Влюбленный бог

Фарид Джасим

ВЛЮБЛЕННЫЙ БОГ

Закат был великолепен.

Розовые облака, красное солнце, наполовину окунувшееся в море, небо полная гамма цветов. Одинокий кораблик, плывущий под треугольным парусом по спокойному морю. Мир, покой, красота.

- Идеальный пейзаж для художника, - проговорил я, глядя в окно. Впрочем, не только для художника, для всех. Но красоту, к сожалению, не все и не всегда замечают.

'Жаль, что завтра этого всего уже не будет' - добавил я про себя.

Другие книги автора Фарид Джасим

Трое юношей удобно расположились вокруг костра. Пламя отражалось от металла их шлемов и плясало на заточенных клинках мечей, сложенных на холодном каменном полу пещеры. Они тянули руки к огню, словно пытаясь ухватиться за один из его неуловимых язычков, и время от времени бросали тревожные взгляды на медвежью шкуру, закрывающую вход в пещеру. Юноши ждали своего четвертого брата, который должен был прийти с минуты на минуту. Напрягая слух, они пытались расслышать звук шагов среди завываний ветра и шума дождя.

Фарид Джасим

НАД МОГИЛОЙ БОГА

Прощай! Настал тот миг, когда мы должны расстаться. Я долго думал раньше, придет ли этот миг когда-нибудь, но свято верил в то, что это невозможно. Мы связаны на веки, мы одно целое. Я думал так и был прав. Но все меняется - и люди, и мир, и боги. Я стал взрослым.

Прости! Я в долгу перед тобой. Ты был нужен, когда я был ребенком и когда я взрослел. Ты был со мной, охранял, помогал, спасал, давал надежду и избавлял от страха. Я благодарен тебе за это, и я буду помнить о твоей помощи всегда.

ФАРИД ДЖАСИМ

СЕРЕБРЯHЫЙ ЛУННЫЙ СВЕТ

"Тот, кто не заполняет свой

мир призраками, остается

один."

Антонио Поркья

Мы познакомились случайно.

Мне было грустно, и я бесцельно бродил по ночному парку. Там я ее и встретил в первый раз. Она улыбнулась и исчезла, не произнеся ни звука. Я стал ее искать, но вокруг никого не было. Я тогда не знал, что она серебрянный лунный свет.

Потом было несколько ночей, когда я приходил на то же место и ждал. Ее все не было и не было. Она пришла лишь на четвертую ночь и, мелькнув среди деревьев, приблизилась ко мне. Улыбнувшись, она погладила меня по щеке и исчезла опять. На этот раз на долго.

Фарид Джасим

ВОЛК И ЦВЕТОК

Солнце клонилось к горизонту, его слабые лучи с трудом пробивались сквозь облака. Был тихий осенний день. Лес, одетый в золото и янтарь, стоял неподвижный и смиренный, ожидая прихода холодов. По лесу тянулась узенькая, едва заметная тропинка, покрытая опавшими листьями. А по этой тропинке бежал волк.

Он бежал к своему логову, уворачиваясь от низких веток и перескакивая через рытвины и ухабы, чтобы отдохнуть перед предстоящей охотой,. Тропа петляла по лесу и вскоре вывела его на небольшую полянку. Тут волк замер, подозрительно принюхиваясь и озираясь по сторонам. Но все было спокойно обычные запахи и звуки леса. Опасности по близости не было. Зверь позволил себе расслабиться и прилег на траву, чтобы отдышаться прежде чем продолжить путь. И вдруг откуда-то из-за спины он услышал тоненький тихий голосок:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Неизвестный человек распространяет бюллетени, в которых рассказывает правду о товарах, опасных для потребителей. Узнав об этом, промышленный магнат Мервин Грей решает найти таинственного издателя и использовать его талант в своих целях.

После того рокового случая мы так ни разу и не появились перед публикой. Нашей, когда-то популярной рок-группе дорога на сцену теперь закрыта практически навсегда.

Тот, кто хотя бы раз испытал миг сценической славы, нас поймет — бацилла этой проклятой лихорадки неизлечима! Поэтому, в надежде на возвращение, мы собираемся иногда все вместе у кого-нибудь из нас дома, чтобы поиграть в свое удовольствие. А перед тем тщательно осматриваем комнату, чтобы в ней — избави бог! — не оказалось какой-либо живности: вроде мухи, таракана, комара. Иначе, если о том станет известно, мы все понесем суровое наказание, вплоть до тюремного заключения, ибо музыка когда-то знаменитого на всей планете «Дископопа», победителя многочисленных фестивалей и конкурсов, обладателя кубка «Музыка века», жестоким буллическим решением Международного экологического суда оказалась под полным запретом для всего живого.

Гюнтер Бейкер вел машину предельно осторожно. Не только потому, что он немец, а немцы, как известно, славятся своей аккуратностью. Внимательность и старание Гюнтера, которые он выказывал за рулем, объяснялись еще и тем, что дорога змеилась по узкому, опасному горному склону, а «фольксваген» был новеньким, купленным всего лишь на прошлой неделе.

Колючая изгородь военной базы «Реттунг»[1] осталась позади, и в смотровое стекло на горизонте стали видны городские постройки.

Со стороны могло показаться, что по широкому карнизу, опоясывающему зимний сад, гуляют друзья. Двое бережно придерживают за локти приятеля, немного перебравшего с хмельным, а еще один идет впереди, время от времени широко улыбаясь редким пассажирам, которые без дела слоняются по всему карантину в одиночку, парами или же со всем своим многочисленным семейством.

Малолетний карапуз носится от стены к стене, его ловят две конопатые девицы постарше, а родители, ласково поглядывая на их забавы, медленно шествуют вдоль прозрачной стены, за которой зеленеет растительность зимнего сада. Пронзительный детский крик — старшие сестры наконец поймали карапуза — бьет по ушам, отдается гулким эхом в пустой голове, но при этом разгоняет искристый туман, который мешал связно лепить мысль к мысли. Наконец извилины понемногу очистились от липкой мути, и вскоре я полностью пришел в чувство. Однако продолжал тупо переставлять ноги, мотал в такт шагам головой, при этом лихорадочно соображая, куда меня ведут эти странные похитители.

     В четверть двенадцатого вечера 6 ноября 1879 года, торопливо сворачивая у старинно-го водохранилища на Пятую авеню с одной из пересекающих ее улиц, я врезался в кого-то, кто двигался мне навстречу.

     На углу было очень темно, так что я не мог разглядеть, с кем имел честь столкнуться. Тем не менее, мой привыкший быстро реагировать ум успел, прежде чем я опомнился от неожиданности, отметить несколько вполне определенных фактов, касающихся того встречного.

Игра шла вяло. Перед каждым из игроков лежало по равной кучке разноцветных фишек, несмотря на то, что шел третий час игры. За столом сидело четыре человека, не больше и не меньше, как и полагается в классическом покере. Все четверо были пассажирами «Тускароры», трансокеанской громадины, делающей свой очередной рейс из Европы в Австралию. Познакомились они на лайнере и уже вечером того же дня засели за столик в дальнем углу малого салона, иногда равнодушно поглядывая на тени танцующих в соседнем зале.

По коридорам, башням и залам загадочного замка носится на мотоцикле Джо. Он знает, что никогда не выходящий из своего кабинета Максимилиан — плод его воображения, но никак не может это ему доказать.

Максимилиан думает совершенно иначе… И замок, и Джо он считает своим творением…

Время — основа бытия. оно вечно, неизменно, постоянно. сия материя состоит из четырех сторон света, двадцати восьми морей, воздуха, людского сознания и соткана искусной мастерицей Судьбой.

Нитки для этого ковра собирались отовсюду, каждая из них терпеливо ждала своей спутницы, ждала долго, понимая, что пропусти всего лишь одну — и рисунок никогда не будет закончен.

Но Судьба терпелива, упорна, настойчива.

Она способна ждать тысячи лет, только чтобы правильно соединить две ниточки в орнамент, не имеющий начала и конца.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гусейн Джавид

Князь

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Князь - статный, с горделивым взором, черноволосый грузин, 40 лет. Жасмен - вторая жена Князя, 22 лет. Лена - дочь Князя от первой жены, 19 лет. Соломон - дядя Князя, 60 лет. Антон - сын садовника, техник, 27 лет. Марго - мать Антона, седоволосая, в национальной одежде, служанка Князя, 50 лет. Шакро - из приближенных Князя, оппозиционер-социалист, 35 лет. Старик немец - без одной руки, 70 лет. Немка - 45 лет. Ее дочь - блондинка, 19 лет. Первый рабочий. Второй рабочий. Крестьянин. Кинто. Сыщик. Гость. Рабочие, полицейские, слуги, музыканты, гости, клиенты и другие.

Гусейн Джавид

Шейда

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Меджид-Эфенди - директор типографии. Ашраф - его сын

Шейда Рамзи Рауф редакторы

Макс Мюллер - немец, художник. Роза - дочь Мюллера. Мария - мать Розы. Масуд - главный наборщик.

Гара Муса Юсиф наборщики

Могильщик, ангел в черной одежде, другие наборщики, музыканты, полицейские и тюремные служители.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Большая комната, принадлежащая дирекции типографии. Одна дверь и два окна комнаты выходят на улицу, слева другая, постоянно открытая дверь ведет в типографию. На стенах висят календари, карты... Справа и слева стулья и столы. На столах - книги, брошюры, журналы, газеты и пр. Конец зимы. Когда открывается занавес, Рауф за столом у окна что-то энергично пишет, светловолосый и чувствительный Шейда, дымя сигарой, задумался, приставив руку ко лбу.

Гусейн Джавид

Шейх-Санан

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Шейх-Кабир - седовласый почтенный богослов, известный своей добродетелью и ученостью, знаток религиозных доктрин. Шейх-Абузар - его приближенный и домоправитель. 3ахра - дочь Шейх-Кабира. Азра - подруга Захры, дочь Шейх-Абузара. Шейх-Санан - ученик Шейх-Кабира, тридцати лет.

Шейх-Хади Шейх-Садра Абулула товарищи Шейх-Санана.

Шейх-Марван - ученик Шейх-Кабира, одноглазый, среднего возраста. Шейх-Наим - товарищ Шейх-Марвана.

РИЧАРД ДЖЭССЕП – представитель среднего поколения писателей, мастеров детективного жанра. Автор множества остросюжетных рассказов, а также романов «Суббота в Шайенне», «Юные не плачут», «Техасский изгнанник», «Месть команчей» и др.