Влюбленный дьявол

Влюбленный дьявол

Мне было двадцать пять лет. Я был капитаном гвардии короля неаполитанского; жили мы в своей компании по-холостяцки: увлекались женщинами, игрой, насколько позволял кошелёк, когда же не представлялось ничего лучшего, вели философские беседы.

Однажды вечером, когда мы сидели за небольшой бутылкой кипрского и горстью сухих каштанов и успели исчерпать все возможные темы, разговор коснулся каббалы и каббалистов. Один из нас утверждал, что это серьёзная наука и что выводы её вполне достоверны; четверо других — самых молодых настаивали на том, что это сплошная нелепость, источник всякого рода плутней, годных лишь на то, чтобы обманывать легковерных и забавлять детвору.

Другие книги автора Жак Казот

Обширный сборник «страшной» французской прозы дает довольно широкую панораму готической литературы. Его открывает неоднократно переводившийся и издававшийся «Влюбленный дьявол» Жака Казота, того самого, который знаменит своим пророчеством об ужасах Французской революции, а завершают две новеллы Ги де Мопассана. Среди авторов — как писатели, хорошо известные в России: Борель, Готье, Жерар де Нерваль, так и совсем неизвестные. Многие рассказы публикуются впервые. Хотелось бы обратить внимание читателей на два ранних произведения Бальзака, которые обычно теряются за его монументальными эпопеями.

Составитель книги и автор вступительной статьи — С. Зенкин, один из крупнейших на сегодняшний день знатоков французской литературы в России; и это может послужить гарантией качества издания.

Сборник включает лучшие «готические» произведения французской прозы прошлого века. Среди авторов: Ж. Казот, С. А. Берту, Ш. Нодье, П. Борель, Ш. Рабу, О. де Бальзак, Ж. де Нерваль, Т. Готье, П. Мериме, Ж. Барбе д’Оревильи, Ж. Буше де Перт, К. Виньон, О. Вилье де Лиль-Адан, Г. де Мопассан. Большую часть сборника составляют тексты, впервые переведенные на русский язык.

В книгу включены новеллы и повести малой французской прозы XVIII–XX веков. Среди них фантастические новеллы Жака Казота, Жана-Франсуа Лагарпа, Жерара де Нерваля, Катюль Мендес, Марселя Эме, романтическая повесть Шарля Нодье. Завершает книгу небольшой роман Жоржа Сименона «Сын».

Французская повесть XVIII века разнообразна по форме и по содержанию, в ней нашли воплощение все литературные направления эпохи — просветительский реализм, сентиментализм, предромантизм.

В сборник вошли произведения великих писателей XVIII века — Монтескье, Вольтера, Руссо и Дидро; таких известных прозаиков, как Лесаж, Мариво, Прево и др., а также писателей менее популярных, но пользовавшихся в свое время известностью и типичных для эпохи — Кейлюс, Вуазенон, Мармонтель, Казот и др.

В сборник, представляющий интересный и самобытный жанр французской литературы, вошли произведения Ш. Перо, М. д'Онуа, А. Гамильтона и других авторов.

Столетняя история французской литературной сказки опрокидывает ходячие представления о классицизме и Просвещении как об эпохах сугубо рациональных, чуждых вымыслу, игре воображения. «Фантастические» и «правдоподобные» произведения не боролись друг с другом, а взаимодействовали и взаимообогащались. Сказка раскрепостила культуру, открыла перед прозой и поэзией новые повествовательные возможности, подспудно подготовила приход романтизма.

Волшебная восточная сказка о принце из Астракана, который дал обет жениться только на фее.

Популярные книги в жанре Ужасы

Эта тихая девочка больше всего любила кормить своих кроликов…

В процессе бросания и ловли животных они проходят определенные стадии. Сначала они нападают, потом сопротивляются, затем приходит покорность, за ней — отчаяние, а потом они умирают..

Рассказ из мистической антологии о кошках «Финт хвостом».

Рассказ был признан Ассоциацией писателей ужасов (Horror Writers Association) лучшим рассказом в 2004 году и получил премию имени Брэма Стокера.

Прежде чем кто-либо начнет читать эту книгу, я бы хотел сказать следующее: я буду делать то, что я захочу. И я буду писать то, что захочу. И буду делать это так, как сочту нужным. Если кому-то не нравится — он может не читать. Но я автор этой книги. Эту книгу я написал. Это мой сюжет. Это мой мир. И я здесь хозяин.

…Что?… На что ты уставился?… Куда ты смотришь?… Куда глядят твои маленькие глаза?… Неужели ты меня видишь?… Это невозможно… Ты же раб… Ты всегда был рабом… И как это не печально — ты навсегда им останешься… Ты не знаешь, кто я?… Не задумывайся об этом… Странно, что я вообще с тобой говорю… Ты ведь всего лишь кукла в моих руках. Я тот, кому ты принадлежишь… Я управляю тобой словно марионеткой, дергая за ниточки твои инстинкты. Я предопределяю планы развития твоей жизни на многие годы. Я проникаю в твой разум и формирую в нем те потребности, которые мне нужно. Ты всегда будешь думать, что это твои желания, но на самом деле это мои желания… Не веришь?… Я управляю твоим разумом через систему твоих же ценностей и стереотипов. Нет, это не твои ценности — это мои ценности. Мои идеалы и идеи, которые я придумываю — они становятся для тебя божествами. Твои стремления — всего лишь невероятно привлекательные, созданные мною, модели счастливого состояния, к которым ты несешься, сметая все на своем пути. Ты не видишь меня. Но моя работа всегда приносит очевидные результаты. Знаешь, что я сейчас сделаю? Я ограничу твои возможности в удовлетворении своих желаний и посажу тебя в клетку. Ты будешь искать способы удовлетворить себя, но эти способы останутся для тебя недосягаемы. Со временем ты дойдешь до такого состояния, когда уже не сможешь ничему сопротивляться. А я буду наблюдать за тобой, отмечая степень твоей полной или неполной кондиции. Я доведу тебя до отчаяния, и ты готов будешь заплатить любую цену, чтобы устранить боль, которая станет для тебя нестерпимой. Ты зациклишься на каком-то конкретном предмете — моем предмете — так, что перестанешь видеть смысл во всей остальной жизни. Когда твое поведение станет очевидно детерминировано, я дам тебе возможность удовлетворить свою жажду. Я поставлю перед тобой барьеры и оставлю единственный путь с наименьшим сопротивлением. И ты пойдешь по нему в нужном мне направлении, потому что все остальное будет для тебя слишком сложным. Ты никогда не увидишь меня и не столкнешься со мной лицом к лицу. Ты никогда не сможешь разглядеть меня в жизнях твоих знакомых и близких людей. Причинно-следственные связи и нити моей системы навсегда останутся для тебя незаметными. Возможно, когда-нибудь ты случайно увидишь мою тень в какой-то структуре. Но я вовремя отвлеку твое внимание и займу тебя чем-то другим. Ты словно малое дитя, которому нужно показать забавную игрушку, чтобы заставить успокоиться, чтобы ты позволил себя одеть. И я одену тебя в ту одежду, которую сам сочту нужным. Ты никогда не поймешь, что я управляю тобой и всей твоей жизнью. Ты даже никогда не задумаешься о моем существовании. Я навсегда останусь для тебя пустотой и растворюсь в окружающем тебя мире. Потому что это мой мир. Ты будешь думать, что меня нет, но на самом-то деле нет тебя. Есть только я, а ты — мой объект, который я создал. Ты — робот, ты — животное, ты — программа. Твоя свобода — это моя внушаемая иллюзия. Не думай, что ты сможешь избежать моих цепких объятий, я поглощу тебя в своей власти. И даже если ты придешь из другого мира — я обязательно встречу тебя. Я найду тебя и превращу в своего слугу. И даже если ты убежишь, я все равно отыщу тебя хоть на краю мира. Здесь все подчиненно мне. И я приду за тобой и интегрирую тебя в свою схему… И даже если ты долгое время по какой-то странной невообразимой случайности будешь где-то оставаться свободным — я вычислю твое местоположение и все равно когда-нибудь за тобой приду… Когда-нибудь я обязательно за тобой приду… Я уже иду…

Впервые я узнал Неудачливую Розали Смит, когда ей было двадцать лет. От прежнего ребенка осталось нечто тонкое и потрепанное, и она уже хорошо познакомилась с одиночеством на дне бутылки виски. Ее волосы были хрупкими от слишком частого окрашивания: ярко-рыжий на прошлой неделе, черный как могила сегодня, пурпурный и зеленый на Марди-Гра. Черты лица у нее были тонкие и слегка хищные, глаза тщательно подведены черным, накрашенные губы приоткрывают острые мелкие зубы. Если бы я мог притронуться к Розали, ее кожа на ощупь была бы шелковистой и слегка сухой, ее волосы были бы как электричество, в темноте скользящее по моему лицу.

Я должна, нет просто обязана рассказать эту историю, потому что очень хочу этого. Думаю к концу моего рассказа вы поймете почему.

Он пришел ближе к полуночи — самое время для посетителей, которые начали занимать столики. Устроился на высоком табурете за барной стойкой и заказал водки.

Я наполнила тяжелый квадратный стакан и молча поставила его перед ним на фирменную салфетку. Но когда он вытащил из кармана кожанки небольшой пакетик томатного сока и добавил его в водку, я сказала:

Она обычная школьница с обычной, ничем непримечательной жизнью. Разнообразие в ее жизнь вносит только вреднющий младший брат. Но на первое апреля она попала в таинственный лабиринт, где обитают странные животные, и где время идет совсем по другому. Кто же посмел так над ней подшутить?

Версия с СИ от 24/09/2010.

Размещено с соглавия автора.

Мрачный и промозглый Париж объят холодной агонией ужаса: кто-то или что-то убивает ни в чем не повинных людей весьма изощренным способом.

Несчастный Пьер – единственный подозреваемый в этом кошмарном деле – из последних сил пытается не только очистить собственное имя, но и сохранить свой самый страшный секрет. Секрет, опускающий на его душу кровавую тень бесчеловечных злодеяний, к которым он не имеет ни малейшего отношения…

Комментарий Редакции:

Детектив в сочетании с мистикой – вот рецепт бессонницы, который заставляет видеть жуткие очертания в желтом свете прикроватной лампы. «Перевернутый шут» напомнит про забытое чувство страха и тревожного ожидания леденящей кровь развязки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хорошая, качественная проза в наше время — редкость. Проза Климонтовича как раз и является такой редкостью.

Впервые повесть была опубликована в журнале «Октябрь» 2000 № 4

Книга американского историка У. Лакера «Черная сотня» — одно из наиболее подробных и аналитически точных исследований правого движения в России от его зарождения до наших дней. Эта уникальная работа, содержащая ценнейший фактический материал, направлена не только в прошлое, но и будущее: автор дает свой вариант ответа на вопрос, который занимает сейчас не только россиян, но и все человечество, — что ждет Россию завтра?

Никки Чендлер никак не может пережить позорного побега своей матери из дому и, пытаясь скрыть свое внешнее сходство с нею, носит мешковатую мужскую одежду, выполняет тяжелую физическую работу на ранчо, сторонится мужчин.

Но ей не удается скрыть под обликом сорванца своей красоты и женственности. Встреча с Леви Кентреллом заставляет ее забыть обо всем: поверить в счастливую любовь, познать счастье материнства.

Юная Джорджи Картерет отправляется в Лондон, чтобы дебютировать в высшем обществе. Во время путешествия она знакомится с виконтом Седжемуром, который с первых же минут критически относится к молодой провинциалке, возмущается ее несветским поведением и вульгарными манерами. Обстоятельства вынуждают героев провести несколько дней под одной крышей. Виконт, полагая, что тем самым он скомпрометировал девушку, теперь должен жениться на ней, чтобы спасти ее и свою репутацию. Но Седжемур пребывает в заблуждении, полагая, что просит руки Джорджи лишь из чувства долга.