей, и всячески торопил слуг, настаивая на быстрейшей встрече. Восьмилапые весьма тщательно следили за соблюдением буквы Договора, и всякое неуважение, проявленное двуногим к смертоносцу, любая попытка мужчин приставать к охранницам, сохранившим верность паукам, вызывала немедленную и порою весьма неадекватную реакцию. Чаще всего, демонстрируя уважение к Посланнику Богини, смертоносцы предлагали свою помощь для немедленно усмирения недостаточно воспитанных людишек с поеданием самых недисциплинированных. Надо сказать, один раз Найл на подобное предложение согласился - когда узнал, что пара скучающих гужевых ни с того ни с сего стала забрасывать камнями постоянный пост восьмилапых на городском мосту. Правитель совсем не хотел получить войну в расплату за дурость двух тупоголовых мужланов. После быстрой демонстративной расправы подобные выходки прекратились раз и навсегда. Найл вошел в зал для приемов, коротко кивнул Дравигу, увидел в ответ ритуальное приседание и окончательно расслабился: первое, что делали пауки, когда желали проявить недовольство - так это переставали проявлять вежливость. - Рад видеть тебя, Дравиг, - поприветствовал гостя Найл. - Рад видеть тебя, Посланник Богини, - прислал ответный импульс седой паук. - Смертоносец-Повелитель просил передать свое сожаление по поводу болезни твоего брата. До него дошло известие, что ты собираешься отправиться в Серые горы, чтобы найти причину болезни. В знак своего дружелюбия он предлагает тебе в помощь четверых сильных и молодых смертоносцев, которые готовы участвовать в этом походе. Кроме того, Смертоносец-Повелитель предлагает выделить два корабля из своего флота, которые перевезут тебя в Провинцию. - Я искренне благодарен Смертоносцу-Повелителю за его дружелюбие и помощь... Прозвучавшую фразу Найл обязан был сказать в любом случае. Ему предлагали поддержку - и, хотя в расположение восьмилапых он не верил ни на йоту, за нее следовало поблагодарить. Но вот что дальше? Поблагодарить и отказаться? Глупо. Найл только сейчас понял, что для перехода в Серые горы вовсе не обязательно пересекать пустыню. Достаточно просто сесть на корабли и высадиться в Провинции - так он сэкономит не только силы, но и три дня пути. Три дня жизни, отведенные Вайгу! Но вот только с какой стати пауки стали такими настолько добрыми, что готовы рисковать жизнями ради излечения вчерашнего раба? - ...но я не совсем понял: пауки-добровольцы поплывут вместе со мной до Провинции, или пойдут вместе со мной в Серые горы? - Они пойдут с тобой до конца, Посланник Богини! - заверил Дравиг. - Они будут выполнять мои приказы, и умрут вместе со мной, если возникнет такая необходимость? - Если они станут умирать, - замялся не умеющий врать смертоносец, - то хоть один должен вернуться, чтобы сообщить о судьбе всех остальных. Правитель мгновенно понял все. Начиная с печально закончившегося похода Квизиба и по сей день смертоносцы не знали о таинственном Маге ровным счетом ничего. Ничего, кроме того, что он существует и настроен весьма враждебно. Услышав про желание Найла отправиться в логово давнего врага, пауки захотели отправить вместе с ним несколько разведчиков. "Должен вернуться хоть один" - признался Дравиг. Вернуться, и сообщить все то, что сможет обнаружить Посланник Богини. Что ж, восьмилапые преследовали свои интересы, и их можно понять... Но взамен Найл получал четверых крепких бойцов, которые способны очень и очень помочь в трудном пути. Так какой смысл от них отказываться? - Я благодарен Смертоносцу-Повелителю за сочувствие и принимаю его помощь, - кивнул Найл. Дравиг ощутил его мысленный импульс об окончании аудиенции, присел в ритуальном приветствии и вышел из зала. Посланник Богини повернул голову в сторону Нефтис. Внешне начальница стражи выглядела почти так же, как и Джарита, но характером отличалась от нее в корне. Воспитывая служанок, пауки делали упор на их преданности и исполнительности, воспитывая охранниц - на самоотверженности и храбрости. Найл своими глазами видел, как одна из защитниц дворца Смертоносца-Повелителя, Сидония, пожертвовала собой, защищая Дравига, вступившего в неравную схватку с пауком-быком. Правда, Сидония выжила - но когда она с ножом в руке кинулась на огромного даже по паучьим меркам монстра, то шансов уцелеть у нее не было никаких. Нефтис, воспитанная точно так же, могла бы стать верным и надежным спутников в задуманном предприятии. - Сколько человек ты готовишь? - Восемь, мой господин, - отчеканила стражница. - Выступаем завтра утром, - распорядился Найл и кивком головы отпустил женщину.

Название: Мы, аристократы. (Хогвартс, 3-й курс)

Автор: Бастет

Бета:

Рейтинг: PG-13

Герои: Гарри Поттер, Теодор Нотт, Драко Малфой, Винсент Крэбб, Грегори Гойл

Тип: джен

Жанр: приключения

Размер: макси

Статус: закончен

Саммари: AU, OOC. Частичка души Тома Риддла в теле исходного Гарри Поттера. Первый курс Хогвартса, отчасти придерживающийся сюжетной канвы канона. Идея фанфика возникла из приязни автора к сюжетам с потерей памяти и неприязни автора к большинству персонажей светлой стороны канона. Попытка изобразить независимого главного героя, начавшего свой путь на тёмной стороне.

Название: Операция «Снейп»

Автор: vasalen

Бета: Лена Иванова

Пейринг: СС, нмп, нжп СС\нжп

Рейтинг: PG

Жанр: Action/Adventure

Размер: макси

Статус: в работе

Отказ: Дик, Мелани и я - мои, остальное - Роулинг, если кто свое найдет, тоже забирайте.

Аннотация: Вы чистокровный аристократ, но воспитывались в маггловском приюте? И учиться вы любите? А Ваши родители покойные Упивающиеся смертью? Вы их не помните, а семью иметь хочется? Тогда стиснув зубы убедите сортировочную шляпу отправить вас в слизерин, а потом терпеливо доведите до декана, что он хороший отец. Хотя проблем у вас будет...

Название: Свой выбор

Автор: niddy

Бета:

Пейринг/Персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой, Дадли Дурсли, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп

Рейтинг: G

Жанр: AU, Action/ Adventure,

Размер: макси

Статус: закончен

Отказ: Все принадлежит Роулинг и волшебному миру.

Аннотация: Как часто мы плывём по течению и не задумываемся, что и зачем делаем. Наш выбор определяют события, обстоятельства, другие люди. Мы не замечаем, что лишены права выбора. Гарри пять лет не видел этого, он слепо шёл туда, куда его направляли. Его судьба была определена с его рождением, но он не готов смериться с судьбой. Он сделал свой выбор. Возможно неправильный, но он сделал его, и теперь ему придётся не только принимать решения, но и отвечать за них.Учитываются лишь первые 5 книг тётушки Ро, взяты некоторые идеи из шестой.